ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ — ANSERIFORMES

СЕРЫЙ ГУСЬ — ANSER ANSER L.

Синоним. Anser cinereus Meyer.

Описание. Самцы и самки сходны по окраске, но самка по размерам меньше. По окраске похожи на домашних гусей. Передняя часть верхней стороны тела буровато-серая, задняя — пепельно-серая, верхние кроющие хвоста белые. Зоб и грудь серые, на груди и передней части брюха черные пятна. Брюхо и подхвостье белые. Бока тела буроватые с белыми поперечными полосами. Верхние кроющие перьев бурые, за исключением мелких, которые окрашены в серый цвет. Первостепенные маховые серые, остальные бурые. Крайние рулевые белые, остальные буроватые, с белыми вершинами. Голова и шея серовато-бурые, ка лбу спереди иногда бывает белая полоска; у птиц, обитающих в болотистых местах, на голове и шее часто бывает ржавчатый налет. Клюв розовый, «мясного» оттенка, с белым ноготком; ноги также разовые. Радужина бурая.

Молодые похожи на взрослых, но без черных пятен на груди и без белых поперечных полос на боках тела; и то и другое появляется у гусей постепенно* после каждой линьки мелкого пера; окончательно взрослый наряд приобретается лишь на четвертом году жизни. Клюв и ноги у молодых часто бывают желтоватыми.

Размеры: крыло 395—520, плюсна 65—90, клюв 47—78 мм. Самки значительно мельче самцов: крыло самцов в среднем 467, самок 447 мм (по Е. П. Птушенко, 1952).

Пуховой птенец в общем зеленовато-желтый с более темной спиной (несколько буроватой) и более светлым брюшком (беловатым). Клюв и ноги темно-красные.

Вырастая, птенец сереет и в то время, когда у него начинают отрастать перья, приобретает почти чисто серую окраску.

Вес гусей из Казахстана (по имеющимся данным) таков (в г): март, Илийская долина, самец 3800, самки 3000 и 3600; апрель, район Караганды, самец 3000, самка 2600; низовья Иргиза, самка 3300; Ладыженка (к югу от Атбасара), самцы 2800, 3500, 3550; самка 2450; озеро Мокрое (к СВ — от Кустаная), самцы 3200, 3400; май, район Караганды, самки 2700, 2800; низовья Тургая, самцы (3) 3400—4100 (среднее 3166); июнь, район Караганды, самки 2700—2800; июль, район Караганды, самки 2600 и 2700, молодой — 2500; Зайсан, самец 3500, самка 2600; август, район Караганды, самец 2700, самка 2700, молодой — 2600; Зайсан, самцы 2500 и 2600; озеро Коскуль (к северу от Улутау), самка 3300; сентябрь, район Караганды, самка 3350; Зайсан, самки 2900 и 3800; Бийлюкульские озера, самцы (5) 2780—3400 (среднее 3076), самки (3) 3250—3650 (среднее 3500); низовья Чу, озеро Борулхе, молодые этого года 2900 и 3100; озеро Шоиндыкуль (к западу от Кургальджина), самцы 2000 и 3150; октябрь, район Караганды, старые птицы (3) 3250—3500 (среднее 3333), молодой 2900.

Вес пуховиков трех-четырехдневного возраста около 100 г (22 мая, озеро Байтак в низовьях Тургая).    

Яйца слегка желтоватые или зеленоватые. Длина их 80—95, поперечник 51— 65 мм. Вес свежеснесенных яиц в одной кладке около 177 г (вес четырех яиц 710г, окрестности Иргиза); в другой кладке вес яиц 158, 161 и 171 г (среднее 163 г, окрестности Иргиза); вес яиц одной кладки с озера Кургальджин 166, 174, 178, 180 и 183 г.

Гнездится по всей Европе, в значительной части Сибири, в Средней и Передней Азии, в Кашгарии, Джунгарии, Монголии и северной половине Китая. На сев)ер в Европе идет до Карелии, Вологды, Туманской тундры, а в Сибири — до низовий Оби, Нарымского края, 55° с. ш. на Енисее и далее на этой же широте — до Уссурийского края. Во многих густо населенных местах отсутствует.

В Казахстане распространен почти повсеместно. Как гнездящаяся птица обычен в Волжско-Уральских степях и по озерам пустынь а также в дельтах Волги и Урала. Широко распространен по озерам лесостепной и степной зон, где местами и в настоящее время многочислен. Гнездится на всех крупных озерах-морях пустынной зоны (на Аральском море, Балхаше, Алакуле, Зайсане и др.), а также в низовьях впадающих в них рек; местами гнездится и в среднем течении рек (на Или, Сыр-Дарье и на др.) и по относительно небольшим озерам. Идет на гнездовье высоко в горы. Гнездится в области Марка-Куля на Алтае (1500 м), в верховьях Кегени и Текеса (1800—2000 ж), но в большинстве горных хребтов отсутствует, не находя подходящих условий обитания. Точно также нет его на обширных пространствах пустынь, лишенных подходящих для гнездования водоемов. Так, серый гусь не гнездится на Устюрте, в Бетпак-Дале и подобных местах. Численность гуся, хотя и значительно сократилась, но во многих местах еще достаточно высока, а в некоторых районах Актюбинской, Кустанайской, Северо-Казахстанской, Кокчетавской, Акмолинской и Павлодарской областей он гнезднтся в очень большом числе. Также многочислен на Зайсане, на озерах Алакульской котловины, местами в дельтах рек, впадающих в Балхаш, в низовьях Чу и Сыр-Дарьи.

На пролете многочислен во всех подходящих местах как весной, так и осенью. Как правило, нигде в Казахстане не зимует, но иногда небольшие стаи гусей в теплые зимы остаются кое-где по низовьям Арыси и Келеса и на Сыр-Дарье, близ устьев этих рек.

В Казахстане наиболее типичным местом гнездования серого гуся являются пресные озера с зарослями тростника, рогоза и камыша. Точно также гнездится он в поймах рек и на мокрых лугах, на заболоченных местах и и п. В большинстве случаев гнездится поодаль от человека, однако нередки случаи, когда гнезда гусей располагаются в непосредственной близости от аулов и деревень. На пролете встречается по долинам рек и степным озерам, часто на жнивье. Зимой в южных частях Казахстана придерживается рек и незамерзающих участков озер, а также разливов сбросовых вод.

Сильная, энергичная птица, умеющая постоять за себя. От нападения пернатых и четвероногих хищников защищается, нанося резкие удары крыльями. Из врагов наибольшую опасность для гуся представляет волк.

Рис. 104. Распространение серого гуся в Казахстане: 1—гнездование, 2—пролет весной, 3—пролет осенью

Рис. 104. Распространение серого гуся в Казахстане: 1—гнездование, 2—пролет весной, 3—пролет осенью

Общественная птица: вне периода размножения всегда держится стаями. Гнезда гусей зачастую располагаются, относительно неподалеку друг от друга и при появлении врага птицы громкими криками как бы сигнализируют об этом соседям. В стаях же всегда имеется одна или несколько сторожевых птиц, извещающие остальных об опасности громким криком и взлетающие первыми. Летают быстро, хотя крыльями взмахивают относительно редко. Скорость полета, по Б. К. Штегману (1949), около 90 км. Во время пролета стаи выстраиваются клином или шеренгой. По земле хорошо ходит и довольно быстро бегает. Плавает легко, но ныряет редко, только спасаясь от опасности или раненый. С другими дикими гусями смешивается очень редко, но охотно подсаживается к домашним гусям. Голос — всем известное гоготание.

Исключительно растительноядная птица. Весной кормится как на озерах, где поедает побеги различных водяных растений, так и на земле — всходами трав и озимых посевов. В период размножения почти полностью переключается на питание водными и околоводными растениями — различными луговыми злаками, листьями и побегами тростника и рогоза, ряской, рдестами и т. п., Излюбленной пищей являются плоды рдестов, в частности Potamogeton pectinatiis на озерах Наурзумского заповедника плоды этого растения к концу июля были целиком уничтожены гусями (наблюдения А. Н. Формозова, 1949). Молодые гусята питаются также водяными растениями, избирая наиболее нежные их части. После подъема молодых на крыло гуси для кормежки совершают правильные перелеты, посещая хлебные поля, пары, степные и мелководные участки. На полях подбирают всевозможные семена диких растений, но явно предпочитают культурные злаки, особенно просо и пшеницу. Кроме того, кормятся всходами озимых. Гуси очень прожорливы и кормятся обычно два раза в сутки, по зорям.

Рис. 105. Серый гусь

Рис. 105. Серый гусь

Весной прилетают очень рано, когда огромное большинство водоёмов еще подо льдом, много снега и имеются лишь небольшие проталины. В Казахстане в ряде мест первые гуси появляются уже в последней трети февраля. В это время они прилетают в устья Урала, в низовья Сыр-Дарьи, а в некоторые годы и в Илийскую долину и дельту Или. В первой половине марта гуси прилетают в степи около Актюбинска, на низовья Иргиза и Тургая, появляются на острове Барса-Кельмес (Аральское море); в начале марта обычно прилетают в Илийскую долину и дельту Или. Второй половиной марта датируется прилет под Уральском, на Кургальджине. на Зайсане. В конце марта зафиксирован прилет гусей в дельте Аягуза, у Семипалатинска. В начале апреля появляются в Наурзуме, у Джамбейты, близ Павлодара. Наиболее поздний прилет гусей — в Северном Казахстане, где они в нормальные весны прилетают 7—12 апреля. Появление гусей сильно зависит от хода весны. Так, у г. Аральска гуси иногда появляются около 10 марта, но в некоторые годы — только 8 апреля (1954 год, наблюдения В. А. Грачева). В том же 1954 г., характерном необыкновенно поздней весной, гуси появились на озере Саумалкуль (в 100 км к востоку от Караганды) лишь 4 апреля (наблюдения С. Г. Панченко), обычно же прилетают сюда недели на две раньше. Подобное явление отмечается и для других мест.

Валовой прилет начинается через семь-десять дней после появления передовых стай и обычно длится около двух недель, после чего количество пролетающих гусей заметно уменьшаете^. В большинстве районов Казахстана пролет длится, считая от первого появления и до полного затухания, около месяца.

^Летят гуси стаями, которые выстраиваются преимущественно клином, реже — шеренгой. Высота полета очень различна и зависит главным образом от двух причин: от степени опасности места, над которым пролетают гуси, и от погоды. Так, над городами они летят обычно очень высоко, значительно выше, чём в малонаселенных местностях. В ясную погоду летят выше, чем в пасмурную и деждливую; встречный ветер особенно «прижимает» пролетающих птиц, и тогда они летят, едва не задевая за тростники. На пролете часто кричат. Стаи пролетных гусей состоят из разного количества птиц, начиная от нескольких штук и кончая сотнями. Во время остановок на кормных местах зачастую стаи собираются вместе, и тогда образуются скопления тысяч птиц — одно из эффектнейших зрелищ в степной зоне Казахстана.

Гуси прилетают, уже разбившись на пары, и вскоре по (Прилете занимают гнездовые места. Для постройки гнезд избираются сухие гривы, бугры, сплавины, купаки; чаще же всего гнезда располагаются среди тростника. На островах Аральского моря гнездятся среди тамарисков). В настоящее время гнезда часто находят на хатках ондатры.

В. Н. Шнитников (1949) приводит сообщение Ефима Ермолаева о том, что в дельте Аягуза гуси нередко гнездятся на турангах: нам случаи расположения гнезд гусей на деревьях неизвестны (Сообщение кажется маловероятным, так как в дельте Аягуза нет туранги. Там же, где туранги довольно много (например, в дельте Или), нам никогда не приходилось слышать о гнездовании гусей на деревьях.). К постройке гнезда гуси приступают когда снег уже почти полностью сойдет, а большинство озер освобождается от льда. Гнезда строятся из стеблей и листьев различных водных растений, главным образом из тростника. Само гнездо представляет собой цилиндрическое сооружение с почти точно круглым лотком. При этом в гнезде хорошо выделяются два слоя — очень небрежно сделанный наружный слой и более тщательно— внутренний составляющий собственно гнездо, тогда как наружный слой является как бы опорой для него. Размеры гнезд различны. В Илийской долине найденные Е. Л. Шестоперовым (1929) гнезда представляли солидную цилиндрическую кучу, которая возвышалась над водой на 100—120 см. Эти гнезда располагались на воде. С. Г. Панченко были измерены гнезда, расположенные на сухих бугорках: их диаметр был около 60 см, при диаметре лотка в 30 см и глубине его в 6 см. Им же были измерены гнезда, помещающиеся на воде, при глубине ее, равной 75 см. Диаметр гнезда был около 85 см при диаметре лотка в 25 см и его глубине в 8 см. Эти гнезда были найдены на озерах Чушкакуль и Саумалкуль в Карагандинской области. Размеры трех гнезд, измеренных нами в низовьях Иргиза и Тургая и помещавшихся на воде, следующие: диаметр у основания 80, 90 и 100 см, диаметр лотка 18, 20, 22 см, глубина лотка 8, 10,8 см, собственно гнездо (его внутренний слой) имело диаметр 25, 40 и 50 см. Лоток довольно тщательно выстилается прошлогодними мягкими листьями тростника и камыша, а также пухом птицы. В тех местах, где гусей мало, гнезда располагаются очень далеко друг от друга. В местах, где гуси многочисленны, гнезда, напротив, располагаются относительно неподалеку. Так, в окрестностях Иргиза найденные нами гнезда помещались в 100—200 м одно от другого и тревожные крики одной пары служили сигналом опасности для другой. В Илийской долине, по наблюдениям Е. Л. Шестоперова (1929), гуси образуют нечто вроде колоний, и расстояние между гнездами в отдельных случаях не превышает 10 шагов. О подобных колониях в низовьях Сыр-Дарьи упоминают Е. Л. Спангенберг и Г. А. Фейгин (1936). В начале кладки, когда тростники еще сухие, гнезда хорошо видны издали, но по мере подрастания зеленого тростника находить их все труднее.

Рис. 106. Гнездо серого гуся. Озеро Кармаккуль в низовьях Тургая. Фото И. Долгушина.

Рис. 106. Гнездо серого гуся. Озеро Кармаккуль в низовьях Тургая. Фото И. Долгушина.

О времени откладывания ниц мы располагаем следующими данными. В низовьях Сыр-Дарьи свежеотложенные яйца Е. П. Спангенберг и Г. А. Фейгин (1936) находили уже с середины марта, но кладка здесь сильно растянута и гнезда с яйцами можно найти еще в начале мая. На острове Барса-Кельмес (Аральское море) М. И. Исма-гилов и Е. П. Васенко (1950) первые кладки гусей находили в 1942 г.

17 апреля, в 1943 г.—21 апреля и в 1944 г.—7 апреля. Массовую откладку яиц на Чушкакульских озерах, в низовьях Бугуни, наблюдал Н. А. Зарудный с 12 по 22 апреля; большинство яиц было свежими, но попадались и насиженные кладки (всего было найдено больше 40 гнезд!). У северного берега Аральского моря А. П. Кузякин нашел гнездо со свежими яйцами 13 мая. В. Н. Бостанжогло (1911) в этом же районе находил гнезда с птенцами накануне выклева в первой трети мая. На средней Эмбе и в низовьях Иргиза кладка гусей начинается, по наблюдениям П. П. Сушкина (1908), во второй половине апреля, а в некоторые годы—даже в конце марта (опросные данные). В низовьях Иргиза мы нашли два гнезда гусей 1 мая. В одном из них яйца были совершенно свежие, в другом уже насижены (одно яйцо насиживалось уже около недели, два других — не больше трех-пяти дней).

Гнездо, найденное на озере Кармак-куль в низовьях Тургая 16 мая содержало уже сильно насиженные яйца. В низовьях Илека, по данным Н. А. Зарудного (1888), первые яйца встречаются с конца апреля. В устье Урала кладка с яйцами примерно десятидневной насиженности была найдена в середине апреля.

В Илийской долине Е. Л. Шестоперов (1920) находил полные кладки со свежими яйцами 10—11 мая; им же 13 апреля найдено одно гнездо, где яйца были с вполне сформированными птенцами. В дельте Или, по Б. К. Штегману (1949), полные кладки бывают в середине апреля. Здесь В. А. Грачевым 15 апреля найдено гнездо с двумя свежими яйцами, а нами добыта гусыня с яйцом, готовым к сносу 28 апреля. В дельте Аягуза А. М. Никольский (1888) 16 мая нашел кладку с сильно насиженными яйцами.

На Зайсане гнездо со свежими яйцами И. Ф. Самусев нашел 22 апреля. На Кургальджине Н. П. Серов добыл гусыню с яйцом, готовым к сносу, 17 апреля. Такую же гусыню добыл С. Г. Панченко на Саумалкуле (к востоку от Караганды) 5 мая. Гнезда с яйцами, только лишь начатыми насиживанием, он же находил на Чушкакуле (к юго-западу от Караганды) 12 мая. В Наурзуме А. В. Михеев (1938) гнезда с яйцами находил в первых числах мая.

В Северном Казахстане, в районе Пресновки (к западу от Петропавловска), гнезда с насиженными яйцами Е. И. Страутман находил 20—23 мая.

Из этих немногочисленных данных можно сделать следующие выводы. Во-первых, откладка яиц начинается на юге Казахстана значительно раньше, чем на севере: в низовьях Сыр-Дарьи массовая кладка яиц идет в начале апреля и даже в конце марта, на Или — в середине апреля, у Караганды — в начале мая и в Северном Казахстане — в десятых числах мая. И во-вторых — откладка яиц в одной и той же местности сильно растянута.

Количество яиц в кладках различно—от трех до девяти. Большей частью кладки в южной половине Казахстана содержат четыре-пять яиц, но здесь находили кладки и в девять яиц. В северной половине Казахстана количество яиц в кладке чаще всего четыре-шесть, сравнительно часты кладки в семь-восемь яиц.

Насиживает яйца самка, но самец постоянно находится поблизости от гнезда и является чрезвычайно бдительным сторожем. Гусыня покидает гнездо на время кормежки и очень ненадолго; оставляя гнездо, она прикрывает яйца листьями и пухом. Насиживание длится 27—28 дней.

О времени появления молодых и росте птенцов данные для Казахстана таковы. В районе Туркестана Н. А. Зарудный 7 июня наблюдал птенцов ростом со взрослую самку, но с махами еще в пеньках; 16 июня молодые здесь уже летали. В низовьях Сыр-Дарьи 23 июня Е. П. Спангенберг добыл молодую ростом с крякву. На острове Барса-Кельмес (Аральское море) первые гусята наблюдались М. И. Исмагиловым и Е. П. Васенко (1950) в конце апреля — начале мая (в 1944 году —21 апреля); в конце июня молодые уже летают. Летающих молодых на Аральском море Н. А. Зарудный (1916) видел 25 июня. В дельте Или совсем маленьких пуховичков В. Н. Шнитников (1949) видел 19 мая и 1 июня. Мною первые пуховики отмечены здесь 16 мая, но уже 18 мая наблюдались птенцы примерно недельного возраста. Много выводков с пуховыми птенцами наблюдалось в начале июня. Б. К. Штегман (1949) также говорит о появлении пуховых птенцов в конце мая— начале июня. Однако В. А. Грачев наблюдал молодых, величиной уже с чирка, 30 мая. В дельте Аксу В. Н. Шнитниковым (1949) пуховички наблюдались 16 мая, а на Алакуле О. Финш (1879) отметил их появление 9 мая.

На Зайсане И. Ф. Самусев с 19 по 31 мая наблюдал много выводков, в которых были как совсем еще маленькие пуховички, так и птенцы величиной с крякву; с этим сходятся и наблюдения Г. И. Полякова (1914). Последний 23—24 июня отметил здесь много выводков гусей, в которых были различного размера молодые — от размеров кряквы до величины белолобой казарки. По наблюдениям И. Ф. Самусева, птенцы достигают размеров взрослых птиц и оперяются к 8—15 июля, но летными становятся лишь к началу августа.

В низовьях Тургая пуховичков в возрасте 1—2 дней (весом в 100 г) мы видели 22 мая; на крыло молодые поднимаются здесь, по наблюдениям П. П. Сушкина (1908), в первой половине июля.

В Волжско-Уральских степях И. Б. Волчанецкий (1937) видел гусят величиной с чирка во второй половине июня. В районе низовий Илека молодые поднимаются на крыло в первых числах июля (Н. А Зарудный, 1888).

На озерах Наурзума, согласно наблюдениям А. Н. Формозова (1937, 1949), А. В. Михеева (1938) и А. Р. де-Ливрона (1938), первые пуховички появляются 22—27 мая. К середине июня птенцы достигают половины величины взрослой птицы, а к середине июля по размерам не уступают старикам, но имеют маховые, отросшие лишь наполовину. Подъем па крыло отмечен во второй половине июля.

На Кургальджине первых пуховичков наблюдал С. Д. Лавров (1930) 27 мая. Мы 31 мая—2 июня наблюдали здесь молодых в возрасте недели — десяти дней. Летающих молодых М. И. Владимирская и А. А. Меженный (1952), а также Б. В. Муханов отметили с 24 июля, но в это время здесь, по наблюдениям Б. В. Муханова, можно нередко встретить крупных, но еще нелетных молодых, а в некоторых случаях и пуховиков.

В Центральном Казахстане, на озере Чушкакуль (к юго-западу от Караганды), первых пуховичков С. Г. Панченко отметил 25 мая, но совсем еще маленькие пуховпчки наблюдались им вплоть до 10 июня, когда большая часть молодых была размером с чирка. На озере Тассуат (к западу от Караганды) мы видели пуховиков величиной с кулак 10 июня. На озере Саумалкуль (к востоку от Караганды), по наблюдениям С. Г. Панченко, 22—26 июня большинство птенцов было с крякву, но встречались еще и совеем небольшие пуховички. В этом районе большинство молодых достигает размера взрослых к 20 июля и уже к концу июля — началу августа поднимается на крыло.

В северных частях Казахстана, в районе Пресновки (к западу от Петропавловска), Е. И. Страутман первых пуховичков видел 25 мая, а на озере Чаглы М. А. Кузьминой 1 июня наблюдались птенцы трех-четырехдневного возраста.

Выводки гусей держатся на озерах среди тростниковых зарослей. Как самка, так и самец находятся первое время при молодых неотлучно. При опасности молодые или затаиваются в тростниках, или спасаются, ныряя; вообще пуховики ныряют относительно часто, значительно чаще, чем взрослые птицы. Когда молодые оденутся перьями, у старых птиц начинается линька маховых, причем самцы линяют несколько раньше самок. В это же время или немногим раньше начинают линять и яловые, не гнездившиеся в этом году гуси. Так как у гусей половая зрелость наступает лишь на третьем году жизни, а у некоторых, быть может, и ка четвертом, то процент не гнездящихся гусей достаточно велик. Эти яловые птицы все лето держатся стайками и ко времени линьки концентрируются на определенных кормных озерах большими сваями. К ним частично присоединяются и самцы от выводков; часть самцов и самок, принимавших участие в размножении влияет при выводках; Во время линьки выводки гусей держатся чрезвычайно скрытно, в самых глухих и труднодоступных частях озер. В степной зоне Казахстана, начиная от Волжско-Уральских степей на западе и кончая Прииртышскими степями на востоке, линька у гусей начинается с первых чисел июня, иногда даже с конца мая. В это время птицы утрачивают способность летать, держатся очень осторожно, скрытно. В большинстве мест гуси вновь поднимаются на крыло в последних числах июля. К этому времени начинают летать и молодые этого года, и наступает осенняя жизнь гусей, которая продолжается до времени отлета.

Места концентрации гусей на линьку выяснены в Казахстане еще далеко не достаточно. Ими являются, в частности, озера по низовьям Иргиза и Тургая, (особенно озеро Айкуль), озера Кургальджин, Чаглы, озера на северо-востоке Павлодарской области (Бычье, Грань, Пряник, Макартуха и др.), озеро Сасыккуль и, вероятно, многие другие. Очень много гусей скопляется на линьку в дельте Волги. Особенно значительными бывают здесь скопления казахстанских гусей в годы низкого уровня воды в степных озерах, когда многие из них оказываются непригодными для проведения линьки. Значительный интерес представляют данные кольцевания линных гусей в Астраханском заповеднике. Окольцованные здесь в июле 1930—1939 гг. птицы были затем добыты в Денгизском районе Гурьевской области (т. е. в дельте Волги) в сентябре, на озере Сакрыл (Западно-Казахстанская область)—в июле» на озере Челкар (близ Уральска)—в апреле, на озере Кушмурун (Кустанайская область)—в сентябре, на озере Большой Тарангул (Северо-Казахстанская область)—в октябре, в Аральском районе — в мае и в окрестностях Казалинска, Кзыл-Ординской, области— в апреле (Птицы добывались после кольцевания в разные сроки — от нескольких  месяцев до нескольких лет. Так, гусь, окольцованный 15 июля 1931 г., был добыт на озере Челкар у Уральска в апреле 1939 г., т. е. почти через восемь лет.). Эти данные показывают, что территория, с которой собираются птицы в дельту Волги для проведения линьки, весьма значительна. С другой стороны, очевидно, что места линьки непостоянны. Так, окольцованный на линьке в дельте Волги гусь был затем добыт на линьке же на озере Сакрыл в Западно-Казахстанской области, а другой — на озере Каракуль (Убаганский район Челябинской области), также на линьке.

Гусь, окольцованный на озере Пряник (граница Павлодарской области с Новосибирской), в июле 1937 г. был добыт неподалеку—на озере Каракуль (Павлодарский район) в апреле 1940 г.

Наиболее характерной особенностью жизни гусей осенью являются их перелеты на кормежку. Отдельные семьи гусей, а чаще стаи их (которые чем дальше, тем становятся больше), вечером незадолго до заката солнца, поднимаются с озер и летят на кормежку, обычно за 3—5 км от озера, но в некоторых случаях и значительно дальше—до 15 км. Кормятся они преимущественно на хлебных полях (предпочтительнее на посевах проса и пшеницы, а на юге — риса). Ночью птицы вновь возвращаются на озера или ночуют на отмелях рек. Перед восходом солнца, еще в полутьме, гуси снова летят на кормежку, откуда возвращаются на озера часов в 7—9 утра. На озерах отдыхают, а также и кормятся различными водными растениями, особенно ряской и рдестами. Поздней осенью гуси часто летают на посевы озимых. Вышедшие из линьки птицы очень худы и особенно прожорливы, поэтому кормятся почти все время, за исключением короткого времени сна. Косяки, часто насчитывающие по 100—200 и более гусей, с непрерывным гоготанием летящие на кормежку, — одна из характернейших картин осеннего времени в степях Казахстана.

Данные о ходе осеннего пролета для Казахстана еще далеко недостаточны. Отлет в большинстве мест начинается сравнительно рано, еще в начале сентября, но наибольшей силы пролет достигает в последних числах этого месяца и в октябре. Так, между Усть-Каменогорском и Семипалатинском П. П. Сушкин (1938) наблюдал выраженный пролет гусей в конце сентября, но у Семипалатинска, по многолетним наблюдениям В. А. Селевина (1930), валовой пролет проходит в октябре, иногда занимая и первую декаду ноября; последних гусей здесь иногда наблюдают еще в середине ноября (в 1925 г.—18 ноября). На Зайсане, по данным И. Ф. Самусева, пролет идет в основном в октябре и заканчивается к его концу, но иногда гуси задерживаются до начала ноября (в 1949 г. последние — 8 ноября). На Кургальджине, по наблюдениям Б. В. Муханова, валовой пролет проходит в октябре и кончается с замерзанием озер, т. е. в конце октября — начале-ноября; с этим совпадают наблюдения М. И. Владимирской и А. А. Меженного (1952), отметивших последних гусей 24 октября. С. Г. Панченко на Саумалкуле (к востоку от Караганды) наблюдал начало пролета в середине сентября. Наибольшей силы пролет достиг к 10 октября, после чего пошел на убыль; последние гуси наблюдались 24 октября. А. В. Михеев (1938) для Наурзума датирует начало пролета серединой октября. В Волжско-Уральских песках, у пос Нового-Уштагана, Ю. М. Ралль наблюдал пролет гусей в конце октября, а В. Н. Бостанжогло (1911) для низовий Урала считает срок пролета с сентября до половины октября. На Аральском море, по наблюдениям

В. А. Грачева, валовой пролет гусей проходит в октябре, но отдельные стайки задерживаются иногда очень долго — до конца ноября. На Или пролет их проходит в октябре и обычно полностью заканчивается к началу ноября, изредка—к середине этого месяца.

Массовые скопления гусей осенью, начиная с конца сентября, наблюдаются на озерах Алакульской котловины. Огромное количество этих птиц, в основном серых гусей и, частично, гуменников, держится здесь до декабря, а иногда и более продолжительное время, в зависимости от того, когда озера покроются льдом. Гуси ежедневно летают кормиться на поля, иногда очень далеко — за 20—30 км, где собирают опавшие после уборки зерна. В тихую погоду эти перелеты совершаются на большой высоте, но при ветре птицы летят низко и в это время в немалом количестве добываются стрельбой из ружья.

Будучи многочисленными во многих районах, гуси играют существенную роль как объект охоты. Местами, особенно в степной зоне Казахстана, могут иметь промысловое значение, так как осенью рядовой охотник здесь добывает за зорю пять-десять и более гусей; в это время гуси имеют вес в среднем около 3 кг. Как объект спортивной охоты, гусь — один из наиболее заманчивых трофеев среди наших охотничьих птиц; охота на него в большинстве случаев требует большой сноровки, терпения и эмоционально очень насыщена.

Осенью в ряде случаев вредит посевам зерновых. Иногда этот вред очень ощутителен, особенно в северных областях Казахстана, где гусей в некоторые годы бывает огромное количество. В таких случаях бывает необходимо организовать отстрел гусей: осторожные птицы после двух-трех вечеров охоты перестают прилетать на поля.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделитесь информацией с друзьями

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: