ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ — ANSERIFORMES

ОГАРЬ — Т ADORN A FERRUGINEA PALL.

Синонимы: Tadorna rutila Pall., Casarca ferruginea Pall.

Описание. Большая часть оперения взрослой птицы рыжая, верх головы соловый,, поясница и верхние кроющие хвоста черные, хвост черный, с зеленоватым отливом. Первостепенные маховые черные, второстепенные с блестящими зеленоватыми наружными опахалами, образующими на крыле зеленое зеркальце. Верхние кроющие крыла белые.

У самца на шее черное кольцо, отсутствующее у самки. Последняя вообще значительно светлее и белесее. Клюв и ноги черные, радужина бурая.

Молодые окрашены сходно с самкой, но тусклее; кроющие крыла сероватые.

Размеры самца: крыло 350—400 мм, хвост 150—170 мм, плюсна 57—63 мм, клюв 43—48 мм, самки: крыло 310—365 мм, хвост 140—160 мм, плюсна 53—61 мм, клюв 43—43 мм.

Вес огарей из Казахстана (г): март, Илинская долина, самцы 1400 и 1500,. самки 1150 и 1280; апрель, дельта Волги, самцы 1200—1500 (среднее 1320); Кургальджин, самец 1600; дельта Или, самец 1360; май, район Караганды, самец 1500, самка 1500; июнь, район Караганды, самцы (4) 1260—1400 (среднее 1315), самки (3) 925—1000 (среднее 950); июль, район Караганды, самка 1100, молодые (5) 780— 960 (среднее 885); август, район Караганды, самцы 1260 и 1360, молодой 1000; Таласский Алатау, самец 1380; сентябрь, район Караганды, старые птицы 1310 и 1450; Кургальджин, самец 1600; озеро Коскуль (к северу от Улутау), самки 1125 и 1250; дельта Или, 1250; Бийлюкульские озера, самец 1210; октябрь, дельта Волги, самцы (15) 1200—1600 (среднее 1360), самка 1100.

Пуховой птенец похож на птенца пеганки, но окраска верхней стороны его несколько светлее, а нижняя сторона, наоборот, темнее.

Яйца светло-серо-зеленые; длина их 61—72 мм, поперечник 45—49 мм.

Основная область гнездования огаря занимает юг Европы, Малую, Переднюю, Среднюю и Центральную Азию, Казахстан и южные части Сибири. На восток доходит до Приамурья, на запад — до Греции и причерноморских частей Болгарии и Румынии, на юг — до Трансиордании, Ирака, юга Ирана, Гималаев, Алашани, на север — до юга Украины, Камышина на Волге, Ачинска, Байкала, Благовещенска. Кроме того, изолированное гнездование известно для юга Испании и Малой Африки.

Зимует преимущественно в низовьях Нила, на Эгейском море, в Передней и Малой Азии, в Аравии, Пакистане, Индии, Бирме, Китае, а также на юге Испании и в Малой Африке. В небольшом числе зимует на южном берегу Каспия и в южных частях Средней Азии, а также кое-где в Казахстане.

В Казахстане огарь распространен очень широко, но до северных частей республики не доходит, и здесь проходит граница распространения этого вида на значительном протяжении. Эта граница выяснена еще очень плохо. Между Волгой и Уралом огарь вообще довольно редок и, по-видимому, к северу идет только до Камыш-Самарских озер и Калмыкова.

Рис. 118. Распространение огаря в Казахстане: 1—гнездование, 2—зимовки, 3—пролет весной, 4—пролет осенью.

Рис. 118. Распространение огаря в Казахстане: 1—гнездование, 2—зимовки, 3—пролет весной, 4—пролет осенью.

Восточнее сравнительно обычен в степях по Илеку, Хобдам и Утве. К югу отсюда гнездится в дельте Волги, в прибрежной части Северного Каспия, на Бузачах и Мангышлаке, а также в степях и пустынях у Устюрта. В верховьях Иргиза гнездится до границ Казахстана, а далее его граница проходит приблизительно по линии, проведенной от верховьев Тобола на озере Кушмурун; надо заметить, что неоднократно огарь был находим и севернее — у Кустаная, но никакими данными о его гнездовании здесь мы не располагаем. К югу отсюда гнездится повсюду в бассейнах Эмбы, Иргиза и Тургая, но в большинстве мест немногочислен. Далее северная граница идет к озеру Чаглы, где огарь редок, и к озерам Селетыденгиз и прилежащим к нему. На Иртыше и далее к востоку доходит до границ Казахстана, но всюду редок и встречается спорадично. К югу отсюда становится обычным лишь в районе Кургальджи-иа, Караганды и Семиярской на Иртыше. В южной половине равнинного Казахстана — от Аральского моря и Сыр-Дарьи через Причуйскиз и Прнбалхашские районы до Зайсана—обыкновенен, а местами и многочислен. В Казахстане гнездится повсюду в горах. На Алтае найден на Марка-Куле, у Зыряновска, в Нарымском и Курчумском хребтах; здесь идет вверх по крайней мере до 1500 м над ур. м. (высота Марка-Куля). О гнездовании огаря в Сауре и Тарбагатае известно только, что в Чиликтинской долине он обыкновенен. В Тянь-Шане гнездится на многих горных озерах (Иссык и Большое Алматинское и Заилийском Алатау, озеро Тузкуль (Борудобасун) близ Хан-Тенгри, озеро Кызульген в Таласском Алатау и др.). а также в долинах некоторых горных рек (Кегень, Текес и др.). Поднимается в горы высоко— до 3000 м, может быть и выше.

Огромное большинство огарей на зиму отлетает, но большие группы их остаются зимовать в южных районах Казахстана, к югу от Чимкента. Кроме того, отдельные пары зимуют поблизости от Джар-кента и в низовьях Чарына.

Рис. 119. Огарь.

Рис. 119. Огарь.

В соответствии с широким распространением в разных ландшафтных зонах, а также с широким распространением его в горах, огарь гнездится в самых разнообразных условиях. В степях он располагает гнезда поблизости от озер и рек. При этом предпочитаются озера, слабо заросшие надводной растительностью, но иногда огарь гнездится поблизости сильно заросших озер; в этом случае многочисленным он не бывает. Соленость воды для огаря не играет роли, и он гнездится как у пресных, так и у солоноватых и соленых озер. В пустынях гнездится близ постоянных озер и у временных лиманов. На Мангышлаке, в Каратау, отдельные пары гнездятся у дождевых ям — водоемов, имеющих от 5 до 20 ж в поперечнике. В горах гнездится как близ крупных озер, например Марка-Куля, так и близ очень небольших, а также близ рек с относительно спокойным течением. Близость леса не мешает гнездованию, но в сплошной тайге не гнездится и, видимо, по этой причине, отсутствует в верховьях Убы и Ульбы на Алтае.

Разнообразно и место расположения гнезда. В Казахстане в большинстве случаев гнездится в старых норах сурков, лисиц, корсаков, степных кошек, барсуков, а также в провалившихся могилах. В норах гнездится на равнине и в горах. Реже гнезда располагаются в трещинах и расщелинах обрывистых берегов и в щелях между камнями.

В. Н. Плотников (1893) говорит о гнездовании в логовах волков (для Чиликтинской долины). Значительно реже гнездится в дуплах туранги (наблюдения Корелова (1948) в Сары-Чагане, Илийская долина) и тополей на Черном Иртыше и на Иртыше у Подпуска (наши наблюдения). М. И. Исмагилов и Е. П. Васенко (1950) на острове Барса-Кельмес отметили гнездование одной пары в сарае около нежилого дома; здесь огари гнездились в 1940 и 1942 гг.

Огарь во многом больше похож на гусей, нежели на уток. Полет его с редкими и сильными взмахами крыльев больше напоминает полет гусей, нежели уток. На земле он держится свободно, легко и много ходит, а при нужде и довольно быстро бежит (догнать можно только бегом), характерно пригибая шею и голову к земле и ловко лавируя между солянками. Плавает отлично, но взрослые ныряют лишь раненые или во время линьки; молодые ныряют часто. Голос громкий, гнусавый: «анг»… «анг»; во время большого возбуждения издают трескучие звуки. Крикливая птица. Очень осторожна.

Кормятся огари как на воде, так и на суше растительным и животным кормом. Весной, по прилете кормятся или молодыми зелеными выходами злаков и солянок, или семенами солянок; последние, как правило, значительно преобладают над всеми другими кормами. Летом на суше собирают преимущественно саранчовых, а на воде питаются раз личными личинками, рачками и нежными побегами растений. Осенью охотно летают на поля и тока, где кормятся просом и пшеницей, а так же зеленью озимых. Иногда поедают отбросы у жилья. Н. А. Зарудный наблюдал поедание ими падали, на которой они бывают «вместе с воронами и коршунами.

Уже говорилось, что огари в некоторых местах остаются в Казахстане зимой. Но большинство их улетает, появляясь весной^ очень рано, приблизительно в одно время с кряквой, иногда и раньше ее. Первые птицы прилетают еще тогда, когда лежит снег и имеются лишь немногие проталины, а на озерах и реках есть лишь отдельные полыньи. На нижней Сыр-Дарье обычно появляются в начале марта. На Аральском море чаще всего прилетают в середине марта, но в некоторые весны — уже в конце февраля. В Илийской долине 8—10 марта огарей бывает уже много, первые появляются, вероятно, уже в начале марта, а может быть и в конце февраля (наши наблюдения 1955—1957 гг.). В дельте Или первые появляются в первой половине марта. В устье Аягуза пролет огарей наблюдался в первой половине апреля. В предгорьях Тянь-Шаня и высоко в горах появление огарей происходит позднее. Так, для озера Кызульген, лежащего на высоте 2300 м в Таласском Алатау, В. В. Шевченко (1948) называет датой прилета 6 апреля (еще до вскрытия озера). В копале В. Н. Шнитников (1949) наблюдал первых прилетных 20 марта, а в Кугалах — 5 апреля (еще при глубоком снеге).

На Темире прилет огарей наблюдался уже 16 марта, а в низовьях Иргиза — 28 марта и в очень позднюю весну—21 апреля. В Наурзуме, близ Караганды и у Павлодара прилет наблюдался в начале апреля. На Зайсане в 1913 г. В. А. Хахлов (1914) наблюдал первое появление огарей 5 марта, а 11 марта их было уже много; чаще появляются здесь в середине или в конце этого месяца. Под Семипалатинском появляются чаще всего в конце марта (один год—18 марта), а массовый пролет идет в первой и второй декадах апреля. П. П. Сушкин (1938) говорит о прилете огаря на Алтай в середине марта.

На весеннем пролете огари не образуют больших стай, а летят или парами, или по нескольку пар вместе, обычно не больше чем по 10 особей в одной стайке. Первое время держатся по полыньям и проталинам, особенно часто — на солончаках. Пары образуются еще на зимовке (есть предположение, что они сохраняются в течение нескольких лет). В брачный период самцы иногда поднимаются на большую высоту и оттуда стремительно планируют по наклонной линии; при этом крылья издают характерный свистящий звук. Иногда пара поднимается довольно высоко в воздухе и долго летает кругами, непрерывно крича. Весной особенно возбужденной бывает самка: она с раскрытым клювом плавает вокруг самца, непрерывно кричит, а на земле часто вытягивает вперед шею и, шипя, как бы отгоняет врагов. Самцы же лишь ходят вокруг самки, то поднимая, то опуская голову. Спаривание происходит как на суше, так и на воде; после спаривания самец плавает вокруг самки, приподняв крылья (как гуси). Откладка яиц начинается приблизительно через месяц-полтора после прилета. Откладывается от 7 до 17 яиц, чаще всего—9—12.

В низовьях Сыр-Дарьи 16 мая Е. П. Спантенберг и Г. А. Фейгин (1936) нашли гнездо, в котором часть яиц была уже надклевана. 19—20 мая здесь было уже немало пуховичков. Летных молодых Н. А. Зарудный наблюдал на Сыр-Дарье 16 июня. На Барса-Кельмес 7 апреля в гнезде были свежие яйца, а 22 июня здесь видели пуховико© (Исмаги-лов и Васенко, 1950 г.). На Аральском море Н. А. Зарудный (1916) 24 июня видел молодых в половину величины взрослых, а 23—24 июля — только что поднявшихся на крыло и еще не могущих далеко летать молодых. На Мангышлаке 1 июня Н. А. Гладков и В. С. Залетаев (1956)“ нашли гнездо с сильно насиженными яйцами (через три дня из них вывелись птенцы). Мною первые пуховики наблюдались здесь у Таушика 27 мая. На Чу у Ново-Троицкого летающих молодых В. Б. Гринберг (1932) видел в середине июля. На Сорбулаке (к северу от Алма-Аты) 1 июля молодые еще не летали (Грачев). На Сарыкуле, близ Талды-Кургана, В. Н. Шнитников (1949) 9 мая видел маленьких пуховичков, 29 мая там же молодые были уже довольно большими. В Илийской долине Е. Л. Шестоперов (1929) первых пуховичков видел 31 мая, а 6 июня их было уже много. В дельте Или гнездо со свежими яйцами найдено 12 мая, 2 июня—со слегка насиженными яйцами, а 2 августа здесь были уже летающие молодые (А. А. Слудский). Летающие молодые в низовьях Лепсы наблюдались мною 18—19 июля. В низовьях Сарысу, около Кзылджангыла, А. А. Слудский видел пуховичков 13 июня; мною здесь 21—22 июля наблюдались летающие молодые.

К югу от Илека Н. А. Зарудный (1888) летающих молодых наблюдал в середине июля. П. П. Сушкин (1908) неподалеку от г. Иргиза нашел гнездо с сильно насиженными яйцами 29 мая. Летающих молодых по Иргизу он видел с конца июля. Маленьких пуховичков близ Наур-зума А. Р. де-Ливрон (1938) наблюдал 21 июля. По наблюдениям С. Г. Панченко, в районе Караганды 21 мая начинается откладка яиц (добыта самка с готовым к сносу яйцом). Первых пуховичков на Чушка-куле он наблюдал 20 июня. 5 июля птенцы были уже подросшими, перья были уже на брюхе, плечах и зобе, рулевые достигали 2 см, а махи были еще в пеньках (вес добытого молодого 435 г). В конце июля молодые достигали размеров серой утки. Первые летающие молодые наблюдались уже 19 июля, но основная масса поднялась на крыло к августу; в это время встречались выводки с совсем небольшими пуховичками. Мною на Сзумалкуле (в районе наблюдений С. Г. Панченко) 25—27 июня наблюдалось много выводков с небольшими пуховичками. В этом же районе А. А. Слудский отметил пуховичков 11 и 13 июня. У Каркаралинска мы видели молодых в 1/4 размера взрослых птиц в конце июня. И. М. и П. М. Залесские (1931) на речке Мухор (близ Семи палатинска) наблюдали выводок с пуховыми птенцами 13 июня.

На Кара-Иртыше у впадения Кальджира Г. И. Поляковым (1914) отмечены выводки с небольшими пуховичками разного возраста 18 июня. 6 июля молодые здесь были размером с чирка. На Зайсане И. Ф. Самусев видел еще нелетных молодых в середине июня.

Для горной части Казахстана данных о гнездовании огаря очень немного. На озере Кызульгун в Таласском Алатау Л. М. Шульпин 12 июня видел птенцов величиной с чирка; 11 июля эти птенцы еще не летали. На озере Иссык в Зайлийском Алатау в конце июня мною отмечены выводки, в которых молодые были в половину взрослых. В хребте Кетмень М. Н. Корелов (1956) добыл пухового птенца в конце мая. В долине Чолкудысу он наблюдал молодых, достигших размера взрослых птиц в середине июля. На Марка-Куле недавно выклюнувшиеся пуховички наблюдались 7 июня, 29 июня и 1 июля.

Огари — очень заботливые родители. Насиживает обычно только самка, самец же охраняет район гнезда и при появлении опасности предупреждает самку криком, налетает на появившегося врага и усиленно преследует его. По наблюдениям Е. П. Спангенберга и Г. А. Фей-гина (1936), в низовьях Сыр-Дарьи самцы принимают участие и непосредственно в   насиживании. Когда молодые выклюнутся из яиц, старики ведут их к воде. Иногда такие переходы совершаются на несколько километров. Из гнезд в скалах и дуплах молодые выпрыгивают, помогая себе крылышками, и падают по наклонной линии. Рассказы о том, что огари переносят птенцов на воду в клюве, не подтверждаются точными наблюдениями. Птенцов водят оба родителя, причем у одной пары соединяется иногда по два и три выводка. Старики очень привязаны к птенцам. Подходящего человека встречают громкими криками и налетают на него, иногда чуть не задевая крыльями. Ворон и хищных птиц, даже таких крупных, как орлан-белохвост, активно преследуют. Самки обычно остаются с птенцами и защищают утят, делая короткие взлеты навстречу коршуну или болотному луню. Селезни же преследуют врага в воздухе, стараясь напасть и ударить на него сверху. При этом птицы обнаруживают способность к значительной маневренности на полете.

Близ Каркаралинска мною наблюдался выводок огарей, в котором птенцы были в 1/4 размера взрослых птиц. При преследовании выводка самка брала на спину по одному птенцу и быстро уплывала с ним; при этом она погружалась глубоко в воду, оставляя на поверхности только верх спины и голову. Молодые кормятся на мелководных участках озер или на солончаковых берегах. Старики остаются с выводками до полного возмужания молодых. К этому времени начинается смена маховых у вврослых птиц; окончательно они сменяются в низовьях Тургая к сентябрю (по Сушкину, 1908). В большинстве мест Казахстана крупных скоплений огарей на линьку не наблюдается. Однако Г. С. Карелин (1883) говорит, что на Мертвом Култуке (ныне высохшем) огари собираются на линьку в большом количестве; на скопления линных птиц в западной части Балхаша указывает А. А. Слудский.

После того, как птицы перелиняют, огари начинают собираться в большие стаи, концентрируясь на соленых озерах. Отсюда они летают кормиться на хлебные поля, главным образом на сжатые поля проса и пшеницы. Вскоре начинается и отлет. Осенью огари летят стаями в 20—30—50 штук, а иногда и более крупными. В верховьях Иргиза огари исчезают в середине или во второй половине сентября. Близ Канда-гача наблюдались в конце сентября, как и в низовьях Эмбы. На Зайсане не встречались позднее середины сентября. В низовьях Сыр-Дарьи задерживаются значительно дольше, до конца ноября.

Значение огаря как объекта промысловой охоты относительно невелико, и добывается он на утиных охотах попутно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделитесь информацией с друзьями

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: