ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ — ANSERIFORMES

РОД ЗЕМЛЯНЫЕ УТКИ —TADORNA

В этот род объединяется семь видов довольно крупных птиц, в биологическом отношении представляющих переход от гусей к уткам. С гусями их сближает характер движений на земле: они много и легко ходят, а при нужде быстро бегают; в воздухе полет их со сравнительно редкими взмахами крыльев больше похож на полет гусей. Моногамы. Держатся строгими парами, возможно, что пары соединяются на несколько лет. По многим другим особенностям, напротив, очень сходны с утками.

В Казахстане встречается два вида.

ТАБЛИЦА ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВИДОВ ЗЕМЛЯНЫХ УТОК

(2) Клюв посредине перегнут кверху. Оперение пестрое. Клюв и

ноги красноватые, желтоватые пли телесные

Пеганка — Т. tadorna

(1) Клюв прямой. Большая часть оперения ржавчато-бурая. Клюв и ноги черные или темно-бурые

Огарь — Т. ferruginea.

Синоним. Tadoma cornuta Gm.

Описание. У самца зоб с зашейком, задняя часть спины с внутренними из плечевых, поясница, верхние кроющие хвоста и рулевые, кроме их вершин, белого цвета. Голова и шея, наружные из плечевых, концы рулевых, широкая полоса вдоль середины груди и брюха черные. Широкий пояс» охватывающий заднюю часть и бока груди и переднюю часть спины, бледно-рыжего цвета.

Самка менее яркая, темно-рыжие части оперения испещрены черными волнистыми линиями, пятно на брюхе темно-бурое. У молодых голова и шея бурые, с белыми боками головы и лбом, середина груди и брюха белые, рыжий пояс на боках груди лишь намечается. Клюв красный, у самца при основании его нарост, в брачное время достигающий до 2 см высоты; ноги телесного цвета, у молодых клюв и ноги много бледнее.

Размеры: крыло у самца 300—365 мм, у самки 280—335 мм, хвост L00—115 мм. плюсна 45—60 мм, клюв 45—60 мм.

Вес пеганок из Казахстана (в г): март, Илийская долина, самец 980; апрель, ст. Челкар, самец 1100; район Караганды, самцы (3) 1320—1450, самки 950 и 1250; озеро Мокрое (к северо-востоку от Кустаная), самец 1450; весна, дельта Или, самцы 1300—1350; май, низовья Тургая, самцы 1180 и 1220; Ладыженка (к югу от Атба-сара), самец 1250; июнь, район Караганды, самка (от гнезда) 900; низовья Иргиза, самка (от гнезда) 850; Кургальджин, самка 1000; Ладыженка, самец 1250; Лето; дельта Или, самцы 1000, 1150, 1200; июль, Челкар-Тениз, самка 1075; август, район Караганды, самец 1000, молодой 980; Кургальджин 800 (линная птица), 1340; сентябрь, район Караганды, самец 1150; Бийлюкульские озера, молодые этого года 650 и 700;

Пуховой птенец сверху черно-бурый, снизу белый, лоб, бока головы и шеи, крылья, плечи и бока надхвостья также белые.

Вес пуховика, только что выклюнувшегося из яйца, 48 г (18 VI, Наурзум,. Л. Н. Формозов).

Яйца серовато-белые; длина их 61—70 мм, поперечник 43,3—50 мм.

Основной областью гнездования пеганки являются степи и пустыни Малой, Передней и Средней Азии, берегов Черного моря, Казахстана и Монголии. К северу идет до Маныча, далее северная граница проходит по Казахстану и выходит к озеру Чаны. Из Монголии проникает на гнездовье в Туву и степные пятна Приенисейской Сибири до Ачинска на север. Гнездится также в Даурских степях. На юг доходит до Персидского залива и Сеистана; южная граница гнездования в Центральной Азии неизвестна. Кроме того, гнездится кое-где в области Средиземного моря (в Южной Испании и Франции, в Алжире, на острове Сардинии и в Греции — всюду здесь гнездование носит спорадический характер). Кроме того, гнездится по побережьям Британских островов, Северной Франции, Бельгии, Голландии, Дании, Норвегии (до 71° с. ш.), юго-западной Швеции, на крупных островах Балтийского моря и местами в Южной Финляндии.

Область зимовок — побережья Северного моря, Британских островов, Бискайского залива, Средиземного моря, Месопотамия, центральные части Индостана, Бирма.

В Казахстане пеганка распространена почти повсеместно и отсутствует только в Рудном Алтае и в большей части Тянь-Шаня. Более подробно сведения о ее гнездовой области в нашей республике таковы. В Волжско-Уральских степях это обычная гнездящаяся птица, найденная в области Камыш-Самарских озер, у Эльтона, Баскунчака, Хара-Зах, Ащесай, Рыбного Сакрыла, Сорбулака, близ Урды, в низовьях. Узеней и в других местах; доходит на север до широты Уральска.

Гнездится повсюду в Прикаспии, где к этому имеются подходящие условия; на юг идет по крайней мере до мыса Джыланды, вероятно и южнее. Обычна на островах Каспия близ Мангышлака. В области Актюбииских степей на север доходит до границ Казахстана; южнее распространена повсеместно, до Аральского моря. В Кустанайской области гнездится на север почти до границ ее, во всяком случае, у озера Мокрого (около 54° с. ш.) еще многочисленна (наблюдения П. П. Сушкина, 1908 и наши); к югу отсюда распространена повсеместно.

Рис. 116. Распространение пеганки в Казахстане: 1—гнездование, 2—зимовки, 3—пролет весной, 4—пролет осенью.

Рис. 116. Распространение пеганки в Казахстане: 1—гнездование, 2—зимовки, 3—пролет весной, 4—пролет осенью.

Далее к востоку имеющиеся сведения позволяют провести северную границу распространения пеганки по озерам Чаглы, Улькун-карой, Теке и Кызылкак, хотя, вероятно, она встречается и севернее. В правобережье Иртыша доходит до границ республики. На озерах Селетыденгиз, Кызылкак и Джалаулы многочисленна, так же как и на многих степных соленых озерах (например, у Тениза, Карасора и многих более мелких). В области Аральского моря, Сыр-Дарьи, Приаральских Каракумов, низовий Сарысу и Чу, области Бийлюкуль-ских озер, низовий Таласа гнездится всюду в подходящих местах и повсюду обыкновенна; у всех соленых озер Балхаш-Алакульской котловины также обыкновенна. Это же можно сказать о Прииртышских степях, где к югу пеганка как обычная птица доходит до степей к северу от Усть-Каменогорска. Однако в Зайсанской котловине она сравнительно редка, так же как и в области Черного Иртыша. Кое-где пеганки очень многочисленны. К таким местам относятся области крупных соленых озер Селетыденгиз и прилежащих к нему, район Тениза и соленых озер у Кургальджина, район Челкар-Тениза, Карасора и многих других.

Повсюду пеганка гнездится на равнинах, но В. Н. Шнитников (1949) указывает гнездование нескольких пар на озере Тузкуль (Бору-добасун), лежащем на высоте около 2000 м над ур. м.

Как правило, зимой в Казахстане не встречается, но в отдельных случаях небольшое количество пеганок остается зимовать по Сыр-Дарье, в районе впадения Келеса и Арыся и до низовьям этих рек.

Где зимуют гнездящиеся в Казахстане пеганки — точно неизвестно, но одна птица, окольцованная 26 марта 1935 г. в заповеднике «Пассанкулд» (т. е. еще на зимовке), была добыта летом (в 1935 или 1936 гг.) в Длаку^ьском районе Алма-Атинской области.

Рис. 117. Пеганка.

Рис. 117. Пеганка.

На гнездовье держится соленых и солоноватых озер, и именно их наличием объясняются детали распространения пеганки в Казахстане во время гнездования. На кочевках и пролете встречается также на пресных озерах и реках. Зимой наблюдалась по мелководным разливам.

Пеганка — крупная утка, по внешности во многом занимающая промежуточное положение между утками и гусями. Так, на полете пеганка скорее напоминает гуся: взмахи крыльев относительно редки. На земле пеганка чувствует себя совершенно свободно: ходит легко, бегает быстро, держа туловище горизонтально. Плавает хорошо, но взрослые птицы ныряют очень редко, насколько мне известно только во время линьки маховых. «Напротив, молодые птицы ныряют постоянно— как самые маленькие птенцы в возрасте двух-трех дней, так и достигшие размеров взрослых, но еще не летающие. Голос пеганки — мягкое и глухое «га-га-га», часто издаваемое много раз подряд и образующее своеобразную трель. За исключением периода размножения довольно молчалива, но около птенцов и во время ухаживания за самками кричит часто, в том числе и на лету. Самец в брачный период иногда издает трехсложный свист. Во время ухаживания за самками самцы, сидя на берегу, поднимают голову вверх, растопыривают перья на шее и открывают клюв.

Питаются пеганки главным образом рачками Artemia salina и их икрой, личинками хирономид, но также и растениями, главным образом различными водорослями. Кроме того, вовремя массовых размножений саранчовых пеганки охотно поедают их. А. Н. Формозов (1937) у Наурзума 4 июля добыл пять молодых пеганок, в желудках которых оказались остатки пруса (у наиболее крупного—17 экземпляров). В Волжско-Уральской стели И. Б. Волчанецкий (1937) .отметил поедание-мух, выводящихся в грязи. По прилете пеганки часто держатся на солончаках, залитых водой, где, как и огари, в большом количестве поедают семена солянок.

Весной прилетают рано, при появлении первых проталин, когда кругом еще лежит снег. Близ г. Туркестана их бывает много уже к середине февраля; валовой пролет проходит здесь в конце февраля и марте, но еще в первой декаде апреля встречаются пролетные стаи. В низовьях Сыр-Дарьи в .некоторые весны прилетают уже в конце февраля, но чаще в начале марта; пролет тянется весь март. На Аральском море прилетают в разные числа марта, валовой пролет проходит в первой половине апреля. На Или, в дельте, прилет также датируется разными числами марта (4, 5, 10, 17, 21 марта — наблюдения за ряд лет И. А. Долгушина, А. А. Слудского и В. А. Грачева). В дельте Волги и Урала появляются обычно во второй половине марта: на Каспии, на острове Кулалы, Н. А. Смирновым (1916) первые отмечены 5 апреля. Между Темиром и Эмбой первые пеганки наблюдались 24 марта, а в низовьях Иргиза — 30 марта; пролет в этих местах шел до конца апреля.

В Наурзуме первые прилетные отмечены 24 апреля. В районе Караганды они появляются в разные числа апреля, в зависимости от хода весны — от 3 до 17. На Зайсане прилетают около середины апреля. Под Семипалатинском прилетают иногда уже в конце марта, чаще же в начале апреля; валовой пролет их проходит преимущественно во второй декаде апреля. Наконец, в районе Павлодара появляются иногда в самом начале апреля, чаще же около 5—10 числа этого месяца.

В большинстве мест пеганки летят небольшими—по 5, 10, 15 штук стаями, но иногда в стаях бывает до 50 и более птиц. На пролете чаще всего летят углом, реже —развернутым фронтом.

Весной прилетают уже парами и недели через две наблюдаются около гнездовых мест. Гнезда помещаются чаще всего закрыто — в норах, среди камней, в кучах соломы и навоза. (где птицы вырывают норы сами), в провалившихся могилах, в старых зимовках и т. п. В Казахстане гнезда пеганок находили в старых норах лис, корсаков и сурков, а также в провалившихся могилах. Реже гнезда располагались в печах брошенных зимовок (в дельте Или и у поселка Ямышевского), в норах по рыхлым изгородям зимовок (в Рын-песках) и в камышовом сене и навозе (у г. Туркестана); изредка встречаются норы, выкопанные самими птицами. В. Н. Шнитников (1949) высказывает предположение, что пеганки гнездятся в норах больших песчанок, предварительно расширяя их. Вряд ли это предположение соответствует действительности, во всяком случае, никаких данных, подтверждающих его, нет. Очень редко в Казахстане пеганки гнездятся среди камней — это наблюдалось близ курорта Боровое.

На Аральском море Н. А. Зарудный (1916) находил гнезда в центральных частях громоздких груд из массивных стволов саксаула, которые служат у местных казахов своеобразными надгробиями. Помимо закрытых гнезд, находили гнезда, помещавшиеся совершенно открыто близ озер, среди солончаковой растительности. Такие гнезда находил Н. А. Зарудный (1888) на озерах к югу от Илека и В. С. Ел-патьевский (1901) близ озера Селетыденгиз. Наконец, М. И. Исмагилоз и Е. П. Васенко (1950) на острове Барса-Кельмес находили гнезда в зарослях тростника по берегам озер. В ряде случаев гнезда служат много лет. Близ Кургальджина Б. В. Муханов нашел в провалившейся могиле гнездо, состоящее по крайней мере из трех слоев пуха, перемежающегося с растительными остатками. Очевидно, оно служило птицам не менее трех лет. Гнездо устраивается из стеблей и листьев различных растений, чаще всего злаков, и чрезвычайно обильно выстилается пухом, который самка выщипывает у себя на груди и брюхе.

Спаривание происходит как на воде, так и на суше. Яйца откладываются ежедневно, в кладке одной пары бывает от 6 до 18 яиц. В найденных гнездах, в которых отмечалось число яиц, наиболее часто встречались кладки с восемью-десятью яйцами, кладка с шестью и семью яйцами найдена только по одному разу, кладка с 15—18 яйцами встречена по одному-два раза, кладки из 13—14 яиц не встречались. Относительно времени гнездования данные отрывочны. Гнезда с полными кладками Н. А. Зарудный находил около Туркестана 8—12 апреля. У г. Аральска В. А. Грачев нашел гнездо с двумя свежими яйцами 1Г мая, а на Барса-Кельмесе девять сильно насиженных яиц М. И. Исма-гилов и Е. П. Васенко (1950) обнаружили 25 июня. В дельте Или А. А. Слудский нашел гнездо со свежими яйцами 14 мая. В Наурзуме А. Н. Формозов (1937) находил гнезда с яйцами 26 мая и И июня. В Центральном Казахстане, у Кулан-Утмеса, 9 июня яйца пеганки были с уже вполне сформировавшимися птенцами, которые вылупились бы через два-три дня (наши данные). На Кургальджине свежие и почти свежие яйца С. Д. Лавров (1930) и А. А. Слудский находили 19 и 27 мая и 1 июня; гнезда с сильно насиженными яйцами находили здесь 2—15 июня. Очевидно, сроки кладки сильно растянуты.

Засиживает яйца только самка, но самец держится неподалеку, а полдневные и близкие к ним часы часто проводит в норе, где помещается гнездо. Сходя с гнезда, самка закрывает яйца пухом, независимо от места и устройства его. Выйдя из норы, самка некоторое время идет пешком и, лишь отойдя, взлетает; самец следует за самкой. При опасности самец с криком летает поблизости от гнездаj Выклюнувшиеся молодые уводятся родителями к озеру^ Так как в ряде случаев гнездо находится у водоема далеко (в некоторых случаях в 2—3 км), то переход выводка к озеру представляет много опасностей для молодняка. В это время они подвергаются нападениям болотных луней, ворон и чаек-хохотуний. Родители очень привязаны к птенцам и ревностно их защищают.

Относительно вывода и роста молодых мы располагаем следующими данными. На нижней Сыр-Дарье первые выводки наблюдались Е. П. Спангенбергом и Г. А. Фейгиным (1936) с конца мая и встречались до середины июня. На Аральском море Н. А. Зарудный (1916) встретил 2 июля выводки, в которых были как совсем маленькие пуховички, так и молодые в половину взрослых, а 14 июня здесь были молодые ростом почти с самку, но еще с массой пуха и недоросшими махами и рулями; 15 нюня молодые уже летали. На Барса-Кельмесе только что выклюнувшиеся молодые наблюдались М. И. Исмагиловым и Е. П. Васенко (1950) 29 июня — 2 июля; к августу здесь встречались молодые в перьях, а летающие — в конце августа. В Бетпак-Дале, на Джиделиконур А. А. Слудский добыл пуховика 23 июня. В дельте Или небольших пуховичков он же видел

13 июля, а 30 июля им отмечены уже летающие молодые. В. А. Грачев на Сорбулаке (в 80 юн к северу от Алма-Аты) 24 мая видел молодых величиной с чирка. Небольших пуховиков И. Ф. Самусев наблюдал на Зайсане в середине июня.

В Волжско-Уральских степях пуховички наблюдались И. Б. Волчанецким (1937) с середины июня до первых чисел июля; летающие молодые отмечены здесь в начале августа. В низовьях Узеней выводки с крупными пуховиками П. М. Бутовский видел в середине июня, а на Камыш-Самарских озерах М. Н. Корелов отметил летающих молодых в начале августа. К югу от Илека Н. А. Зарудный (1888) в начале июля наблюдал как недавно вылупившихся пуховиков, так и уже лоднявшихся на крыло молодых. В верховьях Ори, на Джаман-Уркаче, П. П. Сушкин (1908) совсем небольших пуховичков отметил 29 июня. В Наурзуме вылупление молодых из яиц наблюдалось А. Н. Формозовым (1937, 1949) 5 и 18 июня (в один и тот же год), а также 4 июля (в другой год); небольшие пуховички обычно здесь встречаются в начале и середине июня. Подъем на крыло близ Наурзума происходит, по наблюдениям А. В. Михеева (1938), в первой половине августа. Мною на Сарысу, близ впадения Кенгира, добыт молодой ростом с взрослую птицу, но еще не летающий, 21 июля. На озере Чушкакуль (к юго-западу от Караганды) только что выклюнувшихся пуховиков С. Г. Панченко отметил 24 июня; в конце июля птенцы здесь достигли половины размеров взрослых птиц. На Кургальджине Б. В. Муханов наблюдал пуховых птенцов в конце июня, а летающих молодых—5—10 августа. На озере Кызылкак (близ Селетыденгиз) первые пуховики отмечены А. Ф. Котсом (1910) 16 июня, а В. С. Елпатьевским (1901) —21 июня; мы 21—24 июня наблюдали здесь много выводков как с совсем маленькими пуховичками, 2—3-дневного возраста, так и с птенцами, достигшими 1/6—1/5 размера взрослых птиц.

После того, как старые птицы уведут выводок на озеро, самка и самец одинаково участвуют в его охране., При этом выводки часто объединяются по нескольку вместе, а в некоторых случаях пара старых птиц соединяет около себя молодых от нескольких выводков.

А. Н. Формозов сообщает интересные данные о таком объединении/ Самец одного выводка, пришедшего на озеро первым, отличался исключительно «сварливым» характером и настойчиво отгонял всех взрослых пеганок, появлявшихся здесь с молодыми, «усыновляя» последних. В результате за срок около двух недель при паре взрослых птиц насчитывалось свыше 50 птенцов, заметно отличавшихся по возрасту; к 27 июля часть их была уже почти летными, часть же едва достигала размеров половины взрослой птицы. В других случаях выводки объединяются вместе, и при этом старые птицы все находятся здесь же.

Самцы остаются при выводках очень долго, но так как линька у них начинается несколько раньше, чем у самок, то они покидают молодых еще до их окончательного возмужания. На линьку пеганки собираются на крупные соленые озера — вначале самцы, затем к ним присоединяются и самки. На отдельных озерах собирается иногда до нескольких тысяч линяющих пеганок (например, на Карасоре, на Кызылкак, Селетыденгизе). Маховые сменяются у пеганок поздно, позднее, чем у большинства уток (в одно время, или даже позднее, чем у серой утки), в конце июля или начале августа. Время смены маховых пеганки проводят на открытых плёсах крупных соленых озер и совершенно не приближаются к их берегам. Преследуемые линные птицы уплывают, а в случае необходимости и ныряют, чего обычно не делают.

4 Перелиняв, пеганки продолжают держаться стаями, к которым присоединяются и молодые птицы, и держатся так до времени отлета. Отлетают пеганки сравнительно рано. На озере Мокром (к северу от Кустаная) П. П. Сушкин (1908) последних пеганок отметил 24 сентября, но это были уже запоздалые стаи. С. Г. Панченко у Саумалкуля (к востоку от Караганды) последних пеганок видел 12 сентября. У Больших Барсуков Н. А. Северцов наблюдал последних пеганок 18 октября. Для Зайсана И. Ф. Самусев считает временем окончания: отлета середину октября. В Илийской долине отдельные стайки пеганок наблюдаются еще в начале ноября, но большая часть их отлетает гораздо раньше — к середине, а иногда и к началу октября. На Каспийском море, близ Баутино, Н. А. Гладков и В. С. Залетаев (1956) отметили пару пеганок 27 сентября и считают их запоздавшими, большинство, видимо, отлетело значительно раньше. Даже в низовьях Сыр-Дарьи лишь иногда пеганки задерживаются до середины ноября, большая же часть их отлетает значительно раньше.

Как уже говорилось, лишь в некоторые зимы неганки в небольшом числе зимуют в районе впадения Арыси и Келеса в Сыр-Дарью.

Промысловое значение пеганки сравнительно невелико, и добывается она лишь попутно во время утиных охот. Большое значение мог бы иметь сбор пуха пеганок из гнезд, что практикуется в некоторых странах Западной Европы. Следует иметь в виду, что пух пеганок очень хорош и приближается по качеству к пуху гаги. Массовое гнездование пеганок полуколониального характера в Казахстане имеется на больших соленых озерах Теке, Селетыдевгиз, Кызылкак, Карасор, Тениз и др. и именно на них можно было бы организовать сбор ее пуха.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделитесь информацией с друзьями

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: