ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ — ANSERIFORMES

ЛЕБЕДЬ-ШИПУН — CYGNUS GLOR GM.

Описание. Взрослая птица вся чисто-белая. Уздечка, основание и края верхней челюсти, ноздри, коготки и нижняя челюсть черные, остальной клпв оранжево-красный. На клюве нарост, который у самца больше, чем у самки; ноги черные. Хвост клиновидный. Молодые — серые, с буроватым оттенком; ноги у них мясного цвета; клюв серовато-черный. Радужина темно-бурая.

Размеры: крыло 560—622 мм, хвост 180—242 мм, плюсна 100—7 мм, клюв 70-90 мм.

Вес шипунов, по литературным данным, 8000—13000 г, в отдельных случаях будто бы 22500 г (!). Вес птиц, добытых на озерах Байтак и Айкуль в низовьях Тургая: самцы 9500 и 9600, самки 5600 и 6000 г.

У пухового птенца лоб, щеки, горло и нижняя сторона грязно-белые, верхняя сторона аспидно-серая. Клюв темно-серый, ноги серовато-синеватые.

Яйца бледно-зеленовато-белые, без блеска; длина их 105—122 мм, поперечник 70-80 мм.

Вес яиц шипуна, собранных нами в низовьях Тургая: 1) кладка из двух яиц. совершенно свежих, на озере Жаркуль 1 ипня—332 и 311 5; 2) кладка из семи яиц на озере Жангильдыкуль 18 мая—310, 321, 327, 330, 331, 334 и 339 г. Яйца были з ранней стадии насиживания, зародыш выполнял пс более 1/50 части япца.

В настоящее время гнездится очень спорадично, на некоторых озерах, часто отдельными гнездами, в большинстве мест очень редок. Такое редкое гнездование наблюдается в Южной Швеции, Данни, Польше, в низовьях Дуная и прилежащих частях Болгарии, в Калининградской области, в низовьях Днестра, Кубани, Терека и Сулака. Также в отдельных пунктах гнездится в Турции и Иране. Далее гнездовая область включает Казахстанские нахождения, низовья Аму-Дарьи, озеро Чаны и прилежащий к нему район. От Оби до Байкала шипуна в Сибири нет. Далее гнездится >d Забайкалье (озера Тарей-нор), в Монголии и около Сидеми в Приморской области (быть может также на озере Ханка). Гнездится в Китае на озерах Лобнор, Кукунор, в Цайдаме, на ряде озер северной окраины Тибета и в Центральной Гоби. Во многих странах Европы встречается в полуодомашненном состоянии. На зимовках известен для Иссык-Куля, средней Сыр-Дарьи, Каспийского моря, низовий Дуная, Днестра и Прута, восточного побережья Средиземного моря и низовий Нила, побережий

Рис. 100. Распространение лебедя-щипуна в Казахстане: 1—гнездование,  2—зимовки, 3—нахождения летом (не гнездовые), 4—пролет весной, 5—пролет осенью.

Рис. 100. Распространение лебедя-щипуна в Казахстане: 1—гнездование, 2—зимовки, 3—нахождения летом (не гнездовые), 4—пролет весной, 5—пролет осенью.

Персидского залива и для Пакистана; зимует также у побережий Желтого моря.

Еще в недалеком прошлом был широко распространен в Казахстане и в некоторых местах мог считаться обычной птицей. В настоящее время количество шипунов повсеместно значительно уменьшилось. Во многих местах он как гнездящаяся птица совершенно исчез, и районы, в которых шипун обыкновенен, очень редки. Вероятно, в очень небольшом числе гнездится на некоторых озерах Волжско-Уральской степи, в частности на Камыш-Самарских. По-видимому, гнездится отдельными парами на северном побережье Каспия, но точных данных для настоящего времени нет. С переходом за р. Урал гнездовья шипуна известны для, ряда озер в бассейнах Илека, Хобды, Чингирлау и Темира. В Кустанайских степях редок, но гнездится, хотя и не ежегодно, близ Наурзума, на некоторых озерах верховьев Тобола, на озерах в районе Кустаная и Троицка, а также на некоторых озерах северо-восточной части Кустанайской области; в 1957 г. нами наблюдалась загнездившаяся пара шипунов на озере Байгунус (район озера Мокрого). Гнездится по низовьям Иргиза и Тургая, здесь обыкновенен, а местами может быть назван многочисленным. На озерах низовий Тургая, посещенных нами в 1956 г., подсчет гнездящихся шипунов дает следующие данные: на озере Жаркуль—пять пар, на озере Жангильдыкуль-12 пар, на озере Байтак 10 пар (на части озера, на всем озере, вероятно, около 30 пар), на озере Айкуль — около 40 пар (вероятно больше, шипуны подсчитаны приблизительно на 7з озера, наиболее благоприятной для их обитания). Этот район в Казахстане наиболее богат шипунами. Далее к востоку гнездится на Кургальджине; численность его здесь не выяснена, но, вероятно, небольшая. Гнездится далее на некоторых озерах Акмолинской и Павлодарской областей, но всюду немногочислен и встречается отдельными парами. Более обыкновенен лишь в северо-восточном углу Павлодарской области и в районе соленых озер Селеты-Тенгиз, Джалаулы и др. В районах, тяготеющих к Семипалатинску, на Алтае и в Зайсанской котловине не гнездится и очень редок на пролете. Редок также на озерах Алакуль и Сасыккуль, как и в Прибалхашье, где изредка гнездится в той части дельты Или, которая прилегает к Балхашу. Для района низовий Чу никаких данных о шипуне нет. Гнездился прежде на Теликульских озерах, но в настоящее время не гнездится. Достаточно обыкновенен по долине Сыр-Дарьи, начиная от Бугуньских озер и кончая дельты: здесь в некоторых местах, в частности между Джусалы и Чиили, а также на Камышлыбаш, довольно обычен. Гнездится по берегам и островам восточного побережья Аральского моря, а также на его северном берегу, в частности на заливе Паскевича. По воетечному побережью встречается относительно нередко, на северном берегу редок. Линные лебеди собираются на крупных озерах, что известно для низовий Тургая, Кургальджина и озер на северо-востоке Павлодарской области. О скоплениях шипунов на линьку в северо-восточной части Каспия, что имело место в прошлом веке, в настоящее время сведений пет. На пролете встречается почти по всему Казахстану, но в районе Семипалатинска и Зайсана крайне редок. Изредка отдельные пары зимуют на самом юге Казахстана — южнее Туркестана и Чимкента.

Гнездится почти исключительно на пресных, реже — на солоноватых озерах с обширными тростниковыми зарослями, чередующимися с плёсами открытой воды. Предпочитает глухие, мало посещаемые человеком водоемы. Неполовозрелые особи обычно концентрируются стаями как на пресных озерах, так и на водоемах разной степени засоления и, как правило, не более метра глубиной. На пролетах останавливается почти исключительно на озерах и очень редко—на реках. Зимой встречается на незамерзающих разливах.

Крупная белая птица, которая может быть спутана только с другим нашим лебедем, — кликуном. Плавающий он отличается от кликуна тем, что часто изгибает шею в виде буквы S, а клюв и голову держит наклонно к воде. Кроме того, шея шипуна несколько толще и потому не кажется такой длинной, как у кликуна, а при сложенных крыльях локтевой сгиб выступает над линией спины, образуя угол (у кликуна контур спины дает мягкую округлую линию). На лету шипун может быть отличен от кликуна по характерному скрипу больших маховых; этот скрип слышен за несколько сот метров. Голос шипуна резко отличен от голоса его родича. При раздражении издает характерный шипящий звук (откуда и произошло его название). Близ гнезда слышится предостерегающий крик: «коррр… коррр… коррр», довольно тихий, слышимый на расстоянии 200—300 м по воде. Ухаживая за самкой, самец издаст своеобразные звуки, трудно передаваемые и слышимые только на небольшом расстоянии, вряд ли далее 100 м по воде. Самка отвечает своеобразным цирканием «циррр… циррр… циррр…». Шипун хорошо плавает, гребя лапами попеременно, но не ныряет, а доставая пищу со дна, лишь опрокидывается в воду, подобно крякве. .Поэтому кормится на сравнительно мелких местах озер, не глубже метра. Взлетает тяжело, долго разбегаясь по воде. Поднявшись, летит, равномерно и сильно взмахивая крыльями; в это время слышится упомянутый выше звук. Летящие шипуны молчаливы, что также может служить отличием от кликуна, который на полете часто издает свои трубные звуки. «Характер» у шипуна уживчивый, и он нередко селится неподалеку от гусей и уток; часто можно видеть шипунов, плавающих бок о бок с другими водяными птицами, Уживчивость шипуна хорошо проявляется при содержании его в неволе. Осторожная птица, обычно не допускающая на выстрел.

Рис. 101. Голова лебедя-шипуна. Фото И. Долгушина

Рис. 101. Голова лебедя-шипуна. Фото И. Долгушина

Но на озерах в низовьях Тургая, где их почти не беспокоят, шипуны легко подпускают лодку на 50-70 м, Нельзя сказать, чтобы это была истинно колониальная птица, но при случае их гнезда располагаются сравнительно близко, в 100-200 м одно от другого, И там, где шипунов много, получаются своеобразные групповые поселения.

Пища в основном растительная, главным образом подводные части растений, их корневища, корни и побеги, которые отрываются клювом, Птенцы поедают всплывающие оторванные части растений. В небольшом количестве потребляются и животные корма, но они поедаются, вероятно, попутно с растительностью.

Прилетает несколько позднее кликуна, На нижней Сыр-Дарье пролет идет с середины марта до середины апреля, На острове Барса-Кельмес (Аральское море) в некоторые годы появляется уже в конце февраля, чаще же — в марте. В дельте Или несколько пар наблюдалось в конце марта. В низовьях Иргиза и на Эмбе пролетные отмечены в середине и двадцатых числах апреля.

Вскоре после прилета шипуны занимают места гнездования, и начинаются их брачные игры. В это время пары птиц все время держатся вместе. Самец плавает поблизости от самки с резко приподнятыми и особенно распушенными плечевыми перьями и крыльями, изогнув S-образно шею, и в это время особенно красив. Самка, напротив держит шею прямой, как палка, а оперение ее гладкое, не распушенное. Птицы иногда опускают головы в воду, а затем поднимают их, изгибают шеи и взаимно переплетаются ими. При спаривании самка распластывается на воде и как бы тонет, а самец взбирается на нее, захватывает клювом перья затылка и в это время происходит копуляция. Все это сопровождается особыми звуками, о которых говорилось выше. Иногда холостые самцы пытаются отбить самку, и возникают драки, при которых самцы наносят друг другу сильные удары крыльями.

Гнезда располагаются в зарослях тростника или рогоза. Иногда они устраиваются на куче старого плавающего тростника, но в большинстве случаев свободно плавают в воде, лишь кое-где опираясь на растущие тростники. Само сооружение очень массивно, и некоторые гнезда свободно выдерживают садящегося на них человека весом около 70 кг, другие погружаются в воду, но окончательно не тонут. Измеренные нами гнезда с учетом подводной части сооружения достигали 3 м в диаметре, но собственно гнездо имеет в диаметре 120-150 см. Лоток диаметром 35-40 см, при глубине в 7-15 см. Особой выстилки в лотке нет, в некоторых гнездах в нем бывают водные травы, но они встречаются в небольшом количестве и во всем сооружении. Пуховой выстилки, о которой упоминается в литературе, в шести осмотренных нами гнездах не было, хотя мы посетили их перед вылуплением молодых, а частью после того, как молодые уже покинули гнезда. Все найденные нами гнезда помещались на сравнительно небольшой глубине — от 80 до 120 см. Гнезда обычно располагаются неподалеку от края тростников, близ плёса чистой воды, но иногда в глубине зарослей: в этом случае к гнезду идет неширокий, но хорошо заметный проход, проделанный, птицей. У гнезда на Сыр-Дарье такой проход шел через заросли рогоза на 100 м. Особый тип гнездования отмечает П. П. Сушкин (1908) для островов Челкар-Тениза. Здесь гнезда строятся совершенно открыто среди солянкового кочкарника. Строится гнездо почти исключительно из корней солянок.

О сроках гнездования мы имеем следующие данные. На озере Алтайкуль (Кзыл-Ординская область) 6 июня Е. П. Спангенберг и Г. А. Фейгин (1936) нашли гнездо с тремя слабо насиженными яйцами.^Можно думать, что это была повторная кладка: на это указывает как очень поздний срок, так и малое число яиц. Поблизости ст. Соло-Тюбе эти авторы 15 июня наблюдали маленьких пуховичков, а в другие годы в это же время здесь птенцы достигали размеров утки. В долине Сыр-Дарьи на озере Сункарлы Н. А. Зарудный 15 июля видел выводок с уже крупными лебедятами. На Бугуньских озерах (близ г. Туркестана) им 25 апреля было найдено три гнезда, содержащие по одному-два свежеснесенных яйца. На северном берегу Аральского моря, на заливе Паскевича, А. П. Кузякин 17 мая нашел гнездо с двумя яйцами. У устья Тургая в гнезде, найденном П. П. Сушкиным (1908) 22 июня, было четыре яйца, насиживание которых только что началось. В гнезде, осмотренном нами на озере Джангильдыкуль 18 мая, было семь яиц, насиживание которых началось еще не особенно давно: в яйцах были сформировавшиеся эмбрионы длиной около 4 см и выполнявшие приблизительно 1/50 часть яйца. Все эмбрионы были совершенно одинакового размера. На озере Жаркуль 1 июня в гнезде было два совершенно свежих яйца, видимо, повторная кладка. На Айкуле из четырех осмотренных 1—2 июня гнезд только в одном было семь яиц с совершенно сформировавшимися пуховиками — они, вероятно, вылупились бы через 1—2 дня. Остальные гнезда были пусты и было заметно, что они покинуты только что, не больше 2—3 дней назад. На озере Актастыкуль в верховьях Иргиза П. П. Сушкин (1908) в середине августа отметил выводок в шесть пуховиков, едва достигших 1/3 размера взрослых птиц. К началу октября молодые этого выводка выросли вдвое, но еще не могли летать. 9—11 октября наступили морозы, озеро почти все замерзло, и один из птенцов погиб — примерз хвостом ко льду и был разорван белохвостом.

Рис. 102. Гнездо лебедя-шипуна. Озеро Жангильдыкуль в низовьях Тургая. Фото И. Долгушина.

Рис. 102. Гнездо лебедя-шипуна. Озеро Жангильдыкуль в низовьях Тургая. Фото И. Долгушина.

В середине октября озеро оттаяло, и остальные птенцы вновь наблюдались на нем. На Кургальджине С. Д. Лавровым (1903) 29 мая было найдено гнездо со скорлупой яиц, но уже пустое. Дата нахождения, вероятно, указывает на срок вылупления птенцов и очень близко совпадает с датами появления молодых в низовьях Тургая.

Когда одна из птиц находится на гнезде, вторая плавает у тростников непосредственно в районе гнезда. При приближении опасности эта птица издает предостерегающие крики: «коррр… коррр… коррр…» и насиживающая птица покидает гнездо приблизительно в 100—150 м от лодки. Иногда сходящая с гнезда птица прикрывает яйца метелками тростника. Насиживает преимущественно самка, но самец иногда заменяет ее на гнезде: А. П. Кузякин на Аральском море добыл слетевшего с гнезда самца. Птицы у гнезда не проявляют особенного беспокойства и плавают в 150 — 200 ж, лишь изредка издавая глухое корканье. Семьями держатся долго, даже во время пролета.

Половая, зрелость наступает в возрасте четырех лет. Неполовозрелые шипуны обычно собираются стаями и держатся на кормных местах озер. В одной из таких стай, державшейся на озере Кармаккуль в низовьях Тургая, нами было сосчитано 73 лебедя. При впадении Кона в озеро Тениз в стае лебедей было около 60 особей, из которых 20 были шипунами. Эти неполовозрелые лебеди собираются для линьки на большие озера. В далеком прошлом, вплоть до начала текущего века, особенно большие скопления линяющих лебедей наблюдались на северо-восточном побережье Каспия, где существовал даже специальный промысел их: птицы добывались загсном на лодках. В настоящее время о скоплениях линкых лебедей на Каспии сведений нет; сравнительно небольшими — в 100—200 особей — стаями лебеди линяют на больших озерах степной зоны. Размножающиеся лебеди линяют при выводках. Первой начинает линять самка еще при пуховичках. В это время заботы об охране выводка целиком несет самец. Когда у самки сменятся маховые, самец покидает выводок и линяет в наиболее густых зарослях тростинка; иногда линяющие самцы держатся, группами до 20 — 30 штук. После смены маховых самец вновь присоединяется к выводку. К этому времени у молодых идет рост маховых.

О времени осеннего пролета данных по Казахстану очень мало. Хотя некоторые выводки задерживаются у мест гнездовья очень поздно, иногда до замерзания водоемов, но большинство их пускается в стлет значительно раньше. В верховьях Иргиза пролетные семьи наблюдались с середины сентября и до середины октября, а запоздалые— до 5 ноября. На озере Мокром пролет шел с 21 сентября то 18 октября. На озере Сасыккуль близ Семипалатинска пролетные шипуны отмечены 11 октя.бря. В Илийской долине первые пролетные стайки шипунов начинают встречаться с конца августа и попадаются вплоть до середины октября; пролет здесь очень слабый и стайки встречаются раз в семь-десять дней. На нижней Сыр-Дарье шипуны держатся да замерзания водоемов. Летят, тю-видимому, семьями, во всяком случае — стайками в три — десять штук.

Иногда зимуют на самом юге нашей республики, к югу от Туркестана и Чимкента, где держатся на незамерзающих разливах.

Самый красивый из лебедей, к тому же легко живущий в неволе и полуневоле, отличается от кликуна уживчивым характером. Заслуживает всемерной охраны, тем более, что количество шипунов повсеместно очень сильно уменьшилось, Наиболее важное значение этот лебедь, может иметь для отлова его живьем с последующим содержанием на прудах при домах отдыха и санаториях, где он будет служить не меньшим украшением, чем любые, даже самые красивые цветы. Для отлова лебедей наилучшие места — озера низовий Иргиза и Тургая, особенно озера Кармаккуль, Байтак и Айкуль. Количество лебедей здесь и в настоящее время весьма значительно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделитесь информацией с друзьями

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: