ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

К этому отряду относятся около 200 видов птиц, распространенных по всем материкам (кроме Антарктиды). Это крупные или средних размеров птицы; самые мелкие из наших пластинчатоклювых — малые чирки — весят 200—300 г, наиболее крупные — лебеди—9—12 кг.

Общий облик пластинчатоклювых хорошо известен всякому по нашим домашним уткам и гусям. Тело их несколько грузное, шея удлиненная, а иногда и очень длинная.

ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

Ноги поставлены несколько сзади середины туловища, четырехпалые, сравнительно короткие. Три передние пальца соединены сплошной кожистой перепонкой. Задний палец находится выше уровня передних. Клюв умеренной длины, большей частью широкий по всей длине, реже — суживается или расширяется к вершине. По краям подклювья и надклювья развиты узкие поперечные пластинки или реже — бугорки или зубцы. На конце надклювья образуется твердый «ноготок». Оперение густое, плотное; равномерно покрывающий все тело. Крылья средних размеров, заостренные. Хвост обычно короткий, лишь у некоторых видов относительно длинный. Окраска очень разнообразная: у некоторых видов белая, у других однообразно серовато-бурая, у многих — с наличием участков яркого оперения с металлическим отливом; отдельные виды — матово-черной окраски. У ряда видов на голове хохлы из удлиненных перьев, часто удлинены также плечевые и внутренние маховые. Самцы и самки у большинства наших видов уток, крохалей, чернетей имеют различную окраску (исключение — мраморный чирок и черная кряква). Напротив, у тропических видов уток, в большинстве случаев отличий в окраске самцов и самок нет. У наших гусей и лебедей оба пола окрашены одинаково. Почти у всех пластинчатоклювых самцы крупнее самок. У самцов имеется копулятивный орган.

Жизнь птиц этого отряда тесно связана с водой. Все относящиеся сюда виды прекрасно плавают, а многие очень хорошо ныряют: некоторые могут оставаться под водой до трех с половиной минут и погружаться на большую глубину. Под водой передвигаются с помощью ног, но некоторые подгребают крыльями. Многие виды опрокидываются в воду передней частью тела и, вытягивая шею, добывают пищу из ила на мелководье. По земле передвигаются по-разному. Гуси и казарки ходят сравнительно хорошо, могут довольно быстро бегать, остальные ходят довольно тяжело, вперевалку. У большинства видов полет быстрый с непрерывными взмахами крыльев. Во время полета крылья издают особые звуки, характерные для каждого вида. Лишь немногие виды почти не могут летать (Nesonetta auclandica), а один вид—патагонская утка-пароход — совсем не летает; у этих видов крылья сильно редуцированы.

Пища разнообразная. Хорошо ныряющие виды питаются или мелкой рыбой, или донными моллюсками. Многие кормятся смешанной пищей, добывая ее на мелководье. Гуси питаются главным образом прибрежной или наземной растительностью.

У серых гусей и лебедей образуются постоянные пары. У большинства же пары образуются только на период спаривания, а после откладки яиц самец покидает самку и никакого участия в насиживании и вождении молодых не принимает. Лишь у немногих, по-видимому, наблюдается настоящая полигамия (из наших видов, по-видимому, только у чирка-свистунка). Однако самцы большей части наших уток часто спариваются с самками других пар, иногда и с самками других видов. Известны гибриды между кряквой и малым чирком, между кряквой и шилохвостью, между шилохвостью и малым чирком, между малым чирком и свиязью, между малым чирком и серой уткой, между кряквой и краснобашем, между голубой и белоглазой чернетями и др.

Гнездятся большей частью отдельными парами, реже — разреженными колониями. Гнезда устраиваются на суше, на мелководье, в тростниках, на плавучих лабзах, на деревьях, в дуплах, в норах глинистых обрывов, в скалах, но всегда недалеко от воды. Большинство видов откладывает шесть-десять яиц, некоторые до 15 и лишь немногие — меньше пяти. Яйца одноцветные, белые или слегка зеленоватые и охристо-белые. Насиживание длится от 20 до 40 дней, у большинства — около 25 дней. Птенцы по выходе из яиц, обсохнув, способны бегать и плавать уже спустя несколько часов, но обычно первые сутки остаются в гнезде и только на другой день покидают его. Пищу они добывают самостоятельно, но самка или оба родителя присматривают за ними, а в случае опасности самоотверженно их защищают. Выводки держатся вместе до подъема на крыло. У видов среднего размера молодые вырастают за два-два с половиной месяца, у крупных за три- три с половиной и даже за четыре месяца. Лишь у немногих видов половозрелость достигается в первый год жизни, большинство же становится половозрелыми на второй и третий, а у некоторых только на четвертый год жизни.

Линька у разных видов протекает по-разному. У большинства видов маховые перья выпадают одновременно, а заменяющие их вырастают приблизительно через три недели. На это время пластинчатоклювые теряют способность к полету. Самки линяют при выводках, самцы же у многих видов, не участвующих в заботах о потомстве, линяют отдельно. При этом многие из них совершают значительные кочевки от мест гнездования на места линьки, где собираются большими стаями. Таким местом концентрации линяющих самцов, а также холостых самок являются,, в частности, лесостепь и степь юга Западной Сибири и северных частей Казахстана, а также дельта Волги. Местами в Казахстане наблюдается настоящий пролет с севера к местам линьки. Особенно большие скопления линяющих уток, гусей и лебедей наблюдаются в дельте Волги, на озерах низовий Иргиза и Тургая, на Кургальджине, на озерах севера Павлодарской области, а также на многих более мелких степных озерах. Птицы собираются на линьку громадными стаями. Гуси и утки линяют, как правило, в тростниковых крепях; чернети, гоголи, турпаны и пеганки — напротив, на больших открытых соленых озерах. Известно, что к нам для линьки, точнее для смены маховых, собираются многие пластинчатоклювые с обширной территории, главным образом из таежной полосы Западной Сибири.

Из наших пластинчатоклювых гуси, казарки, лебеди, пеганка и красная утка линяют один раз в году. У большинства уток, напротив, наблюдается двукратная линька. При этом самки во все сезоны бывают окрашены одинаково, а самцы имеют два сезонных наряда, резко отличающихся по окраске.

Пластинчатоклювые имеют большое значение как объекты охоты. В заготовках они по СССР занимают второе место после куриных, но, нет сомнения, что их добывается значительно больше, чем всех других птиц. Мясо всех пластинчатоклювых вполне съедобно, у многих оно хорошего, а у некоторых и прекрасного качества (например у чирков, кряквы и др.). Охота на них производится преимущественно с ружьем, но во многих местах применяются самые разнообразные способы, часто имеющие целью массовую добычу. У всех пластинчатоклювых превосходно качество пера и пуха. Особенной легкостью, теплотой, упругостью и способностью не сваливаться отличается пух гаг. Из наших птиц особенно хорошим пухом обладает пеганка, немногим хуже пух огаря. Кроме того, используются пуховые шкурки лебедей, которые, благодаря легкости и мягкости, дают хороший пошивочный материал.

Казахстан по количеству гнездящихся в нем пластинчатоклювых представляет один из наиболее богатых районов Советского Союза, особенно его лесостепные и степные районы. Следует заметить, что количество гнездящихся пластинчатоклювых в Казахстане все время уменьшается. Основные причины этого—неумеренная охота во всякое время, практикуемый до настоящего времени массовый лов линных птиц, ловля взрослых птиц и подросших птенцов пленками, короче говоря, неумеренное браконьерство. Между тем, как показывает опыт некоторых стран, при хорошей охране пластинчатоклювые могут легко уживаться в сильно обжитых человеком районах. Одной из задач организаций, ведающих охотничьим хозяйством, является охрана запасов пластинчатоклювых, борьба с браконьерством и выработка рациональных сроков охоты.

Помимо значения пластинчатоклювых как объектов охоты, велика так же их роль, как прародителей некоторых наших домашних птиц. Так, кряква является родоначальницей наших домашних уток, серый гусь — многих пород гусей, сухонос — некоторых пород домашних гусей (так называемые китайские гуси) и т. п.

Наряду с пользой пластинчатоклювые могут приносить и вред. Этот вред наиболее ощутим на хлебных полях, куда в массе летают кормиться гуси, а также некоторые из уток.

Отряд пластинчатоклювых содержит лишь одно семейство Anatidae. В Казахстане встречается 40 видов пластинчатоклювых, относящихся к 16 родам, которые иногда объединяются в группы, имеющие значение подсемейств.

ТАБЛИЦА ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ РОДОВ СЕМЕЙСТВА УТИНЫХ

(12) Плюсна спереди сетчатая, т. е. покрыта многоугольными щитками

(3) Шея очень длинная, почти равна длине тела. Старые птицы сплошь белой окраски

Род Лебедь—Су gnus.

(2) Шея значительно короче тела. Окраска не бывает сплошь белой

(5) Оперение лба далеко не .доходит до линии углов разреза рта (рис. 94а)

Сухонос — Cygnopsis.

(4) Оперение лба доходит или выдается вперед за линию углов разреза рта (рис. 96 б)

ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

Рис. 94. Клювы сухоноса   (а)    и    серого гуся    (б).

(7) Лапы черные…..Род Малые    казарки — Branta.

(6) Лапы желтые, оранжевые или красноватые

(11) Клюв, если смотреть сверху, заметно суживается к вершине

(10) Окраска белая (взрослые) или лишь с примесью сероватого (молодые) и лишь первостепенные маховые черные или черно-бурые

Род Белый гусь — Chen.

(9) Окраска серо-бурая; белый цвет в оперении если и есть, то не является преобладающим

Род Гусь — Anser.

(8) Края клюва, если смотреть сверху, идут параллельно и закругляются к вершине

Род Горный гусь — Eulabeia.

(1) Плюсна покрыта поперечными пластинками

(14) Клюв сильно сужен к вершине, края его разреза усажены зубчиками (рис. 95) 

Род Крохаль — Mergus.

(13) Клюв широкий, края его разреза усажены поперечными пластинками

ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

Рис. 95. Клюв крохаля.

(20) Задний палец снабжен узкой кожистой оторочкой (рис. 96а)

(17) Клюв седлообразно-беловатая …..


Рис. 96. Ноги утки (а) и чернети (б).

Рис. 96. Ноги утки (а) и чернети (б).


Род Земляные утки — Tadorna.

(16) Клюв без заметного перегиба кверху

(19) Общая окраска верхней и нижней стороны тела охристо-рыжая, голова однообразнобеловатая

Земляные утки — Tadorna.

(18) Окраска разнообразная, но не однообразно охристо-рыжая, голова не однообразно

Род Утка — Anas.

(15) Задний палец снабжен широкой кожистой лопастью (рис.966)

(22)  Хвост длинный, ступенчатый,    составляющие его рулевые перья с очень узкими опахалами, верхние кроющие хвоста прикрывают его лишь у основания (рис. 97)

Род Савка — Охуига.

(21) Хвост обычного устройства

(28) Подмышечные черные или с преобладанием бурого

(27) Ноготок широкий, занимает весь конец надклювья

(26) Длина клюва меньше 30 мм, его ширина на уровне ноздрей 13— 17 мм

Род    Морянка — Clcingulci.

(25) Длина клюва больше 35 мм, его ширина на уровне ноздрей 20—30 мм  

Род Турпан — Oidemia.

(24) Ноготок узкий и занимает лишь середину надклювья

Род Гоголь — Bucephala.

(23) Подмышечные белые или с преобладанием белого


Рис. 97. Хвост савки

Рис. 97. Хвост савки

(30) Ноготок широкий и занимает вею или почти всю вершину надклювья

Род Гага — Somateria

(29) Ноготок узкий и занимает не больше половины конца надклювья

(32) Клюв и лапы ярко-красные или красновато-бурые ….

Род Краснобаш — Nelta.

(31) Клюв и лапы черные, серые или голубоватые Род Чернеть — Nyroca.

РОД ЛЕБЕДЬ — CYGNUS

В этот род объединяются очень крупные птицы, у которых длина шеи равна длине туловища или превосходит ее. Входящие сюда шесть видов распространены в Евразии и Америке. В Казахстане встречается три вида лебедей. Два из них гнездятся в нашей республике, один встречается только на пролете.

ТАБЛИЦА ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВИДОВ ЛЕБЕДЕЙ

(2) Крайние рулевые на 60—100 мм короче средних

Лебедь-шипун— С. olor.

(1) Крайние рулевые короче средних не более чем на 50—60 мм 3

(4) Крыло длиннее 560 мм

Лебедь-кликун — С. cygnus.

(3) Крыло короче 550 мм

Малый лебедь — С. bewickii.

ЛЕБЕДЬ-КЛИКУН— CYGNUS CYGNUS L.

Синоним: Cygnus musicus Bechst.

Описание. Взрослая птица вся белая. Ноги матово-черные. Клюв в вершинной части черный, в основной — желтый.

Общая окраска верха молодых дымчато-серая, нижняя сторона тела белая. Ноги красновато-черного цвета, клюв черный, в основной части мясного цвета. Радужина бурая.

Размеры: крыло 560—635 мм, хвост 160—205 мм, плюсна 98—120 мм, клюз 95—110 мм.

Все (по литературным данным) 7000—10000 г, в отдельных случаях 12700 г.

Вес самки, добытой в апреле около Ладыженки (к югу от Атбасара), 7500 г; летающий молодой с озера Коскуль (к северу от Улутау) весил 7800 г.

У пухового птенца верхняя сторона беловато-серая, на голове, верхней стороне шеи и через хвост проходит более темная полоса, между лопатками находятся два белых пятна. Бока шеи и нижняя сторона тела белые. Лапы бледно-розоватосерого- цвета, основная половина клюва телесного цвета, который к концу клюва переходит в темно-бурый.

Яйца сероватые, желтоватые или чисто белые. Длина их 105—125 мм, поперечник 68—77 мм. Вес свежего яйца из гнезда, найденного в Атбасарском районе, 345 г.

Кликун гнездится в северной половине Евразии, от Исландии, Шотландии и Скандинавии на западе до Камчатки и Сахалина на востоке. К северу идет до северных частей Фенноскандии и Кольского полуострова, тундр Канина, низовий Печоры, Тазовской губы, устья Нижней Тунгузки на Енисее, Верхне-Колымска, Анадыря. К югу — до Шотландии, Ладожского озера, Северного Каспия, Балхаш-Алакуль-ской котловины, Джунгарии, Монголии, Северной Маньчжурии, Северной Японии. Будучи повсеместно распространен в лесной зоне, южнее встречается прерывчато и гнездится лишь в отдельных участках. Зимует в области Средиземного моря, на Каспии, в Передней и Средней Азии, в Пакистане, Корее и восточных частях Китая. Иногда отдельные особи или группы их зимуют-и севернее.

В Казахстане гнездится во всей лесостепной и степной зонах, у северных берегов Каспия, в Зайсанской и Балхаш-Алакульской котловинах. Быть может, гнездится на Марка-Куле. Всюду распространен прерывчато. Детали распространения указать трудно, так как повсюду заметно уменьшился в количестве и на многих озерах, для которых указан гнездящимся а прошлом веке или начале текущего столетия, в настоящее время не гнезднтся (На уменьшение лебедей в степях Казахстана косвенным образом указывает наличие многих деревень с названиями: Лебяжье, Лебяжинка и т. п. Расспросы старожилов этих деревень дают указания на гнездование здесь в прошлом лебедей-шиш-карей, или кликунов. Как правило, ни тот, ни другой лебедь теперь около этих деревень не гнездится). Численность повсюду невысокая, относительно обычен лишь на Зайсане и на озерах Алакульской группы. Совершенно не гнездится (и, по-видимому, не гнездился) по Сыр-Дарье и на Чу. На пролете встречается по всему Казахстану, но в южной его половине немногочислен. В небольшом количестве, но довольно регулярно зимует в бассейне Бугуни, Арыси и Келеса. Иногда зимует в Илийской долине (у Кульджи).

В Казахстане гнездится на крупных озерах, пресных или слегка солоноватых, с обширными тростниковыми зарослями. Как правило, избегает близости человека, но известны случаи гнездования в непосредственном соседстве с деревнями. На пролете останавливается преимущественно на озерах, реже — на реках. На зимовках наблюдается по незамерзающим озерам, рекам и разливам. В Илийской долине у Кульджи в некоторые зимы наблюдается на полыньях Или.

Взрослые питаются как растительной, так и животной пищей, преимущественно корневищами и зелеными частями водных растений, но также и мелкими водными беспозвоночными. Молодые кормятся преимущественно водными беспозвоночными. Пищу добывают со дна, опрокидываясь в воду, как утки, и глубоко погружая шею; на глубоких местах кормиться не могут.

Кликун — одна из самых крупных птиц нашей фауны (вес до 12 кг). От другого нашего лебедя — шипуна — в природе отличается по манере держаться на воде, очертаниями фигуры и главным образам голосом. Плавающий кликун глубоко погружает переднюю часть тела в воду и несколько приподнимает заднюю. Очень длинная шея поставлена вертикально, голова направлена вперед и клюв держится горизонтально. Крылья плотно прижаты к телу, и спина в профиль имеет округлые очертания. Голос громкий, трубный, слышимый на очень большое расстояние; рассерженный шипит, как гусь. Как и у других лебедей, движения плавающего кликуна неторопливы.

Распространение лебедя-кликуна в Казахстане: 1 — гнездование, 2— зимовки, 3— летние нахождения (не гнездовые), 4— пролет весной, 5 — пролет осенью.

Распространение лебедя-кликуна в Казахстане: 1 — гнездование, 2— зимовки, 3— летние нахождения (не гнездовые), 4— пролет весной, 5 — пролет осенью.

Но преследуемые лебеди плывут очень быстро, и догнать их на лодке можно лишь с большим трудом. Добывая пищу, опрокидывается, как кряква; не ныряет. С воды взлетает с трудом, длительно разбегаясь и отталкиваясь от воды лапами, по наклонной линии и обычно против ветра. Летит, вытянув вперед шею с редкими, но очень сильными взмахами крыльев, производящими характерный звук. По земле ходит неохотно и редко выходит на сушу. Очень осторожная птица. Гнездится отдельными парами, но на пролете соединяется в стаи по нескольку десятков птиц. Очень сильная и храбрая птица, самоотверженно защищающая птенцов; удар крыла лебедя может переломить руку ребенка и подростка. При содержании в неволе обнаруживает неуживчивый нрав.

Кликун — одна из наиболее рано прилетающих птиц, и его весеннее появление бывает вскоре после прилета грачей и скворцов, иногда одновременно с последними. В это время реки и озера еще скованы льдом, проталины очень редки, и птицы вынуждены отдыхать на льду водоемов. Это относится к первым пролетным птицам, но пролет лебедей идет довольно долго, и конец его приходится на позднее время весны. На нижней Сыр-Дарье пролет кликуна проходит в марте, в некоторые годы затягивается до середины апреля. На Аральском море пролет идет с конца марта до середины апреля, а иногда до конца апреля и даже начала мая. В Илийской долине пролетные лебеди наблюдаются в некоторые годы уже в середине февраля. Обычно же здесь, как и поблизости от Алма-Аты и в дельте Или, кликуны появляются около середины марта; всюду здесь пролет слабый, птицы летят парами или небольшими — до 10—15 штук — стайками. В устьях Аягуза пролет лебедей наблюдался с 10 по 15 апреля. В низовьях Илека кликуны прилетают в двадцатых числах марта, валовой пролет — до середины апреля, а в некоторые годы и до конца его; пролет здесь хорошо выражен, лебеди летят часто стаями до 50 и более штук. Около Джамбейтов прилетают в конце марта, в Актюбинске — около 20 марта.

Рис. 98. Лебедь-кликун.

Рис. 98. Лебедь-кликун.

На Эмбе, у устья Темира, конец пролета наблюдался в десятых числах апреля. В низовьях Ирги-за П. П. Сушкин (1908) отметил пролет в первой половине апреля; у ст. Челкар мы наблюдали слабый пролет — вероятно, конец его, в середине апреля. В Наурзуме первых прилетных кликунов отмечали

5 и 6 апреля; валовой пролет проходит здесь 16—24 апреля. В районе озера Мокрого, к северо-востоку от Кустаная, хороший пролет кликунов наблюдался нами с 20 апреля по 3 мая. Лебеди летели стаями от 7 до 37 штук в каждой; за три дня было насчитано более 250 пролетевших птиц. На Кургальджине заметный пролет идет в начале апрелд. В позднюю весну 1954 г. на Саумалкуле (к востоку от Караганды) прилет был отмечен 16 апреля; в это время проталин еще не было, и лебеди отдыхали на льду озера. На Зайсане прилет лебедей датирован (за три года наблюдений) 15, 19 и 20 марта. У Семипалатинска массовый пролет лебедей проходит обычно с 10 по 25 апреля, но в некоторые годы раньше — в первую и вторую декады апреля, напротив, в годы с поздней весной — с середины апреля до начала мая. Близ Павлодара они прилетают в начале апреля.

Весной лебеди летят высоко как днем, так и ночью. Обычно стаи небольшие, в 10—20 особей, но иногда в них бывает 50 и более птиц. Летящие клитуны выстраиваются или углом, или косой линией. Часто кричат.

У мест гнездовья появляются уже парами, которые, по-видимому, образуются на зимовках, а может быть, являются постоянными вообще, Неполовозрелые птицы летят вместе с приступающими к гнездованию и, по нашим наблюдениям, в пролетающих стаях значительно чаще бывает нечетное число особей (В 1957 г. в Кустанайской области во всех сосчитанных стаях было нечетное число птиц. Совпадение странное: сосчитано 32 стаи, от 3 до 37 особей в каждой.). Половозрелыми кликуны становятся в возрасте четырех лет. Гнездящиеся пары занимают определенный и обширный участок и не терпят присутствия других лебедей поблизости.

Рис. 99. Гнездо лебедя-кликуна. Озеро Сасыккуль. Фото Е. И. Страутмана.

Рис. 99. Гнездо лебедя-кликуна. Озеро Сасыккуль. Фото Е. И. Страутмана.

В некоторых случаях бывают ожесточенные драки между парами птиц. Они сплываются грудью, приподнимаются над водой и бьют друг друга крыльями все время громко крича.

Гнездо сооружается среди тростника, камыша или рогоза. В большинстве случаев гнездо устраивается на сравнительно неглубоком месте и основание его покоится на дне, но иногда бывают и полупловучие гнезда. Материал, из которого строится гнездо, различен. Полупловучие гнезда строятся преимущественно, а часто и исключительно из тростника. В большинстве же случаев, когда гнездо строится на твердом основании, оно делается из стеблей и листьев различных водных растений — тростника, рогоза, ситника, осоки и т. п.; некоторые гнезда наполовину или больше сделаны из ила, скрепленного стеблями и листьями водных растений. Само сооружение очень массивно. Полупловучие гнезда достигают в диаметре 1,5 м, возвышаясь над водой на 30—40 см. Диаметр основания неподвижных гнезд в некоторых случаях достигает 2,5 м, но чаще меньше—1,7—2 м. Диаметр надводной части немногим больше метра, над водой гнезда возвышаются на 40—60 см. Лоток гнезд относительно плоский, глубина его не больше 20 см, при диаметре в 40—50 см. Выстилкой служат сухие стебли тростника, рогоза, осоки и т. п. Кладка состоит из трех-семи, чаще всего из четырех-шести яиц. Насиживание длится 35—40 дней. Самец держится поблизости от гнезда и бдительно охраняет район гнезда.

О сроках размножения кликуна в Казахстане данных очень мало. На озере Актастыкуль, в верховьях Иргиза, П. П. Сушкин (1908) наблюдал пару лебедей с одним лебеденком, который в начале августа достиг половины размера стариков. В Наурзуме 26 мая Н. С. Ульяниным было найдено гнездо с шестью ненасиженными яйцами. А. Н. Формозов (1937) в этом районе в конце июля наблюдал выводки кликунов с крупными птенцами (добытый весил 4100 г).

На озере Каратумар (к юго-востоку от Атбасара) в гнезде, найденном Д. И. Чекменевым 12 мая, было два свежих яйца. На озере Жаркуль (в 180 км к юго-юго-западу от Атбасара) 4 июля были еще небольшие пуховики. В выводке лебедей на озере Камыстыкуль (к северу от Улутау) в конце июля молодые по величине достигали половины размера взрослых птиц.

На Зайсане, на мысе Голодаевском, И. Ф. Самусев 13 мая нашел гнездо с шестью свежими яйцами. В районе дельты Черного Иртыша 4 июля им наблюдался выводок с пятью птенцами, а 23 июля с четырьмя лебедятами. 10 сентября здесь же были пойманы два птенца кликуна из одного выводка, но разные по весу: 2200 и 3500 г. Г. И. Поляков (1914) в дельте Черного Иртыша 27 июня обнаружил выводок с пятью молодыми; размер добытого лебеденка от гузки до вершины клюва 560 мм. На озерах Алакульской группы А. А. Слудский (1953) нашел в апреле два гнезда с четырьмя яйцами, а 18—27 июня наблюдал здесь шесть выводков с птенцами размером с серую утку; в двух выводках было по 2, в трех — по три и в одном—6 молодых. На озерах дельты Тентека (Алакульская котловина) Е. И. Страутманом найдено два гнезда —12 мая с тремя слабо насиженными яйцами, а 28 мая — с пятью очень сильно насиженными. На Басканском озере 29    июня А. А. Слудский (1953) наблюдал выводки с пятью и семью пуховиками. В дельте Или им же 14 мая было найдено гнездо с тремя сильно насиженными яйцами, а 10 мая с четырьмя слабо насиженными. Тут же 25 мая наблюдался выводок с семью молодыми, величиной с курицу, а в июне в четырех выводках было по два (в трех выводках) и три птенца.

Птенцы кликунов, как только обсохнут, могут самостоятельно добывать пищу. Родители самоотверженно их оберегают. Семьи держатся вместе до полного вырастания молодых и часто совместно отлетают на юг. Линька старых птиц проходит при выводке. В это время они становятся особенно осторожны и обычно почти не покидают тростниковых зарослей.

Неполовозрелые лебеди проводят время в добывании пищи и держатся небольшими группами. Ко времени смены маховых они собираются большими стаями на крупных, но мелководных озерах, часто совершенно открытых. Скопления линных лебедей были известны и прошлом во многих местах Северного Каспия, где существовал даже специальный промысел линных лебедей. Линяющих кликунов наблюдали на ряде крупных солоноватых озер Центрального Казахстана (Ащекуль, Карасор и др.), а также на пресных с большими тростниковыми зарослями озерах северо-востока Павлодарской области.

После того, как молодые поднимутся на крыло, а старики перелиняют, семьи кликунов проводят время в поисках пищи, а через некоторое время начинаете^ отлет их к местам зимовок. В большинстве мест выраженный пролет лебедей наблюдается в октябре, но осенние подвижки начинаются раньше, иногда с конца августа — начала сентября.

На низовьях Илека пролет наблюдается в октябре и длится до середины ноября; птиц летит мало. В устьях Урала они задерживаются до середины ноября. В ноябре в заливе Сарташ на Каспии скапливается несколько сотен лебедей, а у Баутино их пролет отмечен в ноябре и декабре. У озера Мокрого пролет проходил с 25 сентября по 20 октября; в Наурзуме валовой пролет — в двадцатых числах октября. Хорошо выраженный пролет наблюдался у верховьев Иргиза с 8 по 18 октября — лебеди летели стаями до 40 штук, стаи следовали часто. В низовьях Тургая продет отмечен с 21 октября по 3 ноября. На Саумалкуле, к востоку от Караганды, с 27 сентября по 10 октября ежедневно наблюдалось две-три стайки по четыре-восемь штук в каждой. У Семипалатинска пролет проходит в первых двух декадах октября. На Зайсане начало пролета 5—13 октября, конец—19—25 октября. В дельте Или и Илийской долине слабый осенний пролет начинается в последних числах сентября и заканчивается к началу ноября; в эти. же сроки проходит пролет и на Аральском море.

Уже говорилось, что кликуны в небольшом количестве зимуют па озерам, рекам и разливам в бассейнах Бугуни, Арыся и Келеса.

Мясо лебедя довольно жесткое и требует вымачивания в уксусе. Шкурки его выделываются и идут на разные поделки, как «птичий мех». Специальная охота на лебедей существовала раньше на севере Казахстана, в других местах их добывают лишь случайно. Как украшение наших водоемов, лебеди вообще взяты под охрану закона, тем более, что количество их катастрофически уменьшается.

ЛЕБЕДЬ-ШИПУН — CYGNUS GLOR GM.

Описание. Взрослая птица вся чисто-белая. Уздечка, основание и края верхней челюсти, ноздри, коготки и нижняя челюсть черные, остальной клпв оранжево-красный. На клюве нарост, который у самца больше, чем у самки; ноги черные. Хвост клиновидный. Молодые — серые, с буроватым оттенком; ноги у них мясного цвета; клюв серовато-черный. Радужина темно-бурая.

Размеры: крыло 560—622 мм, хвост 180—242 мм, плюсна 100—7 мм, клюв 70— 90 мм.

Вес шипунов, по литературным данным, 8000—13000 г, в отдельных случаях будто бы 22500 г (!). Вес птиц, добытых на озерах Байтак и Айкуль в низовьях Тургая: самцы 9500 и 9600, самки 5600 и 6000 г.

У пухового птенца лоб, щеки, горло и нижняя сторона грязно-белые, верхняя сторона аспидно-серая. Клюв темно-серый, ноги серовато-синеватые.

Яйца бледно-зеленовато-белые, без блеска; длина их 105—122 мм, поперечник 70—80 мм.

Вес яиц шипуна, собранных нами в низовьях Тургая: 1) кладка из двух яиц. совершенно свежих, на озере Жаркуль 1 ипня—332 и 311 5; 2) кладка из семи яиц на озере Жангильдыкуль 18 мая—310, 321, 327, 330, 331, 334 и 339 г. Яйца были з ранней стадии насиживания, зародыш выполнял пс более 1/50 части япца.

В настоящее время гнездится очень спорадично, на некоторых озерах, часто отдельными гнездами, в большинстве мест очень редок. Такое редкое гнездование наблюдается в Южной Швеции, Данни, Польше, в низовьях Дуная и прилежащих частях Болгарии, в Калининградской области, в низовьях Днестра, Кубани, Терека и Сулака. Также в отдельных пунктах гнездится в Турции и Иране. Далее гнездовая область включает Казахстанские нахождения, низовья Аму-Дарьи, озеро Чаны и прилежащий к нему район. От Оби до Байкала шипуна в Сибири нет. Далее гнездится >d Забайкалье (озера Тарей-нор), в Монголии и около Сидеми в Приморской области (быть может также на озере Ханка). Гнездится в Китае на озерах Лобнор, Кукунор, в Цайдаме, на ряде озер северной окраины Тибета и в Центральной Гоби. Во многих странах Европы встречается в полуодомашненном состоянии. На зимовках известен для Иссык-Куля, средней Сыр-Дарьи, Каспийского моря, низовий Дуная, Днестра и Прута, восточного побережья Средиземного моря и низовий Нила, побережий

Рис. 100. Распространение лебедя-щипуна в Казахстане: 1—гнездование,  2—зимовки, 3—нахождения летом (не гнездовые), 4—пролет весной, 5—пролет осенью.

Рис. 100. Распространение лебедя-щипуна в Казахстане: 1—гнездование, 2—зимовки, 3—нахождения летом (не гнездовые), 4—пролет весной, 5—пролет осенью.

 

Персидского залива и для Пакистана; зимует также у побережий Желтого моря.

Еще в недалеком прошлом был широко распространен в Казахстане и в некоторых местах мог считаться обычной птицей. В настоящее время количество шипунов повсеместно значительно уменьшилось. Во многих местах он как гнездящаяся птица совершенно исчез, и районы, в которых шипун обыкновенен, очень редки. Вероятно, в очень небольшом числе гнездится на некоторых озерах Волжско-Уральской степи, в частности на Камыш-Самарских. По-видимому, гнездится отдельными парами на северном побережье Каспия, но точных данных для настоящего времени нет. С переходом за р. Урал гнездовья шипуна известны для, ряда озер в бассейнах Илека, Хобды, Чингирлау и Темира. В Кустанайских степях редок, но гнездится, хотя и не ежегодно, близ Наурзума, на некоторых озерах верховьев Тобола, на озерах в районе Кустаная и Троицка, а также на некоторых озерах северо-восточной части Кустанайской области; в 1957 г. нами наблюдалась загнездившаяся пара шипунов на озере Байгунус (район озера Мокрого). Гнездится по низовьям Иргиза и Тургая, здесь обыкновенен, а местами может быть назван многочисленным. На озерах низовий Тургая, посещенных нами в 1956 г., подсчет гнездящихся шипунов дает следующие данные: на озере Жаркуль—пять пар, на озере Жангильдыкуль-12 пар, на озере Байтак 10 пар (на части озера, на всем озере, вероятно, около 30 пар), на озере Айкуль — около 40 пар (вероятно больше, шипуны подсчитаны приблизительно на 7з озера, наиболее благоприятной для их обитания). Этот район в Казахстане наиболее богат шипунами. Далее к востоку гнездится на Кургальджине; численность его здесь не выяснена, но, вероятно, небольшая. Гнездится далее на некоторых озерах Акмолинской и Павлодарской областей, но всюду немногочислен и встречается отдельными парами. Более обыкновенен лишь в северо-восточном углу Павлодарской области и в районе соленых озер Селеты-Тенгиз, Джалаулы и др. В районах, тяготеющих к Семипалатинску, на Алтае и в Зайсанской котловине не гнездится и очень редок на пролете. Редок также на озерах Алакуль и Сасыккуль, как и в Прибалхашье, где изредка гнездится в той части дельты Или, которая прилегает к Балхашу. Для района низовий Чу никаких данных о шипуне нет. Гнездился прежде на Теликульских озерах, но в настоящее время не гнездится. Достаточно обыкновенен по долине Сыр-Дарьи, начиная от Бугуньских озер и кончая дельтог: здесь в некоторых местах, в частности между Джусалы и Чиили, а также на Камышлыбаш, довольно обычен. Гнездится по берегам и островам восточного побережья Аральского моря, а также на его северном берегу, в частности на заливе Паскевича. По воетечному побережью встречается относительно нередко, на северном берегу редок. Лииные лебеди собираются на крупных озерах, что известно для низовий Тургая, Кургальджина и озер на северо-востоке Павлодарской области. О скоплениях шипунов на линьку в северо-восточной части Каспия, что имело место в прошлом веке, в настоящее время сведений пет. На пролете встречается почти по всему Казахстану, но в районе Семипалатинска и Зайсана крайне редок. Изредка отдельные пары зимуют на самом юге Казахстана — южнее Туркестана и Чимкента.

Гнездится почти исключительно на пресных, реже — на солоноватых озерах с обширными тростниковыми зарослями, чередующимися с плёсами открытой воды. Предпочитает глухие, мало посещаемые человеком водоемы. Неполовозрелые особи обычно концентрируются стаями как на пресных озерах, так и на водоемах разной степени засоления и, как правило, не более метра глубиной. На пролетах останавливается почти исключительно на озерах и очень редко—на реках. Зимой встречается на незамерзающих разливах.

Крупная белая птица, которая может быть спутана только с другим нашим лебедем, — кликуном. Плавающий он отличается от кликуна тем, что часто изгибает шею в виде буквы S, а клюв и голову держит наклонно к воде. Кроме того, шея шипуна несколько толще и потому не кажется такой длинной, как у кликуна, а при сложенных крыльях локтевой сгиб выступает над линией спины, образуя угол (у кликуна контур спины дает мягкую округлую линию). На лету шипун может быть отличен от кликуна по характерному скрипу больших маховых; этот скрип слышен за несколько сот метров. Голос шипуна резко отличен от голоса его родича. При раздражении издает характерный шипящий звук (откуда и произошло его название). Близ гнезда слышится предостерегающий крик: «коррр… коррр… коррр», довольно тихий, слышимый на расстоянии 200—300 м по воде. Ухаживая за самкой, самец издаст своеобразные звуки, трудно передаваемые и слышимые только на небольшом расстоянии, вряд ли далее 100 м по воде. Самка отвечает своеобразным цирканием «циррр… циррр… циррр…». Шипун хорошо плавает, гребя лапами попеременно, но не ныряет, а доставая пищу со дна, лишь опрокидывается в воду, подобно крякве. .Поэтому кормится на сравнительно мелких местах озер, не глубже метра. Взлетает тяжело, долго разбегаясь по воде. Поднявшись, летит, равномерно и сильно взмахивая крыльями; в это время слышится упомянутый выше звук. Летящие шипуны молчаливы, что также может служить отличием от кликуна, который на полете часто издает свои трубные звуки. «Характер» у шипуна уживчивый, и он нередко селится неподалеку от гусей и уток; часто можно видеть шипунов, плавающих бок о бок с другими водяными птицами, Уживчивость шипуна хорошо проявляется при содержании его в неволе. Осторожная птица, обычно не допускающая на выстрел.

Рис. 101. Голова лебедя-шипуна. Фото И. Долгушина

Рис. 101. Голова лебедя-шипуна. Фото И. Долгушина

Но на озерах в низовьях Тургая, где их почти не беспокоят, шипуны легко подпускают лодку на 50—70 м, Нельзя сказать, чтобы это была истинно колониальная птица, но при случае их гнезда располагаются сравнительно близко, в 100—200 м одно от другого, И там, где шипунов много, получаются своеобразные групповые поселения.

Пища в основном растительная, главным образом подводные части растений, их корневища, корни и побеги, которые отрываются клювом, Птенцы поедают всплывающие оторванные части растений. В небольшом количестве потребляются и животные корма, но они поедаются, вероятно, попутно с растительностью.

Прилетает несколько позднее кликуна, На нижней Сыр-Дарье пролет идет с середины марта до середины апреля, На острове Барса-Кельмес (Аральское море) в некоторые годы появляется уже в конце февраля, чаще же — в марте. В дельте Или несколько пар наблюдалось в конце марта. В низовьях Иргиза и на Эмбе пролетные отмечены в середине и двадцатых числах апреля.

Вскоре после прилета шипуны занимают места гнездования, и начинаются их брачные игры. В это время пары птиц все время держатся вместе. Самец плавает поблизости от самки с резко приподнятыми и особенно распушенными плечевыми перьями и крыльями, изогнув S-образно шею, и в это время особенно красив. Самка, напротив*

.держит шею прямой, как палка, а оперение ее гладкое, не распушенное. Птицы иногда опускают головы в воду, а затем поднимают их, изгибают шеи и взаимно переплетаются ими. При спаривании самка распластывается на воде и как бы тонет, а самец взбирается на нее, захватывает клювом перья затылка и в это время происходит копуляция. Все это сопровождается особыми звуками, о которых говорилось выше. Иногда холостые самцы пытаются отбить самку, и возникают драки, при которых самцы наносят друг другу сильные удары крыльями.

Гнезда располагаются в зарослях тростника или рогоза. Иногда они устраиваются на куче старого плавающего тростника, но в большинстве случаев свободно плавают в воде, лишь кое-где опираясь на растущие тростники. Само сооружение очень массивно, и некоторые гнезда свободно выдерживают садящегося на них человека весом около 70 кг, другие погружаются в воду, но окончательно не тонут. Измеренные нами гнезда с учетом подводной части сооружения достигали 3 м в диаметре, но собственно гнездо имеет в диаметре 120—150 см. Лоток диаметром 35—40 см, при глубине в 7—15 см. Особой выстилки в лотке нет, в некоторых гнездах в нем бывают водные травы, но они встречаются в небольшом количестве и во всем сооружении. Пуховой выстилки, о которой упоминается в литературе, в шести осмотренных нами гнездах не было, хотя мы посетили их перед вылуплением молодых, а частью после того, как молодые уже покинули гнезда. Все найденные нами гнезда помещались на сравнительно небольшой глубине — от 80 до 120 см. Гнезда обычно располагаются неподалеку от края тростников, близ плёса чистой воды, но иногда в глубине зарослей: в этом случае к гнезду идет неширокий, но хорошо заметный проход, проделанный, птицей. У гнезда на Сыр-Дарье такой проход шел через заросли рогоза на 100 м. Особый тип гнездования отмечает П. П. Сушкин (1908) для островов Челкар-Тениза. Здесь гнезда строятся совершенно открыто среди солянкового кочкарника. Строится гнездо почти исключительно из корней солянок.

О сроках гнездования мы имеем следующие данные. На озере Алтайкуль (Кзыл-Ординская область) 6 июня Е. П. Спангенберг и Г. А. Фейгин (1936) нашли гнездо с тремя слабо насиженными яйцами.^Можно думать, что это была повторная кладка: на это указывает как очень поздний срок, так и малое число яиц. Поблизости ст. Соло-Тюбе эти авторы 15 июня наблюдали маленьких пуховичков, а в другие годы в это же время здесь птенцы достигали размеров утки. В долине Сыр-Дарьи на озере Сункарлы Н. А. Зарудный 15 июля видел выводок с уже крупными лебедятами. На Бугуньских озерах (близ г. Туркестана) им 25 апреля было найдено три гнезда, содержащие по одному-два свежеснесенных яйца. На северном берегу Аральского моря, на заливе Паскевича, А. П. Кузякин 17 мая нашел гнездо с двумя яйцами. У устья Тургая в гнезде, найденном П. П. Сушкиным (1908) 22 июня, было четыре яйца, насиживание которых только что началось. В гнезде, осмотренном нами на озере Джангильдыкуль 18 мая, было семь яиц, насиживание которых началось еще не особенно давно: в яйцах были сформировавшиеся эмбрионы длиной около 4 см и выполнявшие приблизительно 1/50 часть яйца. Все эмбрионы были совершенно одинакового размера. На озере Жаркуль 1 июня в гнезде было два совершенно свежих яйца, видимо, повторная кладка. На Айкуле из четырех осмотренных 1—2 июня гнезд только в одном было семь яиц с совершенно сформировавшимися пуховиками — они, вероятно, вылупились бы через 1—2 дня. Остальные гнезда были пусты и было заметно, что они покинуты только что, не больше 2—3 дней назад. На озере Актастыкуль в верховьях Иргиза П. П. Сушкин (1908) в середине августа отметил выводок в шесть пуховиков, едва достигших 1/3 размера взрослых птиц. К началу октября молодые этого выводка выросли вдвое, но еще не могли летать. 9—11 октября наступили морозы, озеро почти все замерзло, и один из птенцов погиб — примерз хвостом ко льду и был разорван белохвостом.

Рис. 102. Гнездо лебедя-шипуна. Озеро Жангильдыкуль в низовьях Тургая. Фото И. Долгушина.

Рис. 102. Гнездо лебедя-шипуна. Озеро Жангильдыкуль в низовьях Тургая. Фото И. Долгушина.

В середине октября озеро оттаяло, и остальные птенцы вновь наблюдались на нем. На Кургальджине С. Д. Лавровым (1903) 29 мая было найдено гнездо со скорлупой яиц, но уже пустое. Дата нахождения, вероятно, указывает на срок вылупления птенцов и очень близко совпадает с датами появления молодых в низовьях Тургая.

Когда одна из птиц находится на гнезде, вторая плавает у тростников непосредственно в районе гнезда. При приближении опасности эта птица издает предостерегающие крики: «коррр… коррр… коррр…» и насиживающая птица покидает гнездо приблизительно в 100—150 м от лодки. Иногда сходящая с гнезда птица прикрывает яйца метелками тростника. Насиживает преимущественно самка, но самец иногда заменяет ее на гнезде: А. П. Кузякин на Аральском море добыл слетевшего с гнезда самца. Птицы у гнезда не проявляют особенного беспокойства и плавают в 150 — 200 ж, лишь изредка издавая глухое корканье. Семьями держатся долго, даже во время пролета.

Половая, зрелость наступает в возрасте четырех лет. Неполовозрелые шипуны обычно собираются стаями и держатся на кормных местах озер. В одной из таких стай, державшейся на озере Кармаккуль в низовьях Тургая, нами было сосчитано 73 лебедя. При впадении Кона в озеро Тениз в стае лебедей было около 60 особей, из которых 20 были шипунами. Эти неполовозрелые лебеди собираются для линьки на большие озера. В далеком прошлом, вплоть до начала текущего века, особенно большие скопления линяющих лебедей наблюдались на северо-восточном побережье Каспия, где существовал даже специальный промысел их: птицы добывались загсном на лодках. В настоящее время о скоплениях линкых лебедей на Каспии сведений нет; сравнительно небольшими — в 100—200 особей — стаями лебеди линяют на больших озерах степной зоны. Размножающиеся лебеди линяют при выводках. Первой начинает линять самка еще при пуховичках. В это время заботы об охране выводка целиком несет самец. Когда у самки сменятся маховые, самец покидает выводок и линяет в наиболее густых зарослях тростинка; иногда линяющие самцы держатся, группами до 20 — 30 штук. После смены маховых самец вновь присоединяется к выводку. К этому времени у молодых идет рост маховых.

О времени осеннего пролета данных по Казахстану очень мало. Хотя некоторые выводки задерживаются у мест гнездовья очень поздно, иногда до замерзания водоемов, но большинство их пускается в стлет значительно раньше. В верховьях Иргиза пролетные семьи наблюдались с середины сентября и до середины октября, а запоздалые— до 5 ноября. На озере Мокром пролет шел с 21 сентября то 18 октября. На озере Сасыккуль близ Семипалатинска пролетные шипуны отмечены 11 октя.бря. В Илийской долине первые пролетные стайки шипунов начинают встречаться с конца августа и попадаются вплоть до середины октября; пролет здесь очень слабый и стайки встречаются раз в семь-десять дней. На нижней Сыр-Дарье шипуны держатся да замерзания водоемов. Летят, тю-видимому, семьями, во всяком случае — стайками в три — десять штук.

Иногда зимуют на самом юге нашей республики, к югу от Туркестана и Чимкента, где держатся на незамерзающих разливах.

Самый красивый из лебедей, к тому же легко живущий в неволе и полуневоле, отличается от кликуна уживчивым характером. Заслуживает всемерной охраны, тем более, что количество шипунов повсеместно очень сильно уменьшилось, Наиболее важное значение этот лебедь, может иметь для отлова его живьем с последующим содержанием на прудах при домах отдыха и санаториях, где он будет служить не меньшим украшением, чем любые, даже самые красивые цветы. Для отлова лебедей наилучшие места — озера низовий Иргиза и Тургая, особенно озера Кармаккуль, Байтак и Айкуль. Количество лебедей здесь и в настоящее время весьма значительно.

МАЛЫЙ ЛЕБЕДЬ — CYGNUS BEWICKII YARR.

Синоним: Cygnus minor Pall.

Описание. Взрослые птицы чисто белого цвета. Ноги матово-черные. Радужина бурая. Вершина клюва черная, основание желтое, желтая окраска доходит только до заднего конца ноздрей. Молодые сверху серые, брюхо и нижние кроющие хвоста белые. Основная часть клюва мясного цвета, ноги красновато-черные.

Размеры: крыло 480—560 мм, хвост 140—175 мм, плюсна 110—114 мм, клюз от 84—100 мм.

Вес (по литературным данным) 4900—6200 г.

Малый лебедь гнездится в тундрах Советского Союза от западных границ страны до Колымы на востоке. Зимует главным образом у Британских островов. Южной Норвегии и берегов Северного моря на западе и у побережий Японии и в Юго-Восточном Китае на востоке. В небольшом числе найден зимой у Триеста, устьев Инда, в Ленкорани, на юге Аральского моря, в Казахстане, на Алтае и на Белом море.

В Казахстане встречается только на пролете и зимой и повсюду крайне малочислен. Довольно регулярно пролетает в районе правобережья Иртыша у Павлодара, где для него у охотников существует специальное название; на пролете малочислен. Известен на пролете для окрестностей Семипалатинска, но отметка, что он встречается на пролете в большом числе,—очевидная описка; фактически на пролете редок. То же самое можно сказать и о Зайсане. Существует указание на достаточно обильный пролет этих лебедей у озера Алакуль: весной они встречаются в большом числе и останавливаются здесь, осенью же проходят высоко, без остановок. Эти сведения собраны В. Н. Шнитниковым (1949) от одного крестьянина и нуждаются в подтверждении. С. Н. Алфераки (1891) указывал, что в устье Хоргоса этот лебедь встречается на пролете; указан также Н. А. Северцовым (1873) как редкая птица. Н. А. Зарудный (1916), осмотревший несколько десятков шкурок лебедей, добытых на Аральском море у устьев Сыр-Дарьи, обнаружил среди них две шкурки малого лебедя; они были добыты поздней осенью на взморье. На озере Камышлыбаш добывался осенью.

О сроках пролета данных почти нет. У Семипалатинска В. А. Селевин (1930) наблюдал пролетных 13 апреля. На озере Камышлыбаш Н. А. Северцов добыд экземпляр 30 октября. Этим и исчерпываются все точные даты о пролете лебедя в Казахстане.

Зимой лебедь был один раз добыт у Джаркента — 17 января 1900 г. Б. П. Кореев (1906) сообщает, что добытая птица была очень худая, желудок ее был абсолютно пуст и лишь в пищеводе было немного грязи и песку. Кроме того, один экземпляр был добыт 25 декабря 1907 г. на Сардобе, близ ст. Голодная Степь, т. е. очень недалеко от границы Казахстана.

Этот лебедь очень похож на кликуна и в поле отличается от него меньшими размерами и голосом. Голос его звонче и резче, чем у кликуна, и не такой трубный. На лету этот лебедь более шумлив, чем другие, и в стайках часто перекликается характерным «гуканием».

Существует указание о гнездовании этого лебедя на Зайсане. В. А. Хахлов (1928) сообщает, что на Тополевом Мысу им был замечен птенец этого вида у рыбаков. Мы полагаем, что в данном случае имеется какая-то досадная неточность.

Ввиду редкости, малый лебедь в Казахстане никакого практического значения не имеет.

РОД СУХОНОС —CYGNOPSIS

Сюда относится только один вид.

СУХОНОС — CYGNOPSIS CYGNOIDES L.

Описание. Взрослая птица серовато-бурая, с белым брюхом и верхними и и нижними кроющими хвоста; верх головы и задняя сторона шеи бурые; над основанием надклювья проходит узкая белая каемка. Бока головы и подбородок бурые, книзу окраска головы постепенно бледнеет и переходит в»почти белую спереди и с боков шею. Молодые птицы окрашены более тускло и не имеют белого цвета при основании клюва. Клюв черный; ноги у старых оранжевые, у молодых грязно-желтые; радужина бурая.

Размеры: крыло 410—470 мм, хвост 160—170 мм, плюсна 75—83 мм> клюв 75— 98 мм.

Линные птицы, добытые И. Ф. Самусевым в июле на Черном Иртыше, весили: самец 3500, самки 2850 и 3000 г.

Пуховой птенец сверху бледно-бурый, с грязно-желтоватыми пятнами на задней части и крв1льях; низ светло-желтый. Клюв черный с бледно-оранжевым ноготком. Ноги бледно-оранжевые.

Яйца белые с незначительным блеском. Длина их 76—83 мм, поперечник 52— 62 мм.

Гнездится от Сахалина на востоке до Зайсанской котловины на западе. К северу доходит до Аяна, Забайкалья, Байкала, Минусинской котловины и Алтая, к югу — до Ордоса, северных склонов Гобийского Алтая и течения Урунгу. Основная область зимовок — Восточный Китай и Корея.

Рис. 103. Распространение сухоноса в Казахстане: 1—гнездование, 2—залет.

Рис. 103. Распространение сухоноса в Казахстане: 1—гнездование, 2—залет.

Для Казахстана гнездящимся указан для следующих пунктов Достаточно обычен на Черном Иртыше, где найден всеми исследователями; по новейшим наблюдениям И. Ф. Самусева, гнездится там, где имеется много зарослей тальника как по берегам, так и полузатопленных. Г. И. Поляков (1914) наблюдал сухоносов, кроме того; у выхода Иртыша из Зайсана (Каракас), близ села Баты, у Верхней переправы и у устья Курчума; в этих пунктах в настоящее время сухоносов не наблюдали. В. А. Хахлов (1928) сообщает, что он видел выводки близ с. Озерки (на Иртыше в 25 км выше Семипалатинска); позднее здесь сухоносов не наблюдали. Наконец, Г. Э. Иоганзен приводит сообщение фельдшера Н. М. Фреймунда, что в 15 км от с. Семиярского, в урочище Чушкалы, на одном озере водятся китайские гуси; сообщение это столь невероятно, что принимать его всерьез не приходится.

Г. И. Поляков (1914) приводит опросные сведения охотников-промышленников, что сухонос часто встречается на Марка-Куле на осеннем пролете и гнездится в северо-восточном углу этого озера.

А. Н. Седельников (1914) сообщает, что у южного берега Марка-Куля на кочковатом болоте гнездятся крупные гуси с черными клювами и рыжеватым оперением на нижней части головы. П. П. Сушкин (1938) полагает, что сведения о гусях на Марка-Куле могут относиться как к сухоаосу, так и к гуменнику; к сожалению, никаких новых сведений о гусях на Марка-Куле мы не имеем.

Известны залеты сухоносов в разные районы Казахстана, расположенные далеко от Зайсанской котловины. Под Джаркентом было добыто два экземпляра сухоноса — 20 марта и во второй половине апреля 1897 г. В апреле 1944 г. один экземпляр был добыт В. Н. Беляевым (1947) близ Куйгана b дельте Или; сухонос был один и держался вместе с серыми гусями. Н. А. Зарудному (1910) были известны три случая добычи сухоносов у границ Казахстана с Узбекистаном: в середине апреля 1907 г. — у железнодорожного моста через Сыр-Дарью,

1 марта 1908 г. — на Чирчике и 17 января 1909 г. — у ст. Сыр-Дарьинской.

Из этих данных видно, что сухоносы иногда залетают далеко к западу от Зайсанской котловины, причем эти залеты имеют место зимой и весной.

Что касается времени прилета сухоносов на места гнездовья, то мы имеем лишь наблюдения И. Ф. Самусева, встретившего их на полынье Комарухи (одной из проток Черного Иртыша) 6 апреля 1950 г., когда всюду был еще лед.

О размножении наши данные следующие. На Иртыше у устья Курчума Г. И. Поляков (1914) 4 июня видел пару с одним еще совсем маленьким пуховиком. На Черном Иртыше 10 июня был замечен выводок с четырьмя совсем маленькими пуховиками; 16—19 июня наблюдались пять выводков», в которых было по три-четыре птенца, частью достигших размеров кряквы, в большинстве же не превышавших размерами малого чирка; 12 июля молодые были уже в пере, но еще не летали. На Иртыше близ с. Баты в выводке было пять оперившихся, но еще не летающих птенцов. И. Ф. Самусевым 7 июля в верхней части Старого Иртыша был встречен выводок из девяти оперившихся, но еще не летающих молодых; величина их была меньше, чем у молодых серого гуся в это же время.

В. А. Хахлов (1928) говорит, что у Озерков выводки сухоносов встречались ему в конце апреля — значительно раньше, нежели это наблюдали Г. И. Поляков и И. Ф. Самусев.

По-видимому, на Черном Иртыше, помимо гнездящихся сухоносов, держится много холостых. Во всяком случае наряду с выводками встречается немало птиц, держащихся стаями. Птицы, принимающие участие в размножении, линяют при выводках, а холостые — в сравнительно небольших стаях, не образуя больших скоплений; стай больше 50 экземпляров не наблюдали ни Г. И. Поляков, ни И. Ф. Самусев, Линяющих Г. И. Поляков (1914) добывал 12 июля, а И. Ф. Самусев с 7 по 21 июля.

По манере держаться и по фигуре сухонос очень напоминает крупные особи гуменника, и этих птиц легко смешать. Но голос их резко отличен. У сухоноса голос протяжный, стонущий, как неотчетливое гоготание; гуменник, напротив, кричит отрывисто, словно отчеканивая свои два слога. Из других особенностей поведения сухоноса нужно указать его способность к нырянию — большую, чем у других гусей. Пуховые птенцы, спасаясь от преследования, ныряют. Оперившиеся птенцы сначала уплывают» но если не удается, то ныряют, но остаются, иод водой сравнительно недолго и проныривают небольшие расстояния. Вынырнув у зарослей тростника или у крутого берега, гусята затаиваются, прижимая вытянутые шеи к воде. Подобное поведение Г. И. Поляков и И. Ф. Самусев наблюдали и у взрослых линяющих сухоносов. При опасности или преследовании они погружались в воду так, что видна была только одна голова, и так расплывались в разные стороны; иногда они совершенно скрываются под водой. При выстреле ныряют и проплывают под водой 30—50 м (наблюдения И. Ф. Самусева).

При выводках находятся всегда обе старые птицы, и при опасности Ни одна из них не покидает тотчас выводка. Самцы не оставляют выводка и на время линьки.

Из наблюдений, сделанных за пределами Казахстана, известно, что гнезда делаются в ямке на земле и выстилаются сухими злаками и пухом. В кладке бывает четыре-девять, чаще — пять-шесть яиц. Насиживает самка, но самец постоянно находится около гнезда.

Добывается при охоте на гусей и уток. В условиях Казахстана, где сухоносы малочисленны, их следовало бы охранять.

РОД ГУСЬ —ANSER

Сюда относятся четыре вида птиц, из которых все встречаются; в Казахстане.

ТАБЛИЦА ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВИДОВ ГУСЕЙ

(2) Спина и надхвостье пепельно-серые . .Серый гусь—A. anser.

(1) Спина и надхвостье черные или черно-бурые

(6) Ноготок у взрослых птиц белый, остальная часть клюва телесного цвета; у молодых ноготок рогового цвета с белой вершиной, а остальная часть клюва однообразно светло окрашена

(5) Клюв короче 40 мм. У (взрослых белое пятно на лбу заходит углом на темя, достигая до линии глаз. (Рис. 109 б). Вокруг глаз голое желтое кольцо

Пискулька — A. erythropus.

(4) Клюв длиннее 42 мм. У взрослых белое пятно на лбу не заходит на темя и не достигает линии глйз (рис. 109а). Желтого кольца вокруг глаза нет

Белолобая казарка — A. albifrons.

(3) Ноготок и весь клюв у взрослых птиц черный, с цветной пере

вязью в предвершинной части или с пятнами в области ноздрей. У молодых ноготок почти черный, остальной клюв однообразно-бурый

Гуменник — A. fabalis.

СЕРЫЙ ГУСЬ — ANSER ANSER L.

Синоним. Anser cinereus Meyer.

Описание. Самцы и самки сходны по окраске, но самка по размерам меньше. По окраске похожи на домашних гусей. Передняя часть верхней стороны тела буровато-серая, задняя — пепельно-серая, верхние кроющие хвоста белые. Зоб и грудь серые, на груди и передней части брюха черные пятна. Брюхо и подхвостье белые. Бока тела буроватые с белыми поперечными полосами. Верхние кроющие перьев бурые, за исключением мелких, которые окрашены в серый цвет. Первостепенные маховые серые, остальные бурые. Крайние рулевые белые, остальные буроватые, с белыми вершинами. Голова и шея серовато-бурые, ка лбу спереди иногда бывает белая полоска; у птиц, обитающих в болотистых местах, на голове и шее часто бывает ржавчатый налет. Клюв розовый, «мясного» оттенка, с белым ноготком; ноги также разовые. Радужина бурая.

Молодые похожи на взрослых, но без черных пятен на груди и без белых поперечных полос на боках тела; и то и другое появляется у гусей постепенно* после каждой линьки мелкого пера; окончательно взрослый наряд приобретается лишь на четвертом году жизни. Клюв и ноги у молодых часто бывают желтоватыми.

Размеры: крыло 395—520, плюсна 65—90, клюв 47—78 мм. Самки значительно мельче самцов: крыло самцов в среднем 467, самок 447 мм (по Е. П. Птушенко, 1952).

Пуховой птенец в общем зеленовато-желтый с более темной спиной (несколько буроватой) и более светлым брюшком (беловатым). Клюв и ноги темно-красные.

Вырастая, птенец сереет и в то время, когда у него начинают отрастать перья, приобретает почти чисто серую окраску.

Вес гусей из Казахстана (по имеющимся данным) таков (в г): март, Илийская долина, самец 3800, самки 3000 и 3600; апрель, район Караганды, самец 3000, самка 2600; низовья Иргиза, самка 3300; Ладыженка (к югу от Атбасара), самцы 2800, 3500, 3550; самка 2450; озеро Мокрое (к СВ — от Кустаная), самцы 3200, 3400; май, район Караганды, самки 2700, 2800; низовья Тургая, самцы (3) 3400—4100 (среднее 3166); июнь, район Караганды, самки 2700—2800; июль, район Караганды, самки 2600 и 2700, молодой — 2500; Зайсан, самец 3500, самка 2600; август, район Караганды, самец 2700, самка 2700, молодой — 2600; Зайсан, самцы 2500 и 2600; озеро Коскуль (к северу от Улутау), самка 3300; сентябрь, район Караганды, самка 3350; Зайсан, самки 2900 и 3800; Бийлюкульские озера, самцы (5) 2780—3400 (среднее 3076), самки (3) 3250—3650 (среднее 3500); низовья Чу, озеро Борулхе, молодые этого года 2900 и 3100; озеро Шоиндыкуль (к западу от Кургальджина), самцы 2000 и 3150; октябрь, район Караганды, старые птицы (3) 3250—3500 (среднее 3333), молодой 2900.

Вес пуховиков трех-четырехдневного возраста около 100 г (22 мая, озеро Байтак в низовьях Тургая).    

Яйца слегка желтоватые или зеленоватые. Длина их 80—95, поперечник 51— 65 мм. Вес свежеснесенных яиц в одной кладке около 177 г (вес четырех яиц 710г, окрестности Иргиза); в другой кладке вес яиц 158, 161 и 171 г (среднее 163 г, окрестности Иргиза); вес яиц одной кладки с озера Кургальджин 166, 174, 178, 180 и 183 г.

Гнездится по всей Европе, в значительной части Сибири, в Средней и Передней Азии, в Кашгарии, Джунгарии, Монголии и северной половине Китая. На сев)ер в Европе идет до Карелии, Вологды, Туманской тундры, а в Сибири — до низовий Оби, Нарымского края, 55° с. ш. на Енисее и далее на этой же широте — до Уссурийского края. Во многих густо населенных местах отсутствует.

В Казахстане распространен почти повсеместно. Как гнездящаяся птица обычен в Волжско-Уральских степях и по озерам пустынь а также в дельтах Волги и Урала. Широко распространен по озерам лесостепной и степной зон, где местами и в настоящее время многочислен. Гнездится на всех крупных озерах-морях пустынной зоны (на Аральском море, Балхаше, Алакуле, Зайсане и др.), а также в низовьях впадающих в них рек; местами гнездится и в среднем течении рек (на Или, Сыр-Дарье и на др.) и по относительно небольшим озерам. Идет на гнездовье высоко в горы. Гнездится в области Марка-Куля на Алтае (1500 м), в верховьях Кегени и Текеса (1800—2000 ж), но в большинстве горных хребтов отсутствует, не находя подходящих условий обитания. Точно также нет его на обширных пространствах пустынь, лишенных подходящих для гнездования водоемов. Так, серый гусь не гнездится на Устюрте, в Бетпак-Дале и подобных местах. Численность гуся, хотя и значительно сократилась, но во многих местах еще достаточно высока, а в некоторых районах Актюбинской, Кустанайской, Северо-Казахстанской, Кокчетавской, Акмолинской и Павлодарской областей он гнезднтся в очень большом числе. Также многочислен на Зайсане, на озерах Алакульской котловины, местами в дельтах рек, впадающих в Балхаш, в низовьях Чу и Сыр-Дарьи.

На пролете многочислен во всех подходящих местах как весной, так и осенью. Как правило, нигде в Казахстане не зимует, но иногда небольшие стаи гусей в теплые зимы остаются кое-где по низовьям Арыси и Келеса и на Сыр-Дарье, близ устьев этих рек.

В Казахстане наиболее типичным местом гнездования серого гуся являются пресные озера с зарослями тростника, рогоза и камыша. Точно также гнездится он в поймах рек и на мокрых лугах, на заболоченных местах и и п. В большинстве случаев гнездится поодаль от человека, однако нередки случаи, когда гнезда гусей располагаются в непосредственной близости от аулов и деревень. На пролете встречается по долинам рек и степным озерам, часто на жнивье. Зимой в южных частях Казахстана придерживается рек и незамерзающих участков озер, а также разливов сбросовых вод.

Сильная, энергичная птица, умеющая постоять за себя. От нападения пернатых и четвероногих хищников защищается, нанося резкие удары крыльями. Из врагов наибольшую опасность для гуся представляет волк.

Рис. 104. Распространение серого гуся в Казахстане: 1—гнездование, 2—пролет весной, 3—пролет осенью

Рис. 104. Распространение серого гуся в Казахстане: 1—гнездование, 2—пролет весной, 3—пролет осенью

Общественная птица: вне периода размножения всегда держится стаями. Гнезда гусей зачастую располагаются, относительно неподалеку друг от друга и при появлении врага птицы громкими криками как бы сигнализируют об этом соседям. В стаях же всегда имеется одна или несколько сторожевых птиц, извещающие остальных об опасности громким криком и взлетающие первыми. Летают быстро, хотя крыльями взмахивают относительно редко. Скорость полета, по Б. К. Штегману (1949), около 90 км. Во время пролета стаи выстраиваются клином или шеренгой. По земле хорошо ходит и довольно быстро бегает. Плавает легко, но ныряет редко, только спасаясь от опасности или раненый. С другими дикими гусями смешивается очень редко, но охотно подсаживается к домашним гусям. Голос — всем известное гоготание.

Исключительно растительноядная птица. Весной кормится как на озерах, где поедает побеги различных водяных растений, так и на земле — всходами трав и озимых посевов. В период размножения почти полностью переключается на питание водными и околоводными растениями — различными луговыми злаками, листьями и побегами тростника и рогоза, ряской, рдестами и т. п., Излюбленной пищей являются плоды рдестов, в частности Potamogeton pectinatiis на озерах Наурзумского заповедника плоды этого растения к концу июля были целиком уничтожены гусями (наблюдения А. Н. Формозова, 1949). Молодые гусята питаются также водяными растениями, избирая наиболее нежные их части. После подъема молодых на крыло гуси для кормежки совершают правильные перелеты, посещая хлебные поля, пары, степные и мелководные участки. На полях подбирают всевозможные семена диких растений, но явно предпочитают культурные злаки, особенно просо и пшеницу. Кроме того, кормятся всходами озимых. Гуси очень прожорливы и кормятся обычно два раза в сутки, по зорям.

Рис. 105. Серый гусь

Рис. 105. Серый гусь

Весной прилетают очень рано, когда огромное большинство водоёмов еще подо льдом, много снега и имеются лишь небольшие проталины. В Казахстане в ряде мест первые гуси появляются уже в последней трети февраля. В это время они прилетают в устья Урала, в низовья Сыр-Дарьи, а в некоторые годы и в Илийскую долину и дельту Или. В первой половине марта гуси прилетают в степи около Актюбинска, на низовья Иргиза и Тургая, появляются на острове Барса-Ксльмес (Аральское море); в начале марта обычно прилетают в Илийскую долину и дельту Или. Второй половиной марта датируется прилет под Уральском, на Кургальджине. на Зайсане. В конце марта зафиксирован прилет гусей в дельте Аягуза, у Семипалатинска. В начале апреля появляются в Наурзуме, у Джамбейты, близ Павлодара. Наиболее поздний прилет гусей — в Северном Казахстане, где они в нормальные весны прилетают 7—12 апреля. Появление гусей сильно зависит от хода весны. Так, у г. Аральска гуси иногда появляются около 10 марта, но в некоторые годы — только 8 апреля (1954 год, наблюдения В. А. Грачева). В том же 1954 г., характерном необыкновенно поздней весной, гуси появились на озере Саумалкуль (в 100 км к востоку от Караганды) лишь 4 апреля (наблюдения С. Г. Панченко), обычно же прилетают сюда недели на две раньше. Подобное явление отмечается и для других мест.

Валовой прилет начинается через семь-десять дней после появления передовых стай и обычно длится около двух недель, после чего количество пролетающих гусей заметно уменьшаете^. В большинстве районов Казахстана пролет длится, считая от первого появления и до полного затухания, около месяца.

^Летят гуси стаями, которые выстраиваются преимущественно клином, реже — шеренгой. Высота полета очень различна и зависит главным образом от двух причин: от степени опасности места, над которым пролетают гуси, и от погоды. Так, над городами они летят обычно очень высоко, значительно выше, чём в малонаселенных местностях. В ясную погоду летят выше, чем в пасмурную и деждливую; встречный ветер особенно «прижимает» пролетающих птиц, и тогда они летят, едва не задевая за тростники. На пролете часто кричат.. Стаи пролетных гусей состоят из разного количества птиц, начиная от нескольких штук и кончая сотнями. Во время остановок на кормных местах зачастую стаи собираются вместе, и тогда образуются скопления тысяч птиц — одно из эффектнейших зрелищ в степной зоне Казахстана.

Гуси прилетают, уже разбившись на пары, и вскоре по (Прилете занимают гнездовые места. Для постройки гнезд избираются сухие гривы, бугры, сплавины, купаки; чаще же всего гнезда располагаются среди тростникаjНа островах Аральского моря гнездятся среди тамарисков). В настоящее время гнезда часто находят на хатках ондатры.

В. Н. Шнитников (1949) приводит сообщение Ефима Ермолаева о том, что в дельте Аягуза гуси нередко гнездятся на турангах: нам случаи расположения гнезд гусей на деревьях неизвестны (Сообщение кажется маловероятным, так как в дельте Аягуза нет туранги. Там же, где туранги довольно много (например, в дельте Или), нам никогда не приходилось слышать о гнездовании гусей на деревьях.). К постройке гнезда гуси приступают когда снег уже почти полностью сойдет, а большинство озер освобождается от льда. Гнезда строятся из стеблей и листьев различных водных растений, главным образом из тростника. Само гнездо представляет собой цилиндрическое сооружение с почти точно круглым лотком. При этом в гнезде хорошо выделяются два слоя — очень небрежно сделанный наружный слой и более тщательно— внутренний составляющий собственно гнездо, тогда как наружный слой является как бы опорой для него. Размеры гнезд различны. В Илийской долине найденные Е. Л. Шестоперовым (1929) гнезда представляли солидную цилиндрическую кучу, которая возвышалась над водой на 100—120 см. Эти гнезда располагались на воде. С. Г. Панченко были измерены гнезда, расположенные на сухих бугорках: их диаметр был около 60 см, при диаметре лотка в 30 см и глубине его в 6 см. Им же были измерены гнезда, помещающиеся на воде, при глубине ее, равной 75 см. Диаметр гнезда был около 85 см при диаметре лотка в 25 см и его глубине в 8 см. Эти гнезда были найдены на озерах Чушкакуль и Саумалкуль в Карагандинской области. Размеры трех гнезд, измеренных нами в низовьях Иргиза и Тургая и помещавшихся на воде, следующие: диаметр у основания 80, 90 и 100 см, диаметр лотка 18, 20, 22 см, глубина лотка 8, 10,8 см, собственно гнездо (его внутренний слой) имело диаметр 25, 40 и 50 см. Лоток довольно тщательно выстилается прошлогодними мягкими листьями тростника и камыша, а также пухом птицы. В тех местах, где гусей мало, гнезда располагаются очень далеко друг от друга. В местах, где гуси многочисленны, гнезда, напротив, располагаются относительно неподалеку. Так, в окрестностях Иргиза найденные нами гнезда помещались в 100—200 м одно от другого и тревожные крики одной пары служили сигналом опасности для другой. В Илийской долине, по наблюдениям Е. Л. Шестоперова (1929), гуси образуют нечто вроде колоний, и расстояние между гнездами в отдельных случаях не превышает 10 шагов. О подобных колониях в низовьях Сыр-Дарьи упоминают Е. Л. Спангенберг и Г. А. Фейгин (1936). В начале кладки, когда тростники еще сухие, гнезда хорошо видны издали, но по мере подрастания зеленого тростника находить их все труднее.

Рис. 106. Гнездо серого гуся. Озеро Кармаккуль в низовьях Тургая. Фото И. Долгушина.

Рис. 106. Гнездо серого гуся. Озеро Кармаккуль в низовьях Тургая. Фото И. Долгушина.

О времени откладывания ниц мы располагаем следующими данными. В низовьях Сыр-Дарьи свежеотложенные яйца Е. П. Спангенберг и Г. А. Фейгин (1936) находили уже с середины марта, но кладка здесь сильно растянута и гнезда с яйцами можно найти еще в начале мая. На острове Барса-Кельмес (Аральское море) М. И. Исма-гилов и Е. П. Васенко (1950) первые кладки гусей находили в 1942 г.

17 апреля, в 1943 г.—21 апреля и в 1944 г.—7 апреля. Массовую откладку яиц на Чушкакульских озерах, в низовьях Бугуни, наблюдал Н. А. Зарудный с 12 по 22 апреля; большинство яиц было свежими, но попадались и насиженные кладки (всего было найдено больше 40 гнезд!). У северного берега Аральского моря А. П. Кузякин нашел гнездо со свежими яйцами 13 мая. В. Н. Бостанжогло (1911) в этом же районе находил гнезда с птенцами накануне выклева в первой трети мая. На средней Эмбе и в низовьях Иргиза кладка гусей начинается, по наблюдениям П. П. Сушкина (1908), во второй половине апреля, а в некоторые годы—даже в конце марта (опросные данные). В низовьях Иргиза мы нашли два гнезда гусей 1 мая. В одном из них яйца были совершенно свежие, в другом уже насижены (одно яйцо насиживалось уже около недели, два других — не больше трех-пяти дней).

Гнездо, найденное на озере Кармак-куль в низовьях Тургая 16 мая содержало уже сильно насиженные яйца. В низовьях Илека, по данным Н. А. Зарудного (1888), первые яйца встречаются с конца апреля. В устье Урала кладка с яйцами примерно десятидневной насиженности была найдена в середине апреля.

В Илийской долине Е. Л. Шестоперов (1920) находил полные кладки со свежими яйцами 10—11 мая; им же 13 апреля найдено одно гнездо, где яйца были с вполне сформированными птенцами. В дельте Или, по Б. К. Штегману (1949), полные кладки бывают в середине апреля. Здесь В. А. Грачевым 15 апреля найдено гнездо с двумя свежими яйцами, а нами добыта гусыня с яйцом, готовым к сносу 28 апреля. В дельте Аягуза А. М. Никольский (1888) 16 мая нашел кладку с сильно насиженными яйцами.

На Зайсане гнездо со свежими яйцами И. Ф. Самусев нашел 22 апреля. На Кургальджине Н. П. Серов добыл гусыню с яйцом, готовым к сносу, 17 апреля. Такую же гусыню добыл С. Г. Панченко на Саумалкуле (к востоку от Караганды) 5 мая. Гнезда с яйцами, только лишь начатыми насиживанием, он же находил на Чушкакуле (к юго-западу от Караганды) 12 мая. В Наурзуме А. В. Михеев (1938) гнезда с яйцами находил в первых числах мая.

В Северном Казахстане, в районе Пресновки (к западу от Петропавловска), гнезда с насиженными яйцами Е. И. Страутман находил 20—23 мая.

Из этих немногочисленных данных можно сделать следующие выводы. Во-первых, откладка яиц начинается на юге Казахстана значительно раньше, чем на севере: в низовьях Сыр-Дарьи массовая кладка яиц идет в начале апреля и даже в конце марта, на Или — в середине апреля, у Караганды — в начале мая и в Северном Казахстане — в десятых числах мая. И во-вторых — откладка яиц в одной и той же местности сильно растянута.

Количество яиц в кладках различно—от трех до девяти. Большей частью кладки в южной половине Казахстана содержат четыре-пять яиц, но здесь находили кладки и в девять яиц. В северной половине Казахстана количество яиц в кладке чаще всего четыре-шесть, сравнительно часты кладки в семь-восемь яиц.

Насиживает яйца самка, но самец постоянно находится поблизости от гнезда и является чрезвычайно бдительным сторожем. Гусыня покидает гнездо на время кормежки и очень ненадолго; оставляя гнездо, она прикрывает яйца листьями и пухом. Насиживание длится 27—28 дней.

О времени появления молодых и росте птенцов данные для Казахстана таковы. В районе Туркестана Н. А. Зарудный 7 июня наблюдал птенцов ростом со взрослую самку, но с махами еще в пеньках; 16 июня молодые здесь уже летали. В низовьях Сыр-Дарьи 23 июня Е. П. Спангенберг добыл молодую ростом с крякву. На острове Барса-Кельмес (Аральское море) первые гусята наблюдались М. И. Исмагиловым и Е. П. Васенко (1950) в конце апреля — начале мая (в 1944 году —21 апреля); в конце июня молодые уже летают. Летающих молодых на Аральском море Н. А. Зарудный (1916) видел 25 июня. В дельте Или совсем маленьких пуховичков В. Н. Шнитников (1949) видел 19 мая и 1 июня. Мною первые пуховики отмечены здесь 16 мая, но уже 18 мая наблюдались птенцы примерно недельного возраста. Много выводков с пуховыми птенцами наблюдалось в начале июня. Б. К. Штегман (1949) также говорит о появлении пуховых птенцов в конце мая— начале июня. Однако В. А. Грачев наблюдал молодых, величиной уже с чирка, 30 мая. В дельте Аксу В. Н. Шнитниковым (1949) пуховички наблюдались 16 мая, а на Алакуле О. Финш (1879) отметил их появление 9 мая.

На Зайсане И. Ф. Самусев с 19 по 31 мая наблюдал много выводков, в которых были как совсем еще маленькие пуховички, так и птенцы величиной с крякву; с этим сходятся и наблюдения Г. И. Полякова (1914). Последний 23—24 июня отметил здесь много выводков гусей, в которых были различного размера молодые — от размеров кряквы до величины белолобой казарки. По наблюдениям И. Ф. Самусева, птенцы достигают размеров взрослых птиц и оперяются к 8—15 июля, но летными становятся лишь к началу августа.

В низовьях Тургая пуховичков в возрасте 1—2 дней (весом в 100 г) мы видели 22 мая; на крыло молодые поднимаются здесь, по наблюдениям П. П. Сушкина (1908), в первой половине июля.

В Волжско-Уральских степях И. Б. Волчанецкий (1937) видел гусят величиной с чирка во второй половине июня. В районе низовий Илека молодые поднимаются на крыло в первых числах июля (Н. А Зарудный, 1888).

На озерах Наурзума, согласно наблюдениям А. Н. Формозова (1937, 1949), А. В. Михеева (1938) и А. Р. де-Ливрона (1938), первые пуховички появляются 22—27 мая. К середине июня птенцы достигают половины величины взрослой птицы, а к середине июля по размерам не уступают старикам, но имеют маховые, отросшие лишь наполовину. Подъем па крыло отмечен во второй половине июля.

На Кургальджине первых пуховичков наблюдал С. Д. Лавров (1930) 27 мая. Мы 31 мая—2 июня наблюдали здесь молодых в возрасте недели — десяти дней. Летающих молодых М. И. Владимирская и А. А. Меженный (1952), а также Б. В. Муханов отметили с 24 июля, но в это время здесь, по наблюдениям Б. В. Муханова, можно нередко встретить крупных, но еще нелетных молодых, а в некоторых случаях и пуховиков.

В Центральном Казахстане, на озере Чушкакуль (к юго-западу от Караганды), первых пуховичков С. Г. Панченко отметил 25 мая, но совсем еще маленькие пуховпчки наблюдались им вплоть до 10 июня, когда большая часть молодых была размером с чирка. На озере Тассуат (к западу от Караганды) мы видели пуховиков величиной с кулак 10 июня. На озере Саумалкуль (к востоку от Караганды), по наблюдениям С. Г. Панченко, 22—26 июня большинство птенцов было с крякву, но встречались еще и совеем небольшие пуховички. В этом районе большинство молодых достигает размера взрослых к 20 июля и уже к концу июля — началу августа поднимается на крыло.

В северных частях Казахстана, в районе Пресновки (к западу от Петропавловска), Е. И. Страутман первых пуховичков видел 25 мая, а на озере Чаглы М. А. Кузьминой 1 июня наблюдались птенцы трех-четырехдневного возраста.

Выводки гусей держатся на озерах среди тростниковых зарослей. Как самка, так и самец находятся первое время при молодых неотлучно. При опасности молодые или затаиваются в тростниках, или спасаются, ныряя; вообще пуховики ныряют относительно часто, значительно чаще, чем взрослые птицы. Когда молодые оденутся перьями, у старых птиц начинается линька маховых, причем самцы линяют несколько раньше самок. В это же время или немногим раньше начинают линять и яловые, не гнездившиеся в этом году гуси. Так как у гусей половая зрелость наступает лишь на третьем году жизни, а у некоторых, быть может, и ка четвертом, то процент не гнездящихся гусей достаточно велик. Эти яловые птицы все лето держатся стайками и ко времени линьки концентрируются на определенных кормных озерах большими сваями. К ним частично присоединяются и самцы от выводков; часть самцов и самок, принимавших участие в размножении влияет при выводках; Во время линьки выводки гусей держатся чрезвычайно скрытно, в самых глухих и труднодоступных частях озер. В степной зоне Казахстана, начиная от Волжско-Уральских степей на западе и кончая Прииртышскими степями на востоке, линька у гусей начинается с первых чисел июня, иногда даже с конца мая. В это время птицы утрачивают способность летать, держатся очень осторожно, скрытно. В большинстве мест гуси вновь поднимаются на крыло в последних числах июля. К этому времени начинают летать и молодые этого года, и наступает осенняя жизнь гусей, которая продолжается до времени отлета.

Места концентрации гусей на линьку выяснены в Казахстане еще далеко не достаточно. Ими являются, в частности, озера по низовьям Иргиза и Тургая, (особенно озеро Айкуль), озера Кургальджин, Чаглы, озера на северо-востоке Павлодарской области (Бычье, Грань, Пряник, Макартуха и др.), озеро Сасыккуль и, вероятно, многие другие. Очень много гусей скопляется на линьку в дельте Волги. Особенно значительными бывают здесь скопления казахстанских гусей в годы низкого уровня воды в степных озерах, когда многие из них оказываются непригодными для проведения линьки. Значительный интерес представляют данные кольцевания линных гусей в Астраханском заповеднике. Окольцованные здесь в июле 1930—1939 гг. птицы были затем добыты в Денгизском районе Гурьевской области (т. е. в дельте Волги) в сентябре, на озере Сакрыл (Западно-Казахстанская область)—в июле» на озере Челкар (близ Уральска)—в апреле, на озере Кушмурун (Кустанайская область)—в сентябре, на озере Большой Тарангул (Северо-Казахстанская область)—в октябре, в Аральском районе — в мае и в окрестностях Казалинска, Кзыл-Ординской, области— в апреле (Птицы добывались после кольцевания в разные сроки — от нескольких  месяцев до нескольких лет. Так, гусь, окольцованный 15 июля 1931 г., был добыт на озере Челкар у Уральска в апреле 1939 г., т. е. почти через восемь лет.). Эти данные показывают, что территория, с которой собираются птицы в дельту Волги для проведения линьки, весьма значительна. С другой стороны, очевидно, что места линьки непостоянны. Так, окольцованный на линьке в дельте Волги гусь был затем добыт на линьке же на озере Сакрыл в Западно-Казахстанской области, а другой — на озере Каракуль (Убаганский район Челябинской области), также на линьке.

Гусь, окольцованный на озере Пряник (граница Павлодарской области с Новосибирской), в июле 1937 г. был добыт неподалеку—на озере Каракуль (Павлодарский район) в апреле 1940 г.

Наиболее характерной особенностью жизни гусей осенью являются их перелеты на кормежку. Отдельные семьи гусей, а чаще стаи их (которые чем дальше, тем становятся больше), вечером незадолго до заката солнца, поднимаются с озер и летят на кормежку, обычно за 3—5 км от озера, но в некоторых случаях и значительно дальше—до 15 км. Кормятся они преимущественно на хлебных полях (предпочтительнее на посевах проса и пшеницы, а на юге — риса). Ночью птицы вновь возвращаются на озера или ночуют на отмелях рек. Перед восходом солнца, еще в полутьме, гуси снова летят на кормежку, откуда возвращаются на озера часов в 7—9 утра. На озерах отдыхают, а также и кормятся различными водными растениями, особенно ряской и рдестами. Поздней осенью гуси часто летают на посевы озимых. Вышедшие из линьки птицы очень худы и особенно прожорливы, поэтому кормятся почти все время, за исключением короткого времени сна. Косяки, часто насчитывающие по 100—200 и более гусей, с непрерывным гоготанием летящие на кормежку, — одна из характернейших картин осеннего времени в степях Казахстана.

Данные о ходе осеннего пролета для Казахстана еще далеко недостаточны. Отлет в большинстве мест начинается сравнительно рано, еще в начале сентября, но наибольшей силы пролет достигает в последних числах этого месяца и в октябре. Так, между Усть-Каменогорском и Семипалатинском П. П. Сушкин (1938) наблюдал выраженный пролет гусей в конце сентября, но у Семипалатинска, по многолетним наблюдениям В. А. Селевина (1930), валовой пролет проходит в октябре, иногда занимая и первую декаду ноября; последних гусей здесь иногда наблюдают еще в середине ноября (в 1925 г.—18 ноября). На Зайсане, по данным И. Ф. Самусева, пролет идет в основном в октябре и заканчивается к его концу, но иногда гуси задерживаются до начала ноября (в 1949 г. последние — 8 ноября). На Кургальджине, по наблюдениям Б. В. Муханова, валовой пролет проходит в октябре и кончается с замерзанием озер, т. е. в конце октября — начале-ноября; с этим совпадают наблюдения М. И. Владимирской и А. А. Меженного (1952), отметивших последних гусей 24 октября. С. Г. Панченко на Саумалкуле (к востоку от Караганды) наблюдал начало пролета в середине сентября. Наибольшей силы пролет достиг к 10 октября, после чего пошел на убыль; последние гуси наблюдались 24 октября. А. В. Михеев (1938) для Наурзума датирует начало пролета серединой октября. В Волжско-Уральских песках, у пос Нового-Уштагана, Ю. М. Ралль наблюдал пролет гусей в конце октября, а В. Н. Бостанжогло (1911) для низовий Урала считает срок пролета с сентября до половины октября. На Аральском море, по наблюдениям

В. А. Грачева, валовой пролет гусей проходит в октябре, но отдельные стайки задерживаются иногда очень долго — до конца ноября. На Или пролет их проходит в октябре и обычно полностью заканчивается к началу ноября, изредка—к середине этого месяца.

Массовые скопления гусей осенью, начиная с конца сентября, наблюдаются на озерах Алакульской котловины. Огромное количество этих птиц, в основном серых гусей и, частично, гуменников, держится здесь до декабря, а иногда и более продолжительное время, в зависимости от того, когда озера покроются льдом. Гуси ежедневно летают кормиться на поля, иногда очень далеко — за 20—30 км, где собирают опавшие после уборки зерна. В тихую погоду эти перелеты совершаются на большой высоте, но при ветре птицы летят низко и в это время в немалом количестве добываются стрельбой из ружья.

Будучи многочисленными во многих районах, гуси играют существенную роль как объект охоты. Местами, особенно в степной зоне Казахстана, могут иметь промысловое значение, так как осенью рядовой охотник здесь добывает за зорю пять-десять и более гусей; в это время гуси имеют вес в среднем около 3 кг. Как объект спортивной охоты, гусь — один из наиболее заманчивых трофеев среди наших охотничьих птиц; охота на него в большинстве случаев требует большой сноровки, терпения и эмоционально очень насыщена.

Осенью в ряде случаев вредит посевам зерновых. Иногда этот вред очень ощутителен, особенно в северных областях Казахстана, где гусей в некоторые годы бывает огромное количество. В таких случаях бывает необходимо организовать отстрел гусей: осторожные птицы после двух-трех вечеров охоты перестают прилетать на поля.

БЕЛОЛОБАЯ КАЗАРКА— ANSER ALBIFRONS SCOP.

Описание. По окраске в общих чертах похожа на серого гуся, но верхняя сторона значительно темнее, маховые с белыми стволами, рулевые с белой вершиной, на груди и брюхе крупные черные пятна неправильной формы, надхвостье пепельно-серое. Лоб белый. Клюв оранжево-желтый с беловатым ноготком. Ноги оранжевожелтые. Радужина бурая.

Размеры: крыло 380—445 мм, хвост 135—158 мм, плюсна 50—81 мм, клюв 42—56 мм.

Вес белолобых казарок, по литературным данным, самцов 2400—3200, самок 2000—3000 г. Вес самца, добытого в конце сентября в 75 км в югу от Петропавловска, 2600 г.

Белолобая казарка гнездится в тундрах Евразии и Северной Америки, а также на многих островах Ледовитого океана- Зимой то берегам Северной Америки до Калифорнии и Флориды к югу, в Японии и восточных частях Китая, в Великобритании, в прибрежных частях Польши, Германии, Голландии, Франции, Исландии и Португалии, в восточной части Средиземного моря, на Черном и Азовском морях, на юге Каспийского моря, в Ираке, Иране, Пакистане, Индии и Бирме. Частично зимует и внутри материка, в частности, из/редка в Средней Азии.

В Казахстане — исключительно на пролете. Очень многочисленна как во время весеннего, так и осеннего пролета между Волгой и Уралом, между Уралом и Тургаем, в районе Кустаная, Акмолинска, Кокчетава, Петропавловска и Павлодара. В значительно меньшем числе летит под Семипалатинском, Карагандой и на Аральском море и уже очень редко—на Сыр-Дарье. Особенно много этой казарки пролетает долиной Урала, в степях верховьев Иргиза, под Кустанаем, близ Кокчетава и Петропавловска. Следует отметить, что казарки хотя и движутся во время пролета в общем очень широкой полосой, но в каждом районе существуют свои направления пролета, часто очень узко локализованные. При этом пути пролета не являются строго постоянными, а изменяются в зависимости от конкретных условий, главным из которых является гидрологический режим водоемов: степень наполнения озер водой и количество воды в реках и их долинах. Вообще же количество белолобых казарок, пролетающих в северной части Казахстана, чрезвычайно велико. Кроме того, пролет у этого вида проходит в достаточно сжатые сроки, отчего производит еще более внушительное впечатление. На пролете как весной, так и особенно осенью казарки летят большими стаями, по 100, 200 и более экземпляров в каждой, и эти стаи в (местах концентрации на относительно узких пролетных путях непрерывно следуют одна за другой.

Время весеннего появления казарок, естественно, сильно зависит как от географического положения местности, так и от хода весны. Так, в Голодной степи, в районе совхоза Пахта-Арал, где казарки довольно малочисленны, они в некоторые годы появляются уже в середине февраля. Близ г. Туркестана, на Бугунских озерах и у Чимкента, где казарки встречаются единицами, они показываются в первой декаде или середине марта; у Джулека наблюдались в конце марта. У северных берегов Аральского моря В. Н. Бостанжогло (1911) наблюдал пролет в конце апреля, но, вероятно, первое появление здесь казарок относится к середине или даже началу этого месяца. В области низовий

Илека первые казарки в некоторые годы появляются уже в начале апреля, чаще же — около середины его; валовой пролет проходит во второй половине апреля — начале мая. На Эмбе, у устьев Темира первые казарки наблюдались в середине апреля; в низовьях Иргиза валовой пролет проходил в 20-х числах апреля ( в запоздалую весну 1898 г.). В Наурзумском заповеднике первые казарки отмечены 12 апреля, наибольшей силы .пролет достиг 25 апреля. В сильно запоздалую-весну 1952 г. в районе Булаево (к востоку от Петропавловска) первые казарки появились л:ишь 9 мая.

Рис. 107. Распространение белолобой казарки в Казахстане: 1—пролет весной, 2—пролет осенью.

Рис. 107. Распространение белолобой казарки в Казахстане: 1—пролет весной, 2—пролет осенью.

Валовой »пролет был между 14 и 19 мая, а последние стаи наблюдались 2 июня.

Из этих разрозненных данных следует, что в основном пролет казарок в северных частях Казахстана проходит с середины апреля до начала или середины мая, но в некоторые годы сроки могут оказаться сдвинутыми на две недели и даже больше. Начало пролета лишь немного отстает от времени вскрытия рек, заканчивается пролет уже при зеленеющей траве.

Осенью казарки, как правило, пролетают довольно поздно. Лишь в отдельные годы пролет начинается в начале или середине сентября, в большинстве случаев он ложится на вторую половину сентября ч продолжается, до середины, а в некоторые годы и до конца октября.

Так П. П. Сушкин (1908) в верховьях Иргиза в 1894 г., наблюдав пролет казарок с конца сентября до середины октября. Он же в 1898 г. отметил начало пролета 23 сентября и конец его — 12 октября. В низовьях Илека пролет проходит с середины сентября по конец октября. В устьях Урала начало    пролета датируется концом сентября, валовой пролет здесь идет в середине октября. Близ Кустаная и в Наурзуме пролет идет с середины сентября, валовой — около середины октября. На озере Саумалкуль (к северо-востоку от Караганды) С. Г. Панченко отметил первых казарок 25 сентября. К 28 сентября их было уже много, между 1 и 10 октября пролет достиг наибольшей силы и почти закончился к 17 октября, после чего встречались лишь отдельные стайки; самое позднее наблюдение — 24 октября.

Пролетающие осенью казарки останавливаются на заросших тростником озерах, особенно предпочитая те, на которых сравнительно небольшое волнение. На кормежку летают как на луговины с травой, так и на хлебные поля, особенно предпочитая посевы проса.

ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

Рис. 108. Белолобая казарка.

Очень общественные птицы, и на пролете почти никогда не встречаются одиночками, а держатся стаями, часто по нескольку десятков и сотен особей. На воле легко отличаются от серых гусей меньшими размерами и хорошо заметным черным брюхом, главным же образом — голосом.

В стаях на пролете выстраиваются преимущественно в косую линию или углом, часто меняются местами и почти непрерывно кричат. Голос их очень характерен, но трудно передаваем на бумаге: нечто вроде резкого и довольно высокого «кленг-кленг». По голосу отличимы и от пискулек: достаточно лишь небольшого навыка, чтобы различить этих казарок.

В массе пролетая в северных областях Казахстана, белолобая казарка имеет существенное значение в качестве объекта охоты — как спортивной, так и промысловой.

ПИСКУЛЬКА-AMSER ERYTHROPUS L.

Синоним, Atiser finmarchicus Gunn.

Описание. Пискулька отличается от описанной выше белолобой казарки меньшими размерами и более темной обшей окраской. Число зубцов с каждого бока верхней челюсти 21—23 (у белолобой 26—29). Ноги желтые или оранжевые. Клюв розоватого или молочно-телесного цвета. Радужина бурая. Вокруг глаза голое кольцо, лимонножелтого цвета — наиболее постоянный признак, по которому надежнее всего отличать этот вид от белолобой казарки. Это кольцо заметно и у молодых птиц.

Размеры: крыло 320—395 мм, плюсна 51—66 мм, клюв 27—38 мм.

Вес пискулек, по литературным данным, 1600—2500 г, вес самки, добытой у Челкара 11 апреля, 1050 г. Добытые в августе к югу от Атбасара весили 1750 и 1800 г. Добытые в сентябре в 75 км к югу от Петропавловска имели вес 1500, 1600 и 1700 г; добытая в это же время на озере Саумалкуль (к востоку от Караганды) весила 1800 г.

Рис. 109. Головы белолобой казарки (а) и пискульки (б).

Рис. 109. Головы белолобой казарки (а) и пискульки (б).

Пискулька гнездится в тундрах Евразии. Зимует в большом числе па Балканском полуострове, в Юго-Восточном Закавказье и у берегов Юго-Восточного Китая, Японии и Кореи. В небольшом числе зимой бывает в Германии, Бельгии, Англии, Франции, Венгрии и в других странах Европы, в Малой и Передней Азии и очень редко долетает до Египта и Индии; в отдельные годы зимует на Атреке в Туркмении.

В Казахстане бывает исключительно на пролете. В очень большом количестве пролетает в дельте Волги, в том числе в Казахстанской ее части. Пролет по Уралу слабый и, как и на Эмбе, пискульки встречаются здесь в небольшом числе. Также встречены во время пролетов в разных пунктах между Уралом и Тургайской депрессией, в частности около Актюбинска, но тут повсюду редка. В большом числе пролетает под Кустанаем, на Куш-Муруне, в Наурзуме и по всему Иргизу, изредка встречается у Челкара, для Тургая наблюдений нет. Обычна на пролете в районе Петропавловска, но здесь встречается гораздо реже, чем белолобая казарка. Осенью в центральных частях Казахстана С. Г. Панченко наблюдал хороший пролет на озере Саумалкуль. На пролете отмечена для Кургальджина, где наблюдалась также осенью. По Иртышу между Семипалатинском и Павлодаром бывает на пролете регулярно как осенью, так и весной, но в неизмеримо меньшем числе, чем белолобая казарка. В южных частях Казахстана в качестве большой редкости известна для долины Сыр-Дарьи.

Относительно времени весеннего пролета данных очень мало. В устьях Урала появляется в начале апреля. В окрестностях Челкара нами пролетные пискульки встречались с 11 по 15 апреля — птицы летели стаями в 25—35 штук, сравнительно редко — одна, две, три стаи за день; встречались также и отдельные одиночки, но очень редко. У Иргиза мы наблюдали казарок в последних числах апреля. Это были, очевидно, уже последние пролетные стаи. Птицы летели стаями около 20 штук в каждой, за день пролетало две-три стаи; последняя отмечена 1 мая. Из Актюбинска имеется экземпляр, добытый здесь 26 апреля. Таким образом, пролет пискулек весной проходит в апреле, главным образом во второй его половине.

Осенью пискульки более многочисленны. На северном побережье Каспия они становятся типичной принадлежностью ландшафта в дельте Волги, нередко и близ устьев Урала.

Рис. 110. Распространение пискульки в Казахстане: 1—прилет весной, 2—пролет осенью.

Рис. 110. Распространение пискульки в Казахстане: 1—прилет весной, 2—пролет осенью.

Появление их здесь датируется серединой — концом сентября; птицы довольно долго задерживаются, в некоторые годы — до конца ноября. На Иртыше осенний ттролет проходит в последней декаде сентября — первой декаде октября. В районе Наурзума пролет отмечен в октябре, как и на Кургальджине, где пролетные стаи наблюдались 11 и 23 октября.

С. Г. Панченко на Саумалкуле наблюдал пролетных пискулек в конце сентября. По наблюдениям П. П. Сушкина (1908) пролет пискулек в северо-восточном углу Кустанайской области проходил с конца сентября, так же как и в области верховьев Иргиза. Длительность его различна в зависимости от хода осени и замерзания вод; в иные годы пролет продолжается до конца октября, но иногда заканчивается уже в середине этого месяца. К окончанию пролета большинство рек и озер уже покрывается льдом. Повсюду, откуда над пролетом пискульки есть наблюдения, даты его очень близко совпадают со временем пролета белолобой казарки.

По повадкам пискулька также очень сходна с указанным видом и часто образует с ним смешанные стаи. На пролетах обычно держатся стаями в 20—50 экземпляров и очень редко — одиночками или парами. В случае образования смешанных с белолобой казаркой стай они достигают 100 и более экземпляров. Иногда к стаям пискулек присоединяются и серые гуси. В природе от белолобой казарки, на которую она больше всего похожа, легко отличима меньшей величиной, большей острокрылостью, но главным образам — голосом: он трудно передаваемый, но очень высокого тона, характерного тембра и действительно «писклявый», особенно при сравнении с голосом более крупного родича. На пролете пискульки чаще всего летят косой линией, реже — углом, при местных перемещениях — беспорядочно. Летают легко, много легче белолобой казарки и тем более серого гуся. Ходят относительно легко и хорошо бегают, поймать пискульку можно только бегом и не всегда легко. Менее осторожна, чем другие гуси и очень любопытна.

На охотах добывается попутно с другими гусями и казарками. Промысловое значение ее в Казахстане меньше, чем белолобой казарки.

ГУМЕННИК — ANSER FABALIS LATH.

Синонимы. Atiser segetum Gm., Anser middendorfi Sev., Anser serrirostris Sw., Anser arvensis Brehm., Anser neglectus Suschk. Гуменников иногда выделяют в особый род Melanonyx.

Описание. У взрослых птиц голова и шея желтовато-бурые, щеки, бока шеи и горло обычно несколько светлее. Верхняя часть спины серовато-бурая, нижняя часть спины и поясница черно-бурые. Зоб и грудь беловато-серые, бока тела серовато-бурые со светлыми поперечными полосками. Брюхо и нижние кроющие хвоста белые. Кроющие первостепенных маховых серые, остальные кроющие крыла бурые с светлыми каемками; маховые черно-бурые. Рулевые черноватые с белыми вершинами и боковыми каймами; к краям хвоста количество белого цвета увеличивается, и крайние рулевые почти сплошь белые. Верхние кроющие хвоста белые.

Молодые окрашены в более тусклые цвета, брюхо у них сероватое с мелкими пятнышками; светлые и темные места на клюве разграничены нерезко. Ноги желтые, клюв в основном черного цвета с желтой перевязью или пятнами; у некоторых экземпляров пятна на клюве и ноги бывают мясного цвета.

Размеры: крыло 410—510 мм, хвост 125—170 мм, плюсна 66—96 мм, клюа 50—80 мм.

Вес. Данные о весе гуменников из Казахстана имеются только для Зайсана (собраны И. Ф. Самусевым); август, самец 3000 г; сентябрь, самцы 3600 и 3700; самка 2800 г; 15 взвешенных экземпляров без указания пола весили в среднем по 3245 г (2800—3700); октябрь, самец, 3200, самки 3500, 3600, 4200 г; 15 взвешенных: экземпляров без указания пола весили в среднем по 3500 г (2800—4400).

Подвиды. В настоящее время принято считать, что гуменник образует четыре подвида, из которых три гнездятся в СССР. Из них A. f. fabalis населяет тундру от Скандинавии до междуречья Хатанга — Лена; кроме того, изолированное гнездование указывается для сзера Чаны, но без достаточных оснований. Это сравнительно мелкая форма (крыло 435—480 мм, клюв 52—67 мм). Лапы и перевязь на клюве обычно оранжевого, но бывают и розового цвета. Зимовки этого подвида находятся преимущественно в Европе, но часть особей зимуег в Средней Азии. А. serrirostris Sw. гнездится в тундрах от Лены до Анадыря и близ Тихого океана к югу до Охотска. Более крупная форма (крыло 430—520 мм, клюв 58—72 мм). Лапы и перевязь на клюве оранжевые. Зимовки в Северном Китае. A. f. sibiricus Alph. гнездится в тайге Восточной Сибири, откуда по горам проникает в Саяны и Алтай. Крупная форма (крыло 475—570 мм, клюв 70—87 мм). Лапы и перевязь на клюве всегда оранжевые. Зимовки этой формы находятся в Китае.

В Казахстане на пролете встречается преимущественно А. f. fabalis, реже A. f. sibiricus. Весьма вероятно, что последний подвид (A. f. sibiricus) гнездится на Алтае в районе Марка-Куля.

Как гнездящаяся птица распространен в тундрах Евразии и Западной Гренландии, а в Азии также в зоне тайги, где идет далеко к югу — до Сихотэ-Алиня, Прибайкалья, Хангая, Саян и Алтая. Зимует у побережий Западной Европы, Средиземного и Черного морей, частично © Средней Азии, у устья Инда, в Японии и юго-восточных частях Китая.

Имеются указания на гнездование гуменника на горных озерах

Алтая, в частности на Марка-Куле. По общим соображениям, гнездование его в этом районе очень вероятно, но никаких конкретных данных до настоящего-времени нет. В. А. Хахлов (1928) упоминает о том. что среди диких гусят, содержащихся рыбаками в Тополевом Мысу на Зайсане, был один птенец гуменника. Быть может, его привезли с Алтая.

ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

Рис. 111. Распространение гуменника в Казахстане: 1 — зимовка, 2 — пролет весной, 3— пролет осенью, 4 — гнездование.

Как пролетная птица встречается в Казахстане далеко не везде. Обыкновенен на пролете в бассейне Урала, уже более редок в бассейне Эмбы и очень редок под Кустанаем; в Наурзуме и в низовьях Иргиза и Тургая не встречен. В Центральном Казахстане» т. е. в районе Кокчетава, Акмолинска, Караганды и Каркаралинска, по-видимому, совершенно не встречается. В долине Иртыша вновь встречается на пролете, но под Павлодаром — лишь в небольшом числе, под Семипалатинском уже обычен, а на Зайсане — массовый пролетный вид. Обычен на пролете на Алакуле, но в Прибалхашье на пролете малочислен. В области Аральского моря и низовий Сыр-Дарьи встречается на пролете в небольшом числе; выше >по Сыр-Дарье, по-видимому, более обыкновенен.

Встречается в Казахстане зимой. В районе Алакульских озер на зимовку лишь в некоторые годы остаются небольшие стаи (наблюдались в 1953 г. Е. Г1. Цьгпленковьш (1956). Зимой 1946—1947 гг. небольшое количество гуменников зимовало на незамерзающих ключах близ Узун-Агача (около 70—80 км « западу от Алма-Аты). Регулярно зимует на незамерзающих водах близ Туркестана, в низовьях Бугуни и по низовьям Келеса и Чиргика, но в небольшом количестве.

О сроках пролета известно следующее. Весной появляется рано, приблизительно в одно время с серым гусем, иногда даже раньше, но чаще — несколько позднее. Пролет на юге Казахстана (близ Туркестана и южнее) проходит в первой половине марта и заканчивается в разные годы к его середине или концу, лишь в некоторые годы затягиваясь до первой декады апреля. На нижней Сыр-Дарье пролетает с середины марта до середины апреля, здесь гуменники малочисленны. В Илийской долине известны всего две встречи гуменников весной: 23 марта близ устья Каскеленки и 26 марта у Акарала (по-видимому, близ Джаркента).

На Алакуле пролет выражен хорошо. Появляются в первой половине марта и летят до середины апреля; прилетают хорошо упитанными. На Зайсане весной пролет очень быстротечен, гуменники появляются в начале апреля (с 1 по 6 число), исчезают уже через неделю, и лишь отдельные экземпляры задерживаются до конца апреля. По Уралу и в низовьях Илека пролет гуменников выражен очень хорошо: летят стаями в 20—30, иногда до 40 и в редких случаях—до 150 экземпляров. Как правило, пролетают с начала апреля, но в отдельные годы появляются значительно раньше — еще в середине марта. В районе водораздела между Эмбой и Орью пролет наблюдался 19—30 апреля.

Осенний пролет в западных частях Казахстана выражен менее, чем весенний. В низовьях Илека пролетают с конца сентября, в верховьях Иргиза, на озере Актастыкуль — с 9 по 20 октября. К северо-востоку от Кустаная гуменники осенью встречаются одиночками и производят впечатление заблудившихся псиц; встречались с 29 сентября по 4 октября. Под Семипалатинском, где гуменники пролетают регулярно, они встречаются с середины — конца сентября до 20—30 октября. На Зайсане осенью идет массовый пролет их, причем птицы подолгу задерживаются здесь и совершают регулярные суточные перелеты на хлебные поля. Первое появление их отмечалось И. Ф. Самусевым с 28 августа по 2 сентября, последние наблюдались 28 октября—5 ноября (данные за три года). На поля летают далеко от озера, за 20— 30 км, вылетая с озера как утром, так и вечером, позднее серого гуся; днем возвращаются на озеро около полудня — с И до 13 часов.

С серым гусем данная птица не смешивается. Основной корм осенью— зерна хлебных злаков (пшеница, овес, просо). На Алакуле гуменники появляются в начале октября и держатся до полного замерзания озера (т. е. до середины декабря), частично оставаясь зимовать. В прилетающих стаях всегда много молодых. Пролетные гуменники сильно истощены, но за время пребывания на Алакуле отдыхают и хорошо откармливаются. Далее к юго-западу на пролете они крайне малочисленны. В. Н. Шнитников (1949) приводит рассказ одного охотника о добыче им одиночного гуменника на Басканском озере в сентябре. Е. Л. Шестоперов (1929) 21 и 22 сентября наблюдал стайки в семь и восемь штук в Илийской долине. Добывались они в конце октября и начале ноября поблизости от пос. Илийска, а 25 ноября стайкой в шесть штук наблюдались у Аккуля в низовьях Или. Более обыкновенны на пролете в районе Чимкента, Туркестана, Ташкента, где пролетные наблюдаются с конца октября и весь ноябрь; часть их в этом районе проводит зиму.

В природе хорошо отличается от серого гуся более темной окраской и голосом — характерным двухсложным гоготанием. На пролетах держится стаями, обычно не очень большими, которые выстраиваются или углом, или волнистой линией. Летят, как днем, так и ночью. Останавливаясь во время пролета на реках и озерах, часто летают для кормежки на хлебные поля (осенью) или на всходы трав и озими (весной). Гуменники хорошо плавают и в отличие от серого гуся хорошо ныряют.

Нахождение гуменника на гнездовье возможно в Казахстане на Алтае. Здесь он может гнездиться по глухим лесным ручьям, в речных долинах и на горных озерах. Наиболее вероятно нахождение гнездящихся гуменников на Марка-Куле. В прилежащих районах Алтая этот вид был найден на субальпийских лугах с заболоченной почвой и лужами воды, на заросших тальником островах рек и по заболоченным берегам речек и озер. Высоты, на которых находили гнездящихся гуменников,— 1700 — 2000 м.

ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

Рис. 112. Гуменник.

Промысловое значение гуменников в Казахстане меньше, чем у некоторых других гусей и казарок, но в некоторых местах — на западе Казахстана и на Зайсане — добывается в больших количествах.

РОД ГОРНЫЙ ГУСЬ —EULABEIA

К этому роду относится единственный вид.

ГОРНЫЙ ГУСЬ— EULABEIA INDIСA

Синонимы. Anser indicus Laht., Anser skorniacovi Sev.

Описание. У старых птиц голова и широкие продольные полосы по бокам шеи — белые. На задней стороне темени черная поперечная полоса, доходящая до глаз; другая, более короткая черная полоса идет поперек затылка. Передняя часть шеи буровато-серая; этот цвет постепенно сливается с серой окраской груди; брюшко и подхвостье белые. Задняя сторона шеи буровато-серая; этот цвет постепенно переходит в серый, в который окрашена вся мантия; надхвостье белое Бока тела светло-бурые. Рулевые серые с белыми каймами и широкими белыми вершинами. Первостепенные маховые темно-серые, второстепенные — черноватые.

У молодых птиц лоб, бока и горло белые. Верх головы, затылок и зад шеи черно-бурые. Перед шеи сероватый, низ белый, бока сероватые. В остальном — как взрослые.

Клюв желтый или оранжевый, с черным ноготком; ноги оранжевые; радужина бурая.

Размеры: крыло 400—430 мм, плюсна 50—80 мм, клюв 45—60 мм.

Вес, по литературным данным, 2000—3200 г.

Пуховой птенец бледно-желтоватого цвета, с светло-бурым верхом головы и туловища.

Яйца белые, шероховатые; длина их 78—83 мм, поперечник 54—59 мм.

Горный гусь — птица, свойственная главным образам Центральной Азии. Он гнездится в Тибете, в Джунгарии, Монголии, на Памире

ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

Рис. 113. Горный гусь.

и во многих местах Киргизии, а также на Алтае, к югу от Курайской горной цепи. Добывался на Селенге, у южного Байкала, на озере Тарейнор и в некоторых пунктах Казахстана, но гнездование в этих местах не доказано.

В Казахстане известны следующие находки этого гуся. 25 апреля 1902 г. один экземпляр добыт на Баянколе. 13 апреля 1913 г. Е. Л. Шестоперов (1929) наблюдал одиночного горного гуся в стае серых близ Джаркента. В конце июля или начале августа 1946 г. охотник Ф. Урюпин добыл экземпляр этого гуся на Зайсане у Тополева Мыса; птица плавала среди чаек. 29 мая 1951 г. одиночный экземпляр добыт В. А. Грачевым (1953) на р. Каскеленке, неподалеку от Алма-Аты.

Очень вероятно, что горные гуси будут найдены гнездящимися, с одной стороны, в верховьях Текеса, а с другой — на Сауре. По словам Ф. Урюпина, близ Тополева Мыса на Зайсане горные гуси иногда встречаются на весеннем пролете, хорошо отличаясь от других гусей характером полета и голосом. Возможно, что к этому виду относится указание В. А. Хахлова (1928) на добычу какого-то особенного гуся на озере Турангакуль (к северу от Зайсана) в сентябре 1914 г.

Горный гусь гнездится близ берегов высокогорных водоемов или на их островах. Гнезда устраивает на скалах, на деревьях или на островках и берегах прямо по заболоченным участкам. Питается почти исключительно наземной растительностью как на берегах водоемов, так и далеко от них. Хорошо и быстро бегает и ходит, большую часть времени проводит на земле. Плавает также хорошо и при опасности уходит на воду. Полет сравнительно легкий, на полете хорошо отличим от других гусей по окраске. К тому же он часто кричит и, как правило, раньше бывает слышен крик летящих гусей, а затем уже удается их увидеть. Голос горных гусей совсем особенный — низкий, гнусавый звук, мало похожий на голоса других гусей. По крику во многих местах этого гуся, характерно называют «гундосым».

РОД БЕЛЫЙ ГУСЬ — CHEN

К этому роду относятся три вида, распространенные в Северной Америке; один из них встречается на крайнем северо-востоке СССР и очень редко залетает в Казахстан.

БЕЛЫЙ ГУСЬ — CHEN HYPERBOREUS PALL.

Синоним. Chen caerulescens L.

Описание. Взрослая птица вся белая, за исключением черных первостепенных маховых и пепельно-серых их кроющих. Ноги оранжево-красные, клюв красный с беловатым ноготком, края челюстей и зубцы черные. Радужина бурая.

У молодых белые части оперения с серым налетом, ноги темно-сериле или буроватые, клюв сероватый, края челюстей и зубцы черные.

Размеры: крыло 365—455 мм, плюсна 65—90 мм, клюв 49—70 мм.

Вес (по литературным данным) 2000—2250 г.

Птица Арктики. Гнездится на самом севере Северной Америки (от Аляски до Гудзонова залива и Баффиновой земли), на западе Гренландии и на северо-востоке Сибири к западу до Чаунской губы (здесь, впрочем, гнездование не доказано); на острове Врангеля многочислен. Зимовки в Северной Америке.

В Казахстане чрезвычайно редко встречаются отдельные группы или одиночки. Так П. П. Сушкин (1908) приводит сведения, полученные им от местных казахов, что отдельные экземпляры белых гусей как великая редкость встречаются на пролетах по Эмбе и Иргизу. В. А. Хахлов (1928) говорит о добыче одного белого гуся в сентябре 1914 г. на озере Турангыкуль (к северу от Зайсана); экземпляр автором не осмотрен и, возможно, что горный гусь ошибочно принят им за белого. Л. С. Берг и П. Г. Игнатов (1911) в одном из рукавов устья р. Селеты в конце июля наблюдали трех белых гусей и считают их за представителей этого вида. Е. П. Спангенберг и Г. А. Фейгин (1936) приводят случай добычи охотником Коваленко в окрестностях Солотюбе (на Сыр-Дарье) весной 1916 г. двух экземпляров белых гусей из небольшой стайки. И. Б. Волчанецкий (1937) пишет, что 20 июня 1926 г. одиночный белый гусь наблюдался близ Урды. Наконец, Н. А. Зарудный (1915) сообщает, что белый гусь как очень редкий залетный гость бывает в Сыр-Дарьинской области.

От всех наших гусей отличается очень легко по окраске:    сплошь

•белая птица с черными первостепенными маховыми. На лету на крыльях хорошо заметны темные пятна. По размеру несколько меньше серого гуся.

РОД МАЛЫЕ КАЗАРКИ —BRANTA

К этому роду относятся всего четыре вида птиц, распространенные в тундрах Евразии и Америки. В пределах Казахстана один вид регулярно встречается на пролете, один встречается во время пролетов нерегулярно. Указание о встрече на Алтае белощекой казарки (Яблонский, 1904) безусловно ошибочно.

ТАБЛИЦА ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВИДОВ МАЛЫХ КАЗАРОК (BRANTA)

(2) Зоб и верх груди рыже-каштановые …

Краснозобая казарка — В. ruficollis

(1) В оперении зоба и груди нет рыже-каштанового

Черная казарка — В. bernicla.

ЧЕРНАЯ КАЗАРКА— BRANTA BERNICLA L

Описание. У взрослых птиц голова, зоб и межлопаточная область черные. По бокам шеи белые поперечные пятна с черными пестринами. Верхняя сторона темно-серо-бурая, с более светлыми концами перьев. Грудь и бока темно-серые, с поперечными светлыми каемками. Маховые и рулевые черные. Брюшко и подхвостье белые.

Ноги и клюв черные; радужина бурая.

У молодых птиц нет белых пятен на шее; все оперение более тусклое, черный цвет заменен черно-бурым, кроющие крыла со светлыми кончиками; клюв и ноги бурые.

Размеры: крыло 300—350 мм, плюсна 50—65 мм, клюв 30—38 мм.

Вес (по литературным данным) 1750—2250 г.

Подвиды. Различают четыре подвида, которые отличаются по окраске: В. b. hrota Miill. (Гренландия, Земля Франца-Иосифа), В. bernicla L. (побережье Ледовитого океана, и его острова от Новой Земли до Хатанги), В. borientalis Tug. (побережье и острова Ледовитого океана от Лены до Чукотки) и В. b. nigricans Lawr. (Северная Америка).

Черная казарка гнездится в Арктике, по побережьям Ледовитого океана и на его островах в Азии и Америке. Зимой встречается в Азии — (Японии и Среднем Китае), в Америке — по тихоокеанскому побережью от Канады до Калифорнии, по Атлантическому побережью к югу до Флориды, в области Великих озер и по Миссисипи, и в Европе по побережьям Норвегии, Польши, Германии, Великобритании и далее до Испании. Пролетные пути с мест гнездовья на зимовки идут по океаническим побережьям, а внутрь Евразийского материка залетает очень редко.

В Казахстане лишь изредка встречаются залетные стайки этой казарки и, насколько нам известно, ни одного экземпляра в коллекциях: с территории нашей республики нет. Имеющиеся о ней сведения сводятся к следующему.

13 июня 1899 г. А. Ф. Коте (1910) видел стайку этих казарок в 10— 12 штук, пролетевшую над озером Тайгын (близ озера Селеты) по направлению к северу, В правильности определения указанный автор не сомневается. В десятых числах марта 1915 г. у Зайсана, в урочище Карачилик, в местности со многими ключами, один охотник, по сообщению В. А. Хахлова (1928), видел шесть казарок. Описание охотника: гуси малой величины, очень темной окраски, с белыми пятнами на шее; не оставляет сомнения, что это были черные казарки.

В 1930 г. недалеко от границы Казахстана, у д. Аксеновки Татарского района Новосибирской области, во второй половине мая был хороший пролет казарок этого вида. Птицы летали стаями по нескольку десятков, в некоторые дни — с утра до вечера. Пролет закончился 25 мая. Вероятно, что эти птицы пролетали и в Казахстане. Следует отметить, что столь обильного пролета черных казарок в этих местах ни до, ни после никто не отмечал. 10 октября 1949 г. ъ Наурзуме наблюдатель заповедника Писарев видел стайку в семь штук, из которой был добыт один экземпляр, который, к сожалению, не сохранился.

Черная казарка — небольшой гусь, размером лишь немного больше пеганки или огаря. На полете спереди кажется черным, а сзади белым; иногда заметны белые пятна на шее. На полете часто кричит, голос — резкое и частое «гонк» или «кронк».

КРАСНОЗОБАЯ КАЗАРКА— BRANTA RUFICOLLIS PALL.

Синонимы. Anser ruficollis Pall., Rufibrenta ruficollis Pall.

Описание. Лоб, верхняя сторона головы, зад шеи, спина, хвост и крылья черные. По бокам головы, в области уха по большому рыжему пятну, окруженному широкой белой каймой, которая продолжается вниз по бокам шеи. Зоб и бока шеи рыжие, отделенные от черного брюха белой полосой. Верхние и нижние кроющие хвоста и задняя часть брюха белые. Клюв и ноги черные, радужина красновато-коричневая.

Размеры: крыло 315—365 мм, плюсна 50—57 мм, клюв 23—27 мм.

Вес, по литературным данным, около 1 кг. Самец, добытый 4 ноября в дельте Или, весил 1315 г.

Краснозобая казарка гнездится в очень ограниченном районе тундры и лесотундры от Ямала и низовий Оби на западе и почти до-Хатанги на востоке. Район зимовок также невелик. Он охватывает южное побережье Каспийского моря, часть северо-запада Ирана и Ирак.

В Казахстане встречается только во время пролета главным образом в его западных частях. Достаточно обыкновенна на севере Кустанайской области и по озерам вдоль Ори и Эмбы, откуда попадает на низовья Урала, приблизительно у Калмыкова. Обыкновенна в дельте Волги. В Волжско-Уральских степях на пролете немногочисленна, как немногочисленна и на Урале выше Калмыкова; под Уральском определенно редка. В области верховьев Тобола и Иргиза обычна, но уже в низовьях Иргиза редка, а в низовьях Тургая бывает лишь случайно. По-видимому, только случайно бывает по восточному берегу Каспийского моря — отсюда известен лишь один экземпляр из окрестностей Форта Шевченко. Также случайно бывает по Иртышу, где встречи о краснозобой казаркой известны для Омска, Павлодара, Семипалатинска и, быть может, низовий Курчума (указана Н. И. Яблонсюш, 1904). На юге Казахстана бывает также очень редко. Добывалась дважды в дельте Или—здесь это, безусловно, очень редко залетающая птица. Также очень редко бывает на Аральском море и по долине Сыр-Дарьи. Здесь 14 октября 1908 г. пара была добыта под Казалинском (Зарудный, 1916), 27 марта под Джулеком (Спангенберг и Фейгин, 1936) и близ станции Кызылтам—здесь В. М. Антипин (1956) 18 и 19 марта 1956 г. наблюдал слабый пролет вниз по реке; всего за день пролетело восемь пар. Таким образом, основной поток пролетных казарок идет неширокой полосой, не шире 100—150 км, приблизительно по направлению Кустанай — Джетыгара — Орск — Актюбинск — Уил — Калмыково — дельта Волги.

Весной появляется в дельте Волги в конце марта. На Эмбе у устья Темира П. П. Сушкин (1908) наблюдал пролет с середины ап-

реля\’ по первые числа мая, В низовьях Иргиза им же наблюдалась 25 апреля. На Сыр-Дарье, как уже указывалось, Антипин (.1956) наблюдал их 18 и 19 апреля. Вообще весенний пролет довольно быстротечен и длится, как правило, не более двух недель.

Осенний пролет проходит в сжатые сроки, занимая в большинстве случаев также около двух недель. На северо-востоке Кустанайской области П. П. Сушкин (1908) наблюдал пролет этих казарок с 27 сентября по 9 октября, а в верховьях Иргиза — с 5 по 22 октября.

Рис. 114. Распространение краснозобой казарки в Казахстане: 1—пролет весной, 2 — пролет осенью.

Рис. 114. Распространение краснозобой казарки в Казахстане: 1—пролет весной, 2 — пролет осенью.

В районе низовий Урала (Калмыково, Гурьев) краснозобые казарки летят преимущественно в октябре и последние наблюдаются здесь в начале ноября. В дельте Или одна из птиц была добыта из стайки в пять экземпляров 23 октября и вторая—4 ноября. Близ Казалинска добывалась 15 октября.

Характерные особенности краснозобой казарки, по наблюдениям в Казахстане, прекрасно описаны П. П. Сушкиным (1908), и мы приводим это описание почти полностью: «Повадки краснозобой казарки во многом не сходны с повадками других гусей, которых мне приходилось наблюдать. Большие стаи почти не делают остановок на пролете; обыкновенно они спускаются на озеро лишь с наступлением ночи п на короткое время. На кормежку летают в степь, на прибрежные луговые поляны и особенно охотно посещают стойбища откочевавших казахских аулов, где к осени пробивается свеженькая и нежная травка. Весьма охотно ест луковицы чеснока и иногда вся пропитывается резким чесночным запахом. На просяные поля летает очень редко — кажется, лишь в том случае, если они примыкают к самому озеру. Поэтому и осенью никогда не откармливается до такой степени, как другие гуси. Разнятся от других гусей и фигура, и движения краснозобой казарки. Полет очень быстрый, напоминающий скорее огаря. Стайки при остановке на пролете всегда более подвижны и суетливы, чем стаи других гусей. Часто приходится видеть, что другие гуси уже давно уселись и принялись за еду или успокоились, а краснозобые казарки все еще носятся туда и сюда, проделывая самые неожиданные повороты, и вся стая то свертывается клубком, то опять рассыпается, как это делают скворцы или ржанки. И при неясном свете ее легко отличить именно по этой живости движений, по быстрому полету и по характерной короткошейной фигуре. Стайки иногда смешиваются с пискулькой, но от других гусей держатся поодаль».

ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

Рис. 115. Краснозобая казарка.

Остается добавить, что краснозобая казарка очень общественная птица и обычно встречается стаями, часто в несколько сотен особей. Прекрасно плавает и ныряет. Очень характерен голос — короткое, резкое и несколько хриплое «чак-вой».

В западных частях Казахстана добывается во время утиных охот, но в сравнительно небольшом количестве.

РОД ЗЕМЛЯНЫЕ УТКИ —TADORNA

В этот род объединяется семь видов довольно крупных птиц, в биологическом отношении представляющих переход от гусей к уткам. С гусями их сближает характер движений на земле: они много и легко ходят, а при нужде быстро бегают; в воздухе полет их со сравнительно редкими взмахами крыльев больше похож на полет гусей. Моногамы. Держатся строгими парами, возможно, что пары соединяются на несколько лет. По многим другим особенностям, напротив, очень сходны с утками.

В Казахстане встречается два вида.

ТАБЛИЦА ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВИДОВ ЗЕМЛЯНЫХ УТОК

(2) Клюв посредине перегнут кверху. Оперение пестрое. Клюв и

ноги красноватые, желтоватые пли телесные

Пеганка — Т. tadorna

(1) Клюв прямой. Большая часть оперения ржавчато-бурая. Клюв и ноги черные или темно-бурые

Огарь — Т. ferruginea.

Синоним. Tadoma cornuta Gm.

Описание. У самца зоб с зашейком, задняя часть спины с внутренними из плечевых, поясница, верхние кроющие хвоста и рулевые, кроме их вершин, белого цвета. Голова и шея, наружные из плечевых, концы рулевых, широкая полоса вдоль середины груди и брюха черные. Широкий пояс» охватывающий заднюю часть и бока груди и переднюю часть спины, бледно-рыжего цвета.

Самка менее яркая, темно-рыжие части оперения испещрены черными волнистыми линиями, пятно на брюхе темно-бурое. У молодых голова и шея бурые, с белыми боками головы и лбом, середина груди и брюха белые, рыжий пояс на боках груди лишь намечается. Клюв красный, у самца при основании его нарост, в брачное время достигающий до 2 см высоты; ноги телесного цвета, у молодых клюв и ноги много бледнее.

Размеры: крыло у самца 300—365 мм, у самки 280—335 мм, хвост L00—115 мм. плюсна 45—60 мм, клюв 45—60 мм.

Вес пеганок из Казахстана (в г): март, Илийская долина, самец 980; апрель, ст. Челкар, самец 1100; район Караганды, самцы (3) 1320—1450, самки 950 и 1250; озеро Мокрое (к северо-востоку от Кустаная), самец 1450; весна, дельта Или, самцы 1300—1350; май, низовья Тургая, самцы 1180 и 1220; Ладыженка (к югу от Атба-сара), самец 1250; июнь, район Караганды, самка (от гнезда) 900; низовья Иргиза, самка (от гнезда) 850; Кургальджин, самка 1000; Ладыженка, самец 1250; Лето; дельта Или, самцы 1000, 1150, 1200; июль, Челкар-Тениз, самка 1075; август, район Караганды, самец 1000, молодой 980; Кургальджин 800 (линная птица), 1340; сентябрь, район Караганды, самец 1150; Бийлюкульские озера, молодые этого года 650 и 700;

Пуховой птенец сверху черно-бурый, снизу белый, лоб, бока головы и шеи, крылья, плечи и бока надхвостья также белые.

Вес пуховика, только что выклюнувшегося из яйца, 48 г (18 VI, Наурзум,. Л. Н. Формозов).

Яйца серовато-белые; длина их 61—70 мм, поперечник 43,3—50 мм.

Основной областью гнездования пеганки являются степи и пустыни Малой, Передней и Средней Азии, берегов Черного моря, Казахстана и Монголии. К северу идет до Маныча, далее северная граница проходит по Казахстану и выходит к озеру Чаны. Из Монголии проникает на гнездовье в Туву и степные пятна Приенисейской Сибири до Ачинска на север. Гнездится также в Даурских степях. На юг доходит до Персидского залива и Сеистана; южная граница гнездования в Центральной Азии неизвестна. Кроме того, гнездится кое-где в области Средиземного моря (в Южной Испании и Франции, в Алжире, на острове Сардинии и в Греции — всюду здесь гнездование носит спорадический характер). Кроме того, гнездится по побережьям Британских островов, Северной Франции, Бельгии, Голландии, Дании, Норвегии (до 71° с. ш.), юго-западной Швеции, на крупных островах Балтийского моря и местами в Южной Финляндии.

Область зимовок — побережья Северного моря, Британских островов, Бискайского залива, Средиземного моря, Месопотамия, центральные части Индостана, Бирма.

В Казахстане пеганка распространена почти повсеместно и отсутствует только в Рудном Алтае и в большей части Тянь-Шаня. Более подробно сведения о ее гнездовой области в нашей республике таковы. В Волжско-Уральских степях это обычная гнездящаяся птица, найденная в области Камыш-Самарских озер, у Эльтона, Баскунчака, Хара-Зах, Ащесай, Рыбного Сакрыла, Сорбулака, близ Урды, в низовьях. Узеней и в других местах; доходит на север до широты Уральска.

Гнездится повсюду в Прикаспии, где к этому имеются подходящие условия; на юг идет по крайней мере до мыса Джыланды, вероятно и южнее. Обычна на островах Каспия близ Мангышлака. В области Актюбииских степей на север доходит до границ Казахстана; южнее распространена повсеместно, до Аральского моря. В Кустанайской области гнездится на север почти до границ ее, во всяком случае, у озера Мокрого (около 54° с. ш.) еще многочисленна (наблюдения П. П. Сушкина, 1908 и наши); к югу отсюда распространена повсеместно.

Рис. 116. Распространение пеганки в Казахстане: 1—гнездование, 2—зимовки, 3—пролет весной, 4—пролет осенью.

Рис. 116. Распространение пеганки в Казахстане: 1—гнездование, 2—зимовки, 3—пролет весной, 4—пролет осенью.

Далее к востоку имеющиеся сведения позволяют провести северную границу распространения пеганки по озерам Чаглы, Улькун-карой, Теке и Кызылкак, хотя, вероятно, она встречается и севернее. В правобережье Иртыша доходит до границ республики. На озерах Селетыденгиз, Кызылкак и Джалаулы многочисленна, так же как и на многих степных соленых озерах (например, у Тениза, Карасора и многих более мелких). В области Аральского моря, Сыр-Дарьи, Приаральских Каракумов, низовий Сарысу и Чу, области Бийлюкуль-ских озер, низовий Таласа гнездится всюду в подходящих местах и повсюду обыкновенна; у всех соленых озер Балхаш-Алакульской котловины также обыкновенна. Это же можно сказать о Прииртышских степях, где к югу пеганка как обычная птица доходит до степей к северу от Усть-Каменогорска. Однако в Зайсанской котловине она сравнительно редка, так же как и в области Черного Иртыша. Кое-где пеганки очень многочисленны. К таким местам относятся области крупных соленых озер Селетыденгиз и прилежащих к нему, район Тениза и соленых озер у Кургальджина, район Челкар-Тениза, Карасора и многих других.

Повсюду пеганка гнездится на равнинах, но В. Н. Шнитников (1949) указывает гнездование нескольких пар на озере Тузкуль (Бору-добасун), лежащем на высоте около 2000 м над ур. м.

Как правило, зимой в Казахстане не встречается, но в отдельных случаях небольшое количество пеганок остается зимовать по Сыр-Дарье, в районе впадения Келеса и Арыся и до низовьям этих рек.

Где зимуют гнездящиеся в Казахстане пеганки — точно неизвестно, но одна птица, окольцованная 26 марта 1935 г. в заповеднике «Пассанкулд» (т. е. еще на зимовке), была добыта летом (в 1935 или 1936 гг.) в Длаку^ьском районе Алма-Атинской области.

Рис. 117. Пеганка.

Рис. 117. Пеганка.

На гнездовье держится соленых и солоноватых озер, и именно их наличием объясняются детали распространения пеганки в Казахстане во время гнездования. На кочевках и пролете встречается также на пресных озерах и реках. Зимой наблюдалась по мелководным разливам.

Пеганка — крупная утка, по внешности во многом занимающая промежуточное положение между утками и гусями. Так, на полете пеганка скорее напоминает гуся: взмахи крыльев относительно редки. На земле пеганка чувствует себя совершенно свободно: ходит легко, бегает быстро, держа туловище горизонтально. Плавает хорошо, но взрослые птицы ныряют очень редко, насколько мне известно только во время линьки маховых. «Напротив, молодые птицы ныряют постоянно— как самые маленькие птенцы в возрасте двух-трех дней, так и достигшие размеров взрослых, но еще не летающие. Голос пеганки — мягкое и глухое «га-га-га», часто издаваемое много раз подряд и образующее своеобразную трель. За исключением периода размножения довольно молчалива, но около птенцов и во время ухаживания за самками кричит часто, в том числе и на лету. Самец в брачный период иногда издает трехсложный свист. Во время ухаживания за самками самцы, сидя на берегу, поднимают голову вверх, растопыривают перья на шее и открывают клюв.

Питаются пеганки главным образом рачками Artemia salina и их икрой, личинками хирономид, но также и растениями, главным образом различными водорослями. Кроме того, вовремя массовых размножений саранчовых пеганки охотно поедают их. А. Н. Формозов (1937) у Наурзума 4 июля добыл пять молодых пеганок, в желудках которых оказались остатки пруса (у наиболее крупного—17 экземпляров). В Волжско-Уральской стели И. Б. Волчанецкий (1937) .отметил поедание-мух, выводящихся в грязи. По прилете пеганки часто держатся на солончаках, залитых водой, где, как и огари, в большом количестве поедают семена солянок.

Весной прилетают рано, при появлении первых проталин, когда кругом еще лежит снег. Близ г. Туркестана их бывает много уже к середине февраля; валовой пролет проходит здесь в конце февраля и марте, но еще в первой декаде апреля встречаются пролетные стаи. В низовьях Сыр-Дарьи в .некоторые весны прилетают уже в конце февраля, но чаще в начале марта; пролет тянется весь март. На Аральском море прилетают в разные числа марта, валовой пролет проходит в первой половине апреля. На Или, в дельте, прилет также датируется разными числами марта (4, 5, 10, 17, 21 марта — наблюдения за ряд лет И. А. Долгушина, А. А. Слудского и В. А. Грачева). В дельте Волги и Урала появляются обычно во второй половине марта: на Каспии, на острове Кулалы, Н. А. Смирновым (1916) первые отмечены 5 апреля. Между Темиром и Эмбой первые пеганки наблюдались 24 марта, а в низовьях Иргиза — 30 марта; пролет в этих местах шел до конца апреля.

В Наурзуме первые прилетные отмечены 24 апреля. В районе Караганды они появляются в разные числа апреля, в зависимости от хода весны — от 3 до 17. На Зайсане прилетают около середины апреля. Под Семипалатинском прилетают иногда уже в конце марта, чаще же в начале апреля; валовой пролет их проходит преимущественно во второй декаде апреля. Наконец, в районе Павлодара появляются иногда в самом начале апреля, чаще же около 5—10 числа этого месяца.

В большинстве мест пеганки летят небольшими—по 5, 10, 15 штук стаями, но иногда в стаях бывает до 50 и более птиц. На пролете чаще всего летят углом, реже —развернутым фронтом.

Весной прилетают уже парами и недели через две наблюдаются около гнездовых мест. Гнезда помещаются чаще всего закрыто — в норах, среди камней, в кучах соломы и навоза. (где птицы вырывают норы сами), в провалившихся могилах, в старых зимовках и т. п. В Казахстане гнезда пеганок находили в старых норах лис, корсаков и сурков, а также в провалившихся могилах. Реже гнезда располагались в печах брошенных зимовок (в дельте Или и у поселка Ямышевского), в норах по рыхлым изгородям зимовок (в Рын-песках) и в камышовом сене и навозе (у г. Туркестана); изредка встречаются норы, выкопанные самими птицами. В. Н. Шнитников (1949) высказывает предположение, что пеганки гнездятся в норах больших песчанок, предварительно расширяя их. Вряд ли это предположение соответствует действительности, во всяком случае, никаких данных, подтверждающих его, нет. Очень редко в Казахстане пеганки гнездятся среди камней — это наблюдалось близ курорта Боровое.

На Аральском море Н. А. Зарудный (1916) находил гнезда в центральных частях громоздких груд из массивных стволов саксаула, которые служат у местных казахов своеобразными надгробиями. Помимо закрытых гнезд, находили гнезда, помещавшиеся совершенно открыто близ озер, среди солончаковой растительности. Такие гнезда находил Н. А. Зарудный (1888) на озерах к югу от Илека и В. С. Ел-патьевский (1901) близ озера Селетыденгиз. Наконец, М. И. Исмагилоз и Е. П. Васенко (1950) на острове Барса-Кельмес находили гнезда в зарослях тростника по берегам озер. В ряде случаев гнезда служат много лет. Близ Кургальджина Б. В. Муханов нашел в провалившейся могиле гнездо, состоящее по крайней мере из трех слоев пуха, перемежающегося с растительными остатками. Очевидно, оно служило птицам не менее трех лет. Гнездо устраивается из стеблей и листьев различных растений, чаще всего злаков, и чрезвычайно обильно выстилается пухом, который самка выщипывает у себя на груди и брюхе.

Спаривание происходит как на воде, так и на суше. Яйца откладываются ежедневно, в кладке одной пары бывает от 6 до 18 яиц. В найденных гнездах, в которых отмечалось число яиц, наиболее часто встречались кладки с восемью-десятью яйцами, кладка с шестью и семью яйцами найдена только по одному разу, кладка с 15—18 яйцами встречена по одному-два раза, кладки из 13—14 яиц не встречались. Относительно времени гнездования данные отрывочны. Гнезда с полными кладками Н. А. Зарудный находил около Туркестана 8—12 апреля. У г. Аральска В. А. Грачев нашел гнездо с двумя свежими яйцами 1Г мая, а на Барса-Кельмесе девять сильно насиженных яиц М. И. Исма-гилов и Е. П. Васенко (1950) обнаружили 25 июня. В дельте Или А. А. Слудский нашел гнездо со свежими яйцами 14 мая. В Наурзуме А. Н. Формозов (1937) находил гнезда с яйцами 26 мая и И июня. В Центральном Казахстане, у Кулан-Утмеса, 9 июня яйца пеганки были с уже вполне сформировавшимися птенцами, которые вылупились бы через два-три дня (наши данные). На Кургальджине свежие и почти свежие яйца С. Д. Лавров (1930) и А. А. Слудский находили 19 и 27 мая и 1 июня; гнезда с сильно насиженными яйцами находили здесь 2—15 июня. Очевидно, сроки кладки сильно растянуты.

Засиживает яйца только самка, но самец держится неподалеку, а полдневные и близкие к ним часы часто проводит в норе, где помещается гнездо. Сходя с гнезда, самка закрывает яйца пухом, независимо от места и устройства его. Выйдя из норы, самка некоторое время идет пешком и, лишь отойдя, взлетает; самец следует за самкой. При опасности самец с криком летает поблизости от гнездаj Выклюнувшиеся молодые уводятся родителями к озеру^ Так как в ряде случаев гнездо находится у водоема далеко (в некоторых случаях в 2—3 км), то переход выводка к озеру представляет много опасностей для молодняка. В это время они подвергаются нападениям болотных луней, ворон и чаек-хохотуний. Родители очень привязаны к птенцам и ревностно их защищают.

Относительно вывода и роста молодых мы располагаем следующими данными. На нижней Сыр-Дарье первые выводки наблюдались Е. П. Спангенбергом и Г. А. Фейгиным (1936) с конца мая и встречались до середины июня. На Аральском море Н. А. Зарудный (1916) встретил 2 июля выводки, в которых были как совсем маленькие пуховички, так и молодые в половину взрослых, а 14 июня здесь были молодые ростом почти с самку, но еще с массой пуха и недоросшими махами и рулями; 15 нюня молодые уже летали. На Барса-Кельмесе только что выклюнувшиеся молодые наблюдались М. И. Исмагиловым и Е. П. Васенко (1950) 29 июня — 2 июля; к августу здесь встречались молодые в перьях, а летающие — в конце августа. В Бетпак-Дале, на Джиделиконур А. А. Слудский добыл пуховика 23 июня. В дельте Или небольших пуховичков он же видел

13 июля, а 30 июля им отмечены уже летающие молодые. В. А. Грачев на Сорбулаке (в 80 юн к северу от Алма-Аты) 24 мая видел молодых величиной с чирка. Небольших пуховиков И. Ф. Самусев наблюдал на Зайсане в середине июня.

В Волжско-Уральских степях пуховички наблюдались И. Б. Волчанецким (1937) с середины июня до первых чисел июля; летающие молодые отмечены здесь в начале августа. В низовьях Узеней выводки с крупными пуховиками П. М. Бутовский видел в середине июня, а на Камыш-Самарских озерах М. Н. Корелов отметил летающих молодых в начале августа. К югу от Илека Н. А. Зарудный (1888) в начале июля наблюдал как недавно вылупившихся пуховиков, так и уже лоднявшихся на крыло молодых. В верховьях Ори, на Джаман-Уркаче, П. П. Сушкин (1908) совсем небольших пуховичков отметил 29 июня. В Наурзуме вылупление молодых из яиц наблюдалось А. Н. Формозовым (1937, 1949) 5 и 18 июня (в один и тот же год), а также 4 июля (в другой год); небольшие пуховички обычно здесь встречаются в начале и середине июня. Подъем на крыло близ Наурзума происходит, по наблюдениям А. В. Михеева (1938), в первой половине августа. Мною на Сарысу, близ впадения Кенгира, добыт молодой ростом с взрослую птицу, но еще не летающий, 21 июля. На озере Чушкакуль (к юго-западу от Караганды) только что выклюнувшихся пуховиков С. Г. Панченко отметил 24 июня; в конце июля птенцы здесь достигли половины размеров взрослых птиц. На Кургальджине Б. В. Муханов наблюдал пуховых птенцов в конце июня, а летающих молодых—5—10 августа. На озере Кызылкак (близ Селетыденгиз) первые пуховики отмечены А. Ф. Котсом (1910) 16 июня, а В. С. Елпатьевским (1901) —21 июня; мы 21—24 июня наблюдали здесь много выводков как с совсем маленькими пуховичками, 2—3-дневного возраста, так и с птенцами, достигшими 1/6—1/5 размера взрослых птиц.

После того, как старые птицы уведут выводок на озеро, самка и самец одинаково участвуют в его охране., При этом выводки часто объединяются по нескольку вместе, а в некоторых случаях пара старых птиц соединяет около себя молодых от нескольких выводков.

А. Н. Формозов сообщает интересные данные о таком объединении/ Самец одного выводка, пришедшего на озеро первым, отличался исключительно «сварливым» характером и настойчиво отгонял всех взрослых пеганок, появлявшихся здесь с молодыми, «усыновляя» последних. В результате за срок около двух недель при паре взрослых птиц насчитывалось свыше 50 птенцов, заметно отличавшихся по возрасту; к 27 июля часть их была уже почти летными, часть же едва достигала размеров половины взрослой птицы. В других случаях выводки объединяются вместе, и при этом старые птицы все находятся здесь же.

Самцы остаются при выводках очень долго, но так как линька у них начинается несколько раньше, чем у самок, то они покидают молодых еще до их окончательного возмужания. На линьку пеганки собираются на крупные соленые озера — вначале самцы, затем к ним присоединяются и самки. На отдельных озерах собирается иногда до нескольких тысяч линяющих пеганок (например, на Карасоре, на Кызылкак, Селетыденгизе). Маховые сменяются у пеганок поздно, позднее, чем у большинства уток (в одно время, или даже позднее, чем у серой утки), в конце июля или начале августа. Время смены маховых пеганки проводят на открытых плёсах крупных соленых озер и совершенно не приближаются к их берегам. Преследуемые линные птицы уплывают, а в случае необходимости и ныряют, чего обычно не делают.

4 Перелиняв, пеганки продолжают держаться стаями, к которым присоединяются и молодые птицы, и держатся так до времени отлета. Отлетают пеганки сравнительно рано. На озере Мокром (к северу от Кустаная) П. П. Сушкин (1908) последних пеганок отметил 24 сентября, но это были уже запоздалые стаи. С. Г. Панченко у Саумалкуля (к востоку от Караганды) последних пеганок видел 12 сентября. У Больших Барсуков Н. А. Северцов наблюдал последних пеганок 18 октября. Для Зайсана И. Ф. Самусев считает временем окончания: отлета середину октября. В Илийской долине отдельные стайки пеганок наблюдаются еще в начале ноября, но большая часть их отлетает гораздо раньше — к середине, а иногда и к началу октября. На Каспийском море, близ Баутино, Н. А. Гладков и В. С. Залетаев (1956) отметили пару пеганок 27 сентября и считают их запоздавшими, большинство, видимо, отлетело значительно раньше. Даже в низовьях Сыр-Дарьи лишь иногда пеганки задерживаются до середины ноября, большая же часть их отлетает значительно раньше.

Как уже говорилось, лишь в некоторые зимы неганки в небольшом числе зимуют в районе впадения Арыси и Келеса в Сыр-Дарью.

Промысловое значение пеганки сравнительно невелико, и добывается она лишь попутно во время утиных охот. Большое значение мог бы иметь сбор пуха пеганок из гнезд, что практикуется в некоторых странах Западной Европы. Следует иметь в виду, что пух пеганок очень хорош и приближается по качеству к пуху гаги. Массовое гнездование пеганок полуколониального характера в Казахстане имеется на больших соленых озерах Теке, Селетыдевгиз, Кызылкак, Карасор, Тениз и др. и именно на них можно было бы организовать сбор ее пуха.

ОГАРЬ — Т ADORN A FERRUGINEA PALL.

Синонимы: Tadorna rutila Pall., Casarca ferruginea Pall.

Описание. Большая часть оперения взрослой птицы рыжая, верх головы соловый,, поясница и верхние кроющие хвоста черные, хвост черный, с зеленоватым отливом. Первостепенные маховые черные, второстепенные с блестящими зеленоватыми наружными опахалами, образующими на крыле зеленое зеркальце. Верхние кроющие крыла белые.

У самца на шее черное кольцо, отсутствующее у самки. Последняя вообще значительно светлее и белесее. Клюв и ноги черные, радужина бурая.

Молодые окрашены сходно с самкой, но тусклее; кроющие крыла сероватые.

Размеры самца: крыло 350—400 мм, хвост 150—170 мм, плюсна 57—63 мм, клюв 43—48 мм, самки: крыло 310—365 мм, хвост 140—160 мм, плюсна 53—61 мм, клюв 43—43 мм.

Вес огарей из Казахстана (г): март, Илинская долина, самцы 1400 и 1500,. самки 1150 и 1280; апрель, дельта Волги, самцы 1200—1500 (среднее 1320); Кургальджин, самец 1600; дельта Или, самец 1360; май, район Караганды, самец 1500, самка 1500; июнь, район Караганды, самцы (4) 1260—1400 (среднее 1315), самки (3) 925—1000 (среднее 950); июль, район Караганды, самка 1100, молодые (5) 780— 960 (среднее 885); август, район Караганды, самцы 1260 и 1360, молодой 1000; Таласский Алатау, самец 1380; сентябрь, район Караганды, старые птицы 1310 и 1450; Кургальджин, самец 1600; озеро Коскуль (к северу от Улутау), самки 1125 и 1250; дельта Или, 1250; Бийлюкульские озера, самец 1210; октябрь, дельта Волги, самцы (15) 1200—1600 (среднее 1360), самка 1100.

Пуховой птенец похож на птенца пеганки, но окраска верхней стороны его несколько светлее, а нижняя сторона, наоборот, темнее.

Яйца светло-серо-зеленые; длина их 61—72 мм, поперечник 45—49 мм.

Основная область гнездования огаря занимает юг Европы, Малую, Переднюю, Среднюю и Центральную Азию, Казахстан и южные части Сибири. На восток доходит до Приамурья, на запад — до Греции и причерноморских частей Болгарии и Румынии, на юг — до Трансиордании, Ирака, юга Ирана, Гималаев, Алашани, на север — до юга Украины, Камышина на Волге, Ачинска, Байкала, Благовещенска. Кроме того, изолированное гнездование известно для юга Испании и Малой Африки.

Зимует преимущественно в низовьях Нила, на Эгейском море, в Передней и Малой Азии, в Аравии, Пакистане, Индии, Бирме, Китае, а также на юге Испании и в Малой Африке. В небольшом числе зимует на южном берегу Каспия и в южных частях Средней Азии, а также кое-где в Казахстане.

В Казахстане огарь распространен очень широко, но до северных частей республики не доходит, и здесь проходит граница распространения этого вида на значительном протяжении. Эта граница выяснена еще очень плохо. Между Волгой и Уралом огарь вообще довольно редок и, по-видимому, к северу идет только до Камыш-Самарских озер и Калмыкова.

Рис. 118. Распространение огаря в Казахстане: 1—гнездование, 2—зимовки, 3—пролет весной, 4—пролет осенью.

Рис. 118. Распространение огаря в Казахстане: 1—гнездование, 2—зимовки, 3—пролет весной, 4—пролет осенью.

Восточнее сравнительно обычен в степях по Илеку, Хобдам и Утве. К югу отсюда гнездится в дельте Волги, в прибрежной части Северного Каспия, на Бузачах и Мангышлаке, а также в степях и пустынях у Устюрта. В верховьях Иргиза гнездится до границ Казахстана, а далее его граница проходит приблизительно по линии, проведенной от верховьев Тобола на озере Кушмурун; надо заметить, что неоднократно огарь был находим и севернее — у Кустаная, но никакими данными о его гнездовании здесь мы не располагаем. К югу отсюда гнездится повсюду в бассейнах Эмбы, Иргиза и Тургая, но в большинстве мест немногочислен. Далее северная граница идет к озеру Чаглы, где огарь редок, и к озерам Селетыденгиз и прилежащим к нему. На Иртыше и далее к востоку доходит до границ Казахстана, но всюду редок и встречается спорадично. К югу отсюда становится обычным лишь в районе Кургальджи-иа, Караганды и Семиярской на Иртыше. В южной половине равнинного Казахстана — от Аральского моря и Сыр-Дарьи через Причуйскиз и Прнбалхашские районы до Зайсана—обыкновенен, а местами и многочислен. В Казахстане гнездится повсюду в горах. На Алтае найден на Марка-Куле, у Зыряновска, в Нарымском и Курчумском хребтах; здесь идет вверх по крайней мере до 1500 м над ур. м. (высота Марка-Куля). О гнездовании огаря в Сауре и Тарбагатае известно только, что в Чиликтинской долине он обыкновенен. В Тянь-Шане гнездится на многих горных озерах (Иссык и Большое Алматинское и Заилийском Алатау, озеро Тузкуль (Борудобасун) близ Хан-Тенгри, озеро Кызульген в Таласском Алатау и др.). а также в долинах некоторых горных рек (Кегень, Текес и др.). Поднимается в горы высоко— до 3000 м, может быть и выше.

Огромное большинство огарей на зиму отлетает, но большие группы их остаются зимовать в южных районах Казахстана, к югу от Чимкента. Кроме того, отдельные пары зимуют поблизости от Джар-кента и в низовьях Чарына.

Рис. 119. Огарь.

Рис. 119. Огарь.

В соответствии с широким распространением в разных ландшафтных зонах, а также с широким распространением его в горах, огарь гнездится в самых разнообразных условиях. В степях он располагает гнезда поблизости от озер и рек. При этом предпочитаются озера, слабо заросшие надводной растительностью, но иногда огарь гнездится поблизости сильно заросших озер; в этом случае многочисленным он не бывает. Соленость воды для огаря не играет роли, и он гнездится как у пресных, так и у солоноватых и соленых озер. В пустынях гнездится близ постоянных озер и у временных лиманов. На Мангышлаке, в Каратау, отдельные пары гнездятся у дождевых ям — водоемов, имеющих от 5 до 20 ж в поперечнике. В горах гнездится как близ крупных озер, например Марка-Куля, так и близ очень небольших, а также близ рек с относительно спокойным течением. Близость леса не мешает гнездованию, но в сплошной тайге не гнездится и, видимо, по этой причине, отсутствует в верховьях Убы и Ульбы на Алтае.

Разнообразно и место расположения гнезда. В Казахстане в большинстве случаев гнездится в старых норах сурков, лисиц, корсаков, степных кошек, барсуков, а также в провалившихся могилах. В норах гнездится на равнине и в горах. Реже гнезда располагаются в трещинах и расщелинах обрывистых берегов и в щелях между камнями.

В. Н. Плотников (1893) говорит о гнездовании в логовах волков (для Чиликтинской долины). Значительно реже гнездится в дуплах туранги (наблюдения Корелова (1948) в Сары-Чагане, Илийская долина) и тополей на Черном Иртыше и на Иртыше у Подпуска (наши наблюдения). М. И. Исмагилов и Е. П. Васенко (1950) на острове Барса-Кельмес отметили гнездование одной пары в сарае около нежилого дома; здесь огари гнездились в 1940 и 1942 гг.

Огарь во многом больше похож на гусей, нежели на уток. Полет его с редкими и сильными взмахами крыльев больше напоминает полет гусей, нежели уток. На земле он держится свободно, легко и много ходит, а при нужде и довольно быстро бежит (догнать можно только бегом), характерно пригибая шею и голову к земле и ловко лавируя между солянками. Плавает отлично, но взрослые ныряют лишь раненые или во время линьки; молодые ныряют часто. Голос громкий, гнусавый: «анг»… «анг»; во время большого возбуждения издают трескучие звуки. Крикливая птица. Очень осторожна.

Кормятся огари как на воде, так и на суше растительным и животным кормом. Весной, по прилете кормятся или молодыми зелеными выходами злаков и солянок, или семенами солянок; последние, как правило, значительно преобладают над всеми другими кормами. Летом на суше собирают преимущественно саранчовых, а на воде питаются раз личными личинками, рачками и нежными побегами растений. Осенью охотно летают на поля и тока, где кормятся просом и пшеницей, а так же зеленью озимых. Иногда поедают отбросы у жилья. Н. А. Зарудный наблюдал поедание ими падали, на которой они бывают «вместе с воронами и коршунами.

Уже говорилось, что огари в некоторых местах остаются в Казахстане зимой. Но большинство их улетает, появляясь весной^ очень рано, приблизительно в одно время с кряквой, иногда и раньше ее. Первые птицы прилетают еще тогда, когда лежит снег и имеются лишь немногие проталины, а на озерах и реках есть лишь отдельные полыньи. На нижней Сыр-Дарье обычно появляются в начале марта. На Аральском море чаще всего прилетают в середине марта, но в некоторые весны — уже в конце февраля. В Илийской долине 8—10 марта огарей бывает уже много, первые появляются, вероятно, уже в начале марта, а может быть и в конце февраля (наши наблюдения 1955—1957 гг.). В дельте Или первые появляются в первой половине марта. В устье Аягуза пролет огарей наблюдался в первой половине апреля. В предгорьях Тянь-Шаня и высоко в горах появление огарей происходит позднее. Так, для озера Кызульген, лежащего на высоте 2300 м в Таласском Алатау, В. В. Шевченко (1948) называет датой прилета 6 апреля (еще до вскрытия озера). В копале В. Н. Шнитников (1949) наблюдал первых прилетных 20 марта, а в Кугалах — 5 апреля (еще при глубоком снеге).

На Темире прилет огарей наблюдался уже 16 марта, а в низовьях Иргиза — 28 марта и в очень позднюю весну—21 апреля. В Наурзуме, близ Караганды и у Павлодара прилет наблюдался в начале апреля. На Зайсане в 1913 г. В. А. Хахлов (1914) наблюдал первое появление огарей 5 марта, а 11 марта их было уже много; чаще появляются здесь в середине или в конце этого месяца. Под Семипалатинском появляются чаще всего в конце марта (один год—18 марта), а массовый пролет идет в первой и второй декадах апреля. П. П. Сушкин (1938) говорит о прилете огаря на Алтай в середине марта.

На весеннем пролете огари не образуют больших стай, а летят или парами, или по нескольку пар вместе, обычно не больше чем по 10 особей в одной стайке. Первое время держатся по полыньям и проталинам, особенно часто — на солончаках. Пары образуются еще на зимовке (есть предположение, что они сохраняются в течение нескольких лет). В брачный период самцы иногда поднимаются на большую высоту и оттуда стремительно планируют по наклонной линии; при этом крылья издают характерный свистящий звук. Иногда пара поднимается довольно высоко в воздухе и долго летает кругами, непрерывно крича. Весной особенно возбужденной бывает самка: она с раскрытым клювом плавает вокруг самца, непрерывно кричит, а на земле часто вытягивает вперед шею и, шипя, как бы отгоняет врагов. Самцы же лишь ходят вокруг самки, то поднимая, то опуская голову. Спаривание происходит как на суше, так и на воде; после спаривания самец плавает вокруг самки, приподняв крылья (как гуси). Откладка яиц начинается приблизительно через месяц-полтора после прилета. Откладывается от 7 до 17 яиц, чаще всего—9—12.

В низовьях Сыр-Дарьи 16 мая Е. П. Спантенберг и Г. А. Фейгин (1936) нашли гнездо, в котором часть яиц была уже надклевана. 19—20 мая здесь было уже немало пуховичков. Летных молодых Н. А. Зарудный наблюдал на Сыр-Дарье 16 июня. На Барса-Кельмес 7 апреля в гнезде были свежие яйца, а 22 июня здесь видели пуховико© (Исмаги-лов и Васенко, 1950 г.). На Аральском море Н. А. Зарудный (1916) 24 июня видел молодых в половину величины взрослых, а 23—24 июля — только что поднявшихся на крыло и еще не могущих далеко летать молодых. На Мангышлаке 1 июня Н. А. Гладков и В. С. Залетаев (1956)“ нашли гнездо с сильно насиженными яйцами (через три дня из них вывелись птенцы). Мною первые пуховики наблюдались здесь у Таушика 27 мая. На Чу у Ново-Троицкого летающих молодых В. Б. Гринберг (1932) видел в середине июля. На Сорбулаке (к северу от Алма-Аты) 1 июля молодые еще не летали (Грачев). На Сарыкуле, близ Талды-Кургана, В. Н. Шнитников (1949) 9 мая видел маленьких пуховичков, 29 мая там же молодые были уже довольно большими. В Илийской долине Е. Л. Шестоперов (1929) первых пуховичков видел 31 мая, а 6 июня их было уже много. В дельте Или гнездо со свежими яйцами найдено 12 мая, 2 июня—со слегка насиженными яйцами, а 2 августа здесь были уже летающие молодые (А. А. Слудский). Летающие молодые в низовьях Лепсы наблюдались мною 18—19 июля. В низовьях Сарысу, около Кзылджангыла, А. А. Слудский видел пуховичков 13 июня; мною здесь 21—22 июля наблюдались летающие молодые.

К югу от Илека Н. А. Зарудный (1888) летающих молодых наблюдал в середине июля. П. П. Сушкин (1908) неподалеку от г. Иргиза нашел гнездо с сильно насиженными яйцами 29 мая. Летающих молодых по Иргизу он видел с конца июля. Маленьких пуховичков близ Наур-зума А. Р. де-Ливрон (1938) наблюдал 21 июля. По наблюдениям С. Г. Панченко, в районе Караганды 21 мая начинается откладка яиц (добыта самка с готовым к сносу яйцом). Первых пуховичков на Чушка-куле он наблюдал 20 июня. 5 июля птенцы были уже подросшими, перья были уже на брюхе, плечах и зобе, рулевые достигали 2 см, а махи были еще в пеньках (вес добытого молодого 435 г). В конце июля молодые достигали размеров серой утки. Первые летающие молодые наблюдались уже 19 июля, но основная масса поднялась на крыло к августу; в это время встречались выводки с совсем небольшими пуховичками. Мною на Сзумалкуле (в районе наблюдений С. Г. Панченко) 25—27 июня наблюдалось много выводков с небольшими пуховичками. В этом же районе А. А. Слудский отметил пуховичков 11 и 13 июня. У Каркаралинска мы видели молодых в 1/4 размера взрослых птиц в конце июня. И. М. и П. М. Залесские (1931) на речке Мухор (близ Семи палатинска) наблюдали выводок с пуховыми птенцами 13 июня.

На Кара-Иртыше у впадения Кальджира Г. И. Поляковым (1914) отмечены выводки с небольшими пуховичками разного возраста 18 июня. 6 июля молодые здесь были размером с чирка. На Зайсане И. Ф. Самусев видел еще нелетных молодых в середине июня.

Для горной части Казахстана данных о гнездовании огаря очень немного. На озере Кызульгун в Таласском Алатау Л. М. Шульпин 12 июня видел птенцов величиной с чирка; 11 июля эти птенцы еще не летали. На озере Иссык в Зайлийском Алатау в конце июня мною отмечены выводки, в которых молодые были в половину взрослых. В хребте Кетмень М. Н. Корелов (1956) добыл пухового птенца в конце мая. В долине Чолкудысу он наблюдал молодых, достигших размера взрослых птиц в середине июля. На Марка-Куле недавно выклюнувшиеся пуховички наблюдались 7 июня, 29 июня и 1 июля.

Огари — очень заботливые родители. Насиживает обычно только самка, самец же охраняет район гнезда и при появлении опасности предупреждает самку криком, налетает на появившегося врага и усиленно преследует его. По наблюдениям Е. П. Спангенберга и Г. А. Фей-гина (1936), в низовьях Сыр-Дарьи самцы принимают участие и непосредственно в   насиживании. Когда молодые выклюнутся из яиц, старики ведут их к воде. Иногда такие переходы совершаются на несколько километров. Из гнезд в скалах и дуплах молодые выпрыгивают, помогая себе крылышками, и падают по наклонной линии. Рассказы о том, что огари переносят птенцов на воду в клюве, не подтверждаются точными наблюдениями. Птенцов водят оба родителя, причем у одной пары соединяется иногда по два и три выводка. Старики очень привязаны к птенцам. Подходящего человека встречают громкими криками и налетают на него, иногда чуть не задевая крыльями. Ворон и хищных птиц, даже таких крупных, как орлан-белохвост, активно преследуют. Самки обычно остаются с птенцами и защищают утят, делая короткие взлеты навстречу коршуну или болотному луню. Селезни же преследуют врага в воздухе, стараясь напасть и ударить на него сверху. При этом птицы обнаруживают способность к значительной маневренности на полете.

Близ Каркаралинска мною наблюдался выводок огарей, в котором птенцы были в 1/4 размера взрослых птиц. При преследовании выводка самка брала на спину по одному птенцу и быстро уплывала с ним; при этом она погружалась глубоко в воду, оставляя на поверхности только верх спины и голову. Молодые кормятся на мелководных участках озер или на солончаковых берегах. Старики остаются с выводками до полного возмужания молодых. К этому времени начинается смена маховых у вврослых птиц; окончательно они сменяются в низовьях Тургая к сентябрю (по Сушкину, 1908). В большинстве мест Казахстана крупных скоплений огарей на линьку не наблюдается. Однако Г. С. Карелин (1883) говорит, что на Мертвом Култуке (ныне высохшем) огари собираются на линьку в большом количестве; на скопления линных птиц в западной части Балхаша указывает А. А. Слудский.

После того, как птицы перелиняют, огари начинают собираться в большие стаи, концентрируясь на соленых озерах. Отсюда они летают кормиться на хлебные поля, главным образом на сжатые поля проса и пшеницы. Вскоре начинается и отлет. Осенью огари летят стаями в 20—30—50 штук, а иногда и более крупными. В верховьях Иргиза огари исчезают в середине или во второй половине сентября. Близ Канда-гача наблюдались в конце сентября, как и в низовьях Эмбы. На Зайсане не встречались позднее середины сентября. В низовьях Сыр-Дарьи задерживаются значительно дольше, до конца ноября.

Значение огаря как объекта промысловой охоты относительно невелико, и добывается он на утиных охотах попутно.

РОД РЕЧНЫЕ УТКИ—ANAS

В (роде насчитывается около 30 видов птиц, распространенных во всех частях света. В Казахстане встречается 10 видов речных уток.

ТАБЛИЦА ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПНДОН РЕЧНЫХ УТОК (ANAS)

(2) Клюв к вершине почти вдвое шире, чем при основании

Широконоска — A. clypeata.

(1) Клюв более или менее одной ширины по всей длине

(4) На крыле сине-фиолетовое зеркальце

Кряква — A. platyrhynchos.

(3) Зеркальце не фиолетовое или вовсе отсутствует

(12) Крыло короче 220 мм

(7) Общая окраска верха тела однообразно светло-серая, с большими беловатыми округлыми пятнами. Зеркальца нет. Клюв, длиннее42мм. Мраморныйчирок — A. angustirostris.

(6) Окраска верха иная, более темная и разнообразная. Зеркальце или имеется, или его место обозначено белыми полосками. Клюв короче 40 мм

(9) Стержни первостепенных маховых белые

Сизокрылый чирок — A. querquedula.

(8) Стержни первостепенных маховых темные, рогового цвета

(11) Ширина клюва на уровне ноздрей 10—12 мм. Крыло короче 200 мм

Малый чирок — А. сгесса.

(10) Ширина клюва на уровне ноздрей 13—15 мм. Крыло длиннее 200 мм 

Клоктун—A. formosa.

(5) Крыло длиннее 220 мм

(14) Клюв короче плюсны

Свиязь—А. репе lope

(13) Клюв длиннее плюсны

(16) Клюв длинный, 45—55 мм . Шилохвость — A. acuta.

(15) Клюв короче, 35—45 мм

(18) Наружные опахала внутренних второстепенных маховых чисто белые

Серая утка—A. strepera.

(17) Наружные опахала внутренних второстепенных маховых черные, у самцов — с синеватым отливом.

Косатка — A. falcata.

МРАМОРНЫЙ ЧИРОК — ANAS ANGUSTIROSTRIS MEN.

Синоним. Marmaronetta angustirostris Men.

Описание. Общая окраска серовато-бурая, с светлыми пятнами на концах каждого пера. На голове и на шее перья с более темными центрами. Бока головы светлее и серее, Еокруг глаза—продолговатое темное пятно: горло беловатое, с темными крапинками. Низ серовато- и охристо-белый, подхвостье бледно-охристое, с бурыми поперечинами; стержни первостепенных маховых бурые. Ноги темно-оливковые. Радужина каряя.

Половых и возрастных отличий в окраске почти нет, только у самцов пятно около глаза более темное, чем у самки, и на затылке имеется небольшой хохолок. Клюв самца голубовато-серый, с черной вершиной и хребтом, у самки — черный, с треугольными оливково-зелеными пятнами на основании верхней челюсти. Ноги буроватые.

Размеры: крыло 195—215 мм, хвост 80—90 мм, плюсна 35 мм, клюв 40—46 мм. Вес, по литературным данным, 400—500 г.

Пуховой птенец сверху темно-коричневый, с беловатыми пятнами на крыле и задней части спины. По середине головы и через зашеек проходит темно-коричневая полоса до 6 мм шириной. Через глаз проходят темные штрихи. Нижняя сторона светло-коричнево-желтая.

Яйца белые, иногда со слабым розовым оттенком. Длина их 42—51 мм, поперечник 31—36 мм.

Мраморный чирок гнездится в Пакистане, Иране, Средней Азии, близ Каспия от Атрека через Ленкорань до дельты Волги, Сирии, Палестине, и далее на запад, по средиземноморскому побережью Африки на многих островах.

Рис. 120. Распространение мраморного чирка в Казахстане: 1—гнездование.

Рис. 120. Распространение мраморного чирка в Казахстане: 1—гнездование.

Основная часть гнездового ареала лежит в Передней Азии. Зимой отлетает только из северных частей ареала и уже в Ленкорани и на Атреке живет оседло.

В Казахстане гнездится по Сыр-Дарье, начиная от южной границы республики и до Казалинска. Гнездился также на Теликульских озерах. Повсюду здесь встречается в небольшом числе. Гнездится в дельтe Волги близ Ганюшкино, здесь также немногочислен. По-видимому, гнездится на озерах близ Урды, где неоднократно добывался летом и где, по сообщению И. Б. Волчанецкого, Д. Еропкин находил и утят. Возможно также гнездование на Камыш-Самарских озерах; И. Б. Волчанецкий (1937) предполагает, что выводок, наблюдавшийся им здесь, в июле, принадлежал этому виду. Весьма вероятно также, что мраморный чирок гнездится по северному побережью Каспийского моря до устья Урала, где он отмечался Г. С. Карелиным (1875), но новых наблюдений отсюда нет. Кроме того, существует указание Н. И. Яблонского (1904), что этот чирок добыт на низовьях Курчума; здесь, безусловно, имела место ошибка в определении.

Во .время гнездования придерживается обычно мелководных озер с топким илистым дном и тростниковыми зарослями. Встречается также по разливам рек и на солоноватых озерах.

Малоподвижная утка. При плавании сравнительно глубоко погружает переднюю часть тела, и, напротив, приподнимает хвост. По сравнению с другими утками мало осторожна. Держится обычно поблизости от тростников или прибрежных кустарников, где плавает в тени и бывает мало заметна. Часто отдыхает на ветвях и сучьях кустарников, низко нависших над водой. Встречается обычно парами и даже во время пролета не образует больших стай.

ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

Рис. 121. Мраморный чирок.

Питается личинками водных насекомых, моллюсками, семенами и побегами трав.

Эта одна из очень позднеприлетных уток. В районе Чиназа (на Сыр-Дарье), она появляется обычно лишь около середины апреля (в 1909 г.— 26 апреля, в 1910 г.— 13 апреля, в 1911 г.— 19 апреля (Зарудный).

О времени размножения и месте расположения гнезда для Казахстана данных почти нет. Все наши сведения сводятся к тому, что у самки» добытой Е. П. Спангенбергом и Г. А. Фейгиным (1936) на Теликульских озерах между 20 и 23 мая было готовое к сносу яйцо. И. Б. Волчанецкий, возможно, наблюдал утят этого вида па Камыш-Самарских озерах з июле.

Сведений об осеннем пролете для Казахстана нет, на зимовках у нас нигде не отмечен.

Ввиду малочисленности никакого значения для человека не имеет.

СИЗОКРЫЛЫЙ ЧИРОК — ANAS QUERQUEDULA L.

Синонимы: Anas circia L., Querquedula querquedula L.

Описание. У самца в брачном наряде темя, затылок и горло черные, шея и бока головы шоколадно-бурые, с белыми пестринами. Бровь белая, широкая и длинная. Верхняя сторона тела темно-бурая, с светлыми пестринами, образованными вершинными каемками перьев. Плечевые длинные и заостренные, в продольных парных белых и голубовато-серых полосах. Зоб, зашеек и грудь светло-рыжие, с черными полосками. Брюхо белое, бока белые, с черными струйчатыми полосками. Подхво-стье, подмышечные и часть нижних кроющих крыла белые. Верхние кроющие крыла голубовато-серые. Зеркальце бледно-стально-зеленоватое, с металлическим блеском окаймленное спереди и сзади белыми полосами.

Самка сверху темно бурая, с более светлыми краями перьев, темнее на темени и светлее на брови и щеках. Горло и низ туловища беловатые; на зобе, груди, боках и подхвостье темноватые пятнышки. Зеркало серовато-бурое, без блеска, спереди и сзади ограничено белыми полосками. Верхние кроющие крыла буроватосерые.

Самец в летнем пере по окраске похож на самку, но кроющие крыла у него голубовато-серые и зеркало блестящее. Молодые похожи на самку, но потемнее и края перьев верха у них рыжеватые.

Клюв черно-бурый, ноги темно-серые, радужина бурая.

Размеры: крыло 175—210 мм, хвост 00—70 мм, плюсна 25—32 мм, клюв 35— 42 мм.

Вес сизокрылых чирков в Казахстане (г): апрель, Ладыженка (к югу от Ат-басара), самец 375, самка 330; низовья Иргиза, самец 400, самка 385; дельта Волги, самцы 450; Илийская долина, самец 320; май, район Караганды, самцы (6) 340— 440 (среднее 375), самки (7) 320—420 (среднее 348); низовья Иргиза и Тургая, самцы 370 и 370, самка 370; Илийская долина, самец 350; июнь, район Караганды, самцы (11) 320—430 (среднее 331), самки (4) 290—350 (среднее 317); Наурзум, самцы 325—419; июль, район Караганды, самцы (3) 340—350, самки (3) 300—350, молодой 290; Зайсан (3) 310—520 (среднее 397); август, район Караганды, старый 360, молодой 330; озеро Коскуль (к северу от Улутау) (13) 350—500 (среднее 425); дельта Волги, самцы 250—450 (среднее 367), самки в линьке 250—550 (среднее 360), самки после линьки 427—460 (среднее 441), молодые 311—460; сентябрь, Кургальджин 285—500; дельта Волги—самцы 480—505 (среднее 491), молодые 300—450; Бийлюкульские озера, самка 260; октябрь, район Караганды, самец 440; дельта Волги, самцы 400—600 (среднее 500), самка 450, молодые 300—400; Алакуль, самка 350.

Пуховой птенец сизокрылого чирка похож на пухового птенца кряквы.

Яйца палевого цвета; длина их 39—48 мм, поперечник 29—35 мм.

Как гнездящаяся птица принадлежит средним частям Евразии. На север доходит до южной Швеции, средних частей Карелии, Архангельска, верховьев Печоры, устья Иртыша, Якутска, Сахалина и юга Камчатки. К югу до Средиземного моря. Закавказья, юга Каспия, Казахстана, Синьцзяня и верховьев Сунгари. Изолированные места гнездовья известны, кроме того, на юге Испании, в Сардинии, на Кипре и в Северной Индии. Указания на гнездование по Аму-Дарье, Мургабу, Теджеку, Геррируду и в Сеистане — сомнительны. Зимует в области Средиземного моря, в Африке (к югу от экватора и южнее), в Передней Азии, в Индии, Индокитае, на Зондских и Филиппинских островах, в Южном Китае и Южной Японии. В небольшом числе и не каждый год остается на зиму у Черного и Азовского морей, на юге Каспия и в Средней Азии.

В Казахстане обычен в зоне степей всюду, начиная от Волжско-Уральских степей и до Прииртышья. В зоне пустынь определенно гнездится только в пределах Балхаш-Алакульской и Зайсанской котловин. По-видимому, гнездится на Марка-Куле, где найден в гнездовое время. Гнездится в долинах Текес.а, Баянкбла и Чолкудысу, где идет вверх до 1800—2000 м над. ур. м. В лесостепи редок, но гнездится там, где открытые пространства резко преобладают над колками.

Существуют указания на гнездование сизокрылого чирка по восточному берегу Аральского моря, в дельте Сыр-Дарьи, на Бийлюкульских озерах и в низовьях Чу. Однако никаких точных доказательств гнездования из этих мест не имеется. Что касается встреч сизокрылого чирка в летнее время, то они имеют место по всему Казахстану и гнездования, понятно, не доказывают. Точно также мы не имеем твердых данных о гнездовании этого \’.вида где-либо в Арало-Каспийских пустынях и в части пустынной зоны, прилегающей к Каспийскому морю с севера.

На пролете встречается по всему Казахстану. В теплые зимы в небольшом количестве зимует на незамерзающих арыках и речках на юге Казахстана, начиная от предгорий Таласского Алатау и далее на юг до границ республики. Во время пролета — одна из обыкновеннейших и часто очень многочисленных уток.

Рис. 122. Распространение сизокрылого чирка в Казахстане: 1—гнездование, 2— зимовки, 3—пролет весной, 4—пролет осенью.

Рис. 122. Распространение сизокрылого чирка в Казахстане: 1—гнездование, 2— зимовки, 3—пролет весной, 4—пролет осенью.

Численность ее в гнездовой области обычно высокая в степной зоне (но не везде, в некоторых местах она буквально редка), довольно высокая в Балхаш-Алакульской котловине. На Алтае, в Тянь-Шане и в лесостепи немногочисленна.

Гнездится около озер в открытой местности и явно избегает водоемов среди леса. В основном гнездится на равнине, но в небольшом числе гнездится -по водоемам в открытых местностях в горах на высотах до 1500 м на Алтае (Марка-Куль) и почти до 2000 м в Тянь-Шане (Текес, БаянколТ^Чолкудысу). На пролетах встречается по мелководиям, предпочитая, как и во время кормежек, водоемы с большими зарослями тростников, рогоза и т. п. Время линьки проводит на пресных или солоноватых, сравнительно неглубоких озерах, с богато развитыми зарослями надводной растительности.

Небольшие размеры и однообразная окраска отличают этого чирка от других уток; на полете голубоватые кроющие крыла выделяются как крупные светлые пятна. Полет быстрый, но не такой стремительный и вертлявый, как у малого чирка. Общественная утка, часто держится большими стаями. Легко присоединяется к другим уткам и часто образует смешанные с ними стаи, особенно с малым чирком и шилохвостью. Весной во время пролета и брачных игр очень часто издает трескучее кряхтение «керрр… керрр… керрр..»—как на лету, гак и на воде. По своим повадкам напоминает малого чирка, но несколько осторожнее, хотя сравнительно с другими, более крупными утками,, очень доверчив.

Питается как животными, так и растительными кормами. В состав.

животных кормов входят моллюски, водные насекомые и их личинки, водные ракообразные. Из растительных кормов наибольшее значение имеют побеги, листья и корневища водных растений — рдестов, валлиснерии, резухи, роголистника, водорослей, а также семена водных растений, которые частью служат гастролитами.

Прилетает позднее большинства уток, приблизительно вместе с широконоской.

ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

Рис. 123. Сизокрылый чирок.

На юге Казахстана, близ г. Туркестана, в некоторые весны появляется около 10 марта, а на нижней Сыр-Дарье — около середины марта, иногда даже в конце этого месяца. На Аральском море прилет наблюдается в начале апреля. Всюду в этих местах пролег сравнительно слабый, длится около месяца. На Чу, у Алма-Аты, в Илийской долине и в дельте Или обычно появляется в конце марта или б начале апреля, но иногда уже в середине марта. Пролет в основном заканчивается к концу апреля; птиц летит много. В верховьях Биже прилет отмечен 10 апреля, в дельте Аягуза — в середине апреля. На Каспии, у Форта Шевченко, пролет наблюдался в апреле и заканчивался к началу мая. В устье Урала эти чирки появляются в середине марта и пролет их заканчивается к концу апреля. У Джамбейты прилет отмечен 30 апреля. В низовьях Илека пролетают в середине апреля, иногда — в начале его, массовый пролет их идет здесь с 20 апреля и заканчивается к середине мая. На Эмбе, у устья Темира первые были отмечены 19 апреля, пролет продолжался до десятых чисел мая. У Челкара первые наблюдались нами 12 апреля; слабый пролет шел у г. Иргиза весь апрель, а П. П. Сушкиным (1908) пролет наблюдался до десятых чисел мая. В Наурзуме прилет отмечен 21 апреля, а валовой пролет—24—27 апреля. На Кургальджине прилетает в конце пер-вой декады апреля. На Зайсане И. Ф. Самусев наблюдал первых прилетных сизокрылых чирков 10, 13 и 15 апреля. Под Семипалатинском прилет их отмечен в разные числа конца марта—начала апреля (с 25 марта по 11 апреля), массовый пролет здесь проходит в первой и второй декаде апреля и заканчивается к началу мая.

Уже во время пролета в стаях заметно обособление пар. Несмотря на это, самцы усиленно преследуют самок своего, а часто других видов, уток, до кряквы включительно. Брачные игры заключаются в том, что пары плавают кругами—самец за самкой, иногда подергивая головой вверх и вниз, закидывая голову на спину. Селезни часто приподнимаются на воде и взмахивают крыльями. Стайки чирков иногда летают невысоко над водой особым неровным полетом, держа тело в наклонном положении и изгибая шею.

Гнезда располагаются, как (правило, недалеко от воды, но бывают случаи гнездования и вдалеке от воды—до 2 км. Устраиваются они в. зарослях высокой травы, в кустарниках, реже — на сухих кочках по окраинам болот. Гнездо всегда хорошо укрыто и представляет глубокую ямку или вырытую самой птицей, или естественную, углубленную птицей. Выстилка состоит из сухих стеблей злаков и пуха птицы; пух образует высокий и широкий валик вокруг яиц.

О времени гнездования наши сведения таковы. В окрестностях Урды 11 июля Б. В. Муханов»ым найдено две кладки, содержащие по 10 свежеснесенных яиц, но около пос. Круглого на Урале П. М. Бутовским уже 27 июня наблюдались небольшие пуховички. В низовьях Илека совсем небольшие пуховички добыты Н. А. Зарудньгм (1888) 1 июля. В районе Наурзума первые выводки наблюдались А. Н. Формозовым (1937) с 11 июня, а с 16—18 июля встречались уже летающие молодые. На Кургальджине нами пуховички 2—4-дневного возраста добыты 25 июня, много их наблюдалось Б. В. Мухановым в начале июля, а 25 июля им наблюдались первые летные молодые; в начале августа летающих молодых уже много. Близ Павлодара в найденном нами 27 мая гнезде было два свежих яйца, а в середине июля здесь наблюдались летающие молодые. На Черном Иртыше кладка с сильно насиженными яйцами найдена И. Ф. Самусевым в середине мая. Первые пуховички наблюдались им здесь 20 июня; Г. И. Поляков (1914) добывал пуховичков длиной в 120—125 мм в долине Кальджи-ра 4 июля. И. Ф. Самусев у пос. Бурана добывал молодых весом в 310 и 320 г 29 и 31 июня; подъем на крыло он наблюдал здесь в конце июля. В низовьях Лепсы 19 июля мы наблюдали выводки молодых в 1/7—1/6 размера взрослых птиц. В Илийской долине Е. Л. Шестоперов (1929) 21—22 июня находил гнезда со свежими или слегка насиженными яйцами. В долине Чолкудысу 20 июня М. Н. Корелов (1956) отметил пуховичков, а 24 июля здесь же наблюдал птенцов величиной с самку, но еще не летающих.

В кладках из Казахстана семь-десять яиц. Самка сидит на гнезде очень плотно, подпуская человека на несколько шагов, а к концу насиживания ее иногда удается даже поймать на гнезде. Насиживание длится 21—24 дня. Отход молодых значителен, особенно в тех случаях, когда мелкие водоемы пересыхают и молодых приходится переводить на более глубокие озера по сухим местам. Поэтому в выводках редко бывает больше шести птенцов.

Селезни держатся около гнезда только во время откладки яиц, а затем откочевывают к местам линьки. Вместе с ними линяют и те самки, которые не (принимали участия в размножении. Места линьки селезней выяснены недостаточно. Известно только, что в массе сизокрылые чирки линяют в дельте Волги, на Кургальджине и на озерах северо-востока Павлодарской области. Кроме того, имеются указания, что значительное количество селезней проводит линьку в низовьях Тургая, на многих озерах Кустанайской области, а также, по-видимому, во многих районах Кокчетавской области и Центрального Казахстана. На линьку собираются в большом количестве. Смена маховых проходит сравнительно рано. В дельте Волги сизокрылые чирки линяют следом за кряквой и к 20-м числам июля появляются хорошо летающие перелинявшие самцы. На Кургальджине начало смены маховых относится к концу июня—началу июля. Разгар линьки—5—20 июля. Уже 18 июля появляются первые перелинявшие селезни, а к концу июля становится летной основная масса линявших птиц.

Как и у многих других уток, во время линьки сизокрылые чирки держатся большими обществами на мелководных участках водоемов с хорошими зарослями тростников, рогоза и другой надводной растительности. В этих зарослях они скрываются днем, выплывая ночью кормиться на открытые плёсы. Данные кольцевания сизокрылых чирков в Астраханском заповеднике показывают, что сюда собираются для проведения линьки птицы из различных районов. Окольцованные здесь селезни добывались впоследствии во многих областях Европейской части СССР—на запад до Белоруссии -и Черниговской области, на север до Ленинградской, Архангельской областей и Коми АССР, а также в Свердловской, Челябинской, Оренбургской областях и Ханты-Мансийском округе (близ впадения Иртыша в Обь). Два экземпляра добыты в Казахстане: окольцованный 3 августа 1938 г. чирок добыт 12 ацреля 1939 г. близ ст. Шокай (в 70—80 км к северу от Караганды), а окольцованный 4 августа 1938 г. добыт у Актюбинска 16 сентября 1939 г. Большинство чирков, проводящих линьку в дельте Волги, зимует в районе западной части Средиземного моря и в Африке. Они добывались в Италии, Болгарии, Греции, Румынии и в Африке (в северной Нигерии и на озере Танганайка).

После подъема молодых на крыло и окончания смены маховых у селезней довольно скоро начинается отлет сизокрылых чирков. Это одна из наиболее рано отлетающих уток. В северной половине Казахстана пролетные стайки начинают появляться уже с середины августа — начала сентября. В верховьях Иргиза и Тобола последние отмечены в конце сентября, на Кургальджине — 3 сентября. В Центральном Казахстане (на озерах Балыкты, Сасыккуль, Коктенкуль) массовый пролет шел в конце августа вплоть до 10 сентября- У Семипалатинска наиболее сильный пролет отмечен в первой и второй декадах октября. Лишь иногда отдельные экземпляры задерживаются до начала ноября. Так, под Семипалатинском одиночная птица была добыта в 1927 г.

6 ноября, а под Джуруном (Актюбинская область)—23 ноября 1914 г. Вероятно, это были больные птицы или подранки.

В южной половине Казахстана пролет начинается с конца августа и идет весь сентябрь, а частично и октябрь. На Зайсане исчезают уже к середине октября. В дельте Или, Илийской долине и в окрестностях Алма-Аты пролет в основном заканчивается к середине октября, но отдельные стайки встречаются еще в конце октября и, в виде исключения, в начале ноября. У г. Туркестана и в низовьях Арыси основной пролет проходит во второй половине сентября и первой половине октября, после чего количество сизокрылых чирков заметно убывает. На Каспии, близ Баутино, пролет их проходит во второй половине сентября и в основном заканчивается к началу октября.

На юге Казахстана, от района заповедника Аксу-Джабаглы, низовий Арыся и Келеса и до южных границ Казахстана, небольшое количество сизокрылых чирков остается в теплые зимы. Держатся они по арыкам и незамерзающим речкам.

В большом количестве добывается в Казахстане во время утиных охот. Качество мяса очень высокое. Но значение этого чирка как объекта охоты меньше, чем других уток. Сравнительно рано улетая, он в северных частях Казахстана добывается лишь в первую половину осеннего охотничьего сезона и, таким образом, большее значение имеет только на юге республики, где задерживается дольше.

КЛОКТУН — ANAS FORMOSA GEORGI

Синоним: Querquedula formosa Georgi.

Описание. У самца в брачном наряде верх головы, задняя сторона шеи, горло и полосы, идущие от глаза через щеки к задней части горла, черные; сзади глаза начинается широкая металлически-зеленая полоса, которая доходит до задней части затылка. Бока головы и шеи соловые; от черного они отделены тонкой белой линией. Зашеек и лопатки аспидно-серые, с мельчайшим струйчатым рисунком; спина и подхвостье темно-серые, верхние кроющие хвоста буроватые, с светлыми каймами. Часть плечевых сильно удлинена и заострена. Плечевые в черных, белых или охристых и темно-рыжих продольных полосах. Зоб и грудь малиново-черные, с кругловатыми черными пятнышками; брюхо белое; бока в серых и охристых поперечных струйках; поперек передней части боков по широкой белой полосе. Подхвостье черное; подмышечные и часть нижних кроющих крыл белые, более или менее испещренные бледно-бурым. Верхние кроющие крыла бурые. Зеркальце на крыле двуцветное, причем граница между цветами идет наискось; верхне-передняя часть его яркая, зеленая с металлическим блеском; нижне-задняя бархатисто-черная. Спереди и сзади зеркальце ограничено белыми полосками, обыкновенно с сильным темно-рыжим налетом.

Самка темно-бурая с рыжеватыми каемками перьев; бока шеи и головы тускло-рыжеватого цвета с мелкими темно-бурыми крапинками в середине пера. У основания клюва круглое с горошину светлое пятно. Низ тела грязновато-белый, с бурыми пятнышками; подбородок, горло и шея спереди почти чисто белые. Крыло—как у самца, но зеркальце тусклее, а плечевые менее удлинены и одного цвета со спиной.

Восточносибирская утка. Гнездится восточнее Енисея, доходя на север почти до Ледовитого океана, а на юг — до северных берегов Байкала, верховьев Витима, до Аяна и устья Уды на Охотском побережье. К востоку доходит до низовий Анадыря, Камчатки и Командорских островов. Зимует в Японии и Южном Китае.

Для Казахстана залетная птица. Приводится М. А. Мензбиром (1914) как редко зимующая птица для его Западно-Тянынанского участка и Н. А. Зарудным (1915) — как редкая залетная птица Сыр-Дарь-инокой области. Последним селезень этого вида добыт 24 декабря 1907 г. в урочище Сардоба (близ впадения Келеса в Сыр-Дарью). В 1950 г. добыт охотником Казанцевым в дельте Черного Иртыша 15 апреля и охотником Поломошновым в устье Уланки, в 20 км ниже Усть-Каменогорска, 17 апреля; чучело последнего экземпляра находится в Усть-Каменогорском музее (оба факта сообщены И. Ф. Самусевым). Кроме того, несколько раз добывался у границ Казахстана, ближе всего—у д. Аксеновой Татарского района Новосибирской области, где М. Д. Зверев (1929) убил одиночного самца 3 мая 1929 г.

От всех наших уток легко отличим по окраске. В полевых условиях похож на малого чирка, но, благодаря более короткой и толстой шее, кажется более грузным и плотным. Весной легко отличим по крику: голос селезней слышится очень часто, как на лету, так и на воде. Это мягкие, глухие звуки «кло, кло, кло»..

МАЛЫЙ ЧИРОК—ANAS CRECCA L.

Синонимы: Nettion crecca L., Querquedula crecca L.

Описание. У самца в брачном наряде голова и прилегающая часть шеи рыже вато-красные; от глаза к шее, сходясь позади затылка, тянется с каждой стороны по черной полосе, отливающей сине-зеленым и медно-красным металлическим блеском. На голове полоса эта имеет узенький светлый край, расширяющийся к клюву. Горло черное; зашеек, передняя часть спины и плечей, бока зоба, груди и туловища в черных и белых поперечных волнистых линиях; длинные плечевые в черных и белых продольных полосах; остальная спина буровато-серая. Низ белый или бледноохристый, с черными пятнами на зобе и груди; подхвостье черное, с бледно-охристым пятном по бокам; верхние кроющие крыла бурые, подмышечные белые. Зеркало двуцветное: снаружи бархатно-черное, внутри яркое, металлически — зеленое; спереди оно окаймлено белой полоской.

Самка темно-бурая, о рыжеватыми или сероватыми концами перьев; темя темное, бока головы грязно-серого цвета с темными стержневыми крапинками, горло беловатое. Нижняя сторона грязновато- или охристо-белая, зоб, грудь, бока и подхвостье в темных пятнах. Зеркальце — как у самца, с той лишь разницей, что со спинной стороны у него нет черной оторочки. Молодые самцы в летнем пере похожи на самку.

Клюв черный, на нижней челюсти у основания оранжеватый. Ноги темно-серые или оливково-бурые. Радужина ореховая.

Размеры: крыло 160—195 мм, хвост 70—80 мм, плюсна 25—33 мм, клюв 30— 39 мм.

Вес малых чирков из Казахстана (г): март, Илийская долина, самцы (17) 250 — 400 (среднее 330),самки 250 и 300; март — апрель, дельта Или, Самцы 275 — 375; дельта Волги, самцы 300 — 350 (среднее 325); апрель, низовья Иргиза самцы (5) 240—360 (среднее 310), самка 320; Ладыженка (к югу от Атбасара), самцы 350 и 350; р. Копа (к западу от Алма-Аты), самец 320; май, район Караганды, самец 350: озеро Мокрое (к СВ от Кустаная), самец 340; июнь, район Караганды, самцы (И) 230—300 (среднее 284), самки (4) 250—280, среднее 262; июль район Караганды, самцы (16) 230—440, самки (7) 280—330 (среднее 305), молодые (3) 220, 240, 250; Черный Иртыш (4) 250—300 (среднее 275); август, дельта Волги, самцы 300—360 (среднее 325); район Караганды, старые (2) 250; озеро Коскуль (к северу от Улутау) (16) 300—400 (среднее 325); озеро Шоиндыкуль (к западу от Кургальджина), самцы 400-150; самка .375, молодые (7) 250—355 (\’\’редисе 303). Сарысу (у рпад^ии*\’ Keнгира), самка 350; Черный Иртыш (9), 250 —320 (среднее 297); сентябрь, район Караганды, старые 250 и 320, молодые (7) 230—380 (среднее 294); озеро Шоиндыкуль (к западу от Кургальджина) (51) 250—475 (среднее 346); Черный Иртыш (6) 300 —450 (среднее 330); Илийская долина, молодая самка 260, 320; низовья Чу, озеро Борулхе, 260 и 320; Бийлюкульские озера, самка 260; октябрь, Кургальджин, самцы 300—360, самки 280—407; Черный Иртыш (14) 350—500 (среднее 351); низовья Чу, озеро Большие Камкалы, самцы 290 и 300, самки 300—305.

Пуховой птенец окрашен сходно с и гонцом кряквы, но на кроющих уха удлиненные темные пятна, продолжающиеся вперед через глаз.

Яйца гладкие, светло-желтые, с характерным зеленоватым отливом; длина их 41—49 мм, поперечник 31—35 мм.

Гнездится во всей Средней и Северной Европе, до Ледовитого океана на севере и до Альп, юга Украины и до Уральска — на юге. В Азии занимает северную половину. К северу здесь идет до южных\’ частей тундры, к югу — до. Алтая, Северной Монголии и Маньчжурии.

Кроме того, гнездится на Кавказе и в Закавказье. Обитает также в западной части Северной Америки — к востоку до Великих озер, к югу — до Колорадо.

Зимует у Исландии, Британских островов, у берегов Южной Норвегии, по Северному морю и далее к югу до Средиземного моря, бассейна Нила, юга Каспия, в Передней и Средней Азии, в Индии, Индо-Китае, Корее, Японии и на Филиппинских островах.

Определение южной границы гнездования у этого чирка затруднено постоянными встречами летом не гнездящихся бродячих или линяющих особей, часто в большом количестве. Это особенно относится к Казахстану, где находятся места массовых скоплений малого чирка для линьки. Так как откочевка уток для линьки — сравнительно недавно открытое явление, то обычно летние встречи чирков считали доказательством гнездования; этими сведениями, часто неверными, переполнена орнитологическая литература.

Рис. 124. Распространение малого чирка в Казахстане: 1—гнездование, 2— зимовки, 3 — летние нахождения (не гнездовые), 4 — пролет весной, 5 — осенью.

Рис. 124. Распространение малого чирка в Казахстане: 1—гнездование, 2— зимовки, 3 — летние нахождения (не гнездовые), 4 — пролет весной, 5 — осенью.

Все достоверные места гнездовья малого чирка в Казахстане приурочены к лесостепной зоне, Алтаю и Иртышу. Он найден на гнездовье по Уралу—вниз по реке, почти до Уральска. Далее принадлежит к немногочисленным, но достаточно обычным гнездящимся птицам северных частей Кустанайской области. Гнездится повсюду в зоне березовых колков Сезеро-Казахстанской, Кокчетавской и северо-восточной части Павлодарской области, по озерам и болотам сосновых боров правобережья Иртыша. Обычен по всем подходящим местам на Алтае (в частности многочислен на Ма^жа-Куле). Гнездится на небольших озерах по Черному Иртышу и, по-видимому, в долине Иртыша, между Усть-Каменогорском и Павлодаром.

Этим исчерпываются достоверные данные о гнездовании малого чирка в Казахстане. Для степной зоны имеются указания на гнездование в Волжско-Уральских степях, в степях по Хобдам и у Актюбинска, у Куш-Мурупа, Наурзума, района озера Селеты и многих других, пунктов. Однако нигде здесь гнездование не доказано, а для Наурзума отрицается таким знатоком этих мест, как А. Н. Формозов. Нами никаких признаков гнездования этого вида на Кургальджине и в Центральном Казахстане не найдено, так же как и С. Г. Панченко, хотя всюду здесь летом чирки обычны. Далее существуют указания на гнездование малого чирка в Илийсксй долине, дельте Или, для дельты Сыр-Дарьи,

островов и заливов восточной части Аральского моря. Все они совершенно бездоказательны. Лишь сообщения Б. К. Штегмана (1949) о встречах в дельте Или молодых с еще недоросшими маховыми могут указывать на случайное гнездование.

Но в летнее время бродячие одиночки, пары и группы чирков встречаются в Казахстане почти повсюду — от северных до южных его границ. То же можно сказать и о времени пролета. Наконец, степи Казахстана от его западных границ и дельты Волги до самых восточных пределов являются районом концентрации этих чирков на линьку.

Зимой в небольшом количестве, но регулярно встречаются по речкам, стекающим с Джунгарского Алатау и других хребтов Тянь-Шаня (Заилийский, Киргизский, Таласский Алатау, по Пскему и Угаму), а также по речкам южной части Каратау (например, по Бугуни).

В Казахстане гнездится по небольшим осоковым болотцам среди березовых колков, по заливам озер среди леса, на болотах. Обычен на Алтае, где гнездится преимущественно на небольших мелководных озерах и болотах, а также по заливам Марка-Куля. На пролете встречается повсюду, предпочитая мелководье. Зимой небольшие труппы чирков держатся на незамерзающих речушках, стекающих с Тянь-Шаня. Летом бродячие чирки встречаются на озерах в степи и пустыне. На линьку собираются на сравнительно неглубоких, заросших надводной растительностью озерах, часто держатся здесь вместе с другими утками.

О местах зимовок чирков, гнездящихся в Казахстане, данных еще очень мало, равно как и о местах зимовок тех чирков, которые проводят в Казахстане время линьки.

Таблица 5

Дата кольцевания

Место кольцевания

Место добычи

Дата добычи

13.VII 1929

Оз. Бычье на границе

Северная Индия, район Гонда

3.XII 1929

13. VII 1929

Павлодарской и Новосибирской областей

Южный Казахстан, р. Келес,

14.11 1930

13. VII 1929

 

Сары-Агач Пермская область, близ Кудымкора

5.V1931

13. VII 1929

 

Hoвосибирская область, р. Бердь

19.V 1931

10. VII 1937

Оз. Узункуль на границе Павлодарской и Ново

Северная Индия, провинция

28.XII 1937

10. VII 1937

сибирской областей

Северо-западная Индия, округ

 

19.VII 1936

Наурзумский заповедник

Сахаранпур Челябинская область, близ ст.

26.1 1939

27.VII 1936

Емапжелинка

4.V 1937

23.11 1929

Центральная Индия,пров.

Греция, Фракия р. Васюган

ЗО.ХИ 1936

14. VIII 1929

Дар

Киргизия,окрестности г. Фрунзе

осень 1929 15.11 1938

22.VII 1934

Астраханский заповедник Южная Болгария, близ Гасково

31.111 1935

Встречи малых чирков, окольцованных на линьке в Астраханском заповеднике, известны из Ростовской, Московской, Горьковской, Омской, Челябинской, Курской, Ивановской, Свердловской, Кировской, Вологодской, Куйбышевской, Воронежской, Оренбургской, Архангельской областей, из Коми АССР, с Северного Кавказа, из Грузии, Армении, Азербайджана, Дагестана, Ставропольского и Краснодарского краев, из Болгарии, Греции, Италии, Турции, Румынии, Албании, Египта, Ирана, Сирии.

В общих чертах можно сказать, что большая часть птиц западной половины Казахстана зимует на юге Каспия, в Иране, Ираке и в восточной части Средиземного моря. Птицы восточной половины Казахстана зимуют, по-видимому, преимущественно в Северной Индии, а также в Передней и Средней Азии. Некоторое представление и о миграциях этих чирков дают данные кольцевания (табл. 5).

Малый чирок — самая маленькая из наших уток.

Рис. 125. Малый чирок.

Рис. 125. Малый чирок.

Летает очень быстро, полет почти бесшумный, с частыми поворотами тела так, что иногда на лету виден со спины. Стан чирков летят беспорядочной кучей. От всех других уток отличается размерами и ярким зеленым зеркальцем на крыле. Весной самцы на полете постоянно перекликаются особым, трудно передаваемым двусложным криком, напоминающим свист. Весьма общественны и .легко присоединяются к другим уткам. Из наших уток — наиболее доверчивая, часто -подпускающая на выстрел даже на открытом месте.

Питается как растительными, так и животными кормами. Весной преобладает растительный корм — семена и зеленые части водных растений, добываемые на мелководье. Летом к растительным кормам в значительной мере примешиваются животные, особенно личинки стрекоз и хирономид, а также моллюски, водные рачки и насекомые. Во время линьки малые чирки поедают преимущественно семена и зеленые части растений (резухи, валлиснерии и др.). Осенью питаются почти исключительно растительными кормами, преимущественно семенами рдестов, тростника, резухи, а также зелеными частями роголистника, ряски, сусака и т. п.

Весной появляются рано, одновременно с шилохвостью или лишь немного позднее. На Сыр-Дарье в теплые весны прилетают уже в конце февраля или в первых числах марта. Массовый прилет у г. Туркестана бывает около середины марта, на нижней Сыр-Дарье — в двадцатых числах марта. На Аральском море появляются в конце марта или начале апреля; пролет заканчивается в начале мая. В окрестностях Алма-Аты и в Илийской долине прилетают в начале марта, в дельте Или —в середине или конце марта, валовой пролет в апреле. На Мангышлаке первые отмечены в конце марта, пролет здесь заканчивается к концу апреля. В устье Урала прилетают в конце марта. В низовьях Илека появляются одновременно с шилохвостью — в самом конце марта или начале апреля, валовой пролет проходит во второй половине апреля. На Эмбе близ устья Темира валовой пролет наблюдался с 9 апреля до конца этого месяца, а в низовьях Иргиза — с 11 апреля и до начала мая. На Куртальджине прилетают в начале апреля, также и у Караганды, но в позднюю весну 1954 г., на Саумалкуле ( к востоку от Караганды) появились только 21 апреля. В этот год валовой пролет их проходил 1—7 мая и закончился к 15 мая. На Зайсане появляются 10—15 апреля. У Семипалатинска в некоторые годы прилетают уже в конце марта, нормально же — в первых числах апреля. Массовый пролет здесь — во второй и третьей декадах апреля.

Весной летят обычно стаями в 10—30, часто по 50 и более штук. Нередко присоединяются к другим уткам. На отдых и кормежку останавливаются по мелководным местам озер, на разливах и просто на лужах. Часто кормятся в обществе других уток. Весной заметны уже образовавшиеся пары. Ухаживающий самец распушает оперение головы, дергает головой вверх, вздергивает зад с расправленным хвостом, приподнимает локти крыльев и прижимает голову к спине. Кроме того, самец плавает вокруг самки, распластавшись по воде и вытянув по ее поверхности шею. Вообще движения самцов очень замысловаты и сопровождаются резким свистом. Иногда стайки чирков летают невысоко над водой, припадая на одно крыло и свешивая зад книзу.

Относительно места расположения гнезд в Казахстане данные наши ограничиваются тем, что в лесостепи они устраиваются на осоковых кочках или под кустами тальников», под кучами хвороста и т. п. и всегда хорошо укрыты. Как правило, располагаются неподалеку от воды. Гнездо делается в ямке, которая выстилается сухими стебельками злаков и пухом птицы, образующим валики по краям гнезда. Относительно времени гнездования данных по Казахстану очень мало. 17 июня Ю. Г. Афанасьевым близ Явленки (Северо-Казахстанская область\’* было найдено утерянное птицей яйцо. В Кокчетавской области, близ гор Имантау и озера Баян, в двадцатых числах июля наблюдались уже хорошо летавшие молодые. На Черном Иртыше гнезда с сильно насиженными яйцами И. Ф. Самусев находил в первых числах июля; в конце августа здесь встречались молодые, по размерам мало отличавшиеся от взрослых птиц. На Марка-Куле совсем еще маленьких пуховичков Г. И. Поляков (1914) наблюдал 29 июня—1 июля. Наконец, Б. К. Штегман (1949) говорит о добыче в дельте Или молодых с еще недоросшими маховыми в конце июля — начале августа.

Вскоре после откладки самкой яиц селезень покидает ее. С этого времени начинается концентрация самцов и их передвижение к местам линьки. Места массового скопления селезней и яловых самок на линьку известны в степной зоне Казахстана во многих местах, начиная от дельты Волги на западе и кончая Павлодарской обласи-ю па востоке. Откочевка селезней к районам линьки местами приобретает характер настоящего пролета. Такой пролет наблюдался нами на озере Тассуат (к западу от Караганды). Вечером 14 июля чирки одиночками, стайками и стаями до 30 штук непрерывно летели к югу. Всего пролетело несколько тысяч птиц. Утром 15 июля их было уже немного, а вечером в этот день мы видели лишь 15—20 штук. У добытых птиц лишь кое-где сменялось мелкое перо, и они были очень жирны. На время смены маховых собираются на мелководных озерах с густыми зарослями тростника и рогоза, которые чередуются с плёсами, густо заросшими подводной растительностью. Здесь чирки образуют большие общества, часто присоединяясь к другим видам линяющих уток, в частности к «токам» шилохвости. Линяют довольно поздно — с середины июля по начало августа, т. е. несколько позднее шилохвости и лишь немногим раньше серой утки.

О линьке самок при выводках для Казахстана никакими данными не располагаем.

После окончания линьки и подъема молодых на крыло чирки ведут бродячую жизнь, совершая перелеты на кормежки, а через некоторое время начинается их отлет на зимовки. Осенний пролет в большинстве районов Казахстана выражен очень хорошо: птицы летят стаями, иногда очень большими. Пролет растянутый, и на удобных местах птицы часто подолгу задерживаются. В степях Казахстана заметные подвижки начинаются в конце августа и достигают наибольшей силы во второй половине сентября — первой половине октября. Приблизительно в это время пролет наблюдается в низовьях Илека, в верховьях Иргиза и Тобола, на Кургальджине, на озерах Центрального Казахстана. К середине октября в степной зоне чирков становится уже мало, иногда они окончательно исчезают уже к 10 октября. В низовьях Иргиза задерживаются иногда значительно дольше — до начала ноября. На Зайсане последние встречи отмечены И. Ф. Самусевым 15, 18 и 20 октября. Для Марка-Куля наблюдений над отлетом чирков нет, но еще 12 сентября мы наблюдали их здесь в большом количестве.

В южной половине Казахстана пролет начинается рано и уже хорошо заметен к середине августа. Наибольшей силы на Или, Аральском море и Сыр-Дарье пролет достигает в сентябре — начале октября, после чего количество чирков заметно уменьшается. На Аральском море, где малые чирки не зимуют, они окончательно исчезают с замерзанием вод: последних птиц В. А. Грачев наблюдал здесь 1, 8 и 9 ноября. В дельте Или, где чирки также не встречаются зимой, они держатся до конца октября, а отдельные экземпляры встречаются иногда и в ноябре. На островах Каспия у Мангышлака в значительном количестве они наблюдались еще 18 октября.

Зимой малые чирки встречаются на речках, стекающих с гор во всей южной половине Казахстана—у Сарканда, Копала, Талды-Кургана, Чилика, Алма-Аты и далее к югу до Келеса. Повсюду здесь зимуют парочками или небольшими, в 5—8 штук, группами.

Малый чирок — самая мелкая из наших уток, но обладает столь прекрасным мясом, что качество его компенсирует небольшие размеры. Будучи многочисленным на осеннем пролете, добывается на утиных охотах в огромном количестве, особенно в связи с тем, что из наших уток наиболее доверчив. К тому же осенью задерживается долго, и добыча его ведется весь осенний сезон.

ШИРОКОНОСКА— ANAS CLYPEA1A L.

Синоним. Spatula clypeata L.

Описание. У самца в брачном оперении голова и большая часть шеи черные, с металлическим зеленым и сине-пурпурным отливом, остальная часть шеи, зашеек, зоб, передняя часть груди и плечевые белые; спина черно-бурая, с бледными каемками перьев; длинные плечевые в черных, белых и светло-голубых продольных полосах. Низ от задней части груди темно-красно-рыжий; подхвостье черное, с белыми пятнами по бокам его. Подмышечные и нижние кроющие крыла белые; верхние кроющие крыла светло-голубые. Зеркальце ярко-зеленое, при некоторых поворотах — синее; спереди и сзади оно окаймлено белой полоской, с внутренней стороны — черной.

Самка сверху черно-бурая, с рыжеватыми краями перьев; такого же цвета и верх головы. Шея и бока головы тускло-рыжеватые, с темными центрами перьев, нижняя сторона рыжеватая или охристо-рыжая, с темными пятнами, менее резкими на середине брюха. Крыло тусклее, чем у самца.

Клюв у самца серовато-черный, у самки оливково-бурый, с оранжевой нижней челюстью; к вершине заметно расширен. Ноги красные или оранжевые. Радужина у самца желтая, у самки — коричневая.

Молодые и самцы летом окрашены так же, как самки, но у самца крыло ярче и верхние кроющие хвоста сплошь черные, без светлых краев.

Размеры: крыло 205—265 мм, хвост 80—90 мм, плюсна 30—38 мм, клюв 55— 71 мм.

Пуховой птенец сверху темный, с неясными бледными пятнами и резкой черно-бурой полосой, проходящей через глаз. Клюв первое время не отличается от клюва утят других видов уток, но форма его изменяется очень быстро и становится характерной раньше, чем птенец наденет свой первый наряд.

Вес широконосок из Казахстана (г): март, Илийская долина, самцы 580 и 630, самки 480—530; апрель, дельта Волги, самцы 550—620 (среднее 589); дельта Или, самка 500; май: озеро Мокрое (к СВ от Кустаная), самцы 550—580; район Караганды, самец 650; июнь, район Караганды, самцы (8) 530—700 (среднее 638), самка 400; июль, район Караганды, самец 600, самки 470 и 600; Зайсан (5) 500—750 (среднее 594); Тянь-Шань, долина Чолкудысу, самка 510; август, район Караганды, самки 510 и 640, молодые 530, 570 и 630; озеро Коскуль (к северу от Улутау, самцы (4) 650—750 (среднее 700), самки (4) 500—600 (среднее 550); Зайсан (10) 420— 730 (среднее 600); дельта Волги самцы 650—1100 (среднее 850), самки 600—700 (среднее 642); сентябрь; район Караганды, старые 570, 630, 630, молодые (10) 540— 700 (среднее 586); озеро Шоиндыкуль (к западу от Кургальджина), самцы (4) 475—675 (среднее 625), самки 525—750 (среднее 600); Зайсан (3) 550—750 (среднее 660); Алакуль, самки 600; Бийлюкульские озера, самец 550; дельта Волги, взрослая самка 680, молодые самцы 500—700 (среднее 618), молодые самки 480—770 (среднее 582); октябрь; озеро Шоиндыкуль (к западу от Кургальджина), самка 700; дельта Волги, самцы 560—800 (среднее 692), самки 600—800 (среднее 664).

Яйца блестящие, серовато-зеленые; длина их 50—57 мм, поперечник 34—39 мм.

Широконоска гнездится в большей части Европы, северной половине Азии и в западных частях Северной Америки. На север идет до центральных частей Норвегии и Швеции, до 63° с. ш. в> Финляндии, до Белого моря, устья Печоры, Салехарда, устья Нижней Тунгуски, Ниж-не-Колымска и до Корякской земли; в Америке — до залива Коцебу и устья Мекензи. Южная граница области сплошного гнездования проходит через центральные части Франции, Австрию, Югославию, Болгарию, Черное море, Закавказье, Мары, Таджикистан, южные границы Казахстана, Синьцзянь, Северную Монголию, Маньчжурию и остров Хоккайдо. К югу отсюда известно изолированное гнездование в Южной Испании и на Корсике; по-видимому, иногда гнездится в Египте, ряде пунктов Передней и Центральной Азии и на Цейлоне. В Америке к югу идет до Чикаго и долины Колорадо. В Евразии на западе гнездится на Британских островах, на востоке — на Камчатке, Сахалине и Хоккайдо. В Америке западной границей гнездовой области является Тихий океан, восточной — линия, идущая от устья Мекензи через озера Медвежье и Невольничье к Мичигану.

Зимует в южных частях Европы, на Британских островах, у Атлантического побережья северной половины Африки, бассейне Нила, у Черного, Каспийского и Красного морей, в Месопотамии, Южной Туркмении, Иране, Пакистане, Индии, Индокитае, Японии и на Филиппинских островах; на юге Северной Америки.

В Казахстане как гнездящаяся птица распространена очень широко. Она гнездится всюду в лесостепной и степной зонах от Волжско-Уральских степей на западе до прииртышских — на востоке и во многих местах является одной из наиболее многочисленных уток. По-видимому, совершенно не гнездится на Мангышлаке, Устюрте и в Бетпак-Дале. На Сыр-Дарье и Аральском море, вероятно, очень редка. Указана гнездящейся для Бийлюкульских озер. На Чу редка, и гнездование здесь не доказано. По рекам, впадающим в Балхаш, гнездится, но в относительно небольшом количестве, как и по озерам Прибалхашья и Алакульской котловины.

Рис. 126. Распространение широконоски в Казахстане: 1 — гнездование, 2—зимовки, 3 — пролет весной, 4 — пролет осенью.

Рис. 126. Распространение широконоски в Казахстане: 1 — гнездование, 2—зимовки, 3 — пролет весной, 4 — пролет осенью.

Гнездится на Зайсане и по Черному Иртышу. В горах Казахстана гнездится на Алтае, в частности на Марка-Куле. В области Тянь-Шаня немногочисленна и найдена только в долине Чолкудысу (около 1800 м над ур. м.); в Западном Тянь-Шане, по-видимому, совершенно отсутствует.

Из большей части Казахстана на зиму отлетает и лишь в некоторые годы в очень небольшом количестве зимует близ впадения Келеса в Сыр-Дарью. Большинство же наших широконосок отлетает на зимовки на юг Каспия, частично на Иссык-Куль и в Индию. Об этом свидетельствуют данные кольцевания, приводимые ниже (см. табл. 6).

Таблица 6

ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

Гнездится у озер и рек в открытой местности. Сплошных лесов избегает, в лесостепи предпочитает озера в более открытых местах.

Гнезда устраивает на суше, как правило недалеко от воды, не дальше полукилометра, а часто ближе—в 20—100 м от воды. В степях и лесостепи гнезда устраиваются под укрытием злаков, бурьяна пли кустарников. Близ рек и озер пустынной зоны гнезда также бывают хорошо укрыты даже на песках, где они устраиваются под кустами песчаных акаций, джузгунов и т. п. К солености воды относятся довольно безразлично, но с молодыми держатся всегда на сильно заросших надводной растительностью озерах (пресных и солоноватых), плесах степных речек, старицах и т. п.

Рис. 127. Широконоска.

Рис. 127. Широконоска.

На соленых озерах бывает во время пролета и перед линькой; в последнем случае здесь скапливаются огромные табуны селезней. Сама же линька проходит на сильно заросших — «крепких» озерах. Во время пролета предпочитает мелководные водоемы. В основном свойственна равнинам, по d подходящих местах заходит и в горы.

Широконоски легко узнаются по своим сравнительно небольшим размерам, короткой шее, небольшой голове и большому клюву, а селезни— по пестрой раскраске. Полет по сравнению с другими утками, медленный. Молчаливая утка. Самки крякают, но тише других уток, самцы издают глухие и негромкие своеобразные звуки, которые можно передать, как «соксун», отчего и происходит одно из распространенных названий этой утки. Широконоска ныряет редко, будучи раненой или во время линьки.

Преимущественно животноядная утка. Основными кормами служат мелкие моллюски, планктонные ракообразные, коловратки, личинки водных насекомых (хирономид, стрекоз, ручейников) и взрослые насекомые (тли, жуки), реже — паукообразные и очень редко—мальки рыб. Из растительных кормов поедаются зеленые части ряски, элодеи, роголистника, а также различные семена водных растений (часть из них служит гастролитами). Пища добывается щелочением воды клювом, главным образом на мелководье, почему широконоски сравнительно мало делают «свечки», которые к тому же не бывают такими крутыми, как, например у кряквы.

На места гнездования прилетает довольно поздно, дней на 10—15 позднее кряквы и шилохвости. Близ г. Туркестана появляется в первой декаде марта, валовой пролет проходит в конце марта, но еще много широконосок бывает до начала апреля. На Мангышлак прилетают обычно 25 марта, а в дельте Волги 5—16 марта. В устьях Урала первые появляются во второй декаде марта, валовой пролет идет в конце марта— начале апреля и заканчивается к середине этого месяца. В северной части Аральского моря пролет наблюдался во второй половине апреля, достигая наибольшей интенсивности 28—31 апреля. Под Алма-Атой первые отмечаются в начале или середине марта и в это же время появляются в Илийской долине, но в дельте Или прилет происходит позже— во второй половине марта и в начале апреля; пролет здесь идет весь апрель и заканчивается к началу мая.

В дельте Аягуза прилет отмечен 19 апреля. В среднем течении Урала и по Илеку первые (появляются в начале апреля, валовой пролет— в середине апреля. На Эмбе у впадения Темира первых птиц наблюдали 11 апреля; пролет здесь продолжался до начала мая. У Наурзума прилет датирован 28 апреля. На Кургальджине появляется 10—12 апреля и примерно через неделю начинается массовый пролет. На Саумалкуле, к востоку от Караганды, в очень запоздалую весну 1954 г. первые появились только 5 мая, пролет был очень быстротечен и в основном закончился к 15 мая. На Зайсане появление первых птиц наблюдалось 8—10 апреля; у Семипалатинска пролет проходил в зависимости от хода весны — в начале, середине или конце апреля. Близ Локтя первоприлетные отмечены 11 мая, а к 13 мая их было много.

Летят широконоски небольшими группами, не образуя больших стай и, как правило, самостоятельно, не смешиваясь с другими утками. В стайках заметны пары; образуются они, очевидно, еще на зимовках. Однако нередко одну самку преследуют несколько самцов.

Брачные игры заключаются в том, что пара птиц плавает друг за другом, погрузив клюв в воду, а самец, вытянув шею, покачивает головой вверх и вниз, издавая свой характерный крик.

Гнездо представляет ямку, выстланную растительными остатками и пухом птицы, и хорошо укрыто зарослями травы или кустарников. Особенно охотно устраиваются гнезда в различных бурьянах, в тростниках, под защитой кустов селитрянки (Nitraria) и т. п. Гнезда широконосок часто подвергаются разорению различными хищниками — болотным лунем, воронами; наблюдения А. Н. Формозова (1937) показали, что в Наурзуме яйца широконосок часто съедаются обыкновенным хомяком. Этот наблюдатель впервые отметил хорошо выраженную закономерность: в степях гнезда уток, в первую очередь широконосок, устраиваются преимущественно около колоний крачек, чаек и куликов, которые хорошо охраняют их от различных врагов. Число яиц в кладке 7—11, но находили гнезда с 4 и даже 2 яйцами—»по-видимому, это были повторные кладки, взамен утраченных. Наиболее часто встречаются кладки из восьми и девяти яиц.

О сроках размножения мы располагаем следующими данными. 11 июля близ Урды Б. В. Мухановым было найдено гнездо с четырьмя яйцами, в которых зародыш был вполне сформирован — это была, по видимому, вторая кладка. П. П. Сушкиным (1908) еще не законченная кладка из шести яиц была найдена между Эмбой и Мугоджарами 4 июня. В Наурзуме гнезда с яйцами А. Н. Формозоэ (1937, 1949) находил с 28 мая и до 2 июля; разгар кладки здесь—начало июня. Первые пуховички отмечены 6 июня, в середине и конце июня пуховичков было много, а в начале июля птенцы были уже почти летными, с маховыми, отросшими на 80—90%. Летающие молодые наблюдались здесь с середины июля. 21—22 июля на Сарысу, у впадения Кенгира, нами было встречено много выводков, в большинстве которых молодые достигли размеров взрослых, и маховые у них почти достигли нормального размера. Наряду с этим тут же встречались летающие молодые и птенцы размером в 3/4 величины взрослых. На Кургальджине гнезда с яйцами находили в последней декаде мая. Самки с выводками наблюдались здесь в последней декаде июня, а летающие молодые—в конце июля. В Кокчетавской области, на озерах Имантавском, Баяне и Акканоком,в конце июля и начале августа все встреченные нами молодые уже хорошо летали. На Чушкакуле (к юго-западу от Караганды) пуховички трех- четырехдневного возраста наблюдались С. Г. Панченко 14 июля; первые летающие молодые отмечены здесь 18 июля, а массовый подъем на крыло у молодняка—конце июля. В среднем течении Куланутмеса (к юго-западу от Караганды) А. А. Слудским 7 июня найдена кладка с яйцами накануне вылупления птенцов; здесь же нами найдена кладка из двух сильно насиженных яиц. В этом же районе 17 июля нами встречен выводок с большими, величиной в 3/4 размера взрослых, птенцами. На озере Сарыкуль (к востоку от Караганды) выводок с молодыми весом в 160—200 г встречен нами 22 июня. Пуховые птенцы у озера Селетыденгиз наблюдались В. С. Елпатьевским (1910) 27 июля, а нами—27 июня. На озере Чаглы М. А. Кузьминой 8 июня добыта самка, у которой шла кладка. У Семиярской на Иртыше Г. Э. Иоганзен (1907) 10 августа встретил выводок с молодыми, достигшими размера взрослых, но с еще недоросшими маховыми. К северу от Павлодара нами 27 мая было найдено гнездо широконоски с яйцами, в которых зародыш выполнял около их половины. На Зайсане И. Ф. Самусев 30 мая нашел гнездо с насиженными яйцами; в середине июня ему встречались выводки, а подъем молодых на крыло отмечен в конце июля — начале августа. В низовьях Лепсы маленькие пуховички наблюдались нами 19 июля. В дельте Или самку с готовым к сносу яйцем А А Слудский добыл 24 мая. На Чолкудысу (ни высоте 1800 м) М. Н. Корелов (1956) встречал выводки оперившихся, но еще не летающих птенцов в середине и в конце июля.

Из приведенных данных видно, что кладка у широконосок сильно растянута и зачастую встречаются повторные кладки. Это зависит от того, что гнезда их, как уже сказано, часто разоряются лунями, воронами, наземными хищниками и человеком, а также от того, что широконоски, вспугнутые с гнезда, легко его бросают, особенно на первых стадиях насиживания яиц. Напротив, при птенцах самки теряют -осторожность и самоотверженно защищают выводок от врагов.

После того, как кладка закончена, самцы начинают собираться в большие стаи. К ним присоединяются также самки, не участвовавшие в размножении, но в стаях их бывает немного, не больше 10—15%. Размеры стай различны, обычно несколько сотен, а иногда и тысяч особей. Первое время эти стаи держатся на открытых, чаще всего соленых и солоноватых озерах, позднее откочевывают к местам, где проходит линька. Несмотря на то, что широконоска пролетает позднее шилохвости, линька у нее проходит несколько раньше: в наибольшем числе эти утки линяют в начале июля. Но много потерявших махи селезней встречается и позднее, вплоть до конца июля и даже начала августа. Массовый подъем линных селезней на крыло происходит в конце июля. Для проведения линьки избираются высококормные озера с густыми зарослями тростника, где концентрируются линяющие селезни. В это время широконоски легко соединяются в смешанные стаи с чирками, шилохвостью, свиязью. Места скопления линных широконосок известны в дельте Волги, на озерах у Наурзума, в низовьях Тургая, на Кургальджине и на озерах по границе Павлодарской и Новосибирской областей. Самки при выводках линяют позднее селезней и яловых самок — в конце июля и начале, а иногда и в середине августа Отлетает широконоска сравнительно рано. Так же как и на весеннем пролете, летит небольшими стайками. В северных частях Казахстана— в верховьях Иргиза и Тобола, у Караганды, у Семипалатинска— пролет начинается с 10—15 сентября и продолжается до начала—середины октября; к этому сроку широконоски полностью отлетают. На Зайсане, по наблюдениям И. Ф. Самусева, пролет идет с нача ла октября и заканчивается к 15—20 этого месяца. На Или и близ Алма-Аты последних широконосок наблюдали в конце октября — начале ноября. Пролет в низовьях Чу и у северного конца Каратау наблюдался с середины сентября по середину октября. На Каспии, у Баутино и на острове Кулалы, пролет широконосок отмечен во второй половине сентября — первой половине октября.

Как уже говорилось, широконоски в некоторые зимы в очень небольшом числе зимуют в районе низовий Келеса. Ввиду многочисленности, хорошего качества мяса и сравнительной легкости отстрела служат существенным объектом охоты.

КРЯКВА — ANAS PLATYRHYNCHOS L.

Синоним. Anas boschas L.

Описание. У самца в брачном наряде голова и верхняя часть шеи блестяще-синевато-зеленые, отграниченные снизу белым ошейником; зашеек и спина бурые, с мелкими белыми поперечными волнистыми линиями; плечевые бурые, постепенно становящиеся к краям коричневыми, также в мелких белых черточках; поясница и надхвостье черные. Зоб, грудь и бока темно-коричневые, подхвостье черное, брюхо бледносерое с мелкими темно-серыми поперечными струйками, более ясными на боках. Подбой крыла и подмышечные белые. Одна или две пары средних рулевых круто загнуты колечком. Верхние кроющие крыла буровато-серые. Зеркальце яркое, блестящее, сине-фиолетовое, окаймленное изнутри черной, а затем белой полоской.

Самка снизу темно-бурая с светлыми краями перьев, отчего получается пестрота; от клюва через глаз идет темно-бурая полоса; горло рыжеватое, обыкновенно без бурых крапин. Крыло как у самца, но верхние кроющие бурее, менее сероваты; нижняя сторона тела рыжеватая, темнее на груди и боках. Молодые и селезни летом окрашены как и самка, с той лишь разницей, что темя и уздечка у селезня черные, а брюхо у молодых резко пятнистое.

Клюв оливковый с темной вершиной. Ноги у старых птиц оранжевые, у молодых грязновато-желтые.

Размеры: крыло 230—300 мм, хвост 77—79 мм, плюсна 35—50 мм, клюв 44—58 мм.

Вес крякв из Казахстана (г): январь предгорья Таласского Алатау, самка 900; март, Илийская долина, самцы (5) 1050—1100 (среднее 1086), самки (3)    800—1080

(среднее 977); апрель, низовья Иргиза, самка 1100; Ладыженка (к югу от Атбасара).

самцы, 975 и 1300, самка 850; май, район Караганды, самец 1100, самка 1150; низовья Иргиза, самец и самка по 1150; Зайсан, среднее по 100 экземплярам самцов—1140: июнь, Наурзум, линный летный самец 1350; район Караганды, самцы (3) 1000, 1100 и 1240, самки (4) 860—1000 (среднее 940); Зайсан, среднее по 100 экземплярам самцов-1050; июль, район Караганды, самцы (2) по 900, самка 880, молодой 780; Зайсан, самцы 1100 (среднее по 100 экземплярам), самки 1000 (по 100 экз.), молодые самцы 720. (по 100 экз.), молодые самки 820 (по 100 экз.); август, район Караганды, старые (4) 920—1100 (среднее 975), молодые (5) 770—1100 (среднее 900); Зайсан— старые самцы 1180, старые самки 1100, молодые самцы 1000, молодые самки 890 (среднее по многим экземплярам); озеро Коскуль (к северу от Улутау), самец 825, самки 825 и 1125, старые 1000, 1050 и 1100; озеро Шоиндыкуль к западу от Кургальджина, самцы 950 и 975, самки (4) 975—1100 (среднее 1032); Сарысу у устья Кенгира, самки 1000 и 1060, молодой самец 975; сентябрь, район Караганды, самки 1350 и 1000; озеро Шоиндыкуль (к западу от Кургальджина), самцы (13) 900—400 (среднее 1148), самка 950, молодые 1050 и 1150; Зайсан, самцы старые 1200, самки старые 1170, самцы молодые 1100, самки молодые 933 (среднее по многим экземплярам); низовья Чу, озеро Борулхе, старые самцы (4) 1300—1520 (среднее 1372), глолодые самцы 1080—1170; Биилюкульские озера, самцы (3) 1100—118Э (среднее 1127), самка 980; октябрь, озеро Шоиндыкуль, самец 1400; Зайсан, старые самцы 1225, старые самки 1088, молодые самцы 1033, молодые самки 950 (среднее по многим экземплярам); Низовья Чу, озеро Большие Клмкалы, самки 890 и 900; Бийлюкульские озера, самчи 830 и 1070.

Пуховой птенец сверху темно-бурый, с беловатыми пятнами на крыльях, плечевых партиях и боках надхвостья; нижняя сторона бледно-бурая, особенно светлая на брюхе: над глазом идет рыжеватая полоса, через глаз — темно-бурая; на кроющих — темное пятно.

Яйца зеленоватые: длина их 50—62 мм, поперечник 37—45 мм.

Как гнездящаяся птица, кряква широко распространена в Евразии и Северной Америке. На севере доходит в Европе и западной Сибири до границ тундры, где не гнездится, а в восточной Сибири — по Лене до 64° с. ш. и до Корякской земли; в Америке—до Юкона и устья Мекензи. К югу гнездится по всей Европе (кроме Пиренейского

Рис. 128. Распространение кряквы в Казахстане: 1—гнездование, 2—зимовки, 3—пролет весной, 4—пролет осенью.

Рис. 128. Распространение кряквы в Казахстане: 1—гнездование, 2—зимовки, 3—пролет весной, 4—пролет осенью.

полуострова), в Малой и Передней Азии, в Гималаях, Кашгарии, Монголии, Северном Китае и на северных островах Японского архипелага; изолированные гнездовья известны в Алжире и Mapoкко, на островах Риу-Киу. В Америке гнездовья отмечены к югу до линии от Северной части Калифорнии через устье Миссури, область Великих озер до берегов Гудзонова залива. Постоянные зимовки у берегов Балтики, Южной. Норвегии, Великобритании, Франции, b странах у Средиземного моря, по Нилу, в Передней Азии, на Каспии, в Индии, Южном Китае, Японии,,у Командорских и Алеутских островов, в южной половине США и Мексике.

Рис. 129. Кряква.

Рис. 129. Кряква.

Кроме того, в небольшом числе зимует по незамерзающим водам почти по всей области гнездования. В Казахстане распространена, в сущности, повсюду. Она обычна в лесостепи, где вместе с чирком-свистунком наиболее обычна из уток. Гнездится повсюду в степях, но здесь в числе значительно уступает многим другим уткам (шилохвости, серой и другим). Гнездится во всех подходящих местах пустынной зоны, хотя здесь численность ее не высока. Наиболее многочисленная утка в Зайсанской котловине. Гнездится во всех горах, хотя нигде не может быть названа многочисленной. Из всех представителей гусеобразных кряква — наиболее широко рас пространенная и наиболее легко приспособляющаяся к различным условиям гнездования птица. Повсюду в основном перелетная птица, но в небольшом числе зимует по полыньям рек даже в северных частях Казахстана, а в южной его половине зимовка небольшого количества кряка — явление нормальное. Большая часть крякв, гнездящихся в Казахстане, зимует у южных побережий Каспия, в Малой и Передней Азии, а также в Пакистане и Северной Индии: в меньшем числе они зимуют у восточных побережий Азовского и Черного морей и, наконец, совсем малая часть бывает на зимовках в Греции и Египте.

ь Утка крупных размеров. Как и все утки, она хорошо плавает. При добывании пищи погружает переднюю часть туловища в воду так.

что зад птицы остается снаружи. Обычно не ныряет, но, будучи ранена, уходит, ныряя, и способна проплывать под водой десятки метров, меняя при этом направление. По земле ходит, довольно тяжело переваливаясь, но раненая бегает довольно проворно, хотя и уступает в этом некоторым из своих сородичей. Летает быстро, часто махая крыльями, которые издают при этом своеобразные звуки, свойственные именно этому виду, до которым летящую крякву можно легко отличить от всех других уток^ Звуки эти трудно передаваемы:    нечто вроде «шш-шш-шш»… С воды поднимается в спокойной обстановке по наклонной линии, но при внезапной опасности способна взмывать почти вертикально. У летящей хорошо выделяется светлый подбой крыльев. Голос довольно разнообразный. Обычно это кряканье, в спокойных условиях негромкое, но при опасности резкое и протяжное. Самка, подзывающая самца, громко повторяет несколько раз подряд своеобразное «куак-ку-ак-куак»… Во время брачных игр самка издает особый звук из часто повторяющихся слогов, вроде «егг-егг-егг», которые быстро следуют один за другим, образуя что-то вроде трели. Селезень вовремя брачных игр громко и резко свистит, чередуя этот свист с низким хрюканьем.

Пищу кряква добывает преимущественно на мелководье, на местах не глубже 30—35 см, обильно заросших водной растительностью; часто питается на суше. Состав кормов разнообразен, и в нем одинаково представлены как растительные, так и животные объекты. В большом количестве поедаются зеленые части растений — ряски, роголистника, осок, сусака, рдестов и других, а также их луковички и семена. Осенью кряквы совершают правильные вылеты на хлебные поля, где поедают семена хлебных злаков, особенно пшеницы, овса, проса и риса, реже — кукурузы; семенами хлебных злаков часто питаются и весной, добывая их на полузатопленных талыми водами полях. Из животных поедаются различные водные насекомые и их личинки, особенно личинки стрекоз, толкунцов (хирономид) и радужниц (Donacia), а также жуки, реже — различные ракообразные и моллюски. В степях Казахстана летом кряквы часто кормятся на суше, где охотятся за многочисленными прямокрылыми. Очень редко поедаются мальки рыб и лягушки. На воде кряква кормится, пропуская через рот воду, и во время этого «щелочения» поедает все попавшееся ей съедобное. Весьма прожорлива. Вода крякве необходима и после кормежки на суше, особенно на полях проса или пшеницы; прилетает на воду, чтобы смочить съеденное и напиться. При кормежке на соленых озерах регулярно летает на водопой.

Это наиболее рано прилетающая утка, обычно появляющаяся в одно время с гусями и лишь немного позже лебедей. В северных частях Казахстана прилетает обычно недели за две до вскрытия рек, вслед за наступлением постоянных оттепелей, при появлении первых проталин. Естественно, что сроки пролета зависят от хода весны и в некоторые годы очень сильно запаздывают по сравнению со средними.

В самых южных частях Казахстана, в районе к югу от Чимкента, где кряква довольно обычна зимой, заметный пролет ее начинается с середины или конца февраля. Валовой пролет проходит в конце февраля— начале марта, и уже к середине марта пролетных крякв становится немного, а к концу этого месяца пролет их закапчивается.

На нижней Сыр-Дарье первые появляются обычно в конце февраля или начале марта. Наибольшей силы пролет достигает около середины марта, иногда в начале его, и заканчивается к концу этого месяца. Приблизительно в эти же сроки идет пролет в дельте Волги: первое появление крякв в среднем за шесть лет наблюдений здесь 26 февраля.

О сроках появления кряквы на восточном берегу Каспия, где она пролетает в очень большом количестве, данных нет, но к середине апреля здесь бывают лишь отдельные пары и небольшие стайки (Форт Шевченко, Н. А. Смирнов, 1916). На острове Барса-Кельмес (Аральское море), как правило, она появляется также в конце февраля или начале марта, валовой пролет — в первой декаде марта: появление первых, как и всюду, зависит от хода весны и бывает или значительно раньше средних дат (в 1949 г. на Барса-Кельмесе они появились 9 февраля) или, наоборот, позднее (у г. Аральска в 1954 г. первые отмечены только 15 марта).

Близ Алма-Аты, в Илийской долине и в дельте Или пролет начинается обычно в первых числах марта и длится до двадцатых его чисел, но иногда начало пролета ложится на конец февраля; таковы же сроки пролета в верховьях Биже, близ Куталов (здесь в 1941 г. прилет отмечен 20 февраля). Близ ст. Уш-тобе кряквы прилетают около 25 февраля, валовой пролет проходит в первой половине марта и заканчивается в конце этого месяца.

В низовьях Илека, Иргиза и Тургая, а также на Эмбе первые появляются около середины марта, валовой пролет проходит в последней декаде марта — начале апреля, заканчивается к середине или даже к концу апреля.

На Зайсане кряквы появляются между 18 и 25 марта, валовой пролет идет с конца марта по начало апреля. В окрестностях Семипалатинска они прилетают между 22—29 марта, валовой пролет проходит в первые две декады апреля. Приблизительно в эти же сроки пролет проходит близ Караганды и на Кургальджине. Но в некоторые годы прилет здесь сильно запаздывает. Так в небывало позднюю весну 1954 г. С. Г. Панченко отметил прилет крякв лишь 26 апреля.

В северных частях Казахстана они прилетают обычно в начале апреля (Наурзум 7—11 апреля, Петропавловск 8—14 апреля), а валовой пролет идет в середине или во второй половине апреля.

На весеннем пролете кряквы летят или парами, или небольшими стайками в пять-десять, редко в 30 штук и никогда не образуют таких больших стай, как шилохвости, свиязи, чирки и другие утки. Как правило, летят низменностями, но в отдельных случаях наблюдаются и высоко в горах. Так, пролетные кряквы наблюдались на Большом Алматинском озере в Заилийском Алатау (2500 м над ур. м.). По-видимому, в отдельных случаях пролет крякв через горы — явление вполне закономерное. В долине р. Чолкодысу (1800 м над ур. м.) идет заметный пролет крякв—этим путем, по-видимому, в Илийскую долину летят кряквы, проводящие зиму на Иссьгк-Куле.

Прилетают уже парами, которые образуются на зимовке. Пары сохраняются и в стаях. ^Наряду с этим всегда имеется известный процент холостых селезней, которые, как и селезни, имеющие самок, весной настойчиво преследуют чужих самок. Между самцами часто возникают драки. Селезни кряквы преследуют иногда самок и других видов уток, спариваясь с ними. Известны гибриды кряквы с разными видами уток, из которых наиболее замечателен гибрид кряквы и красно-баша (Известен только один экземпляр такого гибрида, который хранится в коллекции Среднеазиатского госуд;фственного университета в Ташкенте.). Несмотря на то, что самцы настойчиво преследуют чужих самок, пары крякв очень устойчивы, и самец длительное время — до начала линьки — держится вместе с самкой, участвует в выборе места для гнезда, носит материал для него, и в первое время насиживания яиц находится поблизости от гнезда, принимая участие в его охране. Весной наблюдаются брачные игры, которые проходят весьма замысловато: по их разнообразию кряквы превосходят других утиных. Как позы, принимаемые при этом, так и звуки, весьма своеобразны. Селезень то опускает в воду клюв, то быстро выбрасывает голову кверху, то поднимается над водой почти вертикально, то, напротив, почти распластывается по воде, вытягивая шею вперед. При этом перья на шее взъерошиваются, а на голове приподнимаются по средней линии от лба до шеи; распушается также черное оперение зада, а хвост расправляется и т. д. Все это сопровождается своеобразными звуками. Селезень временами издает громкий, резкий свист, сопровождающийся низким хрюканьем; кроме того, иногда он проводит клювом вдоль очи-на махового пера, производя очень своеобразный дребезжащий звук. Спариванию, которое происходит на воде, предшествует подергивание головы снизу вверх.

Гнезда устраиваются в самых разнообразных местах, что зависит, с одной стороны, от обитания крякв в разных зонах с весьма различными условиями, а с другой — от широкого диапазона приспособляемости этой утки к местам обитания. В зоне лесостепи кряквы обитают или поблизости от озер, или на кочковатых осоковых болотах, поросших по берегам тальниками и с лесом поблизости. Здесь гнезда устраиваются чаще всего на земле или в колках, или по сухим гривам в бурьянах, а также на осоковых кочках или на лугах. Хотя и не часто, но гнезда устраиваются и на деревьях, как правило, в старых гнездах ворон. Гнезда располагаются поблизости от воды, но так как это бывает ранней весной, то часто к моменту появления птенцов весенние воды высыхают и от постоянной воды гнездо может оказаться далеко, в некоторых случаях — в нескольких километрах.

В степях и полупустынях кряквы гнездятся преимущественно по сухим гривам, используя для укрытия гнезда заросли высоких трав, но гнездятся также по лугам, под кустами тальника в долинах степных речек, в кучах скошенного тростника на озерах. В пустынях гнезда также помещаются в самых разнообразных местах:    на песчаных буграх

под прикрытием кустов, в тугаях под кустами, травой или нанесенным половодьем растительным хламом, в полынных пустынях — прямо на земле, под полынью, на солончаках и т. п., на деревьях, для чего используются старые гнезда грачей и ворон, а иногда, по-видимому, горлиц. В горах, как на Алтае, так и в Тянь-Шане, гнезда находили поблизости от горных речек и озер у стволов деревьев, под валежником или среди травы и камней. В горах на гнездовье встречается до значительных высот. На Алтае гнездящиеся кряквы отмечены до высот более 2000 м, а на Марка-Куле они обычны (1500 м). В Тянь-Шане обыкновенны по долинам речек у Нарынкола, т. е. на высотах около 2000 м.

О времени размножения имеются следующие данные. В низовьях Илека Н. А. Зарудный (1888) находил неполные кладки в конце апреля. Е. И. Страутман близ Пресновки (к западу от Петропавловска) нашел гнездо с тремя яйцами 30 мая; гнездо помещалось в колке, на земле, под прикрытием старой травы. Здесь же кряква гнездилась на дереве, в старом гнезде вороны; из этого гнезда 6 июня вывелись птенцы, уведенные уткой на озеро. Гнездо помещалось на высоте около 6 м. На озерах Имантавском, Акканском и Калмык-Куле (в Кокчетавской области) в конце июля—начале августа нами наблюдалось много летающих молодых, но наряду с этим 23 июля на озере у пос. Заря был выводок с восемью пуховичками в возрасте нескольких дней. На озере у курорта Боровое Б. К. Штегманом (1934) в конце июля отмечен выводок с молодыми уже в пере. На Эмбе у впадения Темира П. П. Сушкин (1908) нашел гнездо с полной кладкой 6 мая; к 10—12 мая большинство уже насиживало. Только что вылупившиеся птенцы наблюдались «впервые 24 мая. Найденное гнездо помещалось под джигдой, у самого ствола и было скрыто ворохом камыша, занесенного в куст половодьем.

Рис. 130. Гнездо кряквы. Озеро Кургальджин. Фото В. Ф. Гаврина.

Рис. 130. Гнездо кряквы. Озеро Кургальджин. Фото В. Ф. Гаврина.

На озере Мокром (северо-восточнее Кустаная) кладка начинается в конце апреля; нами здесь 27 апреля найдено гнездо с (Пятью свежими яйцами, а 29 апреля —с одним свежим яйцом.

В Наурзумском заповеднике А. Н. Формозовым (1937) 27 мая было найдено гнездо с 11 уже надклюнутыми яйцами; оно помещалось на обсохшем дне озера Аксуат, среди редких кустов сухих солянок. 29 мая птенцы уже вывелись и были уведены уткой на озеро, расположенное в 4 км от гнезда. Поблизости от кряквы гнездился большой кроншнеп, весьма агрессивно преследовавший любую птицу, появляющуюся в районе гнезда, и невольно охранявший гнездо кряквы. Размещение гнезд уток вблизи от поселений куликов дает ряд преимуществ в отношении защиты гнезда от пернатых хищников. А. В. Михеев (1938) находил полные кладки с насиженными яйцами в середине мая, а первых пуховичков — 23 мая. Утят в возрасте трех-пяти дней А. Н. Формозов (1937) отметил 4 июня, а 21—23 июня птенцы были уже крупных размеров. Летающих молодых А. В. Михеев (1938) наблюдал уже с середины июля. На Чубар-Тенизе 24 июня П. М. Бутовский наблюдал выводки с пуховыми -птенцами.

Для Кургальджина Б. В. Муханов приводит даты встреч гнезд со свежими яйцами в \’последней неделе апреля и первой половине мая. Первые пуховички наблюдались в конце мая и первой декаде июня.

11 июля молодые в выводках достигали 1/2—2/3 размера взрослых. Первые летающие молодые отмечены 28 июля. С. Д. Лавров» (1930) 20 мая на шел кладку с сильно насиженными яйцами.

На Куланутмесе нами было найдено гнездо кряквы, помещавшееся под корнями куста тальника и хорошо скрытое со всех сторон. Гнездо было на обрывчике, и с него утка сразу падала в воду с высоты 60— 70 см. 5 июня в нем было девять яиц, содержавших почти готовых /пуховичков. Здесь же 16—18 июля наблюдались большие птенцы, уже накануне взлета, а 30 июля — летающие молодые. В Карагаче (к северу от ст. Жана-Арка) 19 июля были крупные молодые, которые начали бы летать через 5—6 дней.

На озере Саумалкуль (в 100 км к востоку от Караганды) 12 мая С. Г. Панченко добыл самку с готовым к сносу яйцом. 17 мая им же под слоем сухого тростника прошлых лет на берегу озера было найдено гнездо с семью свежими яйцами. 26 июня нами было найдено гнездо, помещавшееся на мелком месте озера, в куче скошенного тростника; в гнезде было восемь очень сильно насиженных яиц (молодые выйдут через два-три дня).

На озере Коктенкуль (к юго-западу от ст. Жарык) 31 июля —3 августа было много выводков, или уже поднявшихся на крыло, или накануне взлета.

На озере Чаглы М. А. Кузьминой 27 мая была добыта самка с готовым к сносу яйцом, а 16 июня поблизости было найдено гнездо с шестью свежими яйцами; гнездо в густой траве, в трех метрах от шоссе.

A. Ф. Коте (1910) 17 июля нашел гнездо кряквы у озера Кызыл-кок, в траве среди солончаков. В устье Селеты нами 28 июня наблюдался выводок из семи утят, достигших 3/4 размера взрослых. В середине июля близ с. Качир (к северу от Павлодара) было много хорошо летающих молодых, но еще 26 июля близ Павлодара встречались молодые накануне взлета. Г. И. Поляков (1914) на Иртыше близ Павлодара наблюдал частью еще нелетных, а частью летающих молодых 19—25 июля. 18 июля на р. Кусак (к юго-востоку от Каркаралинска) нами наблюдалась самка с одним утенком, достигшим половины размера самки.

B. А. Селевин (1930) для Семипалатинска указывает время кладки у кряквы с 23 апреля по 5 мая. М. А. Кузьмина (1948) близ Шемонаи-хи добыла пуховичка 8 августа.

Данных о размножении кряквы на Алтае немного. В начале июня недавно выклюнувшиеся птенцы наблюдались О. Финшем (1879) неподалеку от Майтерека. С 29 июня по 1 июля много выводков с пуховыми птенцами наблюдал Г. И. Поляков (1914) в разных местах Марка-Куля. Отсюда известен также экземпляр от 2 августа — птенец с еще не вполне доросшими маховыми. М. А. Кузьмина (1953) на р. Хариузке близ Лениногорска отметила молодых на взлете 7 июля, а на р. Убе, близ Шемонаихи, ею был добыт молодой в половину величины взрослой птицы 14 августа.

Еще меньше данных имеется о Тянь-Шане. М. Н. Корелов (1956) наблюдал на Угаме небольших пуховиков 8—12 июня, им же на реке Чолкадысу 14 июня были встречены выводки с молодыми, лишь немного уступавшими в размерах взрослым. 24 июня он здесь же наблюдал небольших пуховичков. В предгорьях Джунгарского Алатау, в верховьях р. Биже и Кугалинки М. А. Кузьмина (1945) 1  мая встретила выводок с молодыми в 2/3 величины взрослых. В середине июля здесь встречались уже крупные, но еще не летающие птенцы, а в конце августа—только летные. В. Н. Шнитниковым (1949) в среднем течении р.Баскан 9 июня было найдено два гнезда, устроенных на прибрежных скалах, под защитой кустов. В этих гнездах было по четыре яйца. 11 июля здесь же наблюдались только что вылупившиеся птенцы.

Для Зайсанской котловины и прилежащих частей Иртыша наши сведения таковы. 13 мая И. Ф. Самусевым найдено гнездо в дельте Черного Иртыша и тремя свежими яйцами. Здесь же 20 мая найдено семь сильно насиженных яиц; оба гнезда были на сухих гривах, в траве. 25 мая наблюдались совсем маленькие пуховички, по пять и восемь в выводке. И июня отмечен выводок утят из семи пуховичков. 15 июля найдено гнездо, помещавшееся под кустом селитрянки с восемью свежими яйцами. 23 июня обнаружено гнездо на ветле, в 2,5—3 м над водой протоки. Гнездо сделано из немногих тонких веток, в нем много тростника и по характеру постройки оно не похоже ни на гнездо вороны, ни на гнездо коршуна; возможно, что оно сделано самой кряквой. В гнезде было пять насиженных яиц. Г. И. Поляков (1914) наблюдал совсем маленьких пуховичков у Гусиной пристани и у Черемшанки 3 июня. Он же на Черном Иртыше 8 июня видел недавно выклюнувшихся птенцов и 17—25 июня у устья Кальджира — выводки с маленькими пуховичками. 10—12 июля И. Ф. Самусев на Зайсане и Черном Иртыше видел много выводков, от трех до восьми утят в каждом. Здесь были как подросшие пуховички, так и вполне оперившиеся, почти достигшие размера взрослых птиц молодые. Во многих выводках, наблюдавшихся И. Ф. Самусевым 20—25 июля, большинство молодых было размером с чирка; в среднем в выводке было по шести утят. К началу августа молодые поднимаются на крыло. Нами летающие молодые добывались на Зайсане и по речке Тайджузгеньке в Монраке в период с 3 по 9 августа.

Сведения по гнездованию кряквы в Балхаш-Алакульской котловине сводятся к следующему. 24 мая Е. И. Страутманом в дельте Тенте-ка найдено гнездо с еще незаконченной кладкой в три яйца. Близ Уч-Арала В. Н. Шнитников (1949) наблюдал крошечных утят 8 июля. В низовьях Аксу им 16 мая найдено три гнезда кряквы в грачиных гнездах на высоте 2—3 м; в них было семь и шесть яиц. Здесь же 22 мая найдено два гнезда на джигде. В дельте Или В. А. Грачев нашел гнездо с четырьмя свежими яйцами 19 апреля, а нами гнездо, также с четырьмя яйцами, найдено 4 мая. 29 мая мною здесь наблюдались первые пуховики. Грачев 5 июня видел выводок из 10 молодых размером с чирка. В середине июля молодые здесь уже хорошо летают.

Близ ст. Уш-Тобе К. К. Клипперт (1956) провел интересные наблюдения над гнездованием кряквы. Согласно его данным, самец приносит строительный материал, но укладывает его самка. Обе птицы принимают участие в охране гнезда (совместно отгоняли от гнезда ежа). К устройству гнезда птицы приступили 30 марта. 9 апреля было отложено первое яйцо, а 19 апреля—одиннадцатое. К насиживанию яиц самка приступила 21 апреля (после этого самец у гнезда не появлялся). Птенцы вылупились все в один день—18 мая. Самка попела птенцов к озеру, в 4 км от гнезда и, будучи спугнута человеком, перенесла часть птенцов на воду в клюве.

В Илийской долине гнезда с тремя свежими яйцами находили 13 апреля (у Кульджи, Е. Л. Шестоперов), с пятью свежими — 2 мая (у Джаркента, Шестоперов, 1929). Маленькие пуховички отмечены здесь 12 мая, но еще около 20 мая Б. П. Кореев (1906) нашел сильно насиженные яйца. Гнезда находили по более сухим окраинам болот, поросших мелким кустарником.

Неподалеку от Чемолгана (в 50 км к западу от Алма-Аты) В. Н. Шнитниковым (1949) 30 мая найдено гнездо с пятью яйцами.

На Чу, близ пересечения ее железной дорогой, нами 10 июня добывались молодые на взлете.

В Бетпак-Дале, близ Когашика, в конце мая Н. И. Рубцовым (1946) наблюдалось несколько выводков приблизительно двухнедельного возраста. Здесь кряквы гнездятся поблизости от такыров, заливаемых весенними водами, на которых молодые успевают вырасти и подняться на крыло до полного их высыхания, после чего отлетают. Таким образом, в Бетпак-Дале кряква является весенним эфемером.

На Теликульских озерах Е. П. Спангенберг и Г. А. Фейгин (1936) 21 мая добыли с гнезда самку, в яйцеводе которой было готовое к сносу яйцо.

На островах близ восточного берега Аральского моря Н. А. Зарудный (1916) нашел ряд кладок кряквы. Найденные 21 июня, 2 и 6 июля гнезда содержали свежие или слегка насиженные яйца. 10—12 июля кладки были сильно насиженными, и одновременно попадались утята разного возраста; уже с 7 июля встречались хорошо летающие молодые, особенно много их было в последней декаде июля и первой половине августа. Е. П. Спангенберг и Г. А. Фейгин (1936) на одном из островов Аральского моря 8 июня нашли гнездо, в котором на следующий день вывелись \’птенцы. Кладки в этом районе содержат от 7 до 12 яиц. По наблюдениям М. И. Исмагилова и Е. П. Васенко (1950), утята на острове Барса-Кельмес появляются в конце мая, а в конце августа бывает много летающих молодых.

В дельте Сьгр-Дарьи Н. А. Зарудный (1916) нашел гнездо со свежими яйцами 28 июня. Е. П. Спангенберг и Г. А. Фейгин (1936) у Джулека 4 мая обнаружили гнездо, в котором было 13 яиц, из них 11 принадлежало крякве и два — фазану; степень насиженности яиц была одинакова. На Сыр-Дарье, в районе Чардары, Н. А. Зарудный 3 августа в гнезде кряквы обнаружил восемь сильно насиженных яиц и здесь же видел только что вылупившихся утят.

Из приведенных данных видно, что, как правило, кряква начинает гнездиться рано, приблизительно через месяц после прилета. Наряду с этим встречаются и очень запоздалые кладки, вплоть до августа месяца, которые обычно принадлежат птицам, по той или иной причине потерявшим первое гнездо. Причины этих потерь различны. В долинах рек гнезда зачастую затапливаются. Во многих местах имеются случаи гибели гнезд от пожаров. Часть гнезд погибает от четвероногих и от пернатых хищников. Яйца охотно поедаются лисицами, волками, барсуками и другими дикими четвероногими, а также бродячими собаками. Из пернатых хищников наибольший вред поеданием яиц (приносят болотный лунь и вороны.

В силу всего этого сроки откладки яиц у кряквы оказываются сильно растянутыми, точно так же как и сроки появления молодых, подъема их на крыло и прочее. Нередко на одном и том же озере случается наблюдать как совсем еще небольших пуховичков, так и молодых накануне взлета и уже летающих.

Селезни, после того. как самки окончательно усядутся на яйца, откочевывают к местам линьки. Она начинается у кряквы раньше, чем у других уток, и лишь немногим позднее, чем у гусей. Наши сведения о сроках и местах линьки у кряквы еще далеки от желательной полноты. Известно лишь, что в большом количестве селезни кряквы собираются на линьку по многим озерам лесостепной, степной и полупустынной зон в Казахстане. В некоторых случаях места концентрации селезней для проведения линьки оказываются достаточно стабильными (например, в дельте Волги), в большинстве же случаев они изменяются в зависимости от изменения уровня воды в озерах. Подобные случаи имеют место, например в Павлодарской, Северо-Казахстанской и Кустанайской областях, а также, вероятно, и в других районах. На линьку кряквы собираются в большом количестве и держатся большими стаями. Основную массу в этих стаях составляют селезни, но всегда имеются и самки, по-видимому, из числа не участвовавших в размножении в этом году.

Образование стай начинается у кряквы с первой декады июня, а разгар линьки маховых ложится на время около середины июня. В первой декаде июля большинство линявших крякв поднимается па крыло и, таким образом, ко времени массовой линьки других уток — шилохвости, свиязи, чирков — огромное большинство крякв уже летает. Для линьки выбираются озера, на которых заросли тростника чередуются с пространствами открытой воды при глубине озера в 0,5—1,5 ж, а иногда и более. Стая линяющих уток держится в участке наиболее густых тростниковых зарослей. По сравнению с шилохвостью и чирками скопления крякв на линьке ведут себя сравнительно тихо, и обнаружить место концентрации линных крякв можно лишь при наличии достаточного опыта.

О том, из каких районов собираются кряквы на линьку, дают некоторое представление результаты кольцевания линяющих уток в Астраханском заповеднике. Окольцованные здесь кряквы добывались затем в Саратовской, Куйбышевской, Московской, Горьковской, Кировской, Свердловской, Челябинской, Омской, Тюменской, Новосибирской областях, в Татарской и Башкирской АССР и в ряде пунктов Казахстана (Денисовка Кустанайекой области, Уральск, Чапаевск, Яманхалинка в низовьях Урала, Ганюшкино).

Отлет крякв начинается постепенно, но окончательно они исчезают поздно, обычно незадолго до окончательного замерзания вод. Так, в низовьях Илека осенний пролет проходит с середины сентября по начало ноября. В верховьях Иргиза заметный пролет начинается в конце сентября, в первой декаде октября летит особенно много, и пролет тянется до начала ноября. В Наурзуме начало отлета наблюдалось с первых чисел октября и к середине этого месяца основная масса крякв уже исчезала. На Кургальджине основная масса отлетает не раньше второй половины октября, а многие задерживаются до окончательного замерзания озера. На озере Саумалкуль (к востоку от Караганды) С. Г. Панченко наблюдал последних крякв 11 октября. У Семипалатинска пролет крякв проходит в октябре, преимущественно во вто^й его половине, но отдельные особи задерживаются значительно дольше —до 9 и даже 18 ноября (Селевин, 1930). На Зайсане пролет крякз начинается уже в конце августа и идет весь сентябрь и большую часть октября; по наблюдениям И. Ф. Самусева, последние кряквы исчезают здесь в конце октября (22, 25 и 30 октября). В верховьях Биже пролет крякв М. А. Кузьмина (1945) наблюдала в сентябре и октябре; к концу октября основная масса птиц отлетела. В дельте Или, где пролет крякв выражен слабо, они исчезают к концу октября — началу ноября. На Аральском море пролет проходит с конца сентября по начало ноября и лишь иногда отдельные экземпляры или их группы задерживаются до 15—20 ноября. На пролете встречаются и высоко в горах — з долине Чолкодусу, на Большом Алма-Атинском озере и т. п.

Часть крякв остается в Казахстане на зимовку, причем\’ зимующие особи могут быть встречены почти в любом районе — там, где имеются незамерзающие воды. Но в северной части Казахстана зимуют лишь отдельные экземпляры или небольшие группы крякв, главным образом на полыньях рек (Урала, Илека, Тобола, Ишима, Иртыша и других) или у незамерзающих ключей. Эти зимовки представляют редкое явление, наблюдаются далеко не ежегодно, количество зимующих птиц крайне мало. Напротив, в южной половине Казахстана кряква принадлежит уже к регулярно зимующим птицам. Зимует преимущественно в подгорной полосе, по незамерзающим речкам и арыкам и у теплых ключей. В предгорьях Джунгарского и Заилийского Алатау количество зимующих крякв невелико, и встречаются они одиночками, парами или же небольшими группами; зимуют здесь преимущественно самцы. Южнее количество зимующих крякв увеличивается. Особенно много крякв зимует по речкам, -сбегающим с Каратау и Таласского Алатау, в районе Сайрама, Чимкента и к югу от них. Обычно и здесь кряквы встречаются небольшими группами, в 5—10—30 особей, но иногда и табунами, насчитывающими до сотни и более экземпляров.

Большинство гнездящихся в Казахстане крякв улетает на зимовки к югу Каспийского -моря, частью и южнее. Однако некоторая доля наших крякв зимует в Индии. Это показывают данные кольцевания. В янтаре 1929 г. и декабре 1948 г. в Индии было проведено кольцевание зимующих там уток, в том числе и крякв. Из этих последних одна была добыта на северо-востоке Курганской области (весна 1929 г.), одна—близ Калачинска Омской области (осень 1929 г.\\ и одна — между Барабинском и Новосибирском (весна 1931 г.). Все эти пункты лежат неподалеку от границ Казахстана.

Крупные размеры и высокое качество мяса кряквы (в этом отношении она уступает только чиркам), а также широкое распространение, делают ее одним из главнейших объектов утиной охоты. Существенно также то, что кряква осенью держится долго и охота на нее ведется весь осенний сезон (а частично и зимой). В большинстве районов Казахстана процент добываемых крякв по отношению ко всем добываемым пластинчатоклювым сравнительно невелик, но в лесостепи и на Зайсане они наиболее многочисленны и поэтому добываются в наибольшем количестве из всех видов уток. Значение кряквы~дая охотничьего хозяйства повсеместно очень значительно.

Местами, летая на посевы пшеницы, овса, проса и на рисовые чеки, кряква наносит известный вред посевам данных культур. Этот вред, однако, с лихвой перекрывается ее значением как объекта охоты, а также тем, что кряква в большом числе поедает- вредителей сельскохозяйственных культур — саранчовых.

СЕРАЯ УТКА— ANAS STREPERA L.

Синоним. Chaulelasmus streperus L.

Описание. У самца в брачном наряде голова и шея беловатые или бледно-рыжеватые с темными крапинками; верх головы черноватый с рыжеватыми краешками перьев; зашеек, передняя часть спины и плечи темно-бурые с беловатыми поперечными волнистыми черточками; некоторые из плечевых удлинены, края их рыжеватые. Поясница и надхвостье черные; зоб, грудь и бока в черных и белых дугообразных полосах; брюхо белое; бока в густых поперечных черных и сероватых волнисто-образных полосках. Подхвостье черное, подбой крыла и подмышечные белые, мелкие кроющие крыла буровато-серые, средние — рыжевато-коричневые, большие — черные. Зеркальце снаружи бурое, посредине черное, внутрн белое, сзади окаймлено белым.

Самка сверху темно-бурая, на темени и пояснице черноватая, с тускло-рыжеватыми каемками перьев; шея и остальная часть головы тускло-рыжеватые с темными нестринами; нижняя сторона беловатая или грязно-охристая, более рыжеватая и с темными пестринами на груди, боках и подхвостье. Крыло — как у самца, но нет коричневого, рыжего или намечаются лишь следы этого цвета.

Селезень летом похож на утку, но отличается ог нее тем, что на крыле остается ржаво-коричневый цвет, а брюшко пестрее, чем у самки.

Клюв буровато-черный, нижняя челюсть и иногда края верхней оранжеваты; эют последний цвет сильнее развит у самок. Ноги грязно-оранжевые или грязноватожелтые. Радужина белая.

У молодых на крыле совсем нет рыжего налета, черные части на крыле заменены темно-бурыми и брюхо в неясных темных пятнышках.

Размеры: крыло 226—285 мм> хвост 82—112 мм, плюсна 35—43 лш, клюв 37— 47 мм.

Вес серых уток из Казахстана (г): март; Илийская долина, самцы (22) 660— 950 (среднее 771), самки (9) 650—820 (среднее 737); март — апрель, дельта Волги,., самцы 605—1000 (среднее 807), самки 620—786 (среднее 716); дельта Или, самцы 625—825, самки 750; апрель, озеро Мокрое (к СВ от Кустаная), самцы 780 и 800; Ладыженка, к югу от Атбасара, самец 825; низовья Иргиза, самцы (3) 750—959-(среднее 817), самки 700 и 760; май, район Караганды, самка 680; низовья Иргиза и Тургая, самцы (6) 650—820 (среднее 780), самки (3)  750—830 (среднее 777);

Зайсан (5) 700—950 (среднее 839); июнь, район Караганды, самцы (11) 650—900 (среднее 767), самки (4) 650—780 (среднее 712); озеро Кургальджин, самец 900; низовья Иргиза и Тургая, самцы (5) 690—900 (среднее 738), самки (4) 750—800 (среднее 776); Зайсан (4) 600—900 (среднее 730); Алакуль, самец 700; июль, район Караганды, самки (4) 690—750 (среднее 712); Челкар-Течиз, самец линиый 850; Зайсан (6) 750—900, среднее 825; август, район Караганды, самка 630; озеро Коскуль (к северу от Улутау), самцы (5) 700—870 (среднее 780), самки 600—650, молодые (5) 600—700 (среднее 640); озеро Шоиндыкуль (к западу от Кургальджина), молодые (14) 500—800 (среднее 637); озеро Кургальджин, самки 800—1000 (среднее 854): дельта Волги, самцы 800—1000 (среднее 913), самки 800—1000 (среднее 854); Зайсан (8) 600—1000 (среднее 710); сентябрь, район Караганды, молодые 540 и 840; озерр Шоиндыкуль, самцы (4) 700—900 (среднее 844), самка 825, молодые (4) 600—825 (среднее 706); Зайсан (9) 600—1050 (среднее 850); Илийская долина, самки 540 и 840; низовья Чу, озеро Борулхе, самцы 810 и 820, самки (7) 600—800 (среднее 703); Бийлюкульские озера, самцы (5) 750—970 (среднее 890), самки (3) 650—720 (среднее 690); дельта Волги, старые самцы 605—1000 (среднее 807), самки 620—768 (ср#д-нее 716), молодые самцы 500—900 (среднее 797); октябрь, Кургальджин, самцы 870—1240, самки 535—980; Зайсан (4) 750—1050 (среднее 886); Алакуль, самцы (8) 900—1100 (среднее 1000); низовья Чу, озеро Бол. Камкалы, самцы (3) 800—900 (среднее 850); Бийлюкульские озера, самка 690; дельта Волги, старые самцы 900—1300 (среднее 958), взрослые самки 800—1000 (среднее 869), молодые самцы 700—1000 (среднее 895), молодые самки 700—900 (среднее 823).

Пуховой птенец не отличим от пухового птенца кряквы.

Яйца слабо-зеленовато-желтого оттенка, длина их 51—58 мм, поперечник 34,5— 41 мм.

Гнездится в центральных частях Евразии, от юго-восточной части Англии на, западе до Харбина на востоке и в центральной части запада Северной^Америки. Северная граница гнездовой области проходит через Данию, Южную Швецию, Рыбинское водохранилище, Свердловск, устье Иртыша, Красноярск, Байкал. Южная граница определяется нахождениями в Венгрии, Северной Югославии, Болгарии, на южном побережье Каспия, в Сеистане, Кашгарии, Монголии. Кроме того, изолированное гнездование известно для Исландии, Южной Испании, Южной Франции, Алжира; в Северной Америке — от Тихого океана до Великих озер, к северу до Ванкувера и озера Манитоба, к югу до 32° с. ш. В Евразии зимует у Британских островов, прибрежных частей Голландии и Франции, у Средиземного моря, у Черного и Азовского моря, на юге Каспия, в Передней и отчасти Средней Азии, Индии, Бирме и в Юго-Восточном Китае.

В Казахстане описываемый вид распространен почти повсеместно и во многих местах многочислен. Не гнездится эта утка только на Мангышлаке, Устюрте, в Бетпак-Дале, а также в большей части гор Казахстана. В этих последних она известна только для Марка-Куля, где малочисленна, и для долин Чолкудысу и Текеса, где ее также немного. В лесостепи и степи это одна из наиболее обычных уток; местами многочисленна. То же можно сказать о долинах рек и озер пустынной зоны.

В большей части Казахстана на зиму отлетает, но о небольшом количестве почти ежегодно встречается зимой близ Чиназа и низовий Келеса.

Некоторые предварительные данные о гнездовой области серых уток, собирающихся на линьку в различные районы Казахстана, а также о местах зимовок уток, гнездящихся в Казахстане, можно сделать на основании данных, полученных в результате кольцевания.

Рис. 131. Распространение серой утки в Казахстане: 1 — гнездование, 2 — зимовки, 3—пролет весной, 4—пролет осенью.

Рис. 131. Распространение серой утки в Казахстане: 1 — гнездование, 2 — зимовки, 3—пролет весной, 4—пролет осенью.

В таблице 7 приведены данные о встречах окольцованных в Казахстане серых уток и о добыче в нашей республике этих уток, окольцованных в других местах. Как из данных этой таблицы, так и по другим материалам, следует вывод, что в дельте Волги собираются в основном серые утки, гнездовая область которых охватывает восточную половину Европейской части СССР (на запад до центральных ее районов), значительную долю Западной Сибири и северо-западные районы Казахстана (на восток до Кустаная). На линьку в более восточные места — Наурзум, Павлодар и другие—очевидно, собираются серые утки, гнездящиеся в более восточных районах Западной Сибири и в Северном Казахстане (к востоку от меридиана Кустаная).

Что же касается мест зимовок казахстанских уток, то обращают снимание встречи их в Индии. По-видимому, как о том свидетельствуют многочисленные факты добычи в зимнее время серых уток, окольцованных в Астраханском заповеднике на юге Каспийского моря, в Иране, Турции и в странах у восточных берегов Средиземного моря, — серые утки из северо-западных районов Казахстана, проводящие линьку в дельте Волги, зимуют в этих местах. Напротив, утки восточной половины Казахстана зимуют, по-видимому, преимущественно в Индии.

ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

Гнездится этот вид около озер и по долинам рек, предпочтительно у водоемов с большими массивами надводной растительности. Наиболее многочислен на пресных озерах, но гнездится и вблизи солоноватых в том случае, если на них имеются заросли тростников. Озер среди леса избегает и является птицей, свойственной открытому ландшафту. Поезда обычно располагает поблизости от воды, не далее чем за 700—от берега, зачастую значительно ближе, но известны случаи устройства гнезда в 2 км от ближайшей воды. Гнезда устраиваются под укрытием кустарников (тальника, джигды, тамариска и т. п.) или в бурьянах, но встречаются и открытые гнезда среди полынной или солончаковой растительности; в последнем случае они приурочены к поселениям чаек, крачек и куликов. В очень редких случаях гнездо устраивается в тростниках на воде, иногда — на стогах.

Зимой встречается на разливах по солонцам, на арыках и т. п.

По своим повадкам не представляет больших особенностей. Хорошo плавает, погружая грудь в воду и несколько приподнимая заднюю часть. Ныряет только во время линьки или же в случае ранения. Полет ее — среднего утиного типа, с воды поднимается легко, может взлетать почти вертикально вверх. Как на воде,так и налету кажется одно-топно окрашенной, и заметно лишь белое зеркало на крыле. Голос самки — кряканье, несколько более резкое, чем у кряквы. Самец весной издает очень своеобразный крик, который обычно сравнивается с криком ворона. Пищу добывает главным образом на мелководье, щелоча клювом; осенью летает на хлебные поля. Больших стай, таких, как у шилохвости, чирков и других уток, не образует даже на пролете, но во время линьки собирается на подходящих озерах по нескольку cot особей и более.

Преимущественно растительноядна. Весной питается главным образом листьями и побегами водных растений (валлиснерии, роголистника, нитчатых водорослей и т. п.), а также их семенами. На линьке кормится почти исключительно зеленью водных растений, а осенью во множестве поедает клубеньки гребенчатого рдеста и луковички стрелолиста, летает на посевы пшеницы, прoca и рисовые чеки, где кормится по ночам. Животные корма играют важную роль только во время массового размножения прямокрылых. Их утки не только подбирают с поверхности воды, но летают специально для ловли их в степь. Это наблюдалось А. Н. Формозовым в Наурзуме, где серые утки в большом количестве поедали пруса. В дельте Или во время массового размножения саранчи почти целиком переходят на питание ею, часто специально вылетая на участки с большим количеством пешей саранчи.

Весной близ г. Туркестана эти утки появляются иногда в конце февраля.

ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

Рис. 132. Серая утка.

Валовой пролет проходит в марте и в первой половине апреля пролетных здесь уже мало. В низовьях Сыр-Дарьи прилет датируется первой третью марта, а на Аральском море — началом апреля; пролет идет до конца апреля. В Илийской долине у низовий Чарына первые прилетные наблюдались уже 6—10 марта, в это же время они отмечены и близ Алма-Аты. Но в дельте Или появляются лишь во второй половине марта, иногда и в конце его. У Форта Шевченко на Мангышлаке Н. А. Смирнов (1916) первых серых уток отметил 4 и 18 апреля, но, вероятно, эти наблюдения ошибочны, так как в дельте Волги прилет отмечен в разные годы от 24 февраля до 14 марта, а в устье Урала— в середине марта.

В низовьях Илека они появляются в конце марта; валовой пролет идет здесь в первой половине апреля. На Эмбе, у впадения Темира. первые наблюдались 16 апреля, а в низовьях Иргиза—15 апреля. В сильно запоздалую весну 1954 г. серые утки появились в районе Караганды 20 апреля. На Зайсане прилет отмечен 10—15 апреля, а под Семипалатинском—с 1 до 7 апреля; массовый пролет здесь проходит в первой и второй декадах апреля. Весной летят или, небольшими группами в пять-восемь штук, или стайками до 20 особей, не образуя таких больших стай, как шилохвость и другие утки. Обычно летят сравнительно невысоко.

Уже во время пролета заметно, что утки разбиваются на (пары. Несмотря на это, нет ни одной утки, у которой было бы столь резко выражено преследование одной самки несколькими—двумя-тремя, иногда -пятью самцами. Зависит ли это от того, что самцов значительно больше самок, или от темперамента самцов — неясно. Во время погони за самками самцы часто перестают работать крыльями и характерным образом припадают на одно крыло. Помимо воздушных эволюций, в брачный период самцы плавают вокруг самок с вертикальна вытянутой шеей, двигая при этом головой вверх и вниз. Как на полете, так и на воде самцы своеобразно крякают. Гнездо на земле представляет ямку глубиной в 10—12 см, которую делает самка. Гнездо довольно тщательно выкладывается сухой травой и обильно выстилается пухом птицы. Размеры двух гнезд, измеренных С. Г. Панченко в Центральном Казахстане, были следующие: диаметр гнезда 23X23 см и 27X35 см, диаметр лотка 15х15 см, глубина лотка 6 см.

Гнезда, найденные в Казахстане, содержали от 5 да 11 яиц: с пятью яйцами—одно, с шестью — три, с семью — пять, с восемью — 13, с девятью — три, с десятью — одно и с одиннадцатью — одно гнездо; в других странах находили до 14 яиц в одном гнезде. В тех случаях, когда в кладке восемь яиц, одно из них занимает центральное место, а остальные упираются в него острыми концами, составляя оплошное кольцо (отмечено впервые Н. А. Зарудным, проверено нами); при другом количестве яиц симметрия нарушается. Откладывается ежедневно по одному яйцу, насиживание начинается тогда, когда кладка, закончена.

Относительно сроков размножения мы располагаем следующими данными. На Сыр-Дарье, близ Яны-Кургана, Н. А. Зарудный 7 июля наблюдал летающих молодых. Е. П. Спангенберг и Г. А. Фейгин (1936) 12 июня близ Чиили нашли гнездо со свежими яйцами. На восточном берегу Аральского моря и на близлежащих островах Н. А. Зарудный (1916) 21 июня находил гнезда как со свежими, так и с сильно насиженными яйцами. 27 июня были найдены свежеснесенные кладки, а 6 июля здесь было найдено гнездо с очень сильно насиженными яйцами. В течение сл/дующей недели наблюдались разновозрастные утята — от уже летающих (первые 9 июля) до пуховичков трех- четырехдневного возраста. Гнезда с насиженными яйцами встречались еще 12 июля. В низовьях Чу нами 21 июня найдены совсем еще маленькие пуговички, которых утка вела к воде. В дельте Или утка с почти готовым к сносу яйцом была добыта нами 13 мая, а А. А. Слудский незаконченные кладки находил здесь 8—14 мая. В. А. Грачевым гнездо со свежими яйцами было найдено здесь 3 июня, а 12 июня наблюдались первые пуховички. Этот же наблюдатель отмечал совсем маленьких пуховичков до середины июня, а А. А. Слудский видел их в первых числах июля; когда большая часть птенцов была уже величиной с горлицу. В. Н. Шнитников (1949) на Ащелиузеке нашел гнездо со свежими яйцами 15 мая. Пуховичок был добыт на Аксу у ст. Матай 15 июля. В низовьях Лепсы 19 июля нами наблюдались выводки, в которых утята были в половину величины утки.

20—21 июня на старицах Урала у пос. Круглого (несколько севернее Калмыкова) П. М. Бутовским наблюдались выводки, в которых были как еще совсем небольшие пуховички, так и утята величиной в половину самки. Близ Джамбейты Н. Н. Павлов (1927) начало гнездования наблюдал 21 апреля:    в найденном гнезде было только одно

яйцо. В низовьях Тургая 4—5 июня кладка бывает в разгаре, как это можно заключите по просмотру половой системы добытых нами самок; наряду с этим 5 июня наблюдались совсем еще маленькие пуховички. В верховьях Иргиза и Тобола большая часть молодых оперяется к концу июля, но иногда еще в конце августа можно, видеть молодых в половину размера взрослых (Сушкин, 1908).

ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

Рис. 133. Гнездо серой утки. Озеро Чушкакуль, Центральный Казахстан. Фото С. Г. Панченко.

В Наурзуме гнездо с неполной кладкой А. Н. Формозов (1937) нашел 28 мая. Первые пуховички наблюдались здесь 12 июня, а первые летающие молодые — 13 июля. Но совсем небольшие утята отмечались вплоть до конца июля. На Сары-су, близ владения Кенгира, нами 21—22 июля наблюдалось много выводков с молодыми разного размера — от совсем небольших до достигших половины размера самки. На Кургальджине Н. П. Серов нашел гнездо со свежими яйцами 29 апреля. Здесь же С. Д. Лавров (1930) наблюдал, как из гнезда, найденного им на стогу соломы, 4 июня вывелись птенцы. Нами и А. А. Слудским здесь в период 19—24 июня, было найдено несколько гнезд, содержащих как уже значительно насиженные яйца, так и еще не законченные кладки. Насиженные яйца Б, В. Муханов находил здесь вплоть до 17 июля, когда было уже много молодых десятидневного возраста; 1—4 августа им добывались здесь утята весом в 480, 510, 560 и 590 г. Первых летающих молодых он же отметил 5 августа, но только поднимающиеся на крыло отмечались и в конце августа. В районе Чушкакуля (к юго-западу от Караганды) гнезда с сильно насиженными яйцами С. Г. Панченко находил 9 и 15 июня, а первых утят видел 13 июля; в дальнейшем небольшие пуховички наблюдались вплоть до середины августа. Первые летающие молодые отмечены 8 августа. На озерах Кокчетавской области нами наблюдалось много выводков с утятами разного размера с конца июня до конца июля, но летных молодых до 29 июля еще не было. В устье р. Селеты выводки с совсем небольшими пуховичками отмечены нами 24—26 июня.

В Северном Казахстане близ Пресновки, Е. И. Страутман нашел гнездо с восемью яйцами 24 июня и, кроме того, у добытой с гнезда самки было готовое к сносу яйцо; вряд ли это была повторная кладка, так как девять яиц — количество, значительное и для первой кладки.

На Зайсане И. Ф. Самусев гнездо со слегка насиженными яйцами нашел 20 мая. Первые выводки наблюдались им в разные годы 13 и 17 июня. Г. И. Поляков (1914) на Черном Иртыше совсем еще маленьких пуховичков видел 18 июня. В этом районе Г. И. Поляков (1914) нашел гнездо (накануне выхода птенцов) 7 июля. Выводки с молодыми разного размера наблюдались им же и Самусевым до середины июля. Первых летающих молодых последний из них отмечал здесь в разные годы 25 июля, 1 августа и 27 июля.

Выводки с пуховыми птенцами М. Н. Корелов (1956) видел на Чолкудысу 14 и 27 июля.

Совершенно ясно, что кладка у серой утки бывает сильно растянута. Наблюдения показываю, что гнезда ее терпят значительный урон и зачастую разоряются болотными лунями, крупными чайка;ми и воронами, а также барсуками, и поэтому нередки повторные кладки. Но наряду с этим очевидно, что разные самки вступают в размножение в разное время. Причины этого явления пока еще неясны.

Насиживание начинается после завершения кладки и длится 27— 28 дней. Самки сидят на гнезде-довольно крепко, слетая в 10—15 м от человека при расположении гнезд в траве и в 3—5 ж, если гнезда находятся в кустарниках. В конце насиживания самки иногда подпускают человека совершенно вплотную. Утята остаются в гнезде очень недолго, пока обсохнут, и самка уводит их на воду. Переходы утят зависят от места расположения гнезда и лишь иногда бывают большими, обычно же они непродолжительны. Самки очень самоотверженно защищают птенцов от опасности. Пернатых хищников самка обрызгивает водой, а иногда взлетает навстречу, разинув клюв и вытянув вперед шею; все это сопровождается громкими криками. Несмотря на это, выводки терпят значительный урон, в первую очередь от болотного луня, в меньшей степени — от крупных чаек, коршуна, ворон. По некоторым наблюдениям, погибает до 20—25% молодняка. Птенцы начинают летать в возрасте около двух месяцев. Выводки часто объединяются по два и три вместе; А. Н. Формозов (1937) в Наурзуме отметил 35 утят при трех самка.

Самцы не принимают участия в насиживании и вождении птенцов и, после того, как кладка окончена, начинают собираться в стаи. В связи с растянутостью сроков гнездования у серой утки наблюдается большая растянутость и сроков линьки. Но в массе это наиболее поздно линяющая из наших уток. По данным Б. В. Муханова, на Кургальджи не начало входа в линьку у серой утки — вторая декада июля. Этот же срок можно указать для Наурзума (по наблюдениям А. Н. Формозова) и для севера Павлодарской области (по нашим данным). Большая же часть серых уток сменяет маховые перья в начале и середине августа, позднее всех остальных уток и вообще всех пластинчатоклювых. Основная масса поднимается на крыло после линьки также позднее других утиных — в Павлодарской области преимущественно в середине августа, многие же в конце его. В дельте Волги уже 12 июля отмечен случай добычи перелинявшего селезня, но это, вероятно, редкое исключение.

Как и другие утки, серые собираются на линьку на кормных озерах с зарослями тростника и рогоза. Здесь они часто образуют общие стаи с линяющими шилохвостями, чирками, свиязями и другими утками. Однако таких огромных скоплений, как у шилохвости и чирков, у серых уток, по-видимому, не бывает. В стаях линных уток преобладают самцы, но вместе с ними линяют и самки, не принимавшие участия в размножении; процент самок в линных стаях довольно постоянен —-от 10 до 15%. Места массовых скоплений на линьку известны в Казахстане в дельте Волги, в низовьях Иргиза и Тургая, на многих степных озерах Актюбинской, Кустанайской, Кокчетавской, Павлодарской и Акмолинской областей. Вероятно, они есть и во многих других местах, в частности в пустынной зоне.

Самки при выводках линяют также в различные сроки, главным образом в августе.

Отлет осенью проходит как-то малозаметно, особенно в северной половине Казахстана. Птицы отлетают постепенно, не образуя больших стай. Так, в низовьях Илека они сильно уменьшаются в числе в начале сентября. В сентябре же отлетают из-под Кустаная и из области верховьев Тобола и Иргиза; последние наблюдались здесь в начале октября. В низовьях Иргиза отдельные экземпляры задерживаются до конца октября. На Кургальджине последние пролетные замечены 10 октября. На Саумалкуле (к востоку от Караганды) отлет наблюдался с середины сентября, последнее наблюдение—25 сентября. Таким образом, в степной зоне серые утки в основном отлетают к концу сентября— середине октября. Однако отдельные экземпляры задерживаются значительно дольше:    под    Семипалатинском    они наблюдались еще 13 ноября.

В южной половине Казахстана пролет серых уток выражен резче, часто они встречаются значительными стаями, по 50—70 и до 100 особей в каждой. В устьях Волги и Урала хороший пролет идет с двадцатых чисел сентября, в октябре проходит валовой пролет, к концу которого серые утки становятся редкими и окончательно исчезают в начале ноября. В Илийской долине и дельте Или пролет начинается с середины августа, идет весь сентябрь и первую половину октября; последние отмечены здесь 15, 20 и 23 октября.    

На Аральском море пролет наблюдался в конце сентября и начале октября. В низовьях Сыр-Дарьи описываемые птицы увеличиваются в числе с конца августа, пролет их идет в сентябре и октябре и заканчивается к середине ноября.

В Казахстане серая утка почти повсеместно является одной из наиболее часто добываемых утиных и в большей части республики имеет существенное значение для охотничьего хозяйства. Особенно это относится к степной и пустынной зонам; в лесостепи серых уток добывают сравнительно немного.

КОСАТКА — ANAS FALCATA GEORGI.

Синоним. Eunetta falcata Georgi.

Описание. У самца в брачном наряде лоб и темя коричнево-рыжие; у основания клюва белое пятно; от глаза к затылку идет широкая темно-зеленая полоса; затылок и хохол окрашены в такой же цвет. Щеки блестящие, медно-красные, горло и шея белые, с широким блестящим темно-зеленым ошейником по середине; зашеек, область лопаток и большинство плечевых в узких дугообразных серовато-белых и черных полосках: длинные плечевые сливочно-белые, некоторые с черными краями и все — в мелких черных пятнышках. Зоб и грудь — в довольно широких резких белых и бледно-охристых и черных дугообразных полосах; брюхо и бока серовато-белые, мелко исчерченные темно-бурыми линиями. Нижние кроющие крыла и подмышечные белые, верхние кроющие крыла серые. Зеркальце блестящее, сине-зеленое, окаймленное сзади белым, а спереди белым с охристым или рыжеватым налетом. Третьестепенные маховые в черных, белых и серых продольных полосах, сильно удлинены, сужены и загнуты вниз.

У самок верхняя сторона тела темно-бурая с бледноохристыми каемками и отметинами, которых, однако, нет на пояснице; особенно выражены каемки на шее. Щеки и горло беловатые; нижняя сторона тускло-рыжеватая, более беловатая на середине брюха и более темная на груди. Крыло как и у самца, но зеркальце тусклее и малые маховые не удлинены. Клюв черный или оливково-черный; ноги серые или оливково-бурые. Радужина темно-бурая. Молодые и селезень летом похожи на самок. Размеры: крыло 225—257 мм, хвост 75—85 мм, плюсна 34—40 мм, клюв 35—47 мм. Вес селезней, по литературным данным, около 750 г, самок — около 600 г.

Косатка гнездится в Восточной Сибири, доходя на запад до верховьев Енисея. У а север доходит по Лене до 65° с. ш. и по Яне — до 67° с. ш. На юг идет до верховьев Енисея, Амура и Уссури и до северных островов Японии; гнездится на Сахалине и Камчатке. Зимовки — в Японии, Китае, Северном Индо-Китае и в восточных частях Индии.

Для Казахстана указана М. А. Мензбиром (1914) как залетная в Западно-Тяньшанский зоогеографический участок, что, вероятно, относится к ферганской долине. Н. А. Зарудным (1915) для Сыр-Дарьинской области приводится как очень редко залетающая птица. Несколько раз залетные экземпляры добывались поблизости от границ Казахстана — в окрестностях Омска и в Приалтайской степи.

Легко узнается по окраске. В полевых условиях ближе всего похожа на крякву, но легко отличима от нее тем, что голова косатки ярко-зеленая и кажется очень большой благодаря распушенному оперению. Голос самки похож нй крякание кряквы, но голос самца совсем другой: это высокий, мелодичный свист, отчасти похожий на свист кроншнепа.    

ШИЛОХВОСТЬ- ANAS ACUTA L.

Синоним: Dafila acuta L.

Описание. У самца в брачном наряде вся голова и верхняя часть шеи темнобурые, темя более темное, с зеленым и фиолетовым отливом. Передняя часть и полосы по бокам шеи, зоб и грудь белые; спина сероватая, с тончайшими черноватыми поперечными струйками; длинные плечевые и верхние кроющие хвоста блестящего черного цвета, с бледными краями; кроющие крыла светло-серые. Зеркальце зеленовато-бронзового цвета, ограниченное спереди рыжеватыми вершинами больших кроющих крыла, а сзади — черной и белой полосами, проходящими по вершинам второстепенных маховых. Средние рулевые очень узкие, значительно длиннее остальных — иногда более 20 см—черного цвета, с фиолетовым и зеленым отливом. Бока и брюхо белые, с тончайшими темно-серыми пестринами; нижние кроющие хвоста черные. Клюв темно-серый, с черной серединой в верхней челюсти. Ноги темносерые. Радужина темно-бурая.

Самка сверху темно-бурая, с беловатыми краями перьев; голова и шея с рыжеватыми пестринами. Вершины больших кроющих крыла и второстепенных маховых белые, отчего поперек крыла идут две белые поперечные полосы; между ними блестящего зеркальца нет, поле это окрашено в буроватый цвет с темными пестринами; нижняя сторона сероватая с бурыми центрами перьев; на хвосте белые косые полосы.

Молодые в первом наряде похожи на самку, так же как и самец в летнем пере, но он сразу отличается от взрослой самки крыловым зеркальцем.

Размеры: крыло 230—292 мм, плюсна 37—44 мм, клюв 41—53 мм.

Вес шилохвостей из Казахстана (г): февраль, дельта Волги, самцы 800—1150 (среднее 1000); март, Илийская должна, самцы (183) 680—1040 (среднее 851), самки 550—900 (среднее 735); дельта Или, 650—680; дельта Волги, самцы 750—1150 (среднее 923), самки в среднем 700; апрель, дельта Волги, самцы 760—800 (среднее 773); низовья Иргиза, самец 940; Ладыженка (к югу от Атбасара), самец 900; Зайсан, самец 950; мар, район Караганды, самцы (10)    760—920    (среднее 859), самки

(4) 680—850 (среднее 767); низовья Иргиза и Тургая, самцы (3) 750—1020 (среднее 883), сайка 800; июнь, район Караганды, самцы 720 и 850, самки (13)    600—850

(среднее 693); июль, Северный Казахстан, самки 750—850; Кургальджин, самцы (10) 700—890 (среднее 798), самка 650; район Караганды, самки (И) 670—870 (среднее 750), молодые (10) 580 — 840 (среднее 717); Зайсан (4), 600 — 820 (среднее 673); дельта Волги, самцы 800—1150 (среднее 944), самки 650—1050 (среднее 800); август, Северный ^Казахстан, самцы 900—1150 (среднее 1081), самки 750—805 (среднее 775); район Караганды, взрослые (3) 660, 710, 750, молодые (7) 540—870 (среднее 645); оз^о Коскуль, к северу от Улутау, самцы (26) 600—1000 (среднее 811), самки (12) 650—750^|среднее 710), молодые (3) 700—850 (среднее 783); озеро Шоиндыкуль (к западу от Кургальджина), молодые (8) 520—880 (среднее 612); Зайсан (13) 70^ — 900, среднее 800; дельта Волги, самцы 700—1150 (среднее 929), самки 600—1200 (среднее 848); сентябрь, район Караганды, старые 730 и 840, молодые (7) 700— 850 (среднее 790); озеро Шоиндыкуль (к западу от Кургальджина), самцы 700, 750, 800, самки 600, 625, молодые 675; Зайсан (9) 900—1000 (среднее 960); дельта Волги, самцы 1000—1150 (среднее 1081), самки 750—805; Бийлюкульские озера, самка 800; низовья Чу, озеро Борулхе, самцы 780 и 940, самки 730, 780, 870, молодой 820; Иляйская долина, самка 540; октябрь, дельта Волги, самцы 900—1300 (среднее 1057), самки‘800—900 (среднее 870); низовья Чу, озеро Большие Камкалы, самец 600; Илийская долина, самец 700; озеро Шоиндыкуль, самка 825, молодой самец 900.

Пуховой птенец отличается от птенца кряквы более темным цветом и наличием темной полосы, которая проходит от уздечки к затылку ниже глаза.

Яйца желтоватые или коричневато-сероватые; длина их 51—61 мм, поперечник 36—45 мм.

Гнездится в северных и умеренных частях Евразии и Северной Америки. В Европе гнездится в зонах тундры, тайги, широколиственных лесов, но в зоне степей гнездится нерегулярно. На большей части Азии не доходит к северу до приморских тундр, южнее же гнездится почти по всей тундровой и таежной зонам, в лесостепях, а также в степях Казахстана и Западной Сибири. В Северной Америке населяет западные части, до западных берегов Гудзонова залива и Великих озер. К северу идет до Ледовитого океана, к югу—до озера Гурон, устья Миссури и верховьев Колорадо К югу от указанных границ шилохвость гнездится в отдельных пунктах и лишь в некоторые годы. Так, она иногда гнездится в Причерноморских степях, в Нижнем Поволжье, в Предкавказье и Закавказье, в отдельных местах Средней Азии и юга Казахстана и в ряде других мест.

Основные зимовки — у Британских островов, у побережий Северного моря и далее на юг—у побережий до Средиземного моря, в прилежащих к нему районах, на Нижнем Ниле, на юге Каспия, во многих местностях Передней Азии, Индии, Индо-Китае, Юго-Восточном Китае, Корее, Японии, Тайване, Филиппинах; в Америке, главным образом в Центральной ее части, Мексике, на юге США и по Тихому океану до 55° с. ш. на север.

В Казахстане гнездится в лесостепи, степи и полупустыне. Южная граница ее постоянного гнездования проходит через Камыш-Самарские озера, низовья Уила, устье Темира на Эмбе, низовья Иргиза и Тургая, устье Кенгира на Сарысу, ст. Киик Карагандинской железной дороги, ст. Жангиз-Тюбе Туркестано-Сибирской железной дороги, Зайсан. Хотя к северу от этих пунктов шнлохзость гнездится повсюду, но численность ее неодинакова. Так, в западной половине—в Волжско-Уральских, актюбинских и кустанайских степях—она сравнительно немногочисленна и в числе значительно уступает другим уткам. Немногочисленна также в Зайсанской котловине и редка на Алтае. Напротив, в степях Центрального Казахстана, в Кокчетавской, Северо-Казахстанской и Павлодарской областях является одной из наиболее обычных уток. Во многих местах это, вместе с голубой чернетью и серым гусем, наиболее-многочисленный вид гнездящихся пластинчатоклювых; в некоторых местах ее больше, чем всех других утиных вместе взятых.

Во всей, пустыней зоне как нормально гнездящаяся птица отсутствует, но в некоторые годы в очень небольшом числе гнездится в отдельных местах. Такое случайное гнездование наблюдал в 1916 г. Н. А.

Рис. 134. Распространение шилохвости в Казахстане: 1 — гнездование, 2— зимовки, 3 — летние нахождения (не гнездовые), 4 — пролет весной, 5 — пролет осенью.

Рис. 134. Распространение шилохвости в Казахстане: 1 — гнездование, 2— зимовки, 3 — летние нахождения (не гнездовые), 4 — пролет весной, 5 — пролет осенью.

Зарудный на озерах в низовьях Бугуни (близ г. Туркестана). Е. П. Спангенберг и Г. А. Фейгин (1936) имеют опросные данные о гнездовании шилохвости в долине нижней Сыр-Дарьи. В. Н. Шнитников (1949) сообщает, что в 1936 г. из-за исключительно поздней и холодной весны часть шилохвостей, задержавшихся на пролете, гнездилась в окрестностях Алма-Аты. В 1949 г. небольшое количество шилохвостей осталось гнездиться в районе соленых озер (Илийская долина).

Особо следует остановиться на пролете шилохвости в южной половине Казахстана. Здесь она составляет основную массу уток, пролетающих весной. Количество пролетающих шилохвостей огромно, причем основную массу пролетных стай составляют самцы. Такая картина наблюдается на Сыр-Дарье, Чу, Или, во всем Прибалхашье и Алакульской котловине. Напротив, осенью повсюду здесь шилохвость очень немногочисленна, а в некоторых местах и совершенно не встречается. Так, по наблюдениям лесничего Б. П. Тризна, за 25 лет в бассейне Арыся и близ Чимкента было осенью добыто лишь две самки шилохвости, а самцов не наблюдалось совсем. В низовьях Чу, на Или и в Алакульской котловине осенью она очень немногочисленна, как и на Сыр-Дарье. Очевидно, что направления пролета осенью и весной у нее различны, во всяком случае в южной половине Казахстана.

На зимовке известна только для района устьев Келеса и Сыр-Дарьи у Чиназа; зимует здесь в небольшом числе.

Большинство гнездящихся в западной половине Казахстана шилохвостей зимует у южных берегов Каспия и западнее—в районе Средиземного моря и Южной Европы, а также в Иране и Ираке. Напротив гнездящиеся в восточной половине Казахстана зимуют преимущественно в Индии. Некоторое представление о миграциях казахстанских шилохвостей дают результаты кольцевания (табл. 8).

Таблица 8

ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

Шилсхвость гнездится поблизости от тех озер и рек, где имеется надводная растительность. Обитает по открытым пространствам, избегая водоемов среди леса. Гнезда располагаются на сухих местах или в посредственной близости от водоема, или далеко от него. П. П. Сушкин (1908) находил гнезда в 6 км от ближайшей воды. Одно из гнезд, найденных нами между Иргизом и Тургаем, находилось от ближайшей воды в 2,5 км, но эта вода высохла уже через две недели, а ближайшая степная речка, в плёсах которой вода сохраняется постоянно, была в шести-семи километрах. Гнезда в двух-трех километрах от воды встречаются нередко. Устраиваются они на солончаках среди солянок, в степи под прикрытием кустиков злаков, в бурьянах, иногда под защитой степных кустарников. На пролете предпочитаются мелководные разливы и грязи.

Хотя шилохвость принадлежит к уткам среднего размера, но на лету она кажется довольно крупной из-за длинных шеи и хвоста. Характерно, что летящая птица часто изгибает шею в стороны. Летает быстро, легко поднимаясь с воды. Плавает легко, но ныряет только в случае крайней необходимости — раненая или линная. На земле передвигается по сравнению с другими утками хорошо и раненая спасается бегом, характерно вытягивая шею вперед. Там, где шилохвости немного, она одна из наиболее осторожных уток. Весьма общественна- Во время пролета образует большие стаи из десятков и сотен, а иногда и тысяч птиц. Точно также образует огромное скопление во время линьки.

На весеннем пролете самцы шилохвости постоянно издают своеобразный крик вроде «фюррр… фюррр… фюррр…». Самки крякают сходно с кряквой. Самцы в брачный период поблизости от самки издают тихий и мелодичный свист. На пролете летят на расстоянии выстрела, а иногда и очень высоко, но пролетные стаи всегда выдают себя криком, который слышен па очень далекое расстояние.

ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

Рис. 135. Шилохвость.

Питается как растительными, так и животными кормами. Добывая пищу, шилохвость, подобно крякве, опрокидывается, но, благодаря длинной шее, может доставать корм с большей глубины, чем другие утки. Весной питается преимущественно зелеными частями водных растений и их семенами (часть из них, например семена рдестов, являются гастролитами). В это время охотно садится на убранные поля, где собирает зерна культурных злаков, преимущественно пшеницу и просо. Животные корма в это время поедаются в незначительном количестве. Летом, особенно во время массового появления саранчовых, животная пища приобретает большое значение. Поедаются различные водные насекомые и их личинки; прямокрылых лосят как упавших в воду, так и охотятся за ними на суше. Во время линьки самцы кормятся почти исключительно растительным кормом — побегами и семенами резухи, валлиснерии, ряски, семенами тростника и т. п. Поедают также моллюсков, личинок хирономид, стрскоз и других насекомых, но в незначительном количестве- Осенью поедают, кроме вегетативных частей растении, семена резухи, рдестов и других водных растений.

Шилохвость—одна из наиболее рано прилетающих уток. Она появляется в то время, когда реки еще подо льдом, повсюду снег, и лишь кое-где небольшие проталины. На юге Казахстана, близ Чиназа и в низовьях Келеса, прилет происходит уже в конце февраля — начале марта. Валовой пролет проходит с 10—12 марта по конец этого

месяца. В апреле шилохвости уже мало. На нижней Сыр-Дарье появляется также в конце февраля — начале марта. Валовой пролет идет до конца марта. В начале апреля шилохвостей уже мало, а к середине апреля пролет заканчивается. У Аральска прилетает в конце марта — начале апреля. Часть птиц наблюдается и значительно позднее; нами у северо-западного конца Каратау 22—24 мая наблюдались пролетные самцы и самки. Близ Алма-Аты, в Илийской долине и в дельте Или, как правило, появляется в начале марта (в редкие годы — в последних числах февраля). Валовой пролет идет весь март и первую половину апреля. К концу апреля пролет, как правило, заканчивается, но отдельные экземпляры нередко встречаются еще в мае, иногда в середине этого месяца. В верховьях Биже первые шилохвости были отмечены 18 марта. В устье Аягуза 10 апреля наблюдались уже большими стаями, 10—14 апреля шел обильный пролет.

На Каспии, у Форта Шевченко, по собранным Н. А. Гладковым и В. С. Залетаевым (1956) опросным сведениям, иногда появляются очень рано весной 1952 г.—5 февраля. Пролет здесь длится, по-видимому, очень долго, так как еще в начале мая нами здесь наблюдались пролетные стайки. В дельте Волги прилет проходит между 14 февраля— 5 марта. В устье Урала он датируется серединой марта, а конец пролета — началом апреля. На Эмбе, у устья Темира, первые были отмечены 7 апреля, массовый пролет начался уже через два дня и шел до 22 апреля; дальше пролет заметно ослаб и закончился к 19 мая. В низовьях Иргиза, по наблюдениям Н. А. Северцова, П. П. Сушкина и нашим, валовой пролет проходит с конца марта по конец апреля и заканчивается к первым числам мая. Близ Джамбейтов прилет отмечен 3 апреля. В Наурзуме первые наблюдались 12 астреля. На Кургальджине прилетают в первой декаде апреля, валовой пролет проходит в середине— конце апреля. В районе Караганды появляются обычно в начале апреля, в ранние весны—25 марта, в поздние—21 апреля. Пролет заканчивается здесь к 10—15 мая. На Зайсане прилетают в разные числа марта — с 15 по 25. Под Семипалатинском появляются с 11 по 28 марта, массовый пролет проходит в две первые декады апреля.

Повсюду на весеннем пролете шилохвость многочисленна и летит большими стаями в десятки и сотни штук, а на юге встречаются и тысячные стаи. На пролете выстраивается длинной неправильной линией поперек направления пролета, иногда несколько таких линий непосредственно следуют одна за другой. Летит не кучно, и выбить из пролетающей стаи пару птиц одним выстрелом удается редко. На полете птицы почти непрерывно переговариваются своим характерным криком.

На юге Казахстана образования пар шилохвости не замечается, но з северной половине уже в стаях часто можно заметить обособляющиеся пары. Вероятно, пары образуются именно во время пролета, что можно предполагать еще и потому, что самцы и самки у шилохвости зимуют в разных районах и встречаются во время пролета. Во всяком случае, в степной зоне Казахстана пары шилохвостей встречаются уже с начала мая.

Во время брачных игр селезень проделывает много довольно замысловатых движений: приподнимает тело почти вертикально вверх, оставляя клюв погруженным в воду, и затем резко поднимает голову вверх, вздергивает хвост кверху, кладя голову на спину, выбрасывает голову вперед и вверх. Иногда самец приподнимает расправленное крыло и быстро проводит клювом по очину махового пера, производа дребезжащий звук. Самка обычно довольно спокойно плавает, лишь иногда поворачивая голову назад и как бы отпугивая кого-то. Во время брачных игр часто слышится свист самцов. Несколько пар шилохвостей, собравшихся вместе, иногда взлетают неровным полетом, держа шею изогнутой и, пролетев небольшое расстояние, как бы оседают на хвост. Хотя шилохвости образуют прочные пары, у них часто замечается преследование одной самки ьесколькими самцами.

ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

Рис. 136. У гнезда шилохвости. Междуречье Иргиз — Тургай. Фото И, Долгушина 

В подыскивании места для гнезда участвуют как самец, так и самка, Первое время самец находится поблизости от гнезда, но вскоре после окончания кладки оставляет гнездо всецело на попечение самки. Гнездо представляет аккуратную ямку, которая углубляется и расширяется самкой. Оно круглое, лоток богато выстлан пухом птицы с примесью растительных остатков, который образует валик вокруг яиц. Диаметр нескольких измеренных нами гнезд равнялся 20—31 см, диаметр лотка 15—17 см, глубина его 8—11 см, высота бортов 7—12 см, Из 35 гнезд, найденных в Казахстане, одно содержало шесть яиц, четыре— по семи яиц, 18—по восьми яиц, 11—:по девяти и одно—10 яиц,

О времени размножения шилохвости в Казахстане имеются такие данные. На озере Аккуль, между Эмбсй и Мугоджарами, 7 июня П, П, Сушкиным (1908) найдено гнездо с яйцами. Молодые в верховьях Иргиза и Тобола начинают летать в двадцатых числах июля, большинство — в конце этого месяца, но пуховички встречаются в середине июля, В низовьях Иргиза нами 7 мая найдено гнездо с яйцами в самой ранней стадии насиживания, 8 мая—с тремя свежими, а 12 мая — со слабо насиженными яйцами, В Наурзуме 11. мая А, В. Михеевым (1938) была добыта самка с готовым к откладке яйцом, а 30 мая найдено гнездо со слегка насиженными яйцами. Первых утят А. Н. Формозов (1937) отметил здесь 28 мая, 4 июня наблюдались молодые в возрасте около недели, а 6 июня встречались уже почти летные. Молодые размером с коростеля и с чирка наблюдались им же с 10 июня по 5 июля, а первые летающие молодые отмечены уже 10 июня; такие же встречались в июле и позднее. На Сарысу, у впадения Кенгира, 21—22 июля было много летающих молодых. На Кургальджине с 23 мая по 2 июня С. Д. Лавровым (1930) было найдено несколько гнезд, содержащих как свежие, так и сильно насиженные яйца. Нами здесь 1 июня найдено гнездо с сильно насиженными яйцами. 20 июня мы наблюдали выводки с пуховыми птенцами.

ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

Рис. 137. Гнездо шилохвости (то же, что на рис. 136). Фото И. Долгушина.

Летающие молодые отмечены Б. В. Мухановым в конце июля. На озере Коктенкуль в конце июля все молодые уже хорошо летали. На озере Чушкакуль (к юго-западу от Караганды) С. Г. Панченко 15 июня добыл птенца весом в 200 г; к середине июля большинство молодых здесь, как и на озере Тассуат, хорошо летали, но 12 июля на Сасыккуле (у Караганды) было еще много подлетьгвающих. На озере Сарыкуль (в 70 км к востоку от Караганды) 21—23 июня нами отмечено много выводков с крупными птенцами, полностью ощеренными, но с еще пробивающимися рулевыми (вес добытых 420 и 450 г). На Саумалкуле (к востоку от Караганды) 4 мая

С. Г. Панченко было найдено -потерянное яйцо шилохвости. 20—23 мая было найдено много гнезд с сильно насиженными яйцами: эмбрион оказался вполне сформированным и выполнял около 1/3 яйца. 26 июня птенцы были уже почти полностью в пере, но с махами длиной в 2,5 см. В конце июня здесь встречались подлетывающие молодые, а массовый подъем молодых на крыло отмечен в середине июля. Начавшие летать молодые весили 540—700 г. На Курганкуле 18—20 июня нами наблюдались молодые размером в 3/4 взрослых птиц. Близ курорта Боровое на озерах в степи 4 августа мы отметили выводок с молодыми, достигшими размера половины взрослых. На Акканском озере 2 августа -все молодые были летными. 21—26 июня на озере Кызылкак и в устье р.Селеты в наблюдавшихся нами выводках молодые уже достигли размеров взрослых, но маховые у них были еще в пеньках. Летающие молодые здесь отмечены в середине июля. У д. Черемуховой на Иртыше нами 11 мая найдено гнездо, в котором насиживание только началось. Первых летающих молодых в этом районе наблюдали в конце июня. На Зайсане И. Ф. Самусев 15 мая нашел гнездо с двумя яйцами, 2 июля видел выводок с оперенными молодыми, 21 июля — утят, пытающихся взлетать, а 26—30 июля — хорошо летающих молодых (вес 700 —800 г).

Точных данных г сроках гнездования шилохвости, нерегулярно остающейся гнездовать в южной половине Казахстана, нет. Лишь М. Н. Корелов (1948) упоминает о встрече с молодыми в низовьях Чарына (Илийская долина) 26 июля.

Из приведенных данных видно, что кладка бывает сильно растянута. В одно и то же время встречаются как свежеснесенные яйца, так и в различной степени насиженности, и наряду с летающими молодыми встречаются и совсем маленькие пуховички. Шилохвость сидит на гнезде прочно и слетает в нескольких шагах от человека, а на последних стадиях насиживания — буквально из-под ноги. Продолжительность насиживания 22—23 дня. Пуховички хорошо бегают, очень искусно затаиваются среди травы, хорошо плавают, но почти не ныряют. В силу того, что гнездо часто располагается далеко от воды, переход на озеро или реку представляет очень ответственный момент в жизни выводка. В это время молодые часто (погибают как от пернатых, так и от четвероногих хищников. Кроме того, во время длительных переходов самки и птенцы часто ранят ноги, в особенности плавательные перепонки. На водоемах выводки держатся в местах, богатых водной растительностью. Здесь они находят хорошие защитные условия и обильную пищу в виде насекомых, которых они склевывают с растений. Самка самоотверженно защищает выводок, бросаясь на врага или притворяясь раненой и отвлекая внимание хищника на себя. Молодые в возрасте около полутора месяцев начинают подлетывать, а через 50 дней уже хорошо летают.

Как кладки, так и птенцы в выводках часто гибнут. Врагами шилохвости являются в первую очередь болотные луни: растерзанные ими молодые встречаются у всякого водоема, где концентрируются выеодки. Кроме того, молодых иногда ловят чайки-хохотуньи. Яйца выпиваются лунями и воронами, а также истребляются четвероногими хищниками —барсуками, лисицами, корсаками.

Линька самок при выводках проходит поздно, примерно в то время, когда молодые начинают летать. Самки линяют поодиночке или очень небольшими группами. Напротив, самцы на время линьки концентрируются на определенных озерах в огромном количестве: к ним присоединяются самки, не участвовавшие в размножении. К водоемам, на которых происходит линька, собираются птицы из очень отдаленных районов и наблюдается настоящий перелет от мест гнездования к местам линьки. В Казахстане известны следующие места линьки шилохвости: дельта Волги, озера Актюбинской области, многие озера Кустанайской области, в частности озера среднего Тургая, озера в низовьях Иргиза и Тургая, озеро Кургальджин и прилежащие к нему многие озера Кокчетавской и Павлодарской области (особенно озеpa северо-востока последней). Нужно тут же отметить, что места линьки шилохвости далеко не всегда постоянны — напротив, в большинстве случаев линька редко протекает на одном и том же озере два-три года подряд. Зависит это от тех колебаний уровня озер, которые столь характерны для гидрологического режима водоемов Казахстана. Наиболее постоянны места линьки в дельте Волги, в низовьях Тургая и на Кургальджине, т. е. там, где озера, по существу, представляют дельтовые образования и их уровень относительно постоянен.

Хотя общая картина линьки стала за последнее время значительно яснее, чем в недавнем прошлом, но и до сих пор это явление у шилохвости (как и у других уток) изучено еще очень слабо. В общих чертах известно, что вскоре после того, как самки сядут на яйца, селезни и те самки, которые не принимали участия в размножении, откочевывают к местам линьки, где концентрируются на избранных водоемах и их участках в огромном количестве. В отдельных местах можно наблюдать настоящий пролет к местам линьки. Таким местом являются, например, низовья Тургая. В 1956 г. мы наблюдали начало такого пролета в первых числах июня, когда небольшие (до 20 особей) стайки селезней летели к югу по Сары-Узеку и Тургаю. П. П. Сушкин (1908) сообщает об огромном скоплении шилохвостей на Челкар-Тенизе и прилежащих сорах. О прикочевке издалека свидетельствуют и данные кольцевания. Селезни, окольцованные в дельте Волги, добывались в Тиманской тундре, северных районах Коми АССР, близ устьев Оби (много встреч), у места впадения Иртыша (много встреч), в Горьковской, Свердловской, Челябинской, Новосибирской областях и ряде пунктов Казахстана (табл. 8). Окольцованные на северо-востоке Павлодарской области добывались близ Тюмени, неподалеку от устья Иртыша, под Новосибирском и в Алтайском крае. Всех этих данных, безусловно, недостаточно для каких-либо определенных выводов, но ясно то, что в степную зону собираются для линьки как местные птицы, так и гнездящиеся весьма отдаленных районах, в частности в таежной зоне.

Селезни прикочевывают в наши степи сравнительно рано. Уже в начале июня близ мест линьки наблюдается увеличение количества шилохвостей. Для дельты Волги появление прилетевших на линьку селезней датируется серединой июня, точно также и для Челкар-Тениза. Первое время птицы держатся на мелководье больших водоемов. В тех случаях, если водоемы соленые, шилохвости летают на ночь на пресные озера. Постепенно происходит концентрация птиц па тех водоемах, на которых проходит смена маховых. Для проведения этого периода избираются сравнительно мелководные (редко глубже 1,5 м, обычно значительно мельче — по колено или по пояс) водоемы с обширными зарослями надводной растительности и богатые кормами. Здесь в зарослях тростников проводят время линяющие стаи шилохвости. В этих стаях (которые сибиряки называют «током») в значительном числе бывают селезни и яловые утки других видов — чирки, свиязи, широконоски и прочие, но шилохвость в большинстве мест Казахстана численно значительно преобладает над всеми другими.

От момента выпадения маховых перьев до их полного отрастания проходит около трех/недель, и почти все это время птицы не могут летать. О данном периоде жизни шилохвости наши данные далеки от желательной полноты. В дельте Волги часть селезней теряет маховые уже в начале июля, но линька основной массы проходит с конца июля и до начала августа. На Кургальджине Б. В. Муханов первых нелетных шилохвостей отлавливал 15 июля и они встречались еще в начале августа. На северо-востоке Павлодарской области нелетные селезни з наибольшем количестве встречаются с 12 по 20 июля, но и в начале августа их немало.

Уже говорилось, что в стаях линяющих селезней всегда имеются и самки. В начале линьки их сравнительно немного, но в разгар ее они составляют около 7з всех линяющих шилохвостей (данные Ю. А. Исакова для дельты Волги, Б. В. Муханова — для Кургальджина, А. И. Янушевича — для Барабинской степи).

Самки при выводках, как правило, линяют позже селезней — в то время, когда молодые уже поднимаются на крыло, преимущественно в начале и середине августа. Вообще же весь процесс линьки тянется долго, что зависит от частых потерь кладок и от растянутости сроков гнездования.

После того, как линька у стариков закончится, а молодые поднимутся на крыло, начинается осенняя жизнь шилохвостей и вскоре — их отлет. В дельте Волги первые пролетные стаи появляются в конце сентября, валовой пролет проходит 5—12 октября, и отлет заканчивается к концу октября — началу ноября. В низовьях Илека шилохвость уже к октябрю становится редкой. В верховьях Иргиза и Наурзуме пролет наблюдался с начала октября до 20 октября, в некоторые годы и до конца этого месяца. К северу от Кустаная, на озере Мокром, валовой пролет П. П. Сушкин (1908) наблюдал в начале октября. На Кургальджине пролет проходит в октябре, до его последних чисел*. На Саумалкуле (к востоку от Караганды) начало пролета С. Г. Панченко наблюдал в первой декаде сентября. К 20 сентября пролет в основном закончился, и последние птицы отмечены И октября. У Семипалатинска основная масса пролетает в течение октября, главным образом в его первой половине. В некоторых случаях отдельные особи задерживаются очень долго. Так, у с. Черлака на Иртыше (Омская область на границе с Казахстаном) шилохвость была добыта 21 ноября — вероятно, больной экземпляр или подранок. На Зайсане последних шилохвостей И. Ф. Самусев отмечал 15, 20 и 25 октября. На Или и близ Алма-Аты первые пролетные шилохвости появляются рано, еще в середине или конце августа. Слабый пролет здесь идет весь сентябрь, окончательно исчезают к концу октября или началу ноября. На Аральском море В. А. Грачевым последние шилохвости наблюдались в середине ноября.

Основной объект утиной охоты в степной зоне Казахстана. В меньшем количестве добывается в лесостепи. В пустынной зоне многочисленна весной, но осенью, в сезон охоты, добывается лишь в незначительном количестве. Качество мяса высокое.

СВИЯЗЬ — ANAS PENELOPE L.

Синоним. Mareca penelope L.

Описание. У самца в брачном наряде голова и шея ржаво-рыжего цвета, переходящего в охристый на лбу и черный — на горле и зобе. Спина и плечевые беловатые, с тончайшими темно-серыми поперечными струйками. Внутренние из второстепенных маховых почти черные, с белыми краями внешних опахал. Зеркально металлически-зеленого цвета, с широкими черными полосками спереди и сзади. Зобржаво-серый, нижние кроющие хвоста черные, остальной низ белый. Клюв темносерый, с черной вершиной. Ноги серовато-голубые. Радужина бурая. Взрослая самка серее большинства уток, с очень неясными белыми краями на перьях верхней стороны, и только кроющие хвоста и крыла с узкими ясными белыми ободками. Края перьев на голове, шее, плечевых и зобе с довольно широкими рыжеватыми каймами. Грудь и брюхо белые, бока охристо-буроватые, нижние кроющие хвоста о черно-бурыми поперечными полосками; зеркальце без блеска, серовато-бурое.

Молодые похожи на самку.

У селезня в летнем пере голова, шея, зоб и бока темно-рыжеватые, на голове и шее — черные, с металлическим отливом крапинки. Верхняя сторона — темно-бурая, с ржавчатыми каемками перьев. Крыло — как п в брачном наряде.

Размеры: крыло 230—270 мм, хвост 109—116 мм, плюсна 34—41 мм, клюв 30— .38 мм.

Вес свиязей из Казахстана (г); март, Илийская долина, самцы (5) 600 70) (среднее 630); март — апрель, дельта Волги, самцы 600—700 (среднее 650); апрель, дельта Или, старая птица 352! (поймана руками, летать не могла); Ладыженка (к югу от Агбасара), самки 600 и 650; май, низовья Иргиза и Тургая, самцы (4) 620— 620 (среднее 750); июнь, район Караганды, самки 540 и 540; Наурзум, самка 590; июль, район Караганды, самцы 720 и 800; август, район Караганды, старый самец 600, молодой самец 540; озеро Коскуль (к северу от Улутау), самцы 700 и 800, самка 700; озеро Шоиндыкуль (к западу от Кургальджина) 675; дельта Волги, самцы 700—1000 (среднее 838); сентябрь, 75 км к югу от Петропавловска, самцы 700— 900; район Караганды, 690: озеро Шоиндыкуль, самки 575—650; Зайсан, самец 800; дельта Волги, самки 600—850 (среднее 710); Бийлюкульские озера, самец 620 самка 825; низовья Чу, озеро Борулхе, самец 800, самка 820; октябрь, Кургальджин, самцы 1010, 1090, самки 780, 910; озеро Шоиндыкуль, самцы 800 и 900, самки (4) 725— V00 (среднее 787); дельта Волги, самцы 850—1000 (среднее 925); низовья Чу, озеро Большие Камкалы, самец 670, самка 600; Илийская долина, самец 760.

Пуховой птенец — сверху почти однообразно бурый, снизу глинисто-охристьы, с почти рыжим зобом.

Яйца желтовато-белые, длина их 50—59 мм, поперечник 35—41 мм.

Широко распространена в северных частях Евразии. Ареал ее достигает в Европе до Ледовитого океана, в Западной Сибири лишь несколько заходит в тундру, а в Восточной Сибири — до границы тайги на север. К югу область нормального гнездования доходит до Шотландии, юга Скандинавии, Пскова, Калинина, Казани, Уральска, Кустаная, Омска, Семипалатинска, Алтая, Тувы, Байкала и устьев Амура. К югу от этой границы гнездится лишь в некоторые годы отдельными парами. Такое нерегулярное гнездование известно для Англии, Дании, Германии, Польши, Эстонских островов, Смоленской, Московской, Тульской, Горьковской, Пензенской и Ульяновской областей, степной зоны Казахстана и некоторых других пунктов. Зимовки у берегов Атлантического океана к югу от Южной Скандинавии и Англии, в Средиземноморье, в Малой и Передней Азии, в Индии, Индокитае, Южном Китае и Японии; зимует также у южных берегов Каспия.

Распространение в Казахстане выяснено слабо. Данные прежних авторов мало надежны, так как гнездовыми считались летние птицы, а летом свиязь в значительном количестве собирается на степных озерах для линьки, но гнездится здесь очень редко. Область нормального гнездования свиязи в Казахстане сравнительно невелика и занимает Алтай, долину Иртыша и северные части республики — зону лесостепи. Южнее гнездятся лишь отдельные пары; такое нерегулярное гнездование известно для отдельных пунктов степной зоны; в зоне пустынь нигде не гнездится.

Более подробно о гнездовых местах свиязи в Казахстане можно сказать следующее. Это обычная гнездящаяся птица Мэрка-Куля, вместе с гоголем наиболее многочисленная из всех утиных. Гнездится также на некоторых реках в Алтае, в частности на Бухтарме. Начиная от устья Нарыма, гнездится по долине Иртыша. Здесь она сравнительно нередка в районе от устья Бухтармы до Усть-Каменогорска. Далее гнездится по долине Иртыша, доходя по нему почти до Павлодара; всюду здесь немногочисленна. В очень небольшом числе гнездится г. лесостепи Казахстана — в районах к северу от Петропавловска и Кустаная. Далее к западу гнездится нормально по долине Урала от устья Илека и до Уральска, а также в районе низовий Илека и Хобды.

Кроме того, как уже сказано, редко и нерегулярно гнездится в степной зоне. Так, А. В. Михеев (1938) приводит показания местных жителей о редком гнездовании свиязи в Наурзумском заповеднике. П. П. Сушкин (1908) на озере Каналыкуль в верховьях Иргиза наблюдал выводок с небольшими утятами. Он же говорит о редком гнездовании свиязи в низовьях Иргиза и Тургая; в низовьях последней, близ озера Байтак, мы несколько раз встречали пары свиязей в конце мая — начале июня. По поведению птиц возможно предположить их гнездование. П. П. Сушкин указывает на редкое гнездование свиязи на Эмбе, у устья Трмира. А. А. Слудский встречал свиязей на озере Чаглы парами: можно было предполагать, что они здесь гнездятся. С. Г. Панченко встретив выводок свиязи на небольшом болотце близ сопки Жуантюбе, в 120 км к востоку от Караганды. Им же встречен выводок с летающими молодыми на озере Сарыкуль близ Караагача (к северу от ст. Жана-Арка).

Рис. 138. Распространение свиязи в Казахстане: 1—гнездование, 2 — зимовки, 3 — нахождения летом (не гнездовые), 4 — пролет весной, 5—пролет осенью.

Рис. 138. Распространение свиязи в Казахстане: 1—гнездование, 2 — зимовки, 3 — нахождения летом (не гнездовые), 4 — пролет весной, 5—пролет осенью.

Нами добыта самка, не гнездившаяся в этом году, на р. Курайлы в Чиногизтау и там же наблюдалось еще несколько птиц, в обстановке, допускающей их гнездование. П. М. и И. М. Залесские (1931) встречали свиязь летом близ гор Коконь и полагают, что она здесь, вероятно, гнездилась. Наконец, И. Словцов (1881) приводит рассказы охотников о гнездовании свиязи в Аиртау (к западу от Кокчетава). Во всяком случае, свиязь в степной зоне Казахстана гнездится лишь отдельными парами, нерегулярно и далеко не везде.

Напротив, значительная часть Казахстана является областью, куда самцы, а частично и самки свиязей прилетают для линьки. Поэтому во многих местах степной зоны Казахстана свиязь летом чрезвычайно многочисленна, и именно этим следует объяснять указания на гнездование ее здесь. В настоящее время известны следующие районы линьки свиязи: дельта Волги, озера близ Наурзума, Кургальджин, озера к западу от Кокчетаза (несколько севернее с. Володарского), озера в низовьях Иргиза и Тургая, озеро Ащекуль к востоку от Алексеевки (Акмолинская область), устье Селеты и крайний северо-восток Павлодарской области. В указанных пунктах свиязь на линьке многочисленна и вместе с шилохвостью и чирками составляет основную массу линяющих уток. Большинство линных свиязей составляют селезни, но в небольшом числе среди них встречаются и самки, не принимавшие участия в размножении.

В условиях Казахстана свиязь гнездится в различных биотопах. На Марка-Куле она держится в зарослях надводной растительности и преимущественно там, где по берегам имеются заросли кустарников. Не избегает также осоковых болот. В долине Иртыша местом гнездования являются главным образом старицы с густыми зарослями кустарниковой и древесной растительности по их берегам. В лесостепи гнездится по озерам с тростником или камышом, явно предпочитая сравнительно небольшие волос мы с наличием поблизости березовых колков или зарослей тальника по берегам.

ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

Рис. 139. Свиязь.

В степи в гнездовое время держится по озерам, избирая участки с богато развитой надводной растительностью и небольшими плёсами.

Свиязь—среднего размера утка со сравнительно короткой шеей л небольшой головой. Летает легко и быстро, может делать в воздухе неожиданные повороты и по маневренности полета уступает, пожалуй, только чиркам. С еоды поднимается легко и при нужде может взлетать почти вертикально. На лету хорошо узнается по белым пятнам на крыльях самцов; у самок эти пятна серые, но также хорошо заметны. Голос самца чрезвычайно характерен — громкий двухсложный свист, который можно передать как «зви-у»; голос самки — резкое «рерр…».

Пища добывается в воде. Ее составляют преимущественно листья и побеги водных растений — сусака, валлиснерии, нимфейника, резухи и других, а также луковицы стрелолиста и клубеньки гребенчатого рдеста. Во время массового размножения саранчовых не только подбирают саранчуков, упавших в воду, но выходят для добывания их на сушу. Это отмечено по отношению к свиязям, собирающимся на степные озера для линьки в Наурзуме (Формозов, 1937) и на низовьях Илека (Зарудный, 1888).

Во время пролета свиязь встречается почти по всему Казахстану, но численность ее в разных районах различна. По всей Сыр-Дарье и на Аральском море многочисленна весной, но осенью летит в значительно меньшем числе. У г. Туркестана появляется уже в начале марта, валовой пролет проходит в течение марта и начале апреля, заканчиваясь к концу апреля. Близ Караузяка в 1927 г. первые отмечены 13 марта, наибольшей силы пролет достиг 20—24 марта и в основном закончился к середине апреля. На Аральском море пролет проходит в апреле. В западных частях Казахстана — по Уралу, Илеку, актюбинским степям — весной очень многочисленна, но на Мангышлаке, согласно данным Н. А. Смирнова (1916), бывает лишь в небольшом числе. Первое появление ее в дельте Волги датируется 10—13 марта, у устья Урала пролет проходит с середины марта до десятых чисел апреля. На Мангышлаке наблюдалась с 1 по 21 апреля. В низовьях Илека валовой пролет падает на первую половину апреля, но запоздалые стайки задерживаются до середины мая. В низовьях Иргиза и Тургая пролетает в громадном количестве, как и в Наурзуме и Кустанае; в значительном числе летит и близ Эмбы. Первые стайки на Эмбе у устья Темира отмечены 7 апреля, наибольшей силы пролет достиг в середине апреля и закончился к концу его. Для низовий Иргиза данных о начале пролета свиязи нет, но имеется экземпляр, добытый 1 апреля. По нашим наблюдениям, массовый пролет идет у г. Иргиза в конце апреля — начале мая и заканчивается к десятому числу последнего. В Наурзуме валовой пролет проходит 22—27 апреля. На Кургальджине пролетает в большом количестве как тесной, так и осенью, но на озерах у Караганды сравнительно редка; точными данными о сроках весеннего пролета в этих пунктах мы не располагаем. В массе летит по Иртышу на отрезке Семипалатинск —Павлодар. Даты валового пролета, по многолетним наблюдениям В. А. Селевина . (1930), таковы: 1921 —17 апреля, 1922— 11 апреля, 1923—10 .апреля, 1924—13 апреля, 1925—10 апреля. В Балхаш-Алакульской котловине многочисленна на пролете только в Илий-ской долине весной; осенью немногочисленна и здесь. В дельте Или на пролете редка. В низовьях Чарына и Чилика (Илийская долина) массовый пролет, по нашим наблюдениям, проходит 15—22 марта, но отдельные стайки бывают значительно позднее, так как Б. П. Кореев*ым (1906) добывалась в Джаркенте еще в начале мая и даже 15 мая. Под Алма-Атой добывалась в разные сроки—от середины марта до начала апреля; здесь пролет свиязи выражен слабо. В дельте Или А. А. Слудский отмечал свиязь 25 апреля. В устье Аягуза слабый пролет ее наблюдался А. М. Никольским (1888.) в середине апреля. На Зайсане и в дельте Черного Иртыша она на пролете очень редка и встречается лишь отдельными небольшими стайками или одиночными экземпляра ми во второй половине апреля.

По-видимому, свиязи, пролетающие в северо-западных районах Казахстана, прилетают с зимовок на Каспии и Средиземном море., Возможно, оттуда же прилетает часть свия\’зей, пролетающих в Северном Казахстане. Свиязи, летящие долиной Сыр-Дарьи, Иргизом и Турга-ем, вероятно, в» основном прилетают с зимовок в Индии, отсюда же прилетает, по-видимому, основная масса свиязей северных и восточных частей Казахстана. Свиязи, летящие долиной Или, прилетают определенно с востока — из Китая, возможно.— с зимовок в Кашгарии. Нл пролете летят обычно обособленными стаями в 10—30 штук. Летят главным образом ночью и -в сумерках, редко — днем, выстроившись волнистой линией.

Данными о расположении и устройстве гнезда у свиязи для Казахстана мы не располагаем; насколько известно, ни одного гнезда этой утки в Казахстане найдено не было. В Барабе гнезда овиязей находят в бурьянах, (по опушкам березовых колков, неподалеку от воды; в других местах гнезда устраиваются под ивовыми кустами, под еловыми лапами, под прикрытием травы, в густых осоковых кочках и т. п.; во всех случаях гнезда хорошо укрыты нависающими сучьями или травой. Гнездо представляет ямку со скудной растительной выстилкой и со значительным количеством пуха, образующего высокий валик по краям гнезда; на время отсутствия самки яйца прикрываются пухом. В кладке бывает от 7 до 10 яиц, чаще всего — 9.

Очень скудны данные о времени размножения. На Марка-Куле Г. И. Поляков (1914) наблюдал выводки с маленькими пуховичками 29—31 июня. Здесь же в середине августа А. Н. Седельниковым (1914) добыт полуоперившийся птенец с маховыми, только показавшимися из пеньков. 20—22 июля Г. И. Поляков (1914) на Иртыше между Малой Краснояркой и Шульбинским видел несколько выводков с еще нелетными птенцами. С. Г. Панченко у урочища Жуантюбе, в 120 км к востоку от Караганды, добыл 29 июня двух птенцов весом в 270 г, у которых перо было только на груди и брюхе. Он же добыл летающих молодых на Сарыкуле у Караагача (к северу от Жанаарка) 14 июля. 28— 3Q июля П. П. Сушкин (1908) на озере Каналыкуль (верховья Иргиза) отметил выводок свиязи с еще очень небольшими пуховичками. Наконец, Н. А. Зарудный (1888) в низовьях Утвы добыл пуховичков 3—4-дневного возраста 3 и 7 июля.

В насиживании яиц принимает участие только самка, самец же первое время находится поблизости от тнезда. В отдельных случаях селезни держатся и близ выводков. П. П. Сушкин (1908) приводит интересное наблюдение о том, что когда на выводок свиязи напал болотный лунь, то селезень поспешил на помощь самке, вместе с ней стал плавать вокруг сбившихся в кучу утят и при приближений луня бросался на него. Возможно, то это наблюдение является лишь случайным совпадением. Во всяком случае, как правило, селезни покидают самок вскоре после начала насиживания и откочевывают к местам линьки.

Район линьки свиязей в Казахстане охватывает обширное пространство от дельты Волги на западе до северо-восточной границы Казахстана в Павлодарской области. Совершенно очевидно, что свиязи прилетают сюда специально для проведения линьки, что явствует как из приведенных наблюдений, так и из данных кольцевания линных птиц. Так, А. Н. Формозов (1937, 1949) для Наурзумского заповедника указывает, что свиязи, по преимуществу селезни (самок очень немного, лишь одиночки), появились здесь с 26 июня. К началу июля они здесь были в массе (6 июля на озере Жаркуль — около 4000 селезней), но линяло лишь небольшое количество, большинство же летело на линьку дальше к югу и к западу; основные районы линьки их, по-видимому, дельта Волги и низовья Тургая. Но часть линяет на озерах Наурзума, где 5 августа было отловлено 12 свиязей (11 селезней и одна холостая самка). На Кургальджине свиязи линяют в большом числе. Прилет сюда для линьки начинается уже в начале июня, но в массе они появляются в начале июля, и разгар линьки приходится на время с середины июля до начала августа. В линьку вступает разновременно, поэтому наряду с линными птицами всегда есть и летающие. Первые летные закончившие линьку свиязи отмечены здесь с начала августа, массовый взлет окончивших линьку — в конце первой — начале второй декады августа. По данным Б. В. Муханова, 17 июля 1950 г. из 57 отловленных уток было 18 свиязей, 18 июля из 21 утки свиязей было 3, 22 июля из 36—5, 30 июля из 76—17 и 9 августа из 13—3. Уже 24 июля среди отловленных попадались особи, почти закончившие линьку, а 2 августа попадались легные, закончившие линьку. В северо-восточной части Павлодарской области 13 июля линных свиязей было еще очень мало: из 327 уток, отловленных для кольцевания, было лишь два селезня свиязи.

Линяет свиязь на не особенно глубоких озерах (как правило, не глубже 1 —1,5 ж, часто и более мелких), с хорошо развитыми зарослями тростника и боогатьгх погруженной растительностью. В зарослях тростника проходит наиболее ответственный период линьки, когда птицы теряют способность к полету. Линные табуны состоят или из одних свиязей, но чаще — из смешанных стай, в которых основную массу составляют шилохвость и малые чирки. На линьку собираются главным образом самцы, а холостые самки составляют очень небольшой процент в стаях линных селезней.

То, что на линьку собираются птицы из более северных районов, доказывают результаты кольцевания. Так, линные свиязи, окольцованные в дельте Волги, добывались в Челябинской, Курганской, Омской и Новосибирской областях, в низовьях Оби, на р. Таз и т. п. Вероятно, из этих же районов собираются свиязи, линяющие на Кургальджине, в низовьях Тургая, на Селеты и в других местах Казахстана.

Осенний пролет свиязи хорошо выражен в западной половине Казахстана. На Урале и в низовьях Илека стаи ее появляются в середине августа и в наибольшем количестве летят в сентябре и начале октября; пролет заканчивается здесь к концу октября. В верховьях Иргиза пролет проходит в сентябре и заканчивается к середине октября. На Кургальджине много пролетает в конце сентября — начале октября;\’заканчивается пролет к середине октября. На Аральском море пролетные наблюдались в сентябре. В Илийской долине и под Алма-Атой свиязь осенью редка; наблюдалась в начале октября, но отдельные особи задерживаются значительно позднее: М. В. Певцовьгм добыт один экземпляр около Талгара 6 ноября. На Зайсане эта птица очень редка, бывает только одиночками в конце сентября — начале октября.

Свиязи из Казахстана, как показывают данные кольцевания, летят зимовать в Западную Европу — до Великобритании на западе и до Средиземного моря на юге. Кроме того, они зимуют на юго-восточном побережье Каспийского моря, куда, по-видимому, летят восточными берегами моря. Наконец, часть свиязей зимует в Северной Индии. Окольцованные в княжестве Дар и в Синде свиязи добывались близ Тары, у Каргата, близ Тобольска, >в Нарымском крае. Эти свиязи, видимо, летят на юг через Казахстан, в частности по Сыр-Дарье: одна свиязь, окольцованная в Синде 23 января 1929 г., была добыта близ Караузя-ка 28 марта 1929 г.

Заслуживает упоминания еще один интересный факт. Молодая свиязь, окольцованная в Англии (Томуорс, Варвикшир) 6 октября 1915 г., была добыта под Уральском 21 апреля 1919 г. Этот случай показывает, что свиязи, как и некоторые другие утки, выселяются далеко от места своего вывода.

Качество мяса у свиязи превосходное, и как объект утиной охоты она имеет большое значение. В Казахстане в большом количестве добывается в западных районах и в Прииртышье, в остальных местах ее значение для охотничьего хозяйства, меньшее.

РОД КРАСНОБАШ —NETTA

В роде единственный вид.

КРАСНОБАШ — NETTA RUtlNA PALL.

Синоним: Fuligula titfina Pall.

Описание. У самца в брачном наряде вся голова и передняя сторона верхней части шеи охристо-рыжего цвета, с несколько более бледными удлиненными перьями имени и затылка, образующими хохол; остальная часть шеи, зоб, грудь, поясннца, подхвостье и верхние и нижние кроющие хвоста черные с зеленоватым отливом; брюхо черно-бурое; бока, подмышечные и нижние кроющие крыла белые. Спина и плечи светло-бурые, основания коротких плечевых белые. Маховые бледно-серые, с темными вершинами.

У самки перья затылка не удлинены; верхняя сторона головы и зад шеи — рыжевато-бурые, остальная часть головы и шеи светло-серые. Верхняя сторона тела бледно-бурая, нижняя — грязно-белая, с неясными, более темными центрами перьев.

Клюв самца красный с беловатым ноготком, у самки — темный с красными боками и концом; ноги оранжевые, телесно-красьые или желтоватые; глаз красный, у более молодых птиц — красновато-бурый.

Молодые и селезень летом окрашены так же, как и самка, но у селезня низ тела темнее и ноги ярче.

Размеры: крыло 240—280 мм, хвост 60—80 мм, плюсна 39—45 мм, клюв 44—54 мм.

Вес краснобашей из Казахстана (г); март, Илийская долина, самцы (17) 990 —1300 (среднее 1130), самки (12) 1000—1200 (среднее 1100); апрель, дельта Или, самка 1000; озеро Мокрое (к СВ от Кустаная), самец 1180; май, Алакуль, самец 1200; дельта Или, самки 1020—1265 (среднее 1112); низовья Иргиза и Тургая, самцы 1050—1180 (среднее 1100), самки 1030, 1100 и 1300; июнь, низовья Иргиза, самка 1035; июль, Зайсан, самка 1300; сентябрь, дельта Или, самцы 1075—1347; октябрь, низовья Чу, озеро Большие Камкалы, самцы (11) 1200—1420 (среднее 1320), самки (6) 1100—1400 (среднее 1220), молодые (18) 950—1350 (среднее 1170).

Пуховой птенец сверху оливково-серый, с охристым пятном на каждом плечо и охристой нижней стороной; над глазом идет охристая полоса, а через глаз — темная, разделяющаяся за глазом на две.

Яйца серовато-желтого цвета: длина их—53—62 мм, поперечник 39—45 мм.

Основная область гнездования краснобаша простирается от низовий Кубани через Предкавказье и низовья Волги, Казахстан, Юго-Западную Сибирь и Среднюю Азию до Кашгарии, Джунгарии, Северной Монголии и озерной котловины Убса-нур. Изолированные гнездовые колонии известны в Армении, Сеистане, у Персидского залива, по островам Средиземного моря, в Алжире, а также в ряде пунктов Западной Европы, к северу до Дании, Германии, Чехословакии, Венгрии, Болгарии и Румынии. Зимует в области Средиземного моря, на юге Каспия, в Месопотамии, Афганистане, Пакистане и Северной Индии, а также на Иссык-Куле.

В Казахстане распространен очень широко. В дельте Волги на гнездовье редок, но между Волгой и Уралом обыкновенен и идет здесь к северу до Урды, Камыш-Самарских озер и Калмыкова. Гнездится также на островах по северу Каспия. Севернее, уже в степях, по-видимому, не гнездится, а под Уральском не встречается даже во время пролета. В области низовий Илека гнездится очень редко и лишь на отдельных озерах, в частности на Сулюккуле. В небольшом количестве гнездится на Эмбе, у устьев Темира. В низовьях Иргиза и Тургая многочислен. В Наурзуме на гнездовье немногочислен. Отмечен для озера Кушмурун, где, по-видимому, гнездится. Далеко не редок, хотя и не может быть назван многочисленным, в районе озера Мокрого, к северо-востоку от Кустаная. В большом числе гнездится на Кургальджине. Немногочисленная гнездящаяся птица озер Тассуат и к западу от Караганды, также немногочислен на озерах к востоку от Караганды, где найден только близ гор Жуан-тюбе (120 км к востоку ст Караганды), Гнездится на озере Баян (к западу от Кокчетава), но на многих других озерах Кокчетавской области положительно отсутствует. Гнездится на озере Чаглы, но в небольшом числе. В Прииртышье редок и в небольшом числе гнездится у Лебяжьей и Семипалатинска, но на Зайсане, в дельте Черного Иртыша многочислен. В южной половине Казахстана принадлежит к самым обыкновенным и многочисленным уткам всех подходящих мест Балхаш-Алакульской котловины, низовий Чу, озер Бийлюкульской пруппы, всей долины Сыр-Дарьи и восточного берега Аральского моря.

Рис. 140. Распространение краснобаша в Казахстане: 1 — гнездование, 2— зимовки, 3—нахождения летом (не гнездовые), 4 — пролет весной, 5 — пролет осенью.

Рис. 140. Распространение краснобаша в Казахстане: 1 — гнездование, 2— зимовки, 3—нахождения летом (не гнездовые), 4 — пролет весной, 5 — пролет осенью.

На пролете многочислен всюду в южной половине Казахстана, в северной встречается лишь местами, и. наблюдения еще далеки от желательной полноты. В небольшом числе зимует к югу от Туркестана и Чимкента, но не ежегодно. Частично наши краснобаши зимуют у берегов Каспия, на что указывает добыча экземпляра, окольцованного в дельте Волги в августе 1944 г., зимой {15 февраля 1946 г.) около Баку. Несомненно, что часть наших птиц отлетает на зимовки в Пакистан и Индию. Скопления селезней на линьку наблюдались в Казахстане на озерах в низовьях Тургая, на Челкар-Тенизе, на Кургальджине, в дельте Или, в низовьях Чу и Сыр-Дарьи.

Гнездится по озерам с зарослями дростников и большими плёсами открытой и глубокой воды. Необходимым условием гнездования является наличие купаков и наносов тростника. Обитает как на пресных, так и на солоноватых водах, но обязательно имеющих заросли тростника. Кроме тростников, иногда гнездится на островах озер.

Краснобаш — во многом очень своеобразная утка, биологически являющаяся переходной формой между настоящими утками и чернетями. Полет краснобаша более легкий, чем у чернетей и других нырковых уток. Летает он охотнее и больше их, а в брачный период—также долго и помногу, как настоящие утки. Охотно выходит для кормежки на берег и ходит значительно свободнее чернетей, а при нужде (например, раненый) довольно быстро бегает. Плавает хорошо, но ныряет значительно реже чернетей, лучше и больше настоящих уток; кормится иногда ныряя, но иногда становясь «свечкой», как настоящие утки. С воды поднимается тяжелее настоящих уток, но значительно легче чернетей. В природе самец легко узнается по ярко-рыжей окраске головы и черной груди (брюхо бывает черное, но бывает и белое). Самка однообразной светло-буроватой окраски со светлым низом.

ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

Рис. 141. Краснобаш.

Самцы молчаливы и только при преследовании самок издают негромкий свист. Голос самки сходен с голосом чернетей — громкое и резкое «керр, керр», обычно повторяемое несколько раз кряду. Общественная утка, держится обычно стайка-ми, при гнездовании часто образует небольшие колонии.

Кормится почти исключительно зелеными частями растений—листьями рдестов, верхушечными побегами роголистника и урути, харовыми водорослями. В Казахстане питание почти совершенно не изучено.

На места гнездования прилетает позднее большинства уток. В Казахстане раньше всего появляется близ Мангышлака, где отмечен уже 25 февраля. На Бугунских озерах (около г. Туркестана) основной пролет проходит в первые две декады марта, затем количество пролетающих становится меньше. Но в низовьях Сыр-Дарьи, в районе Кзыл-Орды, появляется только в середине апреля; в это же время первые прилетные наблюдались близ Аральска. В Илийской долине обычно прилетает в середине марта. В дельте Или обычным становится лишь в конце марта — начале апреля, но появляется значительно раньше. Даты прилета в разные годы таковы—27 февраля; 8, 23,25 марта; 3, 7 апреля. В устье Аягуза прилет отмечен 22 апреля. На Зайсане прилетает в середине апреля (13,15 и 17 числа). В низовьях Урала прилет датируется первой декадой или серединой апреля. На Эмбе у впадения Темира первые наблюдались 15 апреля, но в значительном количестве появились только 25 апреля. У ст. Челкар первая стайка отмечена 20 апреля. У г. Иргиза П. П. Сушкин (1908) первоприлетных птиц отметил 25 апреля, а валовой пролет наблюдал 28 апреля — 8 мая. Нами первые наблюдались здесь 24 апреля. У Семипалатинска пролет проходит в две последние декады апреля.

Весной краснобаши летят большей частью небольшими стайками в 8—15 штук, редко — больше; часто летят парами и одиночками. Над водой держатся обычно невысоко (на пол-выстрела), но над сушей поднимаются высоко, на 100 и более метров.

На местах гнездовья весной появляются уже парами, но, кроме пар, всегда есть много одиночных самцов, и поэтому нередко за одной самкой гоняются два и три самца. Часто между селезнями возникают драки, происходящие как у плавающих, так и у летающих птиц. Брачные игры происходят как на воде, так и в воздухе, а иногда и на земле у самого уреза воды. На земле самец ходит вокруг самки, распуши:\’* оперение головы. На воде ухаживающий селезень приподнимает и распушает оперение головы и, опуская клюв в воду, плавает вокруг самки, изредка издавая резкий, звонкий и односложный вскрик, нечто вроде отрывистого посвиста. Преследуя самку в воздухе, селезень летает, распушив оперение головы, отчего она кажется непомерно большой. Если самку преследуют несколько самцов (а иногда преследователей бывает четыре, а два-три — обычное явление), то она летает, почти непрерывно крича. Этот период преследования самок несколькими самцами довольно краткосрочен и наблюдается не более 7—10 дней, после чего устанавливаются определенные пары, в которых идут брачные игры. Драки самцов и преследование самки несколькими селезнями становятся тогда редкими.

Гнезда устраиваются чаще всего на старом отмершем тростнике, набившемся в тростниковые заросли, и на купаках — плавучих островках тростника. Реже гнезда устраиваются в тростниках по берегу и еще реже — на берегу среди кустарников.

Гнездится краснобаш как отдельными парами, так и небольшими колониями в 5—10—15 гнезд. Иногда образуются смешанные колонии двух видов — краснобаша и белоглазого нырка. По нашему мнению, колониальное гнездование более характерно для краснобаша, чем индивидуальное. Гнезда, устроенные на земле, представляют просто ямку, окруженную валиком из пуха с примесью стебельков трав и разного растительного хлама. Как правило, они хорошо укрыты сверху нависающими ветвями чингила или тамариска. Гнезда на купаках и кучах тростника делаются из кусочков стеблей тростника (их немного) и листьев сухого тростника, которые составляют основу, переплет и выстилку гнезда. Сама постройка сделана очень рыхло, и когда самка сходит или слетает с гнезда, то листья тростника, распрямляясь, закрывают кладку со всех сторон, в том числе и сверху. Измеренные нами гнезда на плавающих плотах тростника имели диаметр около 40 см при диаметре лотка около 20 см. Высота гнезда 18—20 см, глубина лотка 8—10 см (измерено три гнезда). В осмотренных нами гнездах пуховой выстилки не было, но рыхлая выстилка из старых листьев тростника делала ложе яиц очень мягким. Измеренное гнездо на земле было в диаметре 22 см, при глубине ямки 9 см; оно обильно выстлано пухом птицы, образующим высокий валик по краям гнезда. В гнездах, найденных в Казахстане, было 5 яиц (одно гнездо), 7 (одно гнездо), 8 (четыре гнезда), 9 (два гнезда) и 12 яиц (одно гнездо); у Г. С. Карелина (1875) имеется указание на находку гнезда с 16 яйцами.

В постройке гнезда и насиживании принимает участие только самка. Самец еще длительное время находится неподалеку. При приближении человека к месту расположения гнезда он летает вокруг, а в случае, если самка бывает убита, возвращается, длительное время и по нескольку часов проводит у гнезда. Райан гнездования селезни покидают лишь тогда, когда насиживание приближается к концу, примерно за неделю до выхода молодых. Срок насиживания яиц 28 дней. Самка сидит на гнезде довольно крепко. Если гнездование имеет колониальный характер, то при приближении человека одна из самок слетает с гнезда метрах в 20—40 с громким, много раз повторяющимся криком. Остальные самки сходят с гнезд и молча уходят по тростниковому настилу пешком. При этом они очень мало заметны, так как окраска спины их хорошо гармонирует с цветом сухого тростника.

О сроках размножения краснобаша в Казахстане мы имеем следующие данные. В низовьях Сыр-Дарьи гнезда с яйцами Е. П. Спангенберг и Г. А. Фейгин (1936) находили в мае. На острове Меньшикова (Аральское море) Н. А. Зарудный (1916) видел еще нелетные выводки 18 июля, а летающих молодых—с 25 июля. На озерах Бийлюкульской группы 20 мая шла откладка яиц, 27 мая самки уже сидели на яйцах, а 3 июля Д. Н. Кашкаров (1928) наблюдал первые выводки. В низовьях Чу, у Карабугута, Н. Н. Конищева 21 мая нашла гнездо, где в яйцах оказались уже сформировавшиеся зародыши. В дельте Или А. А. Слудский 17 мая нашел несколько гнезд с яйцами в разной степени на-сиженности. В. А. Грачев здесь наблюдал первые выводки 24 мая; 5 июня ему встречались небольшие утята, а 7 июня — утята размером с малую поганку. В другой год первый выводок был отмечен им 19 мая. А. А. Слудский наблюдал маленьких пуховичков 20—27 мая, а выводки подросших птенцов—в течение всего июня; запоздалый выводок был им встречен 27 августа. В. Н. Шнитников (1949) на Корс-Баканасе нашел гнездо с яйцами 2 июня, а 8—9 июня на Балхаше, между Или и Караталом, видел много выводков с птенцами разного возраста. В долине Или у устья р. Курты В. А. Грачев 17 июня наблюдал выводок с еще небольшими утятами. В низовьях Аксу В. Н. Шнитников (1949) нашел гнездо с яйцами 16 мая. На Баеканском озере он же 3 июня видел несколько выводков с утятами разного возраста — от совсем маленьких пуховичков до уже довольно больших. В дельте Тентека Е. И. Страутман 2 мая нашел гнездо со свежими яйцами, а 28 мая — с сильно насиженными. На Ал акуле В. Н. Шнитников (1949) 10—12 июля добывал уже оперившихся, но еще нелетных молодых. На Зайсане И. Ф. Самусев 10 мая нашел гнездо с пятью насиженными яйцами, 14 мая — со свежими, а 17 мая добыл самку с яйцом, готовым к откладке. На Черном Иртыше Г. И. Поляков (1914) 6—10 июня видел совсем еще маленьких пуховичков. 19 июля И. Ф. Самусев на Зайсане добыл молодых уже в пере, но с маховыми, выросшими только наполовину; 21 июля — вполне оперившихся, но еще нелетных; 13 июля — крупных пуховиков; 21 июля — выводок с молодыми размером с чирка. Нами здесь 3—6 августа наблюдались молодые размером с шилохвость, почти полностью оперенные, но с еще недоросшими маховыми и рулевыми. В низовьях Иргиза П. П. Сушкин (1908) добыл самку с яйцом, готовым iv сносу, 10 мая. В низовьях Тургая на озере Байтак разгар брачных игр наблюдался нами около середины мая. 26 мая из яйцевода самки извлечено совершенно готовое к сносу яйцо, а 28 найдена колония, состоящая из 11 гнезд. Из них в одном были почти свежие яйца (только что началось формирование кровеносных сосудов), в других гнездах яйца были очень сильно насижены — эмбрионы вполне сформированы, в пуху и выполняли около 3/4 яйца. В Наурзуме А. В. Михеев (1938) 30 мая нашел гнездо со слегка насиженными яйцами; 29 июня ему встречались здесь наполовину оперенные птенцы. На Кургальджине 2го августа М. И. Владимирской и А. А. Меженному (1952) встречались еще нелетные птенцы. На Эмбе у устья Темира П. П. Сушкин (1908) добыл самку с яйцом, готовым к сносу, 10 мая.

Самки с птенцами ведут скрытный образ жизни, по большей части держась в тростниках и зыплывая на открытые плёсы только на зорях. Селезни в это время сбиваются в большие стаи, концентрируются наопределенных озерах, где держатся ка открытых плёсах.

ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

Рис. 142. Гнездо краснобаша. Озеро Байтак в низовьях Тургая. Фото И. Долгушина.

Здесь у них проходит смена маховых. В Казахстане скопления линяющих селезней наблюдались на Челкар-Тенизе, на озерах низовий Тургая, на Кургальджине, а также на озерах в дельтах рек, впадающих в Балхаш, и в долине Сыр-Дарьи. Разгар линьки селезней и холостых самок бывает в конце июня — начале июля. Самки при выводках линяют почти на месяц позднее, чем самцы. В дельте Или нелетные самки были добыты 13 августа.

Поднявшись на крыло, молодые начинают кочевать по озерам и постепенно собираются в большие сгаи, в которые включаются и перелинявшие взрослые птицы. Эти кочёвки постепенно переходят в отлет.

В районе озера Мокрое (к северо-востоку от Кустаная) слабый пролет наблюдался 14 октября. На Кургальджине основная масса краснобашей летит в середине сентября, к середине октября их становится уже мало. Под Семипалатинском они пролетают в первой декаде октября. На Зайсане окончательно исчезают к середине октября. В дельте Или и Илийской долине основной пролет проходит с конца сентября и длится весь октябрь. Окончательно краснобаши исчезают здесь в последних числах октября — начале ноября. На Аральском море основная масса пролетает с конца сентября по 20 октября, последние отмечены в начале ноября. На северном побережье Каспия пролет идет в октябре и ноябре. На Мангышлаке, близ Баутино, пролетные наблюдались в октябре; по имеющимся сведениям пролет здесь длится весь ноябрь и первую половину декабря, а последние особи наблюдались 23 декабря.

Во время осеннего пролета краснобаши летят большими стаями в 50—80 штук, часто в стаях бывает и больше сотни особей.

В некоторые годы краснобгши в небольшом числе зимуют на незамерзающих вводах юга Казахстана.

Размеры птицы крупные, качество мяса достаточно хорошее, лишь немного уступающее мясу настоящих уток. В силу этого она имеет значение как объект утиной охоты. Распространение краснобаша связано главным образом, с югом Казахстана, и здесь он имеет особенно большое значение.

РОД ЧЕРНЕТЬ —NYROCA

Этот род объединяет 12 видов, распространенных на всех материках. В Казахстане встречается четыре вида.

ТАБЛИЦА ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВИДОВ ЧЕРНЕТЕЙ

(2) Подхвостье чисто белое. На подбородке при основании клюва белое пятнышко

Белоглаз а я чернеть — N. пуrоса.

(1) Подхвостье черное или бурое. Белого пятнышка при основании  клюва нет

(4) Зеркальце па крыле серо-пепельного цвета и не выделяется на фоне крыла. Грудь и брюшко серые или серо-бурые

Голубая чернеть — N. ferina.

(3) На коыле белое зеркальце. Грудь и брюшко белые или с преобладанием белого

(6) Клюв от лба не длиннее 40 мм и одинаковой ширины на всем протяжении. У самца на затылке пучок длинных перьев; у самки основание надклювья не окаймлено белым

Хохлатая чернеть — N. fuligula.

(5) Клюв от лба длиннее 40 мм и заметно расширен к вершине. У самца па затылке удлиненных перьев пет; у самки основание надклювья окаймлено белой полосой.

Морская чернеть—N. marila.

БЕЛОГЛАЗАЯ ЧЕРНЕТЬ— NYROCA NYROCA GOLD.

Синоним ы. Fuligula пугоса GiilcL, Aythya пугоса Giilcl., Nyroca rufa L., Nyroca ferruginea Gm.

Описание. У самца в брачном наряде голова, шея, грудь и бока темно-коричнево-рыжие; подбородок и большая часть брюха белые. Верхняя сторона тела и кольцо в основании шеи темно-бурые; плечевые с рыжеватыми пестринами; верхние кроющие крыла темно-бурые. Зеркальце белое, сзади окаймлено бурым; подхвостье грязно-рыжеватое, с серыми пестринами, нижние кроющие хвоста белые. Внутренние опахала первостепенных маховых к основанию белые, по крайней мере, по краям.

У самки коричнево-рыжие части оперения с более сильным буроватым оттенком. Коричнево-рыжая окраска постепенно переходит в белую окраску брюха; последнее часто с неясными буроватыми крапинами. Бурого кольца вокруг шеи нет, перья верхней стороны с более светлыми каемками; плечевые без светлых пестрин. Молодые и селезни летом окрашены так же, как и самка.

Клюв черный, ноги темно-серые. Радужина белая или серовато-белая; у молодых буроватая.

Размеры: крыло 170—193 мм, хвост 50—60 мм, плюсна 29—32 мм, клюв 36— 43 мм.

Вес белоглазых чернетей из Казахстана (г): март, Илийская долина, самцы (7) 480—600 (среднсе 558), самки 470, 550 и 560; апрель, р. Копа (100 км к запах/ от Алма-Аты), самец 520; Зайсан (4), 550—650 (среднее 600); весна, дельта Или, 525— 689; май, низовья Иргиза и Тургая, самцы 570 и 670; июнь, низовья Иргиза, самец 590, самка 535. Зайсгн, 500; июль, Зайсан, самец 640; август, Зайсан (24),    400—620 (среднее 503); сентябрь, Зайсан (12), 520—620 (среднее 567); Илийская долила, самцы (5) 440—540 (среднее 498), самки 470, 530, 540, молодой 500; ноябрь, дельта Или, 450.

Пуховой птенец сверху черно-бурый, с бледными пятнами на крыльях и плечах; снизу охристый; бока бурые.

Яйца желтоватого или зеленоватого оттенка; длина их 48—62 мм, поперечник 36—43 мм.

Белоглазая чернеть гнездится в южной половине Европы, доходя на север до северной части Германии, Воронежа, Ульяновска; к западу доходит до Средней Франции и восточной Испании. Гнездится также в Марокко и Алжире. В Азии распространена в Малой Азии, Ираке, Афганистане, Синьцзяне, Кашмире, Южном Тибете, Средней Азии, Казахстане и прилежащих частях Западной Сибири. К востоку доходит до Кулундинской степи и Чанов. Часто залетает севернее указанных мест и в некоторых случаях гнездится там; такие случаи известны для Ярославля, Рыбинского водохранилища, Уфы, а залеты — для Тюмени, Новосибирска, Нарымского края и ряда других пунктов. Зимует у берегов Средиземного моря, в Северо-Восточной Африке, у Черного моря, на юге Каспия, в Месопотамии, Сеистане и Индии.

В Казахстане распространена на гнездовье широко, но очень неравномерно. Наиболее регулярно встречается в южных районах, где местами — по Сыр-Дарье, по восточному берегу Аральского моря, в низовьях Чу п Таласа, в Прибалхашье, на Сасыккуле и на Зайсане — является одной из наиболее многочисленных уток. По северному берегу Каспийского моря, по-видимому, обычна, во всяком случае в низовьях Волги и Урала. Для Волжско-Уральских степей И. Б. Волчанецким (1937) не приводится, хотя гнездование ее, например на Камыш-Сaмapских озерах, очень вероятно. В районе низовий Илека гнездится, но немногочисленна. В низовьях Иргиза и Тургая обычная, местами многочисленная утка, но в области среднего и верхнего течения этих рек встречается довольно редко и лишь на некоторых озерах. В Наурзумском заповеднике гнездится в небольшом количестве. Указана гнездящейся для Кустаная и Кушмуруна, что, однако, требует подтверждения. К востоку отсюда найдена в ряде пунктов — в Аиртау и по озерам между Петропавловском и Омском (Словцов, 1881), на Кургальджине, на степных озерах у Борового, на озере Ащекуль, на озере Тассуат (в 120 км к западу от Караганды), в устье Селеты, у пос. Ямышевскогона Иртыше (Плотников, 1898). При этом только на Кургальджине белоглазая чернеть гнездится в заметном количестве, в остальных пунктах встречаются лишь редкие пары и выводки. Напротив, в южной половине Казахстана это очень многочисленная утка. На Зайсане и дельте Черного Иртыша, по наблюдениям И. Ф. Самусева, она уступает в числе только крякве и серой утке. На Сасыккуле, в долине Или и ее дельте, низовьях Чу, по Сыр-Дарье* в некоторых местах белоглазая чернеть наиболее многочисленна из всех утиных. Тут же следует отметить, что распространение ее повсюду носит прерывчатый характер, что зависит от наличия подходящих для гнездования мест.

Гнездится белоглазая чернеть по довольно глубоким озерам с мощными зарослями тростников, с большим развитием погруженной растительности и с наличием большого количества плавника и купаков. Последнее для этого вида особенно существенно, так как именно на купаках и плавнике он преимущественно располагает гнезда.

В районе к югу от Чимкента и в низовьях Чарына в очень небольшом числе зимует.

Это некрупная утка, размерами лишь немногим больше сизокрылого чирка. В полевых условиях легко отличается от другйц чернетей однообразной темной окраской и мелкими размерами. По характеру полета сходна с другими чернетями, но летит легче и больше способна к поворотам.

Рис. 143. Распространение белоглазой чернети в Казахстане: 1—гнездование, 2—зимовки, 3—нахождения летом (не гнездозые), 4—пролег весной, 5—пролет осенью.

Рис. 143. Распространение белоглазой чернети в Казахстане: 1—гнездование, 2—зимовки, 3—нахождения летом (не гнездозые), 4—пролег весной, 5—пролет осенью.

С воды поднимается легче других чернетей. Как правило, больших стай не образует и обычно не встречается больше, чем по 20— 30 особей, а часто и просто парами, даже во время пролета. По сравнению с другими чернетями мало осторожна. Очень молчалива, лишь иногда удается слышать голос самки, напоминающий голос других чернетей.

В питании существенную роль играет растительная пища—листья, семена и корешки различных водяных растений (ряски, лягушатника, рдестов, валлиснерии и т. (п.). Поедает также и различных водных беспозвоночных— личинок стрекоз, толкунцов, ручейников, водяных жуков и пр. Пищу добывает как с поверхности воды, так и ныряя. Вообще ныряет охотно и очень хорошо. Кормится главным образом по зорям и ночью.

Весной прилетает несколько позднее большинства уток. У Джуле-ка на Сыр-Дарье первые появились 6 марта, пролет продолжался весь март и начало апреля. В окрестностях Алма-Аты, в Илийской долине и в дельте Или появляется, как правило, во второй половине марта или около его середины; наиболее (ранние даты за много лет наблюдений—13 марта (окрестности Алма-Аты) и И марта (дельта Или), наиболее позднее—26 марта (Илийская долина) и 23 марта (дельта Или). В устье Аягуза А. М. Никольский (1888) отметил \’ прилет этой чернети 21 апреля. На Зайсане И. Ф. Самусев наблюдал первое появление 10 апреля 1949 г. и 15 апреля 1950 г. В окрестностях Семипалатинска появляется обычно вю второй декаде апреля и в массе пролетает здесь во второй и третьей декаде этого месяца. В верховьях Эмбы отмечена в начале апреля, валовой пролет проходил здесь с 25 апреля до 1 мая. В низовьях Иргиза П. П. Сушкин (1908) первых прилетных отметил 24 апреля ,а валовой пролет — с 26 апреля по 11 мая. Нами у г. Иргиза в 1956 г. первые белоглазые чернети отмечены 2 мая. На Эмбе у устья Темира появление первых пролетных особей отмечено в первой декаде апреля, наибольшей силы пролет достиг к 25 апреля, а к первым числам мая закончился.

Рис. 144. Белоглазая чернеть.

Рис. 144. Белоглазая чернеть.

Летит небольшими стайками, в. 10—30 штук, часто — парами, и никогда не образует таких больших стай, как другие утки и чернети.

Сразу же с прилета держится парами, но, кроме того, бывает много холостых самцов, и часто за одной самкой гоняются два и даже три самца. Около самки самцы часто плавают, вытянув шею вперед и распустив веером хвост, иногда выкидывая голову вверх и чуть закидывая ее назад. Преследование самок продолжается довольно долго, и к гнездованию белоглазые чернети приступают лишь спустя месяц-полтора после прилета.

Гнезда устраиваются по-разному, но главным образом среди тростников на сплавинах, на купаках, в кучах тростника, брошенных хатках ондатры и значительно реже — прямо среди тростников или на берегу у самой воды. При этом часто гнездятся по нескольку пар вместе, образуя небольшие колонии. В этих колониях гнездятся или только белоглазые чернети или же, кроме них, еще краснобаши; в последнем случае нередко можно находить яйца краснобаша в гнездах белоглазой чернети и наоборот. Колониальное гнездование наблюдается на сравнительно больших озерах, с большим количеством купаков и сплавин. Отдельные пары, напротив, гнездятся часто и на очень небольших •озерах. Гнезда среди тростников» устраиваются в самых густых участках и сверху мало заметны; уходя с- гнезда, самка (прикрывает яйца пухом и листьями тростника. Так же устраиваются гнезда и на купаках. Для устройства гнезда часто используются кучи скошенного тростника. В таких случаях гнездо бывает устроено внутри кучи и к нему идет спели альный ход. За последнее время, после того, как многие водоемы в Казахстане были заселены ондатрой, белоглазая чернеть часто устраивает свои гнезда внутри старых ондатровых хаток, особенно в тех случаях, когда вследствие убыли воды, ход в хатку остается выше ее уровня: этот ход служит для птицы, а само гнездо располагается внутри хатки.

Рис. 145. Гнездо белоглазой чернети. Озеро Сарыкуль, неподалеку от Талды-Кургана. Фото М, Н. Корелова.

Рис. 145. Гнездо белоглазой чернети. Озеро Сарыкуль, неподалеку от Талды-Кургана. Фото М, Н. Корелова.

Во всех случаях материалом для гнезда служат измельченные стебли и листья старого тростника, а лоток обильно выстилается пухом. Очень редко гнезда устраиваются на земле близ воды. В таком случае птица строит его в густых зарослях кустарников так, чтобы гнездо сверху было прикрыто ветвями джигды или ломоноса (Clematis).

Число яиц в кладке бывает различно. Чаще всего встречаются гнезда, содержащие 6—10 яиц, но нередко их бывает 11 —12 и даже 15 (дельта Или, Грачев). Предположение, что в гнезда с большим количеством яиц откладывают яйца две самки, вряд ли правильно. Насиживание длится 25 — 28 дней.

Относительно сроков гнездования белоглазой чернети мы располагаем следующими данными. В нижнем течении Сыр-Дарьи начало откладки яиц падает на первую декаду мая, но даже 8 июня Е. П. Спангенберг и Г. А. Фейгин (1936) находили там свежие яйца, а Н. А. Зарудный между Чиназом и Кзыл-Ордой нашел гнездо с сильно насиженными яйцами 10 июля. Первые птенцы на Сыр-Дарье отмечались в середине июня.

В дельте Или в семенниках самцов сперма была обнаружена уже в начале апреля, но свежие яйца в гнездах встречены гораздо позднее. Так, В. А. Грачев гнезда со свеженасиженными кладками находил 15 мая, а А. А. Слудский — 28 мая. В гнезде, найденном В. А. Грачевым 24 мая, были ^ильно насиженные яйца. Пуховички наблюдались там в первой декаде июня, но еще нелетные птенцы встречались вплоть до конца августа.

В окрестностях Алма-Аты пуховички наблюдались 1 июня. Оперившихся, но еще не летающих молодых у Джаркента Б. П. Кореев (1906) встретил во второ# половине июня, М. Н. Корелов (1948) на Сары-Чагане (Илийская-долина) — 17 июля, а В. А. Грачев у Илийска — 1 августа.

На озере Сарыкуль (к северу от Талды-Кургана) М. Н. Корелов находил гнезда со свежими яйцами в начале июня.

На Алакуле выводок молодых размером с горлицу встречен А. А. Слудским-21 июня, а на Сасыккуле подлетывающие молодые наблюдались В. Н. Шнитниковым (1949) 30 августа.

На Черном Иртыше маленькие пуховички встречены Г. И. Поляковым (1914) И » 13 июля, а И. Ф. Самусевым — 11 и 25 июля; последним в конце июля наблюдались уже оперенные, но еще с недоразвитыми маховыми молодые, а первые летные молодые отмечены 30 июля.

В пизозьях Иргиза П. П. Сушкин (1S08) наблюдал ухаживание селезней за самками до половины мая; нами в низовьях Тургая самцы, преследующие самок, отмечались вплоть до конца мая, и в это время семенники у них были очень больших размеров, но откладка яиц самками, по-видимому, еще не наступила. На озере Актастыкуль П. П. Сушкин (1908) видел много еще плохо летающих птенцов в середине августа. В устьях Селеты пуховичков размером с кулак мы наблюдали в конце июня.

Яйца высиживаются только самкой, но самец, в. противоположность многим другим сородичам обычно держится неподалеку от гнезда. При выводке также очень часто держатся как самка, так и самец. Выводками держатся до окончательного подъема молодых на крыло, но еще и некоторое время после встречаются группы птиц, состоящие из одного-двух стариков и пяти-десяти молодых птиц — вероятно, семьи.

Осенью белоглазая чернеть становится чрезвычайно многочисленной в южной половине Казахстана, по-видимому, как за счет подросшего молодняка, так и за счет птиц, прикочевавших из более северных частей ареала. Особенно много их становится, например, в Илийской долине в конце сентября — октябре. В это время птицы регулярно, каждый вечер летают кормиться на рисовые поля, но главным образом — на пресные и солоноватые озера, день же проводят или в тростниковых. крепях, или на открытых соленых озерах.

Начало заметного пролета в верховьях Иргиза отмечено П. П. Сушкиным (1908) в последней декаде сентября, конец датируется серединой октября; в низовьях Иргиза отлет заканчивается к 25 октября. По наблюдениям В. А. Селевина (1930) у Семипалатинска белоглазые чернети пролетают во второй декаде октября, в некоторые годы задерживаясь до конпа этого месяца. На Зайсане, по наблюдениям И. Ф. Самусева, отлет проходит преимущественно в последние две декады октября; последние особи наблюдались там в 1950 г. 28 октября и в 1949 г.— 5 ноября. В Илийской долине, в дельте Или и близ Алма-Аты осенью белоглазые чернети задерживаются до конца октября, а иногда до начала ноября. В низовьях Чарына, по сообщению М. Н. Корелова (1948), в очень небольшом числе зимуют. Точно также изредка и в очень небольшом числе зимуют в районе Чимкента и Туркестана, а также по Сыр-Дарье у Чиназа и по низовьям Арыси и Келеса.

В большом количестве добывается в южных частях Казахстана — в Балхаш-Алакульской котловине, б низовьях Чу, на озерах Бийлюкульской группы и на Сыр-Дарье. Хорошее качество мяса и сравнительно легкий отстрел делают белоглазую чернеть одним из частых трофеев охотников-спортсменов.

ГОЛУБАЯ ЧЕРНЕТЬ — NYROCA FERINA L.

Синонимы: Fuligula ferina L., Ay thy a ferirui L.

Описание. У самца в брачном пере голова и шея красно-ржавого цвета; зоб, грудь и зашеек блестящие, черные; мантия и бока туловища пепельно-серые, с тончайшими черно-бурыми струйчатыми полосками. Большие маховые черновато-серые, зеркальце пепельно-серое, сзади окаймлено белым. Брюхо серовато-белое со следами тонких поперечных линий, нижние кроющие хвоста черные.

У самки голова, шея, зоб и грудь рыжевато-бурые, на горле и уздечке окраска бледнее; по спине, плечам и бокам светло-серые и темно-бурые поперечные волнистые линии; брюхо грязно-сероватое, нижние кроющие хвоста бурые, исчерченные черноватым; верхние кроющие крыла буроватые и почти без поперечной исчерченности.

Клюв черный, с голубовато-серой перевязью посередине; неги темно-серые. Радужина желтая или оранжевая, у молодых — бурая.

Молодые и селезни летом оперены так же, как и самки, но у самцов обычно есть остатки брачного наряда, а у молодых на спине и плечах нет исчерченности или имеются лишь следы ее.

Размеры: крыло 200—225 мм, хвост 52—75 мм, плюсна 35—45 мм, клюв 42 — 50 мм.

Вес голубых чернетей из Казахстана (г): март, Илийская долина, самка 900; апрель, озеро Мокрое (к СВ от Кустаная), самцы (4) 890 — 1030 (среднее 960). самка 975; низовья Иргиза, самец 1100, самки (4) 1000—1120 (среднее 1065); весна, дельта    985; май, озеро Мокрое, самцы 860, 910, 910; низовья Тургая, самец 800; район Караганды, самец  950, самка 1100;   июнь, низовья Иргиза и Тургая, самец 1020, самки (3) 840, 200, 630; район Караганды, самки 800 и 830; июль, район Караганды, самки 760, 780, 820; дельта Или, самка 900; август, озеро Коскуль (к северу от Улутау), молодые 800 и 800; сентябрь, озеро Шоиндыкуль (к западу от Кургальджина), самцы 1000 и 1000, молодой 925; низовья Чу, озеро Борулле, самцы 850, 950, 1020; самки (4) 760—1120( среднее 895); Бийлюкульские озера, самец 1100, самка 950; октябрь, озеро Шоиндыкуль, самцы (6) 925—1000 (среднее 970), самка 975; низовья Чу, озеро Большие Камкалы, самцы старые 890 и 1000, самки старые (5) 800—1020 (среднее 924), молодые (11) 700—1120( среднее 900).

Пуховой птенец сверху черно-бурый, с ржаво-бурой головой; брюхо желтоватое. Вес толькj что вылупившихся птенцов 48 и 50 г (озеро Саумалкуль, к востоку от Караганды).

Яйца бледного зеленовато-серого цвета; длина их 57— 68 мм, поперечник 39 — 47 мм.

Подвиды. Различаются два подвида. В наших пределах встречается N. f. ferina. Другой подвид — в Америке.

Гнездится в Евразии от Британских островов до Байкала; к северу — до Средней Швеции, Южной Финляндии, Онежского озера, нижнего течения Камы, устья Иртыша, Красноярска, 62° на Нижней Тунгуске и Байкала; к югу — до Германии, Чехословакии, Балкан, Молдавии, юга Украины, степей Предкавказья, казахстанских нахождений, Цайдама и Орокнора. Изолированные участки гнездования известны для Голландии, Бельгии, Южной Франции, Южной Испании, Алжира, Туниса, Закавказья и, быть может, для Сеистана и Пакистана. Кроме того, гнездится в Северной Америке до озера Атабаски на севере, Манитобы и Небраски — на востоке, низовий Колорадо — на юге и гор Сьера-Невада — на западе. Зимует на Балтийском, Северном и Средиземном морях, на Черном море и Каспии, в Передней Азии, Индии, у Японских островов; в Америке — от района Великих озер к югу до тропика.

В Казахстане принадлежит к гнездящимся птицам лесостепной и степной зон от западных до восточных границ республики — во многих районах принадлежит к наиболее обычным и многочисленным уткам. Область нормального гнездования к югу — до Камыш-Самарских озер между Волгой и Уралом, 47° с. ш. между Уралом и Мугоджарами до низовий Тургая, приблизительно 48° с. ш. в Центральном Казахстане. Нормально гнездится в Зайсанской котловине. Очень редка, но, по-видимому, гнездится на Марка-Куле. В пустынной зоне лишь в некоторые редкие годы остаются гнездиться отдельные пары.

ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

Рис. 146. Распространение голубой чернети в Казахстане: 1—гнездование. 2 — зимовки, 3 — пролет весной, 4 — пролет осенью.

Такое гнездование достоверно наблюдалось А. А. Слудским в дельте Или и Н. А. Зарудным на озере Сункарлы на Сыр-Дарье (где-то между Чиназом и Кзыл-Ордой). Кроме того, указывается гнездящейся для восточного берега Аральского моpя и дельты Сыр-Дарьи, а также для Басканекого озера (Алма-Атинская область). Эти указания весьма сомнительны, во всяком случае, нормально здесь голубая чернеть не гнездится. Во время пролетов встречается повсюду, во многих местах в большом количество. Отдельные экземпляры в некоторые зимы остаются зимовать в районе низовий Келеса, что бывает очень редко. Еще реже встречаются отдельные экземпляры в более северных районах, вплоть до Алма-Аты.

Голубые чернети, гнездящиеся в Казахстане, зимуют частью на Каспии, на Черном и Средиземном морях. Во всяком случае, окольцованные в Курганской области, т. е. недалеко от границ Казахстана, добывались на Каспии (около Красноводска и в Ленкорани), близ берегов-Средиземного моря (Франция, Сардиния, Италия, Греция, Югославия), в Румынии и на юго-западном берегу Черного моря. Одна из птиц, окольцованных в Курганской области, была добыта 5 августа в Пресногорьковском районе (близ Убагана, север Кустанайской области), т. е. неподалеку от места кольцевания. Кроме того, часть гнездящихся в Казахстане чернетей, несомненно, зимует в Индии. Об этом говорят следующие факты добычи окольцованных птиц: 1) окольцованная в Курганской области линная птица была добыта в мае следующего года в Тельманском районе Карагандинской области (где-то близ Токаревки); 2) окольцованная 21 июля 1937 г. на озере Горьком (северо-восток Павлодарской области) добыта 18 января 1940 г. близ г. Алма-Аты; 3) окольцованная 19 января 1930 г. на озере Хали близ Карачи (Пакистан) добыта в районе Кзыл-Орды. Несомненно, что все указанные птицы добыты во время пролета и зимуют частью в Индии и Пакистане, а частью, быть может, на Иссык-Куле.

Рис. 147. Голубая чернеть

Рис. 147. Голубая чернеть

Гнездится по степным озерам с зарослями тростников, а также (в меньшем количестве) по степным речкам, предпочитая относительно глубокие водоемы. В большом количестве обитает на пресных озерах и речках, но не избегает и солоноватых вод в том случае, если на них достаточно надводной растительности. В Казахстане обитает преимущественно в низменностях, но встречается и на Марка-Куле (около 1500 м над ур. м.). На пролете придерживается крупных открытых плёсов, на кормежке же часто попадается на небольших озерках и по речкам. Линяет главным образом на крупных открытых озерах, часто солоноватых.

Довольно крупная, плотного сложения утка, с большой головой. У плавающих селезней резко заметна серовато-голубоватая окраска спины, откуда и происходит ряд местных названий (голубая чернеть, стальная чернеть, седыш). Голова темно-рыжая, грудь черная; все это резко контрастирует с окраской спины. Прекрасно плавает, глубоко сидя на воде; хорошо ныряет, оставаясь под водой до 30 сек. Взлетает тяжело, по косой линии, но летит быстро, с характерным шумом, Легко соединяется в стаи, иногда довольно значительные, но ,во время пролетов летит преимущественно сравнительно небольшими стайками с 10—20—50 особен. Голос самки—резкое и грубое «кэррр… жэррр…». Самцы молчаливы и лишь в брачный период издают своеобразный свист.

Питается как растительной, так и животной пищей. Поедает зеленые части водных растений, корневища их и семена. Из животных кормов поедаются личинки хирономид, в меньшем количестве — моллюски, личинки ручейников и т. п.

Это сравнительно поздно прилетающая птица. Близ г. Туркестана появляется в начале марта и пролет идет до двадцатых чисел апреля. На нижней Сыр-Дарье, близ Караузяка, первые появляются в середине марта, валовой пролет идет с 26 марта по 6 апреля, затем встречаются все реже и исчезают к середине апреля; на пролете здесь многочисленна. У Аральска пролетает в первой половине апреля. Первые птицы в Илийской долине и в дельте Или появляются 6—10 марта; слабый пролет идет здесь до конца апреля. У устья Аягуза пролет наблюдался 23—25 апреля. В устьях Урала прилетает в конце марта. В низовьях Илека первые появляются в начале апреля, валовой пролет с 20 апреля до конца этого месяца. На Эмбе, близ устьев Темира, первые появились 8 апреля, валовой пролет шел с 17 по конец апреля. Близ ст. Челкар заметный пролет наблюдался 9—10 апреля, а у г. Иргиза валовой пролет проходил 18—25 апреля; птицы летели стаями в 20—30 штук. В Наурзуме валовой пролет был отмечен 25—26 апреля. На озере Мокром хороший пролет шел 23—30 апреля; к началу мая закончился. На Кургальджине пролетает около середины апреля. Б позднюю весну 1954 г. на Саумалкуле (к востоку от Караганды) прилет был отмечен 5 мая, валовой пролет прошел с 6 по 17 мая, птицы летели стаями в 30—40 штук. У Семипалатинска в некоторых случаях появляется уже в конце марта (в 1924 г.— 26 марта), обычно же в начале апреля, а массовый пролет идет во второй и третьей декадах апреля. На Зайсане прилет отмечен 25 и 27 марта и 2 апреля. Весенний пролет проходит зорями и ночью, а часто и днем, особенно в пасмурную погоду, стайками в 10—20—40 штук, но иногда и до 150 штук. Летит плотными стаями, или выстроившись косой линией, или клином, обычно на расстоянии выстрела от земли, а иногда значительно выше.

Брачные игры наблюдаются уже во время пролета, но окончательная разбивка на пары происходит у мест гнездования. Около самки, плавающей по воде с опущенным в нее клювом, плавает несколько самцов, закидывающих голову на спину, а затем резко выбрасывающих голову и шею горизонтально. Шея при этом сильно раздута. Закидывание головы сопровождается тихим свистом. Иногда самка поднимается и летает над озером, сопровождаемая самцами. В это время самки достаточно крикливы. После окончательной разбивки на пары самка устраивает гнездо и откладывает яйца; самец держится близ нее до начала насиживания.

Гнезда устраиваются главным образом в тростниках или по мелководью, или на сплавинах, иногда делается полупловучее гнездо среди тростника на более глубоком месте; в этом случае оно укрепляется на корневищах и стеблях тростника. Реже гнезда устраиваются среди камыша (Scirpus), на осоковых кочках, на лугах под укрытием кустов тальника или, наконец,\’ в затопленных пойменных лесах на кочках у подножья деревьев. Гнезда, сделанные на земле, помещаются недалеко от волы. Материал, .из которого делается гнездо, различен, но преимущественно это листья тростника; гнезда делаются также из других водных и луговых растений. Во всех случаях гнездо густо выстилается пухом и из пуха же устраивается рыхлый валик, окружающий яйца. По наблюдениям Н. А. Зарудного, чернеть, покидая гнездо и снова входя в него, перепрыгивает через этот валик из боязни разрушить его. Гнездо в тростнике по мелководью на озере Саумалкуль имело в диаметре 36 см, поперечник лотка 17 см, глубина его 6 см; высота гнезда над водой 9 см. Измеренное гнездо на сплавине в ни-

зовьях Тургая было в диаметре 20—23 см, в поперечнике лотка 12—16 см (гнездо овальной формы). Полная кладка содержит от 5 до 14 яиц: в 30 гнездах из разных районов Казахстана 5 яиц было в» трех гнездах, 6 — в шести, 7— в семи, 8—в трех, 9 — в четырех, 10 — в двух, 11—в двух, 12 — в двух, 13 — в одном и 14—в одном гнезде. Нередко в одно гнездо откладывают яйца несколько самок и тогда в нем бывает до 20 и более яиц (известен случай нахождения гнезда с 27 яйцами, а также с 21 яйцом голубой чернети и 7 яйцами краснобаша).


Рис. 148. Место расположения гнезда голубой чернети издали. Озеро Тассуат, Центральный Казахстан. Фото И. Долгушина.

Рис. 148. Место расположения гнезда голубой чернети издали. Озеро Тассуат, Центральный Казахстан. Фото И. Долгушина.


Рис. 149. Место расположения гнезда голубой чернети вблизи (то же, что на рис. 148). Фото И. Долгушина.

Рис. 149. Место расположения гнезда голубой чернети вблизи (то же, что на рис. 148). Фото И. Долгушина.


Насиживание начинается после откладки последнего яйца и продолжается 24—26 дней. Только что вылупившиеся птенцы весили 48 и 50 г (Саумалкуль к востоку от Караганды). Самка сидит на гнезде плотно и слетает с него в 8—12 шагах от подходящего человека; на (последней стадии насиживания слетает иногда буквально из-под ног.

О сроках откладки яиц и других явлениях размножения наши данные таковы. На Камыш-Самарских озерах Б. В. Муханочз нашел гнездо с яйцами в ранней стадии насиживания 30 июня, а 15 июля осмотрел гнездо близ Урды с яйцами, в которых зародыш выполнял уже все яйцо.

Рис. 150. Гнездо голубой чернети (то же, что на рис. 148 и 149). Фото И. Долгушина.

Рис. 150. Гнездо голубой чернети (то же, что на рис. 148 и 149). Фото И. Долгушина.

Пуховой птенец был добыт Н. А. Зарудным (1888) на Kapa-Хобде 3 июля. В низовьях Тургая в гнезде, найденном нами 1 июня, была еще незаконченная кладка (четыре яйца); в это время, судя по поведению птиц, был разгар кладки у большинства чернетей. В Наурзуме 4 июня А. В. Михеев (1938) нашел гнездо со свежими яйцами, а А. Н. Формозов (1949) 17—18 июня осмотрел несколько гнезд с яйцами в ранних стадиях насиживания. Первый выводок отмечен здесь им 8 июня, и в это же время в желудке луня были обнаружены крупные,, почти готовые к выходу из яйца пуховички. А. В. Михеев (1938) пуховичков видел здесь 23 июня, а в середине июля отметил много оперенных, но еще нелетных птенцов; на крыло большинство молодых поднялось к середине августа. Такие же сроки указывает и П. П. Сушкин (1908) для района верховьев Тобола и Иргиза. Близ Акмолинска нами было найдено гнездо с почти свежими яйцами (только начали появляться кровеносные сосуды) 24 мая. На Кургальджине А. А. Слудский видел крупных пуховиков 28 июня, а Б. В. Муханов с 24 июля по 4 августа добывал еще нелетных молодых весом в 460—500 г; первые летающие молодые наблюдались им с 8 августа. На озере Чушкакуль (к юго-западу от Караганды) совсем еще маленькие пуховички наблюдались С. Г. Панченко 1 июля; 3—8 августа здесь добывались птицы весом 430—620 г, а 18 июля здесь было много еще не летающих, но уже больших молодых. Летающие молодые были встречены нами на Кулан-Утмес, близ Чушкакуля, 17 августа; здесь же самка -с готовым х сносу яйцом была добыта 5 июня. На озере Тассуат (к западу от Караганды) нами 11 июня было найдено гнездо с насиженными яйцами. На Саумалкуле, к востоку от Караганды, С. Г. Панченко 28 мая нашел гнездо с тремя свежими яйцами, а 25—27 июня во многих найденных нами и С. Г. Панченко гнездах были или яйца в последних стадиях насиживания, или только что вылупившиеся птенцы. В районе Каркаралинска нами с 21 июня по 29 июля наблюдалось несколько выводков с небольшими пуховичками. На степных озерах близ курорта Борового 2—12 августа нами наблюдалось много выводков, в которых молодые не уступали по размерам взрослым птицам, но еще не летали. 21 июня на озере Чаглы М. А. Кузьминой было найдено гнездо со свежими яйцами. Близ Пресновкн, в Северо-Казахстанской области, Е. И. Страугман 30 и 31 мая находил кладки со слегка наснженными яйцами, но еще 8 июня им найдено гнездо с двумя яйцами (видимр. повторная кладка). В устье Селеты в конце июня нами наблюдались молодые размером в 1/2 —1/3 величины взрослых. Близ д. Осьморыжской на Иртыше 1 июня нами была добыта самка, в яйцеводе у которой было яйцо нормального размера, но еще без скорлупы; 12 июня мы нашли здесь гнездо с яйцами в ранних стадиях насиживания. В конце июля близ Павлодара нами был добыт молодой, достигший размера взрослой птицы, но с еще недоросшими маховыми. Близ Новенького А. И. Лавровым неполная кладка была найдена 17 мая, 3 июля наблюдались пуховички, а 20 августа были уже оперившиеся, но еще нелетные птенцы. На Иртыше между Баты и Мало-Краснояркой 7 июля Г. И. Поляков (1914) отметил несколько выводков. Большинства из них было с крупными, но еще нелетными птенцами, а в одном выводке были совсем еще маленькие пуховички. Для Зайсана И. Ф. Самусев собрал следующие данные: 14 мая — гнездо со свежими яйцами; 27 мая — в гнезде свежие яйца, а у добытой самки готовое к откладке яйцо; 7 июня — небольшие пуховички; 9—21 июня — молодые разных размеров — от небольших пуховичков, до достигших половины и более размера взрослых птиц.

Как уже говорилось, гнездование голубой чернети в пустынной зоне бывает исключительно редко. В. Н. Шнитников (1949) упоминает, что на Басканском озере им наблюдались 13 июня многочисленные выводки с небольшими пуховичками. Упоминание о многочисленности, как и вообще все сведения, приводимые этим автором о голубой чернети, вселяют опасение, что в данном случае в его наблюдения вкралась какая-то ошибка. Достоверно найдена гнездящейся в дельте Или, где 18 июля А. А. Слудским добыт молодой весом 500 г; гнездование голубой чернети в этом довольно хорошо изученном районе наблюдалось только один раз. Наконец, Н. А. Зарудный говорит, что 15 июня на озере Сункарлы (между Чиназом и Кзыл-Ордой) им была добыта самка, отводящая от гнезда.

Вывод утят проходит очень дружно. 26 июня на Саумалкуле мы утром нашли гнездо с шестью яйцами и одним только что вылупившимся птенчиком. В три часа дня в гнезде было уже пять птенцов и два наклюнувшихся яйца, к вечеру и из них вылупились птенцы. Утята проводят первый день в гнезде, а на второй уводятся на воду. Уже на второй-третий день они могут нырять и самостоятельно кормиться. Выводки держатся поблизости от тростников, в которых скрываются при опасности. Оперяются птенцы в возрасте около месяца, а двухмесячные уже летают. Выводки часто объединяются и постепенно соединяются в стаи.

Гнезда голубой чернети часто подвергаются нападению болотных луней и ворон, которые выпивают яйца или поедают их в разных стадиях насиженности. Поэтому нередки повторные кладки.

Селезни вскоре после начала насиживания покидают район гнезда и постепенно собираются в стаи на определенны озерах, где проходит линька. Уже в начале июля здесь можно наблюдать небольшие группы из трех-пяти селезней, а к середине июля заметно образование крупных стай. Потерявшие способность летать особи впервые отмечаются во второй половине июля, а в третьей декаде этого месяца не может летать уже большинство. Этот период жизни селезни, а также не принимавшие участия в размножении самки голубых чернетей (проводят на открытых плесах с богатыми зарослями подводной растительности (рдестов, роголистника, урути и т. п.). Стаи нелетающих птиц встречаются до середины августа. Линные птицы ныряют мало, только при преследовании. Если избранное для линьки плёсо водоема богато кормами, то чернети мало приближаются к берегу, в случае же недостатка кормов стаи линных птиц по зорям подплывают к берегам и кормятся на мелководье. Самки, имеющие птенцов, линяют при выводках и несколько позднее, чем селезни и яловые самки.

После того как взрослые птицы перелиняют, а молодые поднимутся на крыло, начинается период подготовки к отлету. Это время проходит главным образом в кормежке птиц, с чем связаны большие или меньшие откочевки их с озер, где проходила линька; многие птицы до самого отлета остаются на местах линьки.

Начало осеннего пролета в северной половине Казахстана (т. е. в лесостепной и степной зонах) повсеместно приходится на начало сентября, но в наибольшем количестве чернети летят в конце сентября — первой половине октября и окончательно исчезаю! 25—30 октября (Семипалатинск). На Каспии у Мангышлака в середине октября наблюдались в небольшом числе, но в середине ноября были очень многочисленны. На Зайсане последние особи отмечались в середине октября. На Алакуле пролет начался в конце августа и наибольшей силы достиг в сентябре (пролет здесь массовый). В дельте Или слабый пролет проходит с середины сентября до середины октября; из Илийской долины есть экземпляр от 19 ноября (в коллекции Московского государственного университета)—вероятно, отставшая или больная особь, так как нормально здесь эти чернети исчезают уже к концу октября и лишь иногда задерживаются до начала ноября. В низовьях Чу резкий пролет наблюдался с конца сентября до конца октября; последние отмечены здесь 12 ноября. У Аральска пролет проходит с середины сентября до середины октября. На нижней Сыр-Дарье начало пролета отмечено в начала октября. У Туркестана и южнее пролет начинается с середины сентября и хорошо выражен (многие птицы попадают сюда с низовий Чу через Каратау); продолжается пролет долго, до середины или конца ноября.

На осеннем пролете летят сравнительно небольшими, в 20—50 особей стаями в северной половине Казахстана и более крупными — до 100—150 штук — на юге. Летят преимущественно на зорях или ночью, но в пасмурную погоду—и днем. Отдыхают на сравнительно глубоких и достаточно обширных озерах, часто солоноватых и соленых.

Одиночные экземпляры очень редко и не каждую зиму встречаются у низовий Келеса.

Качество мяса голубой чернети очень хорошее, не уступающее мясу уток. Многочисленность птицы и ее сравнительно крупные размеры обусловливают большое значение этого вида для охотничьего хозяйства. В массе добывается в степной зоне, но и в южной половине Казахстана, где осенью обильна на пролете, добывается в большом количестве. В степях Казахстана, вместе с шилохвостью, серой уткой и чирками — основной вид, добываемый во время утиных охот.

ХОХЛАТАЯ ЧЕРНЕТЬ — NYROCA FULIGULA L.

Синонимы: Fuligula cristata Leach., Fuligula fuligula L., Aythya fuligula L.

Описание. У самца в брачном наряде голова с хохлом, шея и грудь, вся верхняя сторона тела и нижние кроющие хвоста — черные, на голове и шее — с синефиолетовым, а на маховых—со слабо-зеленоватым блеском; на плечах и кроющих крыла — с мелкими беловатыми крапинками. Брюхо от задней части груди до нос, бока, подмышечные и зеркальце белые; зеркальце сзади окаймлено черным.

У самки черные цвета в окраске заменены темно-бурыми и не имеют никакого блеска; бока тела бурые. Лоб и щеки у основания клюва окрашены светлее. На кроющих крыла очень немного светлых крапин.

Клюв у основания темный, голубовато-серый, ноготок черный. Ноги серо-голубые. Радужина желтая, у молодых — грязно-бурая.

Молодые окрашены сходно с самкой, но несколько светлее. Самец летом также похож на самку, но отличается большей испещренностыо мантии.

Размеры: крыло 185—220 мм, хвост 50—60 мм, плюсна 30—40 мм, клюв 37—47 мм.

Вес хохлатых чернетей из Казахстана (г): март, Илийская долина, самцы 640 и 850, самка 580; апрель, озеро Мокрое (к СВ от Кустаная), самцы (4) 670-810 (среднее 722), самка 640; низовья Иргиза., самец 700; Ладыженка (к югу от Атбасара), самки 525 и 575; май, озеро Мокрое, самцы (5) 680—760 (среднее 716), самка 620; низовья Иргиза, самец 760; июль, Северный Казахстан, самка 750; район Караганды, самки 580 и 590; август, район Караганды, самсц 910; сентябрь, 75 км к югу от Петропавловска, самки 850 и 850; Кургальджин, самец 970, самка 970; озеро Шоиндыкуль (к западу от Кургальджина), самка 700; октябрь, район Караганды, 900; низовья Чу, озеро Большие Камкалы, молодой 760.

Пуховой птенец черно-бурый со светлым брюхом.

Яйца серовато-зеленоватые; длина их 53—66 мм, поперечник 37—47 мм. Гнездится от Исландии и Британских островов через северные части Евразии до Камчатки, Сахалина, Командорских и Курильских островов. К северу — до Белого моря, полуострова Канина, Обской губы, устьев Енисея, Лены, Колымы. Южная граница сплошного гнездования проходит в Северной Германии и Польше, Прибалтийских республиках, северных районах Украины, низовьях Волги у Сарпы, в Казахстане, на Алтае, в Монголии, Забайкалье и на северных островах Японии. Южнее известны изолированные гнездовые участки в Голландии, Чехословакии, Австралии, Албании, Югославии, Болгарии, Румынии, на Кипре, в Сибири, в Закавказье. Основные зимовки — у Британских островов, в Северной Франции, Бельгии, Голландии, Северной Германии, в области Средиземного моря, на Черном и Каспийском морях, в Передней и Средней Азии, в Индии, Индокитае, Восточном Китае, Корее, Южном Сахалине, Южных Курильских островах, Японии и на Филиппинах.

В Казахстане гнездится в лесостепной и степной зонах, частью заходя в полупустыню, и на Алтае. Более подробно о гнездовании хохлатой чернети можно сказать следующее. Гнездится в Волжско-Уральских степях, доходя к югу до низовий Узеней и Камыш-Самарских озер. В Актюбинских степях обычна по Илеку и Хобде; южная граница гнездования здесь не установлена. В Кустанайских степях гнездится повсюду, доходя к югу до г. Тургая, в области Челкар-Тениза, по-видимому, не гнездится. Далее распространена всюду от северных границ Казахстана через Кокчетавскую область, Кургальджин и прилежащие степи до Сарысу. По этой реке гнездится на юг до устьев Кенгира. Обычна в Карагандиноких степях и степях Прииртышья; к югу идет до района Усть-Каменогорска. Во всей пустынной зоне — на Устюрте и Мангышлаке, в Присырдарьинских и Причуйских пустынях,

Рис. 151. Распространение хохлатой чернети в Казахстане: 1—гнездование, 2 — зимовки, 3—летние нахождения (не гнездовые), 4—пролет весной, 5—пролет осенью.

Рис. 151. Распространение хохлатой чернети в Казахстане: 1—гнездование, 2 — зимовки, 3—летние нахождения (не гнездовые), 4—пролет весной, 5—пролет осенью.

Бетпак-Дале, Балхаш-Алакульской котловине не гнездится. По-видимому, не гнездится и в Зайсанской котловине, несмотря на указания некоторых авторов. В области Тянь-Шаня также не гнездится.

В лесостепной и степной зонах во многих местах обычна, местами п многочисленна, но на Алтае, в частности на Марка-Куле, по-видимому, гнездится в небольшом количестве. Летом иногда встречаются в небольшом числе по озерам пустынной зоны — обычно стайки бродячих и холостых особей.

На пролете встречается повсюду как многочисленная птица. Зимой в Казахстане доподлинно известна только в Илийской долине, где иногда зимуют отдельные экземпляры; кроме того, возможно, что в некоторые зимы в небольшом числе остается в низовьях Келеса и близ Чиназа. О направлении пролета некоторое представление дают встречи окольцованных хохлатых чернетей. Так, из птиц, окольцованных на озере Щучьем в Мокроусовском районе Курганской области (150 км к северу от Пресновки Северо-Казахстанской области) в августе (во время линьки) были добыты одна в Карабалыкском районе Актюбинской области 17 апреля, а вторая — близ Алма-Аты 15 апреля; третья была добыта близ Баку 12 декабря. Окольцованная в районе озера Чаны была добыта зимой в Египте. Из этих очень скудных данных можно сделать вывод, что часть птиц, гнездящихся на севере Казахстана, улетает на зимовки к юго-западу, в район Каспия и западных частей Средиземного моря. Часть же птиц летит прямо к югу и проводит зиму на Иссык-Куле, а может быть и в Индии.

Гнездится по степным озерам и речкам с зарослями тростников (озера и степные речки) или тальников (речки), среди открытых местностей и избегает озер и болот среди колков. На пролете встречается по более глубоким озерам и рекам, а на Каспийском и Аральском морях держится на открытой воде, в нескольких километрах от берега.

Хохлатая чернеть — утка средних размеров. На воде легко узнается по окраске самцов, у которых белые бока ярко выделяются на общем фоне черного оперения.

Рис. 152. Хохлатая чернеть.

Рис. 152. Хохлатая чернеть.

Летает быстро, но с воды поднимается тяжело, по косой линии. Хорошо плавает и отлично ныряет. Пищу добывает преимущественно вертикально ныряя обычно на глубину 3—4 ж, но иногда и больше 10 м. Под водой может оставаться 30—40 секунд. Молчалива. Голос самки сходен с голосом других чернетей: грубое и резкое «кэрр… кэрр…». Голос самца тихий, слышится редко и трудно передаваем. Во время пролета держится часто большими стаями, иногда до тысячи штук.

Почти исключительно животноядна. Основу пищи составляют моллюски, в меньшем количестве поедаются личинки водных насекомых, хирономид, стрекоз и др.), водные ракообразные и мелкая рыбешка. Растительные корма потребляются лишь в незначительном количестве, как примесь к животным или при недостатке пищи.

Весной прилетает несколько позднее кряквы и шилохвости. В районе низовий Келеса появляется уже в конце февраля и летит весь март и первую половину апреля. У Туркестана первые прилетные наблюдались в самом начале марта — пролет шел до конца апреля. В низовьях Сыр-Дарьи прилетает около середины марта, иногда позднее. На Аральском море появляется в начале апреля, валовой пролет — с середины до конца апреля; летит и весь май, но уже в малом количестве. В Илийской долине и близ Алма-Аты первое появление отмечается около 10—15 марта, но обычной как здесь, так и в дельте Или становится лишь после вскрытия реки; пролет идет весь апрель, а в мае встречаются лишь отдельные экземпляры или редкие стайки. Последние экземпляры наблюдались в двадцатых числах мая. В дельте Аягуза первые пролетные наблюдались 21 апреля. Весеннее появление в дельте Волги отмечено 18 февраля. В устьях Урала пролет беден, очень растянут и заканчивается лишь к середине мая. В низовьях Илека пролет начинается в первых числах апреля, валовой пролет идет большей частью во второй половине апреля. На Эмбе близ устьев Те-мира первые наблюдались 13 апреля, массовый пролет в конце апреля— начале мая; последние экземпляры здесь наблюдались 21 мая У ст. Челкар хороший пролет шел с 9 по 15 апреля; чернети летели стайками в 5—50, чаще всего в 20—30 экземпляров. Резко выраженный пролет наблюдался у г. Иргиза 18—25 апреля (стаи вЗ—50 штук); далее пролет значительно ослабел и к началу мая закончился. В Наурзуме массовый пролет отмечен 22—27 апреля. На озере Мокром с 23 апреля по 5 мая шел пролет средней напряженности. На Кургальджине пролетает во второй половине апреля. На Саумалкуле (к востоку от Караганды) в очень позднюю весну 1954 г. слабый пролет шел в первой половине мая; передовые особи появились лишь 3 мая. У Семипалатинска массовый пролет проходит чаще всего в две первые декады апреля, но в некоторые годы — во вторую и третью декады апреля.

О весеннем пролете па Зайсане данных нет, но в зоологическом институте АН СССР есть экземпляр с Кендерлыка, добытый 22 марта.

Весной летят преимущественно ночью и на зорях, но нередко и днем в пасмурную погоду. Пролетные стаи бывают в 20—30 штук или совсем небольшими, реже — в стаях 50, 100 и более особей. Летящие чернети придерживаются небольшой высоты. Днем чаще всего отдыхают на обширных и сравнительно глубоких озерах, где часто собираются большими обществами, в некоторых случаях — в несколько тысяч особей; останавливаются также и на реках, но здесь количество их никогда не бывает особенно большим.

Пары образуются, по-видимому, еще на зимовках и хорошо заметны уже в пролетающих стаях. По прилете на места гнездования начинаются брачные игры, во время которых селезень запрокидывает голову на спину, быстро наклоняет ее вниз, а иногда приподнимается на воде, взмахивая крыльями. Спаривание происходит на воде.

Гнезда устраиваются всегда поблизости от воды — на самом берегу озера, на островках, на плавучих сплавинах или на кучах плавающего в воде тростника. На земле гнезда устраиваются в ямке, а на тростнике делаются в виде довольно массивной постройки с глубоким лотком. На земле они устраиваются из травы, на воде — преимущественно из тростника с примесью других водных растений. Во всех случаях гнездо бывает очень хорошо укрыто и обильно выстилается темносерым пухом. По окончании кладки самцы некоторое время держатся в районе гнезда, но вскоре откочевывают и никакого участия в насиживании и воспитании молодняка не цринимают. В кладке от 6 до 12 яиц.

К гнездованию приступает относительно поздно. О сроках размножения в Казахстане сведения таковы. На Большом Узене у пос. Абинского 22 июня И. Б. Волчанецким (1937) найдено гнездо с уже надклюнутыми яйцами; здесь же наблюпался выводок с совсем еще маленькими пуховиками. В низовьях Илека, по наблюдениям Н. А. Зарудного (1888), маленькие утята встречаются очень поздно, до начала августа. Около Тургая П. П. Сушкиным (1908) кладка была найдена И июля; в районе верховьев Иргиза и Тобола большинство птенцов в середине августа по размерам мало отличалось от взрослых, но махи у них были еще недоразвиты. В Наурзуме А. Н. Формозов (1937) находил гнезда с яйцами 3 и 12 июня, а А. Р. де-Ливрон (1938) —30 июня. Но уже с первых чисел июня А. Н. Формозов встречал здесь выводки с пуховичками. Им же выводки с птенцами в возрасте 4—5 дней встречались II июля, а А. Р. де-Ливрон (1938) встречал пуховичков 17—22 июля.

Птенцов размером с взрослых птиц он встречал 25 июля, но в начале августа им наблюдались молодые, едва достигшие половины размера стариков. На старице в низовьях Нуры М. И. Владимирская и А. А. Меженный (1952) 25 июля добыли пуховых птенцов. В среднем течении Куланутмеса А. А. Слудский 7 июня добыл самку с яйцом, готовым к чсносу. Здесь же нами 16—18 июля наблюдалось много выводков с молодыми разных размеров — от небольших пуховиков, в возрасте не более недели, до утят в 3/4 и более размера самок. На Сарысу, у впадения Кенгира, 21 июля нами наблюдались выводки с птенцами, достигшими половины размера самки. У курорта Боровое Б. К. Штегмап около 20 июля наблюдал еще только начавших оперяться утят. Нами на озере Ульгенкуль (к западу от Кокчетава) совсем небольшие пуховички наблюдались еще 23 августа.

Из приведенных данных видно, что сроки кладки и появления молодняка у хохлатой чернети очень растянуты и нередки случаи повторных кладок взамен утраченных. Самка сидит на гнезде очень крепко, особенно в конце насиживания, когда взлетает почти из-под ног идущего человека. Очень самоотверженны самки и при выводках. Птенцы уже в самом раннем возрасте весьма умело затаиваются среди надводной растительности, свесившихся воду ветвей тальников или среди их корней, и распластавшегося утенка заметить бывает очень трудно; при малейшей возможности они, ныряя, уходят в более безопасное место.

Селезни собираются на линьку отдельными от выводков обществами, самки же линяют при выводках. Линька селезней проходит в довольно растянутые сроки. В Наурзуме нелетные селезни встречались II—25 июля, но в это время встречались и летающие. В низовьях Тур-гая большая часть селезней не летает в июле, но такие же селезни встречаются и в середине августа. Только что сбросивший маховые перья селезень добыт на Кургальджине 18 июля. О местах концентрации хохлатых чернетей на линьку данных почти нет.

Осенний пролет начинается поздно, в степной зоне обычно лишь з середине или конце сентября. Летят обычно небольшими стайками з 20—30 штук, редко — более, но на местах кормежки собираются огромными обществами. В низовьях Илека пролет обычно заканчивается к концу октября, на Тоболе — в середине октября, в низовьях Тургая — з конце октября, так же на Кургальджине и у Семипалатинска; время конца пролета совпадает с замерзанием большинства озер. Но некоторые экземпляры или небольшие стайки задерживаются значительно позднее; под Семипалатинском стайка наблюдалась 9 ноября, а на Кургальджине — 22 ноября. В южной половине Казахстана на пролете появляются в середине или конце сентября. Пролет идет очень долго, до замерзания многих водоемов. На Аральском море наблюдаются до середины ноября, а южнее Чимкента — до середнны декабря, иногда и до начала января. Массовый пролет хохлатых чернетей идет восточным берегом Каспия. Здесь они появляются во второй половине сентября, а к середине октября собираются в стаи, которые держатся на море в 4— 8 км от берега и насчитывают иногда по нескольку тысяч штук. Здесь держатся очень долго, и последние исчезают из района Форта Шевченко лишь в декабре.

Зимой хохлатые чернети наблюдались только в Илийской долине, где встречены Е. Л. Шестоперовым (1929) 5 января и 22 февраля.

Добывается в значительном количестве, особенно в степях Казахстана. Качество мяса, однако, значительно ниже, чем у речных уток и у голубой чернети.

МОРСКАЯ ЧЕРНЕТЬ NYROCA MARILA L.

Синонимы: Fuligula marila L., Aythya marila L.

Описание. У самца в брачном наряде голова, шея, зоб, верхняя часть груди, поясница /и верхние кроющие хвоста черные; голова и шея с зеленоватым отливом. Верхняя сторона также основного черного цвета, но с многочисленными мелкими зигзагообразными беловато-серыми полосками. Нижняя часть груди, брюхо, бока и подмышечные белые. Первостепенные маховые бурые. На крыле белое зеркальце. Хвост и нижние кроющие хвоста черно-бурые, последние с белыми крапинками. У самки голова при основании клюва и подбородок беловатые; в остальном самка окрашена так же, как и самец, но черные цвета заменены рыжевато-бурым, а рябь на спине и плечах выражена меньше.

Клюв темно-свинцово-серый, ноготок клюва черноватый; ноги голубовато-серые; радужина желтая.

Размеры: крыло 220—233 мм, хвост 57—67 мм, плюсна 35—40 мм, клюв 41—47 ми.

Вес морских чернетей из Казахстана (г): апрель — май; низовья Иргиза,

самцы 1000 и 1050, самка 920; октябрь, Кургальджин, самец 950; один самец был пойман в Наурзуме 12 июня, его вес был 820 г. Птица была окольцована и вторично поймана 4 июля, она весила 970 г.

Подвиды. Образует два подвида. В Евразии обитает N. т. marila L., в Америке— N. tn. affinis Eyt.

Морская чернеть гнездится в тундрах и северных частях тайги Евразии и части Северной Америки. Зимует главным образом по побережьям морей — у Сахалина, Японии, Кореи, Китая, Алеутских островов, побережий Северной Америки, на Немецком море, у берегов Великобритании, по Средиземному, Черному, Азовскому морям, на Персидском заливе, в Сеистане и у южных берегов Каспийского моря.

В Казахстане встречается только на пролете. Отдельные экземпляры встречаются иногда и летом — это, вероятно, отставшие по тем или иным причинам от пролетных стай. Указания на гнездование морской чернети на Алтае (Яблонский, 1904), безусловно, неверны. Отдельные экземпляры очень редко встречаются зимой к югу от Чимкента.

Пролет морской чернети в Казахстане проходит почти исключительно в западной половине республики. Здесь она далеко не редка по Уралу, встречается также и в междуречье Волга — Урал. В некоторые годы пролет по Уралу довольно обильный, в большинстве же случаев птица, сравнительно с другими утиными, немногочисленна. Хорошо выраженный пролет идет по Эмбе. На Иргизе и Тургае, а также по Тоболу и вообще в области Тургайской депрессии морская чернеть на пролете обыкновенна, хотя и не может быть названа многочисленной. Как на Аральском море, так и по Сыр-Дарье на пролете редка. К востоку от указанных мест встречается уже очень редко и случайно. Так, на Кур-гальджине 4 октября 1948 г. добыт одиночный экземпляр. Также одиночная самка добыта 16 октября 1940 г. в дельте Или. Указания Н. И. Яблонского (1904) о пролете морской чернети в районе Курчума сомнительны.

Весной появляется сравнительно поздно. На Сыр-Дарье первые стайки отмечались в начале или середине апреля. С 15 апреля по 17 мая пролет стайками в 20—50 штук наблюдался П. П. Сушкиным (1904) на Эмбе близ устья Темира. Около середины апреля появляется в Наурзуме и близ Иргиза. В последнем пункте хорошо выраженный пролет наблюдался нами с 19 по 23 апреля 1956 г.; позднее встречались .лишь одиночки, последняя встреча — 6 мая. Около середины апреля пролет начинается и у Оренбурга. Таким образом, можно считать, что в Казахстане основной пролет этой чернети проходит во второй половине апреля и заканчивается к началу мая.

Позднее встречаются уже лишь отдельные одиночки. Так, в Волжско-Уральских степях 27 июля 1928 г. на озере Аксор близ Красного И. Б. Волчанецким (1937) был добыт одиночный экземпляр. В Наурзумском заповеднике на озере Жаркуль А. Н. Формозовым (1937) 22 июля встречена одиночная самка.

Рис. 153. Распространение морской чернети в Казахстане: 1—летние нахождения (не гнездовые), 2—пролет весной, 3—пролет осенью.

Рис. 153. Распространение морской чернети в Казахстане: 1—летние нахождения (не гнездовые), 2—пролет весной, 3—пролет осенью.

Здесь же на озере Малый Аксуат 12 июня был пойман селезень. Птица не могла лететь: видимо, была больна и сильно истощена. Ее вес 820 г. Этот селезень был окольцован и вновь пойман 4 июля, в этот день он весил уже 970 г. Около середины июля этот селезень исчез — видимо, поправился и улетел. Один самец, кроме того, был добыт в Наурзумском заповеднике 30 июня А. В. Михеевым (1938). Во всех этих случаях мы, очевидно, имеем дело с отставшими вследствие болезней или других причин птицами.

Весной на пролете птицы придерживаются главным образом больших и сравнительно глубоких озер или широких и глубоких участков на реках. На небольших озерах встречаются лишь в виде исключения.

Данных об осеннем пролете очень мало. Близ Кустаная пролет проходит с середины сентября и до половины октября; к концу пролета встречаются уже лишь отдельные пары. На Кургальджине добыта 4 октября, близ Гурьева 17 октября, в дельте Или— 16 октября. Для зимы известна добыча только одного экземпляра—18 декабря поблизости от Ташкента, где-то на Келесе или Чирчике (Зарудный).

Морская чернеть — крупная утка, очень плотного сложения. Легко узнается по окраске селезней, у которых голова и грудь черные, брюхо белое, а спина светло-серая. На лету хорошо видна широкая белая полоса вдоль заднего края крыльев. Бросается в глаза также несоразмерно большая голова, особенно у самок. Полет очень быстрый, прямолинейный похожий на полет других чернетей. Голос — резкое «карр», на на пролете птицы молчаливы и кричат редко.

Ввиду немногочисленности существенного значения в охотничьем хозяйстве не имеет.

РОД ГОГОЛЬ — BUCEPHALA

Род объединяет три вида, из которых два обитают в Северной Америке, а один широко распространен в северной части Евразии, частично населяя и Северную Америку. В пределах Казахстана — один вид.

ГОГОЛЬ — BUCEPHALA CLANGULA L.

Синонимы: Fuligula clangula L., Clangula clangula L.

Описание. У самца в брачном наряде голова и верхняя сторона шеи черные, с зеленым металлическим отливом; перья затылка удлинены. Около углов рта округлое белое пятно. Зад шеи до спины, зоб, грудь, бока, брюхо и нижние кроющие хвоста белые. Верхняя сторона и крылья черные, за исключением белого зеркальца и большого белого пятна на верхних кроющих крыла; удлиненные плечевые черные, с продольными белыми полосами в центре пера. Перья боков голени черные.

У самки голова и верхняя сторона шеи коричнево-бурые, низ шеи грязно-белый, зоб, зашеек и бока тела серые, с беловатыми каемками на перьях. Спина темно-бурая, грудь, брюхо и подхвостье белые. Крыло — как у самца, но кроющие окрашены вместо черного цвета в бурый.

Молодые и самец летом похожи на самку, но у селезня плечевые остаются белыми, молодые же окрашены тусклее, и все цвета у них более грязные.

Клюв у самца черный, у самки черный с желтой вершиной. Ноги у самца оранжевые или желтые, с темными перепонками; у самки и молодых — грязно-желтоватые. Радужина — светло-желтая у старых и грязно-буроватая у молодых.

Размеры: крыло у самца 215—235 мм, у самки 190—215 мм; хвост 90—96 мм; плюсна 33—41 мм; клюв 28—41 мм.

Вес гоголей из Казахстана (г): январь, дельта Или, молодой самец 860: апрель, озеро Мокрое (к СВ от Кустаная), самцы 1100 и 1100; Ладыженка (к югу от Атба-сара), самцы 950 и 960; низовья Иргиза, самец 940; Зайсан, 850; май, район Караганды, самка 700, июль, Ладыженка, самец 900; июль, Зайсан, самки 500 и 600; август, район Караганды, самцы 960, 880 и 1180; Зайсан, самка 650; сентябрь, район Караганды, самцы (12) 750—1150 (среднее 1010), самка 720; Зайсан, самцы 900 и 1000; ноябрь, дельта Или, молодой самец, 920; Тянь-Шань, Нарынкол, самец 1000,

Пуховой птенец сверху черно-бурый, бока и грудь бурые; передняя сторона шеи белая, брюхо серое.

Яйца серовато-зеленоватые; длина их 52—67 мм, поперечник 39—45 мм.

Гнездовая область гоголя занимает большую часть лесной зоны Евразии и Северной Америки. В СССР к югу идет до Псковской, Калининской, Ярославской областей, Татарской АССР, района Оренбурга, Тюмени, Томска, Барнаула и ленточных сосновых боров (здесь до Семипалатинска), далее до Алтая, Саян, Тувинской области, Прибайкалья и затем по границам СССР; южнее гнездится в Маньчжурии. Кроме того, известны изолированные места гнездования гоголя в Шотландии, Швейцарии, Югославии, в низовьях Дуная и Днепра, на Черном Иртыше и в ряде других пунктов.

Основные зимовки гоголя — в Евразии у побережий Немецкого и Балтийского морей, у Британских островов и Северной Франции, на Южном Каспии, на Черном и Средиземном морях, на Иссык-Куле, в Иране, в небольшом числе в Пакистане, Кашгарии и Монголии. В восточной части Евразии зимует на Ангаре, Ононе, у Командорских островов, берегов Камчатки, Южного Приморья, Кореи, Японии. Одиночки и небольшие стайки зимуют по полыньям рек далеко к северу, например под Томском, Оренбургом,-Киевом и во многих других пунктах.

Распространение гоголя в Казахстане как гнездящейся птицы выяснено еще далеко не достаточно. Он многочислен на Марка-Куле, но, кроме этого озера, в казахстанской части Алтая на гнездовье нигде не| найден. В небольшом количестве, но регулярно гнездится на Черном Иртыше. Как немногочисленная гнездящаяся птица указывается для района Семипалатинска, но условия его обитания здесь остаются невыясненными. Вероятно, гнездится по Иртышу, выше Усть-Каменогорска. Б. К.
Штегман (1934) определенно говорит о гнездовании гоголя на озере Щучьем в районе курорта Борового; как здесь, так и на озерах в горных группах Имантау, Аиртау, Сандыктау и Зеренде гоголи регулярно встречаются летом, и местные жители уверяют, что они здесь гнездятся.

Рис. 154. Распространение гоголя в Казахстане: 1 — гнездование, 2—зимовки, 3— летние нахождения (не гнездовые), 4 — пролет весной, 5 — пролет осенью.

Рис. 154. Распространение гоголя в Казахстане: 1 — гнездование, 2—зимовки, 3— летние нахождения (не гнездовые), 4 — пролет весной, 5 — пролет осенью.

Однако никакими точными доказательствами гнездования гоголя в этих местах мы не располагаем, хотя по характеру местности (озера среди леса) в гнездовании здесь гоголя не будет ничего неожиданного. Существуют старые указания (Зарудный, 1888) на гнездсвание гоголя в уремах пизовий Илека и по Уралу между Уральском и Оренбургом; для настоящего времени какими-либо положительными сведениями для этого района мы не располагаем.

Следует иметь в виду, что летом гоголь в стенной зоне Казахстана встречается в большом числе, главным образом селезни и холостые самки, собирающиеся здесь на время линьки. Скопления линных гоголей наблюдаются в степях Казахстана, на широком пространстве от актюбинских степей через степи Кустанайской, Кокчетавской, Акмолинской, Карагандинской и Павлодарской областей. Отдельные экземпляры гоголей наблюдались летом и южнее, уже в пустынной зоне: в Зоологическом Институте АН СССР есть экземпляр, добытый в июне на Чу.

Как пролетная птица известен в Казахстане всюду, но в низовьях Сыр-Дарьи и Чу, как и в Балхаш-Алакульской котловине на пролете очень редок.

Небольшие стайки гоголей довольно регулярно зимуют на юге Казахстана — к югу от Туркестана и Чимкента. Уже далеко не ежегодно и в очень небольшом числе гоголи зимуют по полыньям Или — от китайской границы и до дельты реки. Так же нерегулярно зимуют по Иртышу между Зайсаном и Усть-Каменогорском и по некоторым речкам, сбегающим с Саура (например, по Кендерлыку). Есть указания, что в отдельные мягкие зимы гоголи встречаются на северном побережье Каспия.

В Казахстане кольцевания гоголей не было. По аналогии с Курганской областью, где кольцевание линяющих гоголей проводилось ряд лет, можно предполагать, что на озера степей Казахстана для линьки собираются птицы, гнездящиеся в лесной полосе Сибири и Урала.

Рис. 155. Гоголь. На первом плане токующий самец, позади — самка.

Рис. 155. Гоголь. На первом плане токующий самец, позади — самка.

Основная масса этих птиц летит на зимовки на Каспий, меньшее число — в область Средиземного моря и, наконец, совсем небольшая часть отлетает в юго-восточном направлении и зимует, быть может, на Иссык-Куле. Из окольцованных в Курганской области линных селезней гоголей четыре были добыты в Казахстане: 1) в октябре поблизости от Кустаная, 2) в октябре в Мамлютском районе (к западу от Петропавловска), 3) в апреле близ Уральска и 4) в апреле в Алексеевском районе (к северу от Акмолинска).

Гоголь гнездится близ озер с лесистыми берегами, по тихим таежным речкам и у озер по поймам крупных рек. Обязательным условием гнездования является наличие деревьев с дуплами. Во время пролета встречается на озерах и реках, главным образом на рыбных; на без-рыбных озерах останавливается редко и на непродолжительное время. Напротив, во время линьки собирается на обширных открытых озерах, преимущественно солоноватых и соленых и, как правило, совершенна безрыбных. Зимой встречается на незамерзающих участках рек.

Довольно крупная, плотная утка с большой головой. Самец отличается от всех наших уток ярко-белой окраской груди и боков, белым зеркальцем на крыле и хорошо видными белыми пятнами на крупной черной голове. Самка серая, с белым низом, темной головой, которая отграничена от туловища белым ошейником, и с белым пятном на крыле

Лучше всего гоголь узнается по тому звуку, который он издает крыльями во время полета и который нельзя смешать ни с чем, — это очень высокий звенящий звук, вроде равномерно прерывающегося свиста. Прекрасно ныряет, преимущественно вертикально вниз. С воды поднимается легко и летит быстро. Осторожная птица. Очень общественен, держится стаями на пролете, а негнездящиеся и линяющие — и летом. Голос слышится не часто и напоминает хриплое карканье.

Пища добывается нырянием и собирается со дна или с водной растительности. Это почти исключительно животноядная птица. Весной в составе кормов преобладает мелкая рыба и личинки водных насекомых. Осенью преимущественно питается личинками водных насекомых (хирономид, ручейников и др). Во время линьки поедает личинок стрекоз и бокоплавов.

Весной прилетает очень рано, с появлением первых проталин, когда водоемы еще покрыты льдом. В районе Туркестана пролет начинается с конца февраля и длится до конца марта — начала апреля, редко до 20—25 апреля. В низовьях Сыр-Дарьи пролетает в конце марта — начале апреля. У Аральска пролет проходит с первых чисел апреля до начала мая. На севере Аральского моря пролетные наблюдались во второй половине апреля. В Илийской долине и в дельте Или, где гоголи Tia пролете малочисленны, отмечались с конца февраля, весь март и апрель; отдельные экземпляры задерживаются и значительно дольше— до середины мая. На Аксу наблюдались даже 21 мая. В устье Аягуза слабый пролет наблюдался в первой декаде* апреля. На Зайсане прилетает в начале апреля. Под Семипалатинском первые гоголи обычно появляются в начале апреля, но в некоторые годы — в конце, марта (23 марта); массовый пролет проходит здесь в первые две декады апреля, после чего гоголи заметно уменьшаются в числе. На Алтае, в районе Курчума, они появляются в конце марта. На озере Саумал-куль (к востоку от Караганды) в необычно позднюю весну 1954 г. первые гоголи наблюдались 27 апреля, когда озеро было еще подо льдом. Валовой пролет проходил 6—14 мая, после 15 мая ослаб и окончательно закончился 21 мая. На Кургальджине основной пролет идет в середине апреля. В Наурзуме массовый пролет проходил 22—27 апреля, но крупные стаи попадались до конца мая. В окрестностях Иргиза П. П. Сушкин (1908) отметил прилет 24 апреля, а последних наблюдал 9 мая; мы 19—20 апреля наблюдали здесь конец массового пролета, после чего небольшое число гоголей летело до 2 мая. На Эмбе, у устья Темира, 7 апреля пролет был в разгаре и закончился к 17 мая. У Джамбейты прилет отмечен 1 апреля. В низовьях Илека валовой пролет проходит с начала апреля до конца второй декады этого месяца. На Мангышлаке обычны на пролете в марте — апреле, но запоздалые стайки наблюдаются и в начале мая, а иногда и в конце его.

Весной летит стаями, обычно в 10—30, но иногда и до сотни штук. Пролет идет как днем, так и ночью. Иногда птицы летят очень высоко, но над водой обычно не выше выстрела. Ранней весной останавливается на полыньях, на лужах надледной воды, а в редких случаях и на лужах по проталинам. Позднее придерживается более глубоких и преимущественно рыбных озер или рек, где держится поблизости от льда. Первыми появляются стаи из одних самцов, но в разгар пролета наблюдаются стаи из самцов и самок, в которых птицы держатся уже парами.

В степях Казахстана, где эти птицы не гнездятся, остается на лето значительное количество гоголей, еще не достигших половой зрелости.

Много селезней прилетает сюда на линьку; среди стай линяющих селезней всегда имеется небольшое количество холостых самок. На некоторых озерах гоголи совершенно исчезают после весеннего пролета, а затем появляются вновь. Здесь можно говорить о прилете, а иногда и о пролете их на линьку. На озере Саумалкуль С. Г. Панченко наблюдал конец весеннего пролету гоголей 21 мая. После этого их на озере совершенно не было до середины июня. К 26 июня они были здесь уже обычны; большинство стай состояло из селезней, среди которых только единицами встречались самки. Гоголи стаями до 100—200 экземпляров держались здесь до октября.

Для линьки ими избираются озера, имеющие обширные открытые плёсы и, как показывают наши наблюдения, преимущественно соленые и солоноватые. Здесь линяющие гоголи держатся на открытой воде, вдали от берегов.

Брачные игры заключаются в том, что селезень распускает хвост, закидывает голову на спину, а затем резким движением выбрасывает ее вперед и вверх, одновременно толкая, туловище вперед и поднимая при этом фонтан брызг, причем оперение головы сильно распушается, отчего и без того массивная голова кажется непомерно большой. После того самец плавает вокруг самки с вытянутой шеей. Во время выбрасывания головы слышится звонкий дребезжащий звук. Пары гоголей очень прочные. Драки между самцами редки и бывают лишь рано весной.

Гнезда устраиваются в дуплях деревьев и очень редко — на земле, между корнями; есть указание, что изредка гоголи гнездятся в скалах, между камнями. Об условиях гнездования гоголя в Кокчетавской области, под Семипалатинском, по Иртышу выше Усть-Каменогорска и по Уралу ничего не известно. На Черном Иртыше гнезда находили в дуплах старых тополей, на высоте 2 и 3,5 м от земли. Гнезд на Марка-Куле не найдено — вероятно, там они помещаются главным образом в дуплах лиственниц.

На Черном Иртыше И. Ф. Самусев нашел гнездо, содержащее пять свежих яиц 20 мая, а Г. И. Поляков (1914)—гнездо с девятью свежими яйцами обнаружил 16 июня. Гнезда помещались в дуплах тополей, без всякой выстилки, кроме древесной трухи и пуха птицы; на дереве с найленным Г. И. Поляковым гнездом помещалось обитаемое гнездо скопы. Птенцов по старицам Черного Иртыша он же наблюдал с 15 июня до 4 мюля. И. Ф. Самусев первых пуховичков видел в середине июня, а летающих молодых — в конце июля. На Марка-Куле много выводков с пуховыми птенцами Г. И. Поляков (1914) наблюдал в последних числах нюня. Нами на Марка-Куле 6—12 сентября наблюдалось много молодых, державшихся неподалеку от берегов и, по-видимому, оставленных взрослыми—во всяком случае стариков поблизости не было, хотя вообще на озере их было много. Большинство молодых размерами почти не уступало взрослым птенцам, но махи у них были еще недоросшие. Тут же были и пуховые птенцы небольшого размера. Молодые, даже еще совсем небольшие, прекрасно ныряют и при опасности выныривают, стараясь попасть головой под наиболее густые заросли водорослей, откуда выставляют только голову; заметить небольшую кочечку водорослей, т. е. голову птенца, очень нелегко. Учитывая сроки наступления морозов на Марка-Куле, можно полагать, что часть птенцов столь поздних выводков обречена на гибель.

По наблюдениям в других районах Союза, яйца откладываются гоголями ежедневно, а насиживание начинается с момента откладки последнего яйца и длится 30 дней. Птенцы выводятся дружно, за 2—3 часа, но около суток остаются в гнезде. Острые и сильно загнутые коготки и жесткий хвост позволяют им без труда выбираться из дупел любой глубины. Вылезая из дупла на голос матери, птенцы прыгают вниз, и благодаря малому весу, даже при падении с большой высоты (до 10 л и более) остаются невредимыми. Селезни держатся поблизости первую половину насиживания, а затем покидают район гнезда.

Осенний пролет в низовьях Илека начинается с начала сентября и заканчивается к началу ноября. В Наурзуме пролет наблюдался в конце сентября — начале октября. В верховьях Иргиза и Тобола пролет начинается с середины сентября, достигает наибольшей силы в конце сентября — начале октября и заканчивается в середине или конце его. В низовьях Иргиза пролет шел до самых последних чисел октября. На Кургальджине пролет начался с 1 сентября, к 10 сентября гоголей было уже много, а 9—И октября шел валовой пролет. На Саумалкуле пролет начался 16-сентября и наибольшей силы достиг к 10 октября, далее численность снизилась, а к 19 октября гоголи окончательно исчезли. У Семипалатинска они пролетают в первой и второй декаде октября. На Зайсане отлетают в середине октября. В Балхаш-Алакульской котловине гоголи осенью редки и наблюдались на пролете в октябре и ноябре. У Аральска пролет проходит в две последние декады октября — половину или две декады ноября. Близ г. Туркестана первые гоголи появляются в начале ноября. В устьях Урала пролет проходит с середины сентября до конца октября. У Мангышлака пролет наблюдался с 11 октября, но еще в середине ноября у с. Баутино отмечались большие стаи.

Валовой пролет гоголей начинается после первых морозов, а конец пролета совпадает с замерзанием водоемов. В северной половине Казахстана гоголи на пролете многочисленны почти повсеместно, но в южной обычны только на Каспии, Аральском море и Зайсане, будучи очень редкими, скорее случайными птицами в Бглхаш-Алакульской котловине и по низовьям Чу. Летят стайками обычно в 10—20 экземпляров, но иногда и большими стаями до 50 и более штук.

Зимой держатся на полыньях рек, а на юге — по незамерзающим рекам.

В северной половине Казахстана гоголь добывается в заметном количестве, в южной — редок. Лишь на Марка-Куле он составляет заметную часть добываемых здесь уток. Качество мяса гоголя значительно ::уже, чем у речных уток и некоторых чернетей (голубой, белоглазой).

РОД МОРЯНКА —CLANGULA

Сюда относятся два вида, из которых один широко распространен в тундрах Евразии и Америки, а другой гнездится в Восточной Сибири и западных частях Северной Америки. В Казахстане один вид нормально встречается на пролете, а второй лишь редко и слуб&йно залетает.

ТАБЛИЦА ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВИДОВ МОРЯНОК

(2) Брюхо и подхвостье чисто белые

Морянка — С. hyemalis,

(1) Брюхо и подхвостье темные. Каменушка — С. histrionica.

Синонимы: Fuligula glacialis L., Harelda glacialis L.

Описание. У самца в брачном наряде голова, шея, зоб, грудь и верхняя сторона, темно-бурые, бока головы дымчато-серые, вокруг глаз белое кольцо. Перья передней части спины и плечевые с широкими охристыми краями. Плечевые удлинены. Брюхо белое, бока сероватые. Два средних рулевых сильно удлинены; длина их 150— 200 мм и более. В зимнем оперении (с конца октября по март или апрель) у самца лоб, верх голоиы, горло, зоб и зад шеи чисто белые. Уздечка и щеки серые, на боках. шеи по бурому пятну. Передняя часть спины, крылья, спина и надхвостье темнобурые. Задняя часть груди и весь остальной низ белые, бока сероватые. Плечевые пепельно-серые, задние из них удлинены.

Основание клюва у самца черное, середина его желтовато-розовая, коготок черный; ноги сероватые, радужина бурая.

У самки верхняя сторона головы, зашеек, подбородок и пятно по бокам передней части шеи черновато-бурые. Пространство около глаза, передняя сторона шеи и ее бока беловатые. Верхняя сторона темно-бурая; плечевые, кроющие крыла и надхвостье с беловатыми каймами перьев. Зоб серовато-бурый, остальной низ белый. Маховые бурые, хвост сероватый. Средние рулевые не удлинены.

Клюв бурый с зеленоватым оттенком, ноги зеленовато-черные, радужина желтоватая.

Молодые птицы похожи на самку, но в общем они серее.

Размеры: крыло 180—240 мм, плюсна 32—38 мм> клюв 24—29 мм, хвост самою 55—70 мм, самцов — до 250 мм.

Вес морянок, по литературным данным, от 650 до 850 г. Самка, добытая у г. Иргиза в апреле, весила 700 г.

Гнездится на внутренних водоемах тундр Евразии и Америки. Основные зимовки в прибрежных частях Атлантического и Тихого океана с их морями к югу до Северной Франции в Европе, Японии и Кореи в Азии, до мыса Гаттераса на восточных берегах Америки и до Калифорнии— на западных. Кроме того, зимует у берегов Мурмана. у Новой Земли, а также в области Великих озер в Америке.

В Казахстане встречается во время пролетов, а также в небольшом количестве летом (но не гнездится).

Данные о местах и сроках весеннего пролета таковы. На Мангышлаке 1 мая нами найден совершенно свежий труп морянки. По сведениям, собранным Н. А. Гладковым и В. С. Залетаевым (1956), на пролете здесь обычна, но немногочисленна. По данным Ё. П. Спангенберга и Г. А. Фейгина (1936), на нижней Сыр-Дарье пролетает весной в очень малом числе. В низовьях Иргиза, по-видимому, очень редка, так как не наблюдалась П. П. Сушкиным (1908) и Н. А. Северцовым; нами здесь наблюдалась стайка в восемь экземпляров 30 апреля. В низовьях Илека на пролете обычна, но бывает в небольшом числе. Появляется здесь в первой декаде апреля и летит до его конца. В Наурзуме на пролете довольно обычна, пролет заканчивается в последних числах мая. Обычна на пролете в области озера Мокрого (северо-восточнее Кустаная). Веской здесь пролетает поздно, только тогда, когда на озерах окончательно растает лед, т. е. в конце апреля — первой декаде мая.

Осенью пролет проходит в области верховьев Иргиза с 3 октября до 24 октября, уже при первых метелях. По Тоболу и прилежащим озерам морянки появились 10 октября и были многочисленны на озере Боровом еще 18 октября, после чего исчезли; в это время озеро замерзла уже на значительное расстояние от берегов. Нами морянки в большом числе наблюдались на озере Копа у Кокчетава еще 6—9 ноября, когда это озеро на большое расстояние от берега покрылось толстым льдом. Одна из птиц запуталась в сети у самого обреза льда и была нами Еытащена из них, при этом лед трещал, но все же выдержал тяжесть около 70 кг. В Наурзуме, по наблюдениям А. В. Михеева (1938), пролет

ные появились в начале октября. Из окрестностей Гурьева в Зоологическом институте АН СССР имеется ряд экземпляров, добытых Г. С. Карелиным с 22 октября по 3 ноября. Н. А. Гладков и В. С. Залетаев (1956) 16—18 октября наблюдали одиночек и небольшие стайки из двух — девяти штук у острова Подгорного и против мыса Агамурун (Мангышлак). По сведениям, собранным ими, на пролете у берегов п-ова Мангышлака морянка обычна, но немногочисленна.

Рис. 156. Распространение моряики в Казахстане: 1—зимовки, 2—летние нахождения (не гнездовые), 3—пролет весной, 4—пролет осенью.

Рис. 156. Распространение моряики в Казахстане: 1—зимовки, 2—летние нахождения (не гнездовые), 3—пролет весной, 4—пролет осенью.

У Аральска на пролете очень немногочисленна. В. А. Грачев лишь один раз за три года наблюдал одиночную самку 31 октября в морском заливе. Осенью на пролете в небольшом числе встречается по всей долине Сыр-Дарьи, от ее дельты до Туркестана (суммированные сведения Зарудного, Спангенберга и Фейгина, 1936).

Во время пролета морянки летят главным образом небольшими стайками, ночью. На дневки останавливаются на больших открытых плёсах крупных озер или на реках. Останавливаясь на озерах, громкими криками скликают друг друга и к ночи собираются в стаи. Птицы эти очень шумливы, и гвалт их в стаях напоминал П. П. Сушкину (1908) разозленных кошек.

Особо следует остановиться на встречах морянок в Казахстане летом. 20 июня линяющий селезень был добыт Н. А. Зарудным (1888) у Актюбинска. С. И. Снигиревский 7 июля добыл самца и самку на озере Соркуль в бассейне Илека (коллекция Зоологического института АН СССР). 19 июля А. Р. де-Ливрон (1938) встретил на большом восточном плёсе озера Сарымуин (Наурзум) стайку морянок из семи особей. Н. А. Гладков и В. С. Залетаев (1956) 8 июня видели самца на Баутинской косе, а 26 июня на о-ве Кулалы была поймана морянка, у которой линяли маховые перья. Рыбаки, живущие на озере Мокром (к северо-востоку от Кустаная) и хорошо знающие морянку, сообщили нам, что эта птица регулярно в небольшом количестве встречается летом на озере Мокром и некоторых других озерах в этом районе; птицы здесь не гнездятся, но держатся все лето. Учитывая, что в Макушинском районе Курганской области находится место постоянного скопления линных морянок, приведенные выше данные представляются весьма интересными. Очень вероятно, что еще i?e обнаруженные скопления линяющих морянок имеются в Казахстане и разбросаны по значительной площади — от бассейна Илека и Курганской области через озера Кустанайской и Актюбинской областей до Мангышлакских островов. Возможно и то, что в этом районе нет массовых скоплений линных морянок, а они встречаются небольшими группами по озерам этого Оолыйого района.

; Сообщение А. М. Никольского (1883) о встрече им в середине августа на мелких альпийских озерах между Катон-Карагаем и Марка-Кулем на высоте 1700 м уток, которых он «почти с полной уверенностью» относит к морянкам, вероятно ошибочно.

Морянка — утка среднего размера, плотного сложения, с небольшой головой и длинным хвостом с нитевидными рулевыми, который она держит приподнятым под некоторым углом. Полет морянки быстрый, плавает она легко, ныряет прекрасно. Очень шумлива, особенно весной. Голос морянки сильный, певучий, совершенно не похожий на голоса других уток и может быть передан как протяжное «э—а—ули» (откуда происходит одно из местных названий — аулейка).

Будучи в Казахстане сравнительно малочисленной, добывается лишь в небольшом числе.

КАМЕНУШКА— .CLANGULA HISTRIONICA L.

Синонимы. Fuligula histrionica L., Histriotiicus histrionicus L.

Описание. У селезня в брачном наряде голова и шея черные, с синеватым отливом; между глазом и основанием клюва белое пятно, продолжающееся в виде полоски над глазами; к затылку эта полоска становится каштановой. На боках головы за ухом округлые белые пятна; на боках шеи по удлиненному белому пятну. У основания шеи белая полоса. Верхняя часть спины сине-аспидная, остальная спина и надхвостье черные. Грудь аспидно-серая, брюхо синевато-бурое, бока темно-рыжие, подхвостье черное. Плечевые образуют белое поперечное пятно, окаймленное черным; у второстепенных маховых черно-синие блестящие вершины, третьестепенные с белыми наружными опахалами. Зеркальце темно-синее, с блестящим металлическим отливом; спереди оно окаймлено белым. Хвост черный. Клюв оливково-бурый, с более светлым ноготком.

У самки весь верх и бока тела темно-бурые, с оливковым отливом. Низ тела беловатый, с бурыми неясными пестринками; между глазом и клювом, а также около уха беловатые пятна.

Селезень летом и молодые похожи на самку.

Размеры: крыло 175—210 мм, плюсна 33—39 мм, клюв 24—30 мм.

Вес (по литературным данным) 500—800 г.

Известно два подвида. Населяющие СССР каменушки относятся к С. h. pad-ficus Brooks.

Гнездится в Восточной Сибири на запад — до Байкала, на север — до полярного круга, на юг — до Уссурийского края и на восток — до Тихого океана, Командорских, Курильских и Алеутских островов и части Аляски. Затем гнездится в западных частях Северной Америки, по побережьям Гренландии и в Исландии. Зимовки на Тихоокеанских побережьях, а также у берегов Исландии, Гренландии, Ньюфаундленда и Лабрадора.

Для Казахстана имеется только указание Э. А. Эверсмана (1866), согласно которому она встречается зимой на озерах южных степей, т. е., вероятно, где-либо у северных берегов Каспийского моря. У границ Казахстана отмечена лишь у д. Неженки (близ Оренбурга), где 20 октября 1888 г. самец этого вида добыт Н. А. Зарудным (1888).

Легко может быть узнана по окраске и голосу: в стаях часто слышатся звуки «эк—эк—эк» и хриплое «хе—хе».

РОД ГАГА —SOMATERIA

К этому роду относится пять видов, обитающих по побережьям арктических морей или неподалеку от них. Залеты в глубь материка — исключительная редкость. По-видимому, такой залет имел место в Казахстане.

ГАГА-ГРЕБЕНУШКА — SOMATERIA SPECTABILIS L.

Описание. У самца в брачном наряде низ головы, шея, зоб, грудь, зашеек, спича и большая часть кроющих крыла белые. Поясница, надхвостье, брюхо, бока, подхвостье, плечевые и маховые черные, как и узкая полоса, окаймляющая шишку в основании клюва. Темя и затылок голубовато-серые, бока головы светло-фисташково-зеленые. Радужина желтая.

Клюв красноватый с оранжевым кожаным выростом на основании надклювья. Ноги оранжевые.

Самка и молодые тускло-буровато-ржавой окраски, с черно-бурыми пятнышками, мелкими и продольными на голове и шее и более крупными и поперечными на груди, боках и мантии; брюхо шоколадно-бурое.

Размеры: крыло 270—294 мм, плюсна 45—49 мм, клюв 29—33 мм.

Гнездится в тундрах и по островам Арктики как в Евразии, так и з Америке. Зимовки в Беринговом море, у Камчатки и Алеутских островов, у побережий Норвегии, Великобритании, Исландии, Гренландии, Ньюфаундленда и Лабрадора.

Залеты в глубь материка — исключительно редкое явление. Для Казахстана имеется всего один достоверный случай добычи гребенуш-ки — в 1851 г. весной, у станицы Кулагинской на Урале (Мензбир, 1895).

Это очень крупная утка. Селезень как на полете, так и на воде кажется спереди белым, сзади черным. Самка однообразно бурая. Летает обычно низко над водой, равномерно взмахивая крыльями.

РОД ТУРПАНЫ —OIDEMIA

В него объединяются пять видов, населяющих северные части Евразии и Америки. В Казахстане встречаются три вида.

ТАБЛИЦА ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВИДОВ ТУРПАНОВ

(2) На крыле нет белого зеркальца    Синьга    — О. nigra.

(1) На крыле белое зеркальце

(4) Ноздри продолговатые, узкие. Клюв при основании несколько вздут, но не образует резко выраженной шишки

Турпан — О. fusca.

(3) Ноздри широкие, округлые или треугольные. При основании надклювья резко выраженная высокая шишка

Горбоносый турпан — О. deglandi.

ТУРПАН — OIDEMIA FUSCA L.

Синонимы: Fuligula fusca L., Melanitta fusca L.

Описание. Самец блестяще-черного цвета; зеркальце на крыле и небольшое пятнышко под глазом белые. Ноги красные. Клюв двуцветный: основание, нарост, область ноздрей, края челюстей и полоски по бокам хребта черные, остальное — оранжевое. Радужина серовато-белая.

Самка темно-бурая, брюхо с беловатыми кончиками перьев, зеркало белое; на уздечке и в области уха по более бледному, чем окраска верха, пятну. Ноги грязно-желтые, клюв серовато-бурый, радужина бурая.

Молодые окрашены сходно с самкой.

Размеры: крыло 250—300 мм, плюсна 45—52 мч, клюв 40—50 мм.

Вес самцов, по литературным данным, доходит до 1500—1700 г, вес самок 1100—1300 г, молодых 850—1200 г. Самка, добытая 26 июня на озере Саумалкуль (к востоку от Караганды) с гнезда с семью яйцами, весила 1240 г.

Пуховой птенец сверху черно-бурый, передняя сторона груди белая, брюшко сероватое, на крыльях белые пятна.

Яйца бледно-серовато-охристые. Длина их 64—77 мм, поперечник 45—52 мм.

В основном гнездится в тундре, лесотундре и северной части лесной зоны от Оркнейских и Гебридских островов и Северной Шотландии на западе до Хатанги — на востоке. К югу доходит до южных частей Скандинавии, островов Балтийского моря, Ладожского озера, 65° с. ш. на Печоре; затем граница распространения идет круто на юг — к Свердловску, Тюмени, Тюкалинску, северным районам Ба-рабы. К югу отсюда известны случаи гнездования в Барабе и Кулунде и в северных частях Казахстана. Кроме того, изолированное гнездование известно для озера Севан в Армении и для озер Ахалкалакского плато в Грузии. Основные зимовки у берегов Европы, от горла Балтийского моря, Мурмана и Норвегии до берегов Франции и Северной Испании. Единицами зимует на Черном и Средиземном морях, в Средней Азии и в небольшом числе на Южном Каспии. Некоторое количество селезней во время линьки наблюдается в Челябинской и Курганской областях и в Северном Казахстане.

Гнездование в Казахстане имеет прерывистый характер. Турпаны гнездятся как бы колониями на отдельных озерах, расположенных часто очень далеко друг от друга. Гнездование доказано для следующих пунктов: 1) озеро Большое Чебачье у курорта Боровое, 2) озера близ Кургальджина (Узункуль и другие), 3) озеро Саумалкуль в 100 км к востоку от Караганды. Кроме того, почти наверняка, гнездится на некоторых озерах севера Кустанайской области, между Троицком и Уба-ганом, на северо-востоке Павлодарской области и на озерах среди леса у Борового. Стаи турпанов наблюдались летом на Кушмуруне, на озере Чийли между Наурзумом и Кушмуруном, на озере Саумалкуль, между Карагандой и Баянаулом, и на Кургальджине; весьма вероятно, что это были прикочевавшие на линьку птицы. На пролете наблюдался на Каспии у Форта Шевченко, в дельте Сыр-Дарьи, у Аральска, на Эм-бе, в низовьях Иргиза, на Саумалкуле, Кургальджине, у Борового и у Семипалатинска — всюду редок и малочислен. Есть указания, что в некоторые зимы в небольшом числе зимует на юге Казахстана.

В Казахстане гнездится у озер с большими плёсами открытой воды и с тростниковыми зарослями у берегов, довольно глубокими, как рыбными (Большое Чебачье), так и без рыбы (все остальные). Озера пресные и солоноватые (Саумалкуль).

Крупная утка. Самец черный, с белой перевязью на крыле и небольшим, но заметным, белым пятном у глаза. Самка бурая, с белым на крыле, у клюва и в области уха. Держится турпан обычно на открытой воде, очень хорошо ныряет. С воды поднимается с трудом, полет тяжелый, над водой летает низко; на лету, благодаря окраске, напоминает тетерева-косача. Очень осторожен. Держится, как правило, стаями, летом большими, в несколько сот особей. Голос слышится редко — глухое грубое карканье.

Питается главным образом моллюсками, личинками водных насекомых и рыбой, очень редко поедает водные растения.

На весеннем пролете в Казахстане редок, наблюдения отрывочны и не дают какого-либо представления о сроках и напряженности

ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

Рис. 157. Распространение турпана в Казахстане: 1—гнездование, 2—зимовки, 3—летние нахождения (не гнездовые), 4—пролет весной, 5—пролет осенью.

пролета. В середине апреля одиночки и небольшие стайки наблюдались у Оренбурга. Вероятно, в эти же сроки пролетает по Уралу у устьев Илека. На Эмбе у устьев Темира ясный, но не обильный пролет наблюдался с 8 по 16 мая — турпаны летели стайками до 10 штук. На Кургальджине отмечен 9 мая. На Саумалкуле в позднюю весну 1954 г. первая пара появилась 1 мая. Пролет был очень слабый и закончился 21 мая.

На пары разбивается еще на зимовках; во всяком случае, сразу же после прилета наблюдаются пары, они же отчетливо выражены и в пролетных стайках. Но к гнездованию приступает очень поздно. На Большом Чебачьем озере, близ курорта Боровое, Б. К. Штегман (1934) 24 июля видел выводок с одним большим, но еще нелетным птенцом, С. Д. Лавров (1930) 11 июня на небольшом озере к востоку от Кургальджина добыл самку с яйцом, готовым к сносу. Нами на озере Саумалкуль 26 июня наблюдались стаи турпанов; время от времени одна из пар поднималась с открытой воды и летела к тростникам на мелководье, над которыми делала два-три широких круга на очень небольшой высоте (2—3 м над землей), временами почти задевая за верхушки тростника; было похоже, что пары выбирают место для гнезда. 25 июня здесь было найдено гнездо, содержащее семь яиц, четыре из которых были совершенно свежими, а в трех начали появляться кровеносные сосуды. Самка, подпустившая человека на близкое расстояние, сбежала с гнезда, затем пыталась подняться, но запуталась в тростнике и была поймана руками. Гнездо помещалось на мелководье (глубина воды 5—7 см), под сваленным тростником. Оно было устроено из тростника, в лотке немного пуха птицы. В следующем году 3 июля здесь было вновь капдено гнездо, содержащее семь свежих яиц. На Саумалкуле турпаны гнез-аятся постоянно, но количество гнездящихся пар неодинаково. В 1953 г. их было здесь около 25 пар, в 1954 г. — всего 6 пар, в 1955 г.— около 12—15 пар.

В окрестностях д. Аксеновки (на запад от Чанов, неподалеку от границы Павлодарской области) турпаны также гнездятся постоянно.

ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

Рис. 158. Турпан.

Найденное нами здесь гнездо было устроено в степи под кустом марковника, на расстоянии около 1 км от воды. По словам местных жителей, очень хорошо знающих повадки уток, турпаны обычно гнездятся именно так, в 0,5—1 км от воды, под кустами марковника или других крупных трав. Самки приводят молодых к воде иногда прямо через деревню. У местных жителей существует обычай; заметив идущий выводок, провожать его до озера, оберегая от различных опасностей. Обычай этот выработан местными сибиряками очень давно и соблюдается твердо.

О том, как проходит на озерах Казахстана линька турпанов, известно очень мало. Птицы наблюдаются на отдельных избранных озерах большими стаями, часто в несколько сотен особей и держатся на глубоководных участках открытых плёсов.

На осеннем пролете турпаны также встречаются не часто. В области верховьев Иргиза 20 сентября наблюдалась стайка в 5—6 штук, а 22 октября — пара. У Оренбурга пролет отмечен в первые две декады октября. На Кургальджине пролетные наблюдались в сентябре. На Саумалкуле слабый пролет начался в середине сентября и закончился 9 октября. Под Аральском добыт в конце октября. На Каспии 13 октября трех турпанов видели у мыса Аралды, 16 октября восемь турпанов наблюдались в море южнее острова Подгорного, а 17 октября три штуки — в заливе Сарташ и девять птиц — у Баутино.

Имеются указания, что небольшое число турпанов иногда зимует к югу от Туркестана и Чимкента; об условиях их зимовки в этом районе ничего не известно.

Малочисленность турпана и его большая осторожность делаю г его редким трофеем охотников.

Синонимы. Oidemia fusca steinegeri Ridg., Melanitta deglcndi Bp.

Описание. Окраска этого вида такая же, как и у обыкновенного турпана. Отличительные признаки заключаются в следующем: у взрослого селезня на основании клюва имеется резко выраженный нарост, верхний край которого нависает вперед; ноздри округлые (у обыкновенного турпана они узкие, продолговатые); оперение уздечки выступает вперед углом и подходит к заднему краю ноздрей ближе, чем на 5 мм.


Рис. 159. Голова горбоносого турпана.

Рис. 159. Голова горбоносого турпана.

Размеры: крыло 250—290 мм, плюсна 45—52 мм, клюв 40—50 мм.

Подвиды. Образует два подвида: американский — О. d. deglandi Вр. и азиатский — О. d. steinegeri Ridg. Некоторыми систематиками обыкновенный и горбоносый турпан считаются за один вид, что, вероятно, есть лишь дань увлечению учением о formenkreis.

Гнездится в Восточной Сибири на запад до среднего течения Енисея и Алтая, а также в Северной Америке. В Сибири идет на север до границы лесной растительности, к югу — до Витимского нагорья, Тувинской области и Алтая. Птицы, гнездящиеся в- Сибири, зимуют у морских берегов от Камчатки до Японии и Кореи.

В Казахстане найден гнездящимся близ Рахмановских ключей на Алтае, на верхнем озере по речке Арасанке. Высота местности — около 2300 м над ур. м. Кроме того, приводится Н. И. Яблонским (1904), как пролетная птица Южного Алтая, по-видимому, для Курчума.

Всеми сведениями о горбоносом турпане в Казахстане мы обязаны П. П. Сушкину (1938). Им на верхнем озере по р. Арасанке, 30 августа — 3 сентября было встречено около 10 выводков этой птицы. Утята были совершенно оперившиеся, с несколько недоросшими маховыми или с маховыми около 2/3 нормальной величины и с остатками пуха на шее.

По наблюдениям этого автора, в прилежащих районах Алтая гнездится здесь на высотах, превышающих 2000 м, преимущественно в верхнем поясе леса или в поясе альпийского луга, иногда у зарослей полярной березки, у берегов небольших озерков. Одно из гнезд было устроено в двух метрах от воды и хорошо скрыто кустиками Poientilla jruticosa. Оно представляло ямку в земле, окруженную толстым валиком из мха. Очевидно, утка разгребла мох и этим самым устроила и ямку и моховой валик. Все гнездо было густо устлано буровато-серым пухом. Размеры гнезда — 30 см в диаметре и столько же в глубину. Самка сидиг на гнезде очень крепко и вылетает буквально из-под ноги. В гнездах, найденных на Чулышманском плато 15 и 20 июля, были яйца в самых ранних стадиях насиживания (2—3 дня). Селезня рано покидают самок, не принимая участия в судьбе выводка, и откочевывают на более крупные озера, сбиваясь в стаи. О времени прилета и отлега для Алтая данных нет. Питается турпан рыбой, личинками водных насекомых. Гнездится часто и на безрыбных озерах.

В природе почти ничем не отличается от обыкновенного турпана, лишь в некоторых случаях можно заметить сильно развитый наросг у основания надклювья.

Синонимы: Fuligula nigra L., Melanitta nigra L.

Описание. Самец весь блестяще-черный. Ноги и клюв, включая нарост у ею основания, черные; на верхней челюсти в области ноздрей большое оранжево-жел-тое пятно, иногда заходящее и на среднюю часть нароста.

Самка темно-бурая, бока головы, горло и брюхо несколько сероватые. Ноги и клюв темные, радужина бурая.

Размеры: крыло 215—243 мм, хвост 95—110 мм, плюсна 40—54 мм, клюв 40— 50 мм.

Гнездигся в Исландии, на Оркнейских островах, на Шпицбергене, па севере Шотландии и Ирландии и затем в тундре и лесотундре Евразии от Скандинавии до Лены. Основные зимовки у берегов Норвегии, у Британских островов, в южной части Балтийского моря, на Северном море; дальше на юг встречается все реже, но доходит до берегов Пиринейского полуострова и Азорских островов. Отдельные единицы изредка зимуют на Средиземном, Черном и Каспийском морях.

ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

В Казахстане очень редкая птица, встречающаяся исключительно во время пролетов. Весной 1921 г. В. Г. Гептнер (1925) наблюдал одну пролетную стайку в районе Кустаная. В середине апреля 1927 г. одиночки наблюдались дважды на мелководных водоемах долины Сыр-Дарьи у ст. Кара-узяк.

По-видимому, именно синьга отмечена В. Н. Шнитниковым (1949) 17 сентября 1925 г. на небольшом озерке в долине Чу у с. Камышанки. Одиночный экземпляр был добыт Н. А. Зарудным 30 октября 1909 г. в долине Сыр-Дарьи на озере Каракуль (где-то в приташкент-ском районе). Молодая самка в полуобщипанном виде продавалась торговцем дичи в Ташкенте; была добыта в конце декабря где-то поблизости.

Э. А. Эверсман (1866) упоминает, что во время пролета одиночки •синьги попадаются у Каспийского моря.

Легко отличима от всех наших уток, так как самцы ее сплошь черные. Самка темно-бурая, с более светлым зобом и брюхом, что заметно на полете. Хорошо ныряет, держится на пролете на озерах и реках с обширными плёсами. На полете взрослые селезни издают крыльями характерный звон, самки летают беззвучно.

РОД КРОХАЛЬ — MERGUS

Род объединяет шесть видов, из которых три встречаются в Казахстане.

ТАБЛИЦА ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВИДОВ КРОХАЛЕЙ

(2) Длина клюва от лба не более 30 мм, клюв и ноги темные

Луток — М. albellus.

(1) Длина клюва от лба не менее 40 мм, клюв и ноги красные, оранжевые или желтоватые

(4) В верхней челюсти от переднего края ноздрей до вершины клюва 13—15 зубцов

Большой крохаль — М. merganser.

(3) В верхней челюсти от переднего края ноздрей до вершины клюза 16—19 зубцов .

Длинноносый крохаль — М. serrator.

БОЛЬШОЙ КРОХАЛЬ— MERGUS MERGANSER L.

Описание. У самца в брачном наряде голова и прилегающая часть шеи черные, с зеленым металлическим блеском. На затылке хохол из удлиненных перьев. Спина и внутренние плечевые черные, поясница с верхними кроющими хвоста темно-серые. Основная половина шеи и весь низ тела, наружные плечевые, верхние кроющие крыла и зеркальце белые, часто с интенсивным розоватым налетом. Перья голени и боков поясницы испещрены серым.

У самки голова с прилежащей частью шеи рыжевато-бурая; горло и нижняя часть шеи белые. На затылке хохол из удлиненных перьев. Вся верхняя сторона тела от зашейка, а также мелкие и средние кроющие крыла серые; нижняя сторона тела белая, с сероватым налетом на зобе и боках тела; зеркальце белое.

Самец летом и молодые похожи на самку, но у самца средние и мелкие кроющие крыла белые, а хохол у молодых значительно короче и верх более светлый. Ноги у старых птиц красные или оранжевые, у молодых грязно-желтые. Клюв краснооранжевый, с темным концом и обыкновенно с темным хребтом; радужина у самца красная, у самки и молодых бурая. Во всех возрастах большой крохаль имеет от переднего края ноздрей до конца клюва по 13—14 зубцов, изредка 15.

Размеры: крыло у самца 260—300 мм, у самки 250—272 мм, хвост 100— 115 мм, плюсна 45—54 мм, клюв у самца 55—63 мм, у самки 43—53 мм.

Вес больших крохалей из Казахстана (г): март—апрель, дельта Волги, самцы 1800—2060, самка 1150; апрель, дельта Или, самцы 1700—1785; Зайсан, самцы 2000 (три экземпляра одинакового веса); июль, Тянь-Шань, хр. Кетмень, самка 1300; октябрь, дельта Волги, самка 1150.

Пуховой птенец сверху темно-бурый, с ржаво-бурой головой и рыжими боками шеи; на крыле с каждой стороны верхней части спины и надхвостья по белому пятну. Нижняя сторона белая; уздечка белая, ограниченная сверху и снизу черно-бурой полосой.

Яйца блестящие, чуть желтоватые; длина их 63—74 мм, поперечник 45— 49 мм.

Подвиды. Образует три подвида. Из них М. т. americanus Cass, обитает в Америке, М. т. merganser L. гнездится в большей части СССР, в том числе на Алтае, М. m. orientalis Gould населяет горы Центральной Азии, Гималаи и Памир. К какому подвиду относятся птицы Тянь-Шаня, неизвестно.

Большой крохаль гнездится в большей части лесной зоны Евразшг и Северной Америки, а также в горных местностях Средней Азии, по Гималаям и в Тибете. Основные зимовки сосредоточены близ Атлантических и Тихоокеанских берегов Евразии и Северной Америки, в области Средиземного и Черного морей, на юге Каспия, на Персидском заливе, в Северной Индии, Индо-Китае и Юго-Восточном Китае.

Рис. 161. Распространение большого крохаля в Казахстане: 1—гнездование,. 2 — зимовки, 3 — пролет весной, 4—пролет осенью.

Рис. 161. Распространение большого крохаля в Казахстане: 1—гнездование,. 2 — зимовки, 3 — пролет весной, 4—пролет осенью.

В Казахстане гнездится на Алтае, где найден на Марка-Куле и iio многим речкам — Бухтарме, Курчуму, по речкам у Лениногорска, в верховьях Убы и, вероятно, на многих других. Гнездится по Иртышу между Малой Краснояркой и Усть-Каменогорском, есть сведения о гнездовании между Усть-Каменогорском и Семипалатинском. Указан гнездящимся для окрестностей Семипалатинска. Далее гнездится на горных речках, стекающих с Саура и Тарбагатая и по р. Баканас, стекающей с Чингизтау к югу; вероятно, гнездится в верховьях Аягу-за, откуда имеются экземпляры, добытые в июне. Гнездится на некоторых речках Джунгарского Алатау, но здесь встречается редко. Гнездование указано для Тентека, Аганакатты, верховьев Каратала, Коксу и Усека. Гнездится на некоторых речках хребта Кетмень. По-видимому, совершенно не гнездится в Заилийском и Таласском Алатау, не найден также в Каратау. По Пскему и Угаму гнездится нормально. Во все, горах Тянь-Шаня в пределах Казахстана очень немногочислен, скорее, даже редок. Напротив, на Алтае распространен очень широко, а на Марка-Куле многочислен и вместе с гоголем и свиязью составляет основу утиного населения озера.

Указание П. П. Сушкина (1908), наблюдавшего крохалей в гнездовой обстановке в Улутау, возможно, следует относить к длинноносому крохалю.

На пролете встречается в западных частях Казахстана по Уралу, Эмбе, Гоболу, Убагану, Каспию, в восточных частях — по Иртышу, па Зайсане и на юге — повсюду. В центральных частях Казахстана — у Акмолинска, Караганды и в прилежащих районах, по-видимому, не встречается и во время пролета.

Зимует на незамерзающих участках рек в бассейне Сыр-Дарьи к югу от Джулека и, быть может, в районе дельты и оз. Камышлыбаш. Иногда встречается на речках в окрестностях Алма-Аты. Ежегодно встречается на полыньях Или как в дельте, так и в пределах Илийокой долины, до границы Казахстана.

ОТРЯД ПЛАСТИНЧАТОКЛЮВЫЕ— ANSERIFORMES

Рис. 162. Большой крохаль.

Не ежегодно, но часто зимует на Иртыше от Семипалатинска до Зайсана. Встречается зимой на Каспийском море близ Мангышлака.

Гнездится по озерам и рекам с прозрачной водой, богатым рыбой, чаще всего с каменистым дном. На пролете — по рекам и рыбным озерам, а зимой — по полыньям или на незамерзающих реках.

Большой крохаль — утка крупного размера с длинной шеей и узким клювом. У самца голова и верхняя сторона шеи черные, с металлическим блеском, остальная часть шеи, бока и низ белые. Клюв ярко-красный. У самки голова рыжая, горло и зоб белые. Плавает, погружаясь глубоко в воду, прекрасно ныряет. Полет легкий, с характерным свистом крыльев. На лету выделяется сплошь белая основная половина крыльев. Голос у самки — трескучее каркание, у самца глухое «ба-а-баб».

Основная пища — рыба самых разнообразных видов. Даже таких рыб, как ерш, окунь, бычки, крохаль поедает, заглатывая их с головы. На юге Казахстана в пищевом рационе крохаля значительное место занимает маринка, часто икряная, которая поедается, по-видимому, без малейшего вреда для птицы. Рыба активно преследуется ныряющей птицей. Кроме рыбы, на горных реках юга Казахстана нередко поедаются также водяные ужи. В. Н. Шнитников (1949) перелает случай, когда у убитого крохаля из зоба выползла еще живая, видимо недавно заглоченная змея. Поедаются также лягушки, водные насекомые и их личинки, моллюски и т. п.

Весной крохали появляются рано, еще до вскрытия рек. Основная масса птиц пролетает во время ледохода. В дельте Волги наиболее ранняя встреча отмечена 13 февраля, но пролет длится долго и последние особи задерживаются до конца апреля. В устье Урала основная масса пролетает в конце марта и к 10 апреля эти птицы уже исчезают. На Эмбе у впадения Темира валовой пролет наблюдается 14—21 апреля. В низовьях Илека прилет датируется 20 марта, но отставшие наблюдаются еще в конце апреля. На юге Казахстана последние пролетные наблюдаются у г. Туркестана обычно до конца марта, но иногда исчезают уже в середине этого месяца. На нижней Сыр-Дарье значительно увеличиваются в численности в первой трети марта. В Илийской долине пролет начинается в конце февраля или начале марта и длится до середины апреля. В дельте Или пролет слабый и обычно заканчивается в первой половине апреля, а иногда уже в конце марта. На Зайсане прилетают в конце марта или начале апреля и к концу апреля исчезают. На реках и озерах Алтая появляются в середине марта.

Летят днем, одиночками, парами или небольшими стайками. На отдых садятся на реках, где плавают среди обломков льда или прямо на льдинах.

На места гнездовья прилетают уже парами, но драки между самцами наблюдаются и в этом случае. Брачные игры проходят на воде, где самцы проделывают различные движения головой, приподнимают крылья и хвост, ныряют и плещутся, приподнимаются на воде почти вертикально или, наклонив тело, поднимают ногами фонтан брызг. Все это сопровождается глухими каркающими криками. Иногда птицы поднимаются и на значительной высоте делают в воздухе круги. Спаривание происходит на воде, при этом самец полностью топит самку.

Гнезда устраиваются вблизи от водоемов и располагаются в дуплах деревьев или в прибрежных скалах, очень редко — на земле, под кустами. В Казахстане, видимо, гнездится чаще, а может быть и исключительно, в скалах. Выстилки из растительных остатков в гнезда нет или почти нет, но зато много пуха птицы. Полная кладка содержит 8—15 яиц, обычно 8—9. Яйца откладываются ежедневно, насиживание начинается после откладки последнего яйца и продолжается 32 дня. Самец никакого участия в устройстве гнезда не принимает, но некоторое время цержится поблизости.

О сроках размножения данных немного. На Усеке близ Джаркента Б. П. Кореев (1906) 9 июля встретил выводок, в котором молодые мало чем отличались от взрослых, но еще не летали. В этом же районе Н. Л. Шестоперов 30 июня отметил выводок с хорошо летающими молодыми; их было около пятнадцати. 7 августа на р. Ак-Ичке В. Н. Шнитников (1949) наблюдал уже совсем выросших молодых, скрывавшихся под навесом кустарников. В Чингистау, на р. Баканас, мы 8 июля встретили выводки с пуховыми птенцами; вес одного из добытых птенцов — 390 г. На Иртыше у Гусиной пристани И. Ф. Самусев 14 августа видел два выводка: в одном было около 12, в другом — 8 маленьких пуховичков. На горном ручье между Усть-Каменогорском и Лени-ногорском Б. К. Штегман (1926) отметил выводок с пуховыми птенцами в июле. На Марка-Куле в конце июня Г. И. Поляков (1914) наблюдал много выводков. В них были совсем еще маленькие пуховички, по 5—11 в выводке.

Вылупившиеся птенцы день или два находятся в гнезде. Из дупел они выпрыгивают на голос матери. Как достигают воды птенцы из гнезд на скалах, неизвестно. Рассказы о том, что самки переносят их на воду в клюве, очень мало правдоподобны. Хорошо нырять молодые выучиваются примерно через неделю. Летать начинают поздно, в возрасте двух месяцев и старше. Пуховички часто отдыхают на спине матери. Плавают они легко и хорошо справляются с быстрым течением;

горных рек. При опасности бегут по воде, хлопая крылышками. Часто несколько выводков объединяются вместе, а при гибели матери молодые присоединяются к другому выводку. Иногда при одной самке наблюдается до 30—40 молодых. Выводки на горных реках обычно постепенно спускаются вниз по течению рек.

Осенний отлет крохалей проходит поздно, незадолго до замерзания вод. В верховьях Иргиза появление их отмечено 8 октября, после первого мороза. В районе озера Мокрого (к северо-востоку от Кустаная) пролет начался 4 октября, длился около двух недель и закончился с замерзанием озер. В низовьях Илека первые наблюдаются в первой декаде октября и главной массой исчезают с замерзанием вод. В низовьях Урала отмечены у Калмыково в середине октября; в устье ложатся еще в ноябре. На Зайсане появляются в двадцатых числах сентября и исчезают с ледоставом. В дельте Или первые появляются иногда в двадцатых числах сентября, чаще же в октябре. В Приташкентском районе появление передовых бывает в конце ноября — начале декабря.

Уже говорилось, что на Иртыше, по Или и на Сыр-Дарье к югу от Джулека крохали зимуют.

В Казахстане добывается в очень небольшом числе. Качество мяса невысокое. Шкурки могут использоваться как «птичий мех».

ДЛИННОНОСЫЙ КРОХАЛЬ — MERGUS SERRATOR L.

Описание. У самца в брачном наряде голова и прилежащая часть шеи черные, с зеленым и фиолетовым металлическим блеском; на голове хохол из удлиненных перьев. Шея белая, по задней ее стороне тянется черная полоса. Спина и внутренние плечевые черные, поясница и бока в мелких поперечных волнистых черных и белых линиях. Наружные плечевые, значительная часть мелких, средних и больших кроющих крыла и второстепенных маховых белые. Зоб и грудь охристо-рыжие •: бурыми пятнышками; на боках груди перед сгибом крыла несколько белых перьев с довольно широкими черными краями. Белое зеркальце разделено на три части черными полосами. Хвост серовато-бурый.

У самки верх головы и шеи ржавчато-коричнево-бурый; бока рыжеватые, с белыми крапинками; горло белое, густо испещренное темно-рыжим. Верхняя сторона тела с мелкими и средними кроющими крыла темно-бурые, с сероватыми каемками; зоб белый с ржавым и с бурыми пестринами. Бока тела буроватые, с сероватыми краями перьев; низ тела белый; зеркальце образовано второстепенными маховыми и их большими кроющими и разделено на две части черной полосой, образованной основаниями второстепенных маховых.

Самец летом и молодые окрашены сходно с самкой. Ноги красные или оранжевые, у молодых желтые; клюв оранжеватый, с темным хребтом и вершиной. Радужина красная или оранжевая; у молодых она желтая или бурая, с узким красным краем.

Размеры: крыло у самца 235—260 мм, у самки 210—235 мм; хвост 77—90 мм, плюсна 40—50 мм, клюв у самца 53—63 мм, у самки 48—58 мм.

От переднего края ноздри до конца клюва у длинноногих крохалей во всех возрастах 17—19, изредка 16 зубцов, а от заднего края ноздри до угла рта 7— 9 зубцов.

Населяет преимущественно тундровую, лесотундровую и лесную зоны Евразии и Северной Америки. Кроме того, известны изолированные гнездовья далеко к югу от основного ареала — на островах Керкинитского залива Черного моря, на озере Севан в Армении и в Казахстане.

Впервые предположение о гнездовании длинноносого крохаля на Балхаше высказал А. М. Никольский (1988), добывший его в первой декаде мая 1884 г. у п-ова Дересин (к востоку от г. Балхаша). В 1954 г. Е. Ф. Савинов (1955) на о-ве Кашкантюбек в восточной части Балхаша нашел гнездо этого вида. Оно помещалось среди камней и было свито из сухой травы и обнесено валиком из пуха. 7 июня в нем было семь яиц и, кроме того, у добытой из гнезда самки в яйцеводе находилось не вполне сформированное яйцо, а в яичнике — несколько увеличенных фолликул. Несмотря на то, что кладка еще не была закончена, у самки уже наметилось наседное пятно. Е. Ф. Савинов считает не исключенной возможность нахождения здесь других гнезд крохаля, но ходы между камнями были узкими и длинными и найти их не удалось. Здесь были встречены еще крохали, очевидно, этого же вида.

Рис. 163. Распространение длинноносого крохаля в Казахстане: 1—гнездование, 2—зимовки, 5—пролет весной, 4—пролет осенью.

Рис. 163. Распространение длинноносого крохаля в Казахстане: 1—гнездование, 2—зимовки, 5—пролет весной, 4—пролет осенью.

Очень вероятно, что на острове Кашкантюбек находится небольшая колония длинноносых крохалей.

Нами длинноносый крохаль в качестве гнездящейся птицы найден на ряде озер Кокчетавской области. Наиболее обычен он по юго-западным берегам озера Имантавского (к западу от Кокчетава), где близко подходят гранитные горы с сосновым лесом, берега скалисты, а иода прозрачна. На 1 км береговой линии мы встречали здесь 3 —

4 выводка. В 1948 г. в одном из выводков 17 августа были маленькие пуховички, в других местах встречались по 2—3 самки вместе, водившие утят явно разного возраста; в таких соединенных выводках бывало по 40 и более утят. При внезапном появлении человека взрослая птица тотчас ныряет, а утята сбиваются в кучу и держатся на одном месте. Вынырнув, мать вновь ныряет, но лишь после третьего-четвертого нырка, когда она уходит уже за 50—80 м, утята плотной кучкой бегут к ней по воде. Далее гнездится на    Зерендинском озере (к югу    от Кокчетава), но реже, чем на Имантавском, во всяком случае, значительно реже встречался нам. В небольшом числе мы наблюдали его на Акканском озере, близ горы Якши-Янгизтау, в 100 км к юго-западу от Кокчетава. Один выводок был встречен нами на р. Ишиме у пос. Луганского (приблизительно 52o30′ с. ш.). Река здесь течет в скалах, по камням, вода в ней прозрачна.

В связи с этими находками, значительно расширяющими известный ранее ареал длинноносого крохаля, может быть совсем иначе следует расценивать наблюдение П. П. Сушкина (1908), встретившего 20 ию-.ля 1898 г. две пары крохалей на Сарытургае у устья Каражиланды (т. е., в сущности, в Улутау). Здесь Тургай уже принимает в значительной мере характер горной реки; течение быстрое, дно частью каменисто и неподалеку есть выходы кристаллических пород. П. П. Сушкин, видевший подбитую самку сравнительно близко, уверен, что это не был длинноносый крохаль, но ошибка в таком случае могла быть и у него. В свете же новых находок становится очень вероятно, что приведенные наблюдения относятся именно к этому виду.

Н. И. Яблонский (1904) пишет, что на Южном Алтае длинноносый крохаль встречается много реже большого и прибавляет, что один ьыводок был замечен им на Бухтарме. Это наблюдение вызывало большие сомнения, но в июле 1912 г. Е. С. Птушенко добыл самку этого вида у восточного берега Марка-Куля. Таким образом, весьма вероятно, что изредка этот крохаль гнездится в Казахстанской части Алтая.

Встречается он в Казахстане также во время пролетов, а иногда и зимой. Весной наблюдался на Эмбе, где очень слабый прслет проходил 18—21 апреля. На Сыр-Дарье, близ ст. Солотюбе, в начале апреля наблюдалась небольшая стайка. В устье Аягуза отмечены 22 апреля.

Осенью очень редкие пролетные наблюдались в верховьях Иргиза и Тобола 12—19 октября. Слабый пролет, преимущественно парочками, наблюдался близ Кзыл-Орды; одна птица была добыта здесь 30 октября. Добыт также на р. Чаган у Устюрта 8 октября.

Без указания времени пролета приводится как малочисленный на пролете для Урала, озера Кушмурун в Кустанайской области, Иртыша — у Семиярской и Семипалатинска, Бухтармы.

Зимой наблюдался на полыньях Иртыша у Семипалатинска » 1923 г. — только в одну зиму за семь лет наблюдений. Очень редко и, по-видимому, не каждый год зимует на Бугуньских озерах у г. Туркестана и по Чирчику.

Довольно крупная утка с узким и длинным клювом. У самца голова и верхняя часть шеи черная с хохлом, белая передняя сторона шеи резко контрастирует с темной головой и ржавым зобом. Клюв красный. У самца на лету спина темная, основная часть крыльев белая, снизу виден ржавый зоб. У самки голова рыжая. Издали очень похож на большого крохаля, но много меньше по размерам; у плавающих птиц видна двойная белая перевязь на крыльях. Прекрасно ныряющая птица. Плавающая птица погружает тело глубоко в воду. Самка грубо каркает, самцы обычно молчаливы.

Основная пища — рыба. Кроме того, в значительном количестве поедает водяных насекомых, изредка — лягушек.

Промыслового значения в Казахстане не имеет.

ЛУТОК — MERGUS ALBELLUS L.

Сииопнм. Mergellus albellus L.

Описание. Преобладающая окраска самца в брачном наряде белая. От основания клюва до глаза идет широкая черная с зеленоватым отливом полоса; такого же цвета полоса идет поперек затылка за его перьями, удлиненными в хохолок. По бекам груди по две узких черных поперечных полосы. Спина, края наружны плечевых, большие кроющие крыла и маховые черные. Надхвостье темно-серое, со светлыми кончиками перьев. Бока тела с узкими серыми волнистыми черточками. Хвост серый.

У самки верх головы и зад шеи рыжевато-бурые, горло и перед шеи белые, уздечка почти черная. На затылке небольшой хохолок. Весь верх серый, более темный на спине; плечевые буроватые. Зоб, бока и брюхо белые, в неясных серобурых пестринах; подхвостье чисто белое. Крылья как у самца.

Молодые похожи на самку, но все цвета более бледные и низ почти сплошь темно-серый. Самец летом почти неотличим от самки.

Клюв свинцового цвета, ноги сероватые, с более темными перепонками. Радужина голубовато-белая у самца и бурая — у самки и молодых.

Размеры: крыло 175—205 мм, хвост 67—80 мм, плюсна 28—34 мм, клюв 25— 30 мм.

Вес лутков из Казахстана (г): апрель, дельта Волги, самцы 550—750 (среднее 667), самка 670; озеро Коскуль (к северу от Улутау), взрослая птица 700; октябрь, район Караганды, самец 450; низовья Чу, от Большие Камкалы, самка 550.

Пуховой птенец сверху темно-бурый, с беловатыми пятнами позади глаз, на крыльях и боках подхвостья; грудь и бока сероватые, остальной низ белый.

Яйца блестящие, гладкие, светло-желтоватые; длина их 47—58 мм, поперечник 34—41 мм.

Гнездовая область лутка занимает лесную зону Евразии от Скандинавии на западе до Анадыря, Камкатки и Сахалина — на востоке. К югу гнездится до северных районов Швеции, Онежского озера, Рыбинского водохранилища, верховьев Сакмары, Миасса, Тюмени, Тары, Томска, Енисейска, верховьев Лены и Зеи, Сахалина. К югу отсюда известны изолированные пункты гнездования на Ильмене, в низовьях Днепра и в Казахстане. Зимовки на Балтийском и Северном морях, почти всюду в Средней и Южной Европе, в Малой Азии, в Нижнем Египте, на юге Украины, на Черном и Азовском морях, на Каспии, в Иране, Пакистане и Средней Азии, в Северной Индии, в восточных частях Китая, Корее и Японии.

В Казахстане встречается на пролетах и зимой, в некоторых местах гнездится. Распространение его на гнездовье выяснено еще недостаточно. По-видимому, очень редко гнездится по долине Урала, где самка добыта от птенцов у Мергеневской станицы; кроме того, добывался летом у Гурьева, но, вероятно, это были бродячие особи. П. П. Сушкин (1908) полагал, что в небольшом количестве лутки могут гнездиться на севере Кустанайской области, где он встречал их осенью небольшими стайками, как бы выводками, и где есть подходящие условия в виде зарослей тальников со старыми, выгнившими пнями. Наши расспросы охотников и рыбаков в этих местах дали отрицательный результат; луток здесь обычен во время пролетов, иногда бывает летом, но гнездящимся его не находили. Более вероятно гнездование з березняках близ озер по северу Казахстана, в районе к северу от Петропавловска и Булаево, где он наблюдался летом парами по болотам. Весьма вероятно гнездование по долине Иртыша, несколько ниже Семипалатинска, где пойма реки очень лесиста. Здесь лутки встречались летом неоднократно В. А. Селевиным и нами в обстановке, очень похожей на гнездовую. Однако никакими доказательствами о гнездовании зтого вида здесь мы не располагаем. Безусловно гнездится луток в долине Черного Иртыша, где Г. И. Поляковым (1914) наблюдался выводок.

На пролете встречается в Казахстане почти повсюду.

В небольшом количестве, но регулярно зимует на Сыр-Дарье к югу от Джулека, в бассейне Арыся, а в низовьях Келеса иногда зимой встречается в значительном числе. Кроме того, нерегулярно и в небольшом числе зимует в дельте Или и в Илийской долине.

Гнездится по рекам и озерам с крупными, дуплистыми деревьями по берегам. На пролетах останавливается на реках и озерах любого типа, но обязательно на рыбных; на безрыбных озерах бывает только случайно и тотчас их покидает. Зимой в Казахстане встречается по незамерзающим рекам и крупным арыкам, а на Или — по полыньям реки.

Это небольших размеров утка. Самец почти сплошь белый, с черными пятнами. Самка серая сверху, белая снизу, с рыжеватой головой.

Рис. 164. Распространение лутка в Казахстане: 1 — гнездование, 2 — зимовки, 3 — летние нахождения, 4 — пролет весной, 5 — пролет осенью.

Рис. 164. Распространение лутка в Казахстане: 1 — гнездование, 2 — зимовки, 3 — летние нахождения, 4 — пролет весной, 5 — пролет осенью.

Летает, быстро махая крыльями, и, благодаря небольшому размеру и белой окраске самцов, легко отличим от всех наших уток. Отлично ныряет, плавая держит хвост в воде. Голос трескучий, отрывистый.

Питается главным образом рыбой, но в значительном количестве поедает также водных насекомых и их личинок.

Весной появляется рано, при появлении заберегов на реках. Летит или парами, или небольшими стайками, в которых хорошо заметны пары. В дельте Волги появляется уже 11—24 февраля, как только образуются первые полыньи. В устье Урала наблюдался 20 апреля. Близ Туркестана пролет начинается с начала марта, в начале апреля лутки уже редки, а к середине апреля исчезают совсем. На Сыр-Дарье в районе Кзыл-Орды заметный пролет идет с середины марта и тянется до конца апреля. В низовьях Иргиза пролет в позднюю весну наблюдался с 26 апреля и до начала мая; нами последние лутки наблюдались здесь 27 апреля. На Эмбе у устьев Темира были отмечены 16—21 апреля. В низовьях Илека первые появляются в конце марта—начале апреля, валовой пролет — около 20 апреля и обычно заканчивается в конце апреле — начале мая, но отдельные задерживаются до середины мая. В Наурзуме пролет наблюдался в двадцатых числах апреля. На озере Мокром (к СВ от Кустаная) первых лутков мы наблюдали 22 апреля, а последних — 5 мая; по словам рыбаков, лутки исчезают, как только на озере окончательно растает лед. У Петропавловска пролетный добыт 16 мая. На Курчуме (Алтай) пролет отмечен в середине марта. В Илийской долине, где луток очень редок, добывался 22 марта.

О том, в каких условиях луток гнездится в Казахстане, сведений нет. Можно полагать, что на Урале он устраивает гнезда в дуплах вяза и осокоря, а на Иртыше — в дуплах тополя и ветлы. В других местах Союза устраивает гнезда в дуплах дубов, ветел, осин, обычно невысоко над землей. В гнезде подстилки не бывает, но гнездового пуха много. Яиц 8—11, срок насиживания — около месяца. На Урале у Мергеневской станицы Б. С. Коробкин добыл самку от совсем еще маленьких утят 2 июля. На Черном Иртыше Г. И. Поляков (1914) по старицам среди ивовых и тополевых рощ встречал выводки с совсем еще маленькими пуховиками б—8 июля.

Рис. 165. Луток.

Рис. 165. Луток.

На осеннем пролете лутки летят значительными стаями, обычно в 15—30, часто до 50—100, а иногда до 150 и более особей. Как правило, летят высоко, уже вне выстрела. В низовьях Илека пролет начинается в начале сентября, особенно много летит в октябре и исчезают лишь с замерзанием вод. На северном Каспии появляются в конце сентября. На Эмбе наблюдались с середины сентября. В районе озера Мокрого, пролет начался 1 октября и закончился в середине октября, дня за два до замерзания вод. В области верховьев Иргиза валовой пролег проходил с 8 до 19 октября. В Наурзуме появились в первых числах октября и стайками в 15—20 штук долго держались на карасу, где охотились за рыбой. В низовьях Тургая в массе летели 25 октября, а у г. Иргиза встречены 31 октября. На Кургальджине 8—12 октября лутки встречались огромными, до 150 штук стаями. Многочисленны они здесь и позднее: 5 ноября, уже во время хода шуги на Нуре, один охотник добыл за день 95 (!) лутков; птицы были исключительно жирны. На Саумалкуле у Караганды пролета лутков почти нет — за осень лишь 8 октября на берегу была найдена одна мертвая птица. У Семипалатинска пролетают с середины октября по первые числа ноября. В низовьях Курчума пролет наблюдался в конце октября. У Аральска пролетные лутки встречаются в течение всего октября и ноября, вплоть до замерзания вод. В бассейне Арыси и Келеса появляются поздно, в конце ноября.

Во время осеннего сезона в большинстве мест Казахстана немногочислен и добывается в небольшом количестве. Исключение составляет Кургальджин, где осенью лутков очень много и где добыча их может иметь существенное значение. Качество мяса лутка невысокое.

РОД САВКА — OXYURA

К роду савок относятся шесть видов, обитающих преимущественно f тропических и субтропических странах. В фауне Казахстана встречается один вид.

САВКА — OXYURA LEUCOCEPHALA SCOP.

Синоним. Erismatura leucocephala Scop.

Описание. Самец в брачном пере в основном окрашен в буро-ржавчатый цвет, с мелкими черно-бурыми черточками и крапинками. Голова белая, с черным теменем и черным же ошейником. Маховые бурые, подмышечные белые, хвост черный, верхние кроющие хвоста темно-рыжие, подхвостье охристое с черными пестринками. Грудь и бока с коричнево-рыжими и черными размытыми поперечными полосами. Брюхо серовато-бурое.

Самка отличается от самца окраской головы: голова самки в общем темно-бурая, с довольно широкими белыми полосами над глазом и у шеи; ошейник сероватый, с бурыми пятнами; верхние кроющие хвоста поперечно-полосатые.

Клюв у самца ярко-голубой, у самки серовато-голубой; ноги серые, со слегка зеленоватым оттенком. Радужина ореховая.

Размеры, крыло 145—170 мм, хвост 90—100 мм, плюсна 34—37 мм, клюв 44— 49 мм.

Вес савок из Казахстана (г): апрель, дельта Или, самцы 720—800 (среднее 755), самка 720; весна, дельта Или, 750—760; май, низовья Тургая, самка 890; июнь, низовья Иргиза и Тургая, самцы 750 и 760; июль, Кургальджин, самец 600; район Караганды, самка 620; август, Зайсан, молодой 700; сентябрь, Кургальджин, самки 510—820; Зайсан, молодой 600; октябрь, Чу, озеро Большие Камкалы, молодой самец 500.

У пухового птенца верх и бока головы черновато-бурые; горло и полоса под глазом грязно-белые, нижняя сторона сероватая, брюшко светлее груди.

Яйца с грубой, крупнозернистой, шероховатой скорлупой. Свежеснесенные яйца слегка голубоватого цвета (данные Грачева и наши), через некоторое время становятся белыми, а при дальнейшем насиживании— грязновато-желтыми. Они очень большие, совершенно несоразмерные с величиной птицы. Их длина 68—74, поперечник 50—57 мм (по измерениям 13 яиц из трех кладок). Вес яиц: 1) Кургальджин, яйца свежие, 92, 97, 98, 98, 98, 98, 100 г; 2) дельта Или, яйца слегка насижены, 82, 87, 90, 91, 93 г. Форма яиц эллиптическая, острый и тупой концы почти не отличаются.

Основная область гнездования савки — озерная степь от Сарпинских озер и Волги (где идет к северу до Сталинграда) до Оби (к северу до Камня), Казахстан и Средняя Азия. Кроме того, гнездится в Тувинской и Убса-нурской котловинах, в Сеистане, близ Уфы и Бугу-руслана, у озера Севан в Армении, на озере Фелепче в Венгрии, в Албании, Западной Греции, на юге Италии и Испании, па Сардинии и Сицилии и в Малой Африке. Гнездящиеся в области Средиземного моря, по-видимому, оседлы. Савки из остальной области гнездования улетают на зимовки в Египет, Месопотамию, на юг Каспия и в Северную Индию; кроме того, зимуют на Мургабе, Теджене и Геррируде.

В Казахстане широко распространена на гнездовье. Ока найдена в Волжско-Уральских степях близ Урды, а по старым данным, встречается также по заливам севера Каспия и на прилежащих озерах; всюду здесь редка. Более обычна по низовьям Илека и по озерам Актюбинских степей. Обыкновенна на озерах в низовьях Тургая и Иргиза и к северу отсюда по всем Кустанайским степям вплоть до границ Казахстана; во всяком случае, обычна на озере Мокром и Тенизе (в низовьях Убагана). Гнездится на озерах Кургальджинской группы и на многих озерах у Караганды. К северу отсюда найдена на ряде озер Кокчетавско области до Чаглы включительно. Далее к востоку найдена в низовьях Селеты, на многих озерах северо-восточной части Павлодарской области и на озерах между Карагандой и Семипалатинском (сзера у Каркаралинска, Кумкуль — у Знаменского, Балыктыкуль, Сасыккуль — у Карповского и др.). Обычна под Семипалатинском и в степях по правобережью Иртыша. Гнездование на Зайсане не доказано, но вероятно. На озерах Балхаш-Алакульской котловины местами весьма обычна. Гнездится в низовьях Чу и, но-видимому, на озерах Бийлюкульской группы.

Рис. 166. Распространение савки в Казахстане: 1—гнездование, 2 — летние нахождения (не гнездовые), 3 — пролет весной, 4 — пролет осенью.

Рис. 166. Распространение савки в Казахстане: 1—гнездование, 2 — летние нахождения (не гнездовые), 3 — пролет весной, 4 — пролет осенью.

На Сыр-Дарье встречается от дельты и выше по реке до района Туркестана и повсюду достаточно обычна.

Таким образом, савка оказывается распространенной в Казахстане всюду, где только имеются для этого подходящие условия. Исключением, быть может, является Зайсан, но скорее всего здесь савка еще не найдена гнездящейся вследствие недостатка наблюдений. Однако всюду эта птица распространена спорадически и, кроме того, на многих озерах она гнездится не ежегодно, а лишь в годы высокого уровня вод. Напротив, в годы низкого стояния воды замечается концентрация савок на остающихся озерах, и тогда она кажется более многочисленной, чем это имеет место в действительности. Численность савок никогда не бывает особенно высокой, однако и редкой она, по-видимому, является только в степях от Волги до Мугоджар: в степях к востоку отсюда и в южной половине Казахстана не представляет редкости. Распространена только на равнинах и в горах не наблюдалась даже во время пролетов. Зимой в Казахстане нигде не отмечалась.

Гнездится савка на таких озерах, где густые заросли тростника чередуются с открытыми плёсами. Часто встречающееся утверждение, что савки предпочитают солоноватые озера, нашими наблюдениями не подтверждается. Скорее, наоборот, предпочитаются пресные озера, но при наличии на солоноватых озерах тростников савка гнездится и на них. Чаще для гнездования избираются относительно глубокие водоемы, но в небольшом числе гнездится и на водоемах глубиной всего в 50—70 см. На пролетах останавливается на крупных и сравнительно грубоких озерах, реже — в тихих, обросших тростником заводях рек.

По своему внешнему виду и повадкам, как и вообще по всей своей экологии, это во многом замечательная и удивительно мало известная птица. В природе она сразу отличается от всех наших уток манерой плавания с высоко поднятым, почти вертикально поставленным хвостом.

Рис. 167. Савка

Рис. 167. Савка

Характерно также то, что глубина погружения в воду может значительно меняться: спокойно плавающая, она на тихой воде сидит довольно высоко, но в случае опасности погружается в воду так, что на поверхности остается лишь самый верх спины или спина совсем скрывается под водой; так же плавает она при сильном волнении воды. Самки и молодые однообразно бурые, у самца же на далеком расстоянии выделяется белая голова. Плавает савка превосходно, ныряет же еще лучше, уступая в этом из наших птиц, быть может, только баклану и чернозобой гагаре и превосходя таких специализированных нырцов как поганки. Под водой может проплывать, меняя направление, значительные расстояния — до 30—40 м. Погружается савка без всякого всплеска, как бы тонет и, вынырнув из воды, способна уже через секунду нырять вновь и проплывать под водой столь же большие расстояния. Взлетает с трудом, долго разбегаясь по воде и бороздя ее своим длинным хвостом, но, разлетевшись, летит довольно быстро, производя короткими крыльями очень частые взмахи. Летает неохотно, и вне периода пролета поднимается на крыло редко. Лишь во время брачных игр самцы изредка гоняются за самками в воздухе; еще реже перелетают с озера на озеро. Благодаря коротким крыльям, сравнительно массивному туловищу и длинному хвосту на лету савки больше похожи на поганок или куриных, нежели на уток. На землю савка никогда не выходит и вся ее жизнь проходит на воде. Как взбирается савка на гнездо и сходит с него — неизвестно: никто никогда не видел ее на гнезде. Исключительно молчаливая птица, лишь в брачный период самцы издают «пискливые и гогочущие звуки».

Пища савки состоит как из растительных, так и из животных кормов. Следует отметить, что питание савки, как впрочем и вообще ее экология, изучено далеко не достаточно. У самки, добытой С. Г. Панченко в Центральном Казахстане в конце июля, в желудке были семена наяды и гребенчатого рдеста, а также водные насекомые (Corixa и Micronecta), а у добытых тут же птенцов — только насекомые. Для других мест известно поедание листьев п семян водных растений, личинок хирономид, моллюсков и ракообразных.

Это одна из наиболее поздно прилетающих уток. В низовьях Илека появляется лишь в начале мая. В низовьях Иргиза первые наблюдались 25 апреля, наибольшей силы пролет достиг 28 апреля — 4 мая, когда попадались пролетные стаи до 30 штук. На Кургальджине после 20 апреля наблюдались табунки в 10—20 особей. В позднюю весну

i 954 г. на Саумалкуле первые были отмечены лишь 27 мая. У Семипалатинска прилет наблюдался 10 и 23 апреля. На Или появляется в конце марта или в начале апреля. В Илийской долине пролетные наблюдались в течение всего апреля. Близ Туркестана первое появление было отмечено в начале марта, но заметный пролет проходил с 28 марта по конец апреля, а отдельные пролетные особи встречались еще в мае.

Пролет савок очень мало заметен, хотя птицы летят стайками в 6—30 штук. Очень вероятно, что основная масса их пролетает ночью.

При ухаживании за самкой селезни плавают вокруг нее с расправленным веером хвостом, вытягивают шею и двигают ею взад и вперед. Иногда опускают прижатый к груди клюв в воду, а затем быстро как бы прыгают вперед, поднимая фонтан брызг. Одну самку нередко преследуют два, три и более самцов. В редких случаях все они взлетают и, пролетев небольшое расстояние, вновь опускаются на воду. Часто между самцами наблюдаются драки, во время которых они гоняются друг за другом как на поверхности воды, так и ныряя.

Гнездо устраивается в тростниковых зарослях и или непосредственно погружено в воду, или устраивается на купаках — плавучих островках тростника. Гнезда на воде не являются плавучими, так как укреплены между стеблями тростника. Как правило, савка строит гнездо самостоятельно, однако в отдельных случаях занимает чужие гнезда, но и в этом случае значительно их переделывает. В Казахстане известен случай, когда савка заняла гнездо белоглазой чернети и отложила свои яйца поверх четырех яиц законного владельца. Яйца савки поражают своими размерами: они приблизительно равны по размерам яйцам пеганки и значительно крупнее яиц кряквы, обе эти птицы значительно больше савки, гнездо же, напротив, сравнительно небольшое.

Мы располагаем только одним измерением гнезда, сделанным В. А. Грачевым в дельте Или. По его данным, внешний диаметр гнезда 37 см, внутренний — 18 см, глубина лотка — 7 см. Оно очень аккуратно сделано из стеблей зеленого тростника с небольшим количеством его листьев. Лоток очень глубокий, яйца лежат в нем обычно «этажами». В найденных в Казахстане гнездах было (в полных кладках) в одном — пять, в трех — по шести и в одном — семь яиц. Гнезда иногда бывают выложены пухом птицы, но часто его не бывает и яйца лежат прямо на тростнике. Необходимое условие расположения гнезда — наличие около него небольшого пространства открытой воды, куда ныряет самка в случае опасности и вообще уходя с гнезда. Срок насиживания не выяснен. В развитии яиц савки имеется та особенность, что они, по-видимому, нуждаются в постоянном согревании лишь первое время, а в дальнейшем развивающиеся в них эмбрионы получают возможность развиваться самостоятельно. Во всяком случае, насиженные яйца, взятые К. Генке в дельте Волги и находившиеся в комнате, развивались нормально и через неделю из них вывелись птенцы. Возможно, что именно этим объясняется то, что самку никогда не удается застать на гнезде: быть может, она проводит на нем (в последних стадиях насиживания яиц) очень мало времени. Пуховички при плавании уже в первые дни держат хвост поднятым вверх, как это свойственно старым птицам.

О времени размножения савки сведения крайне скудны вообще, в том числе и для Казахстана. Н. А. Зарудный (1888) сообщает, что в середине июня на озере Аккуль (к югу от нижнего течения Илека) утята еще не летали, но по росту и весу мало отличались от старых птиц. В Наурзуме, на оз. Акужан, А. Н. Формозов (1937) 4 июня наблюдал брачные игры и драки самцов; на озере Шолаккамыс это же наблюдалось 18 июня А. В. Михеевым (1938). Последним в виде исключения преследование самки тремя самцами наблюдалось еще 16 июля. 11 августа он добыл на Джаркуле молодого, только начавшего оперяться. По сведениям, собранным Б. В. Мухановым, гнезда савки на Кургальджине находили в начале июня. 4 июля им наблюдалась здесь самка с двумя еще небольшими птенцами. В. Ф. Гавриным на Кургальджине гнездо с семью свежими яйцами было найдено 18 июня, а еще незаконченная кладка (пять яиц) — 12 июня. Нами 26 августа на озере близ с. Володарского Кокчетавской области добыт уже оперившийся молодой, но с маховыми еще в пеньках. А. А. Слудский в районе озера Чаглы 24 июля добыл пуховичков весом 125 и 167 г. В районе Чушкакуля (к юго-западу от Караганды) С. Г. Панченко 27 июля наблюдал выводок из пяти пуховичков не более трехдневпого возраста (два добытых весили по 110 г). Добытый здесь же 16 августа молодой (быть может, из того же выводка) был уже наполовину оперен, махи были в пеньках и достигали 1 см длины, рулевые были я 3,5 см длины и на вершине каждого пера еще сохранился ювенальный пух (его вес 340 г). На Саумалкуле (к востоку от Караганды) памп и С. Г. Панченко 26 июня было найдено гнездо с семью яйцами; часть их была совершенно свежей, а часть — с начавшимися появляться кровеносными сосудами. 29 июня нами близ Каркаралинска была добыта самка, в яйцеводе которой было нормального размера, но еще без скорлупы, яйцо. На озере в северо-восточном углу Павлодарской области нами 15 июля было найдено гнездо со свежими яйцами. В. Н, Шнитников (1949) 11 июля на Ал а куле наблюдал выводок с небольшими пуховыми птенцами. У самки, добытой 6 мая в дельте Или, яичник содержал еще мелкие желтки. На озере Аяккуль у Караузяка (низовья Сыр-Дарьи) Е. П. Спангенберг и Г. А. Фейгин (1936) 8 июня нашли гнездо с сильно насиженными яйцами (в гнезде белоглазой чернети, поверх ее четырех яиц). 28 мая на озере Кривом, между Байга-кумом и Чиили, ими было найдено семь гнезд, содержащих от двух до шести яиц. 9 июня здесь же найдено еще два гнезда с одним и двумя яйцами; 14 июня в них было пять и шесть яиц.

В дельте Или 24 мая В. А. Грачев наблюдал брачные игры савок.

29 мая им на нешироком плёсе озера-старицы среди кустов тростника найдено гнездо. Оно помещалось на плавающем в воде пучке тростника. Подстилкой служили только мокрые стебли и листья тростника. Так как дно гнезда было на одном уровне с водой, то яйца были влажные. 29 мая в гнезде было два яйца, 30 и 31 мая — три, а 9 и 17 июня— четыре. 9 июня гнездо было надстроено и поднято над водой — дно на 13 см, верх на 20 см. Подстилка состояла из сухих листьев, тростника и белого пуха. Яйца 9 и 17 июня были горячие. 9 июня самки поблизости от гнезда не было, а 17 июня при приближении лодки к гнезду на расстоянии в 10 м, она выпрыгнула и сразу с края гнезда нырнула.


Рис. 168. Гнездо савки. Озеро Саумалкуль. Центральный Казахстан. Фото И. Долгушина.

Рис. 168. Гнездо савки. Озеро Саумалкуль. Центральный Казахстан. Фото И. Долгушина.


3 июля в этом гнезде были скорлупки от яиц с кровяными пленками, гнездо было взъерошено, но ни утки, ни утят поблизости не оказалось.

17 июня (другой год) В. А. Грачевым было найдено еще одно гнездо савки с пятью немного насиженными яйцами на сваленном пучке тростника. От гнезда к воде вели сходни длиной в 50 см. В выстилке гнезда были стебли и листья тростника и белый пух. На одном из глухих и сравнительно небольших межбарханных озер В. А. Грачев 13 августа добыл пуховичков весом в 190 и 225 г, а 14 августа неподалеку наблюдал птенцов в половину размера взрослых птиц. Им же 29 августа наблюдалось несколько выводков савок с молодыми разных размеров; добытый весил 330 г.

Из изложенного видно, каким ничтожным материалом по экологии савки мы располагаем. Суммируя эти данные, можно сказать, что в южных районах Казахстана (Сыр-Дарья, Балхаш, Алакуль) савки откладывают яйца в конце мая — начале июня, а птенцы появляются в начале июля. В степной зоне к откладке яиц савки приступают в середине и конце июня, а молодые появляются в конце июля. Когда молодые начинают летать, неизвестно — вероятно, в конце августа, возможно и позднее.

Из наблюдений В. А. Грачева, приведенных выше, можно сделать вывод, что яйца откладываются савкой не ежедневно и что насиживание их продолжается меньше месяца.

Первое время после откладки яиц самцы держатся п районе гнезда, но вскоре его покидают и в насиживании и уходе за потомством никакого участия не принимают. На ряде озер Казахстана, преимущественно на больших соленых, в июле и августе наблюдались табуны самцов по нескольку сотен штук. Возможно, они собираются сюда для прохождения линьки, но необходимо заметить, что ход ее у савки еще точно не выяснен и когда происходит смена маховых — неизвестно. В Северной Индии неспособный к полету линяющий селезень был добыт в январе; в наших пределах случаев добычи нелетных селезней неизвестно. Естественно, что одиночный факт ничего еще не доказывает, но все же заслуживает пристального внимания.

Осенний пролет очень мало заметен. На Кургальджине савка исчезает, видимо, в первой декаде октября (последняя отмечена 9 октября). В районе соленых озер долины р. Или (100 км к северо-востоку от Алма-Аты) в небольшом количестве бывает в середине октября на озере Каракуль, где в это время держится парами и одиночками. Близ Туркестана пролет наблюдался Б. Н. Тризна с середины сентября, но в наибольшем количестве они летят в начале, октября. Наконец, с Мангышлака Н. А. Зарудному (1896) был доставлен экземпляр, добытый близ Форта Шевченко в ноябре.

Все изложенное лишь указывает на то, насколько ничтожны наши сведения об образе жизни этой интереснейшей утки, наиболее оригинальной из всех наших обитателей тростниковых озер.

Промыслового значения савка не имеет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделитесь информацией с друзьями

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: