Идеология и пропаганда

Тридцать лет функционирования коммунистического движения на Западе выявили несбыточность надежд на то, что в развитых странах мира может вспыхнуть революция и установиться «диктатура пролетариата». Однако опыт 1940-х гг. показал, что успешные общественные перевороты в разных странах возможны — но только при условии попадания этих стран в зону военного, экономического и политического государственного контроля Советского Союза. Стало ясно, что в мировом распространении коммунизма решающую роль будет играть не коминтерновская подрывная работа, а военно-промышленная мощь и активная внешняя политика Советского государства.

Вместе с изменением обшей стратегии изменились содержание и тон советской пропаганды. Романтика «мировой революции» и «интернационализма» была отодвинута на второй план. Стала усиленно эксплуатироваться идея «советского», «социалистического» патриотизма. Усиленно пропагандировалась теория, в соответствии с которой все народы СССР в конце концов должны слиться в некоей новой общности под названием «советский народ»; пока этого еще не произошло, «главным» народом государства являются русские.

Всякое иностранное влияние на развитие страны или отрицалось, или объявлялось безусловным злом. Целенаправленно и последовательно создавался образ врага-иноземца (в особенности — западного), плетущего сети коварных интриг против всего русского.

За всем этим стояли вполне конкретные цели и задачи:

  • обосновать отказ от продолжения послевоенного сотрудничества с западными демократиями;
  • вновь психологически запереть население в «осажденной крепости социализма», со всех сторон окруженной вчерашними союзниками, ставшими ныне злейшими врагами;
  • внутренне подготовить людей к новым трудностям и лишениям ради высших государственных интересов.

Борьба с «низкопоклонством перед Западом» велась всерьез и на высшем накале — в лагеря пошел новый поток «государственных преступников», осужденных за положительные отзывы о жизни за границей, об иностранной науке и технике, вернувшихся из загранкомандировок, имевших неосторожность пообщаться с иностранцами внутри страны и т.д.

Но иностранцев в СССР было мало, и решено было «оттачивать патриотизм» населения на более доступном материале — на советских евреях. По всей стране развернулась широкая кампания борьбы с «безродными космополитами»; антисемитизм стал фактически государственной политикой.

Одновременно жестко приструнили всех деятелей культуры, ощутивших было после войны некоторую внутреннюю свободу, без которой немыслимо никакое творчество. ЦК КПСС организовал ряд грозных постановлений о литературе, кино, музыке, печати; в этих партийных документах были поименно названы назначенные «чуждыми» писатели, поэты, композиторы, кинематографисты…

Погромные «дискуссии», на которых выискивались и официально утверждались очередные «враги», прошли чуть ли не во всех научных учреждениях.

В 1949 г. произошел новый всплеск кровавых разборок в высшем руководстве; полетели головы двух сотен высокопоставленных чиновников (ленинградское дело). С 1952 г. Сталин явно начал готовить смену своего ближайшего окружения, что грозило новой волной репрессий. Но осуществить свои дальнейшие планы диктатору было не суждено: 5 марта 1953 г. он умер.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделитесь информацией с друзьями

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: