Успехи Казахстанской историографии на современном этапе

С середины 50-х гг. в развитии исторической науки начался новый этап. Продолжается он и по сей день. Подвергнув справедливой критике догматические наслоения и искажения, тяжко сказавшиеся на научном творчестве, сохраняя вместе с тем преемственность в поступательном движении социалистической культуры и науки, рожденных Октябрем, партия создала благоприятные условия для быстрого прогресса исторических знаний, для исканий и свершений.

Новая Программа партии определила перспективы общественных наук. Отвергнув следствия субъективизма, XXIII съезд КПСС внес существенный вклад в марксистско-ленинскую теорию. Съезды КП Казахстана и пленумы ЦК КПК обобщили опыт практической работы партийной организации республики в разрешении насущных задач коммунистического строительства и конкретно сформулировали основные задачи казахстанской историографии.

Коренным образом изменилась обстановка в науке. Она стала освобождаться от догматизма, субъективизма и произвола в оценке исторических событий, иллюстративного метода, восстанавливалось значение ленинского творческого наследства. Значительно выросли масштабы работы по переводу и изданию произведений Маркса, Энгельса, Ленина на казахском языке, впервые вышел на казахском языке основополагающий труд К. Маркса «Капитал» (т. I).

Намного повысилась творческая активность ученых. Достижения исторической науки непосредственно отразились в преподавании истории КПСС и гражданской истории в высшей школе. Историческая наука приобретала все большее значение в идеологической и культурной жизни советских людей.

Практически фронт работ историков охватил всю историю края от палеолита до современности, причем ведущее место заняла проблематика истории Советского Казахстана. С партийных позиций критически осмысливались достижения науки предшествующего времени, учитывались объективные трудности исследований ученых 20—30-х гг., ранее нередко замалчивавшиеся. Углубилось понимание принципа историзма, укрепилась источниковедческая база научных трудов, невиданный ранее размах получила публикация исторических документов.

В вышедшей в 1957 и 1959 гг. двухтомной «Истории Казахской ССР» были не просто учтены и исправлены ошибки, заполнены пробелы прежних изданий. В сущности увидели свет совершенно новые (книги, обобщившие для своего времени основные результаты исследования истории Казахстана. В них по-новому разработаны многие вопросы периодизации, показано значение вхождения казахских земель в состав России, выправлены ошибки в освещении истории национальных движений, поставлены важные вопросы эволюции социально-экономического строя казахского общества, охарактеризована историческая обусловленность победы социалистической революции в колониальной окраине бывшей Российской империи.

Издание дало цельную, систематизированную историю Советского Казахстана от Октябрьской социалистической революции до полной и окончательной победы социализма в СССР. Главное внимание составители уделили проблеме перехода отставших в своем развитии народов от докапиталистических отношений к социализму, минуя капитализм (на примере казахского народа).

Богатый конкретно-исторический материал позволил показать историю борьбы за Советскую власть в Казахстане, за социализм и коммунизм в неразрывной связи с историей советской страны в целом, раскрыть закономерности глубоких социально-экономических, политических и культурных преобразований, осуществленных под руководством Коммунистической партии. Получили объяснение и многие особенности процесса строительства нового общественного строя, обусловленные спецификой жизни и быта казахского народа, его историческим прошлым.

Авторский коллектив подробно охарактеризовал конкретную историю претворения в жизнь ленинской национальной политики Коммунистической партии, братскую помощь русского и других народов нашей страны казахскому народу, историю развития дружбы народов. Авторы решительно отвергли некоторые неверные положения, бытовавшие ранее в казахстанской историографии, в частности тезис о том, что Октябрьская революция не затронула социально-экономических отношений в казахском ауле, что до середины 20-х гг. в низовых Советах безраздельно господствовали баи, а советизация аула в широком понимании этого слова началась лишь с конца 1925 г.

«История Казахской ССР» стала использоваться в качестве учебника в высших учебных заведениях, пособия для пропагандистов и агитаторов. На ее основе были составлены программы по истории Казахской ССР для высшей и средней школы. Она получила высокую оценку в печати и признание общественности. Одновременно на ее основе были составлены учебники по истории Казахстана для средней школы, а также хрестоматии, учебные пособия.

Но наука быстро шла вперед, накапливался и осмысливался свежий документальный материал. За короткое время коллектив ученых подготовил на русском и казахском языках переиздание «Истории Казахской ССР. Эпоха социализма».

В свете новой Программы партии историки вновь обратились к анализу многих важных вопросов истории социалистической революции и социалистического строительства в Казахстане, к проблеме перехода казахского народа к социализму, минуя капитализм. На основе документов глубже и точнее была освещена история национально-государственного строительства, пересмотрена оценка причин ошибок, перегибов в проведении коллективизации и оседания в казахском ауле. Введены главы об освоении целины, развития экономики республики в 1959—1963 гг., разделы по истории социалистической культуры. Устранены некоторые неточности и фактические ошибки, имевшиеся в прежнем издании.

Большой шаг вперед сделала историко-партийная наука. Крупным событием в идейной жизни республики, в историографии Казахстана явился выход «Очерков истории Коммунистической партии Казахстана». В этой книге впервые на проверенной документальной базе воссоздана история Коммунистической партии Казахстана — от первых марксистских кружков и групп до сплоченного боевого, почти пятисоттысячного отряда Коммунистической партии Советского Союза, история его становления, борьбы и побед под руководством ленинского ЦК, возрастания его руководящей и направляющей роли на современном этапе коммунистического строительства.

Почетное место в казахстанской историографии заняла тема Ленина. Историки продолжили изучение ленинского теоретического наследия и немало сделали для восстановления действительной роли великого вождя революции, основателя партии и Советского государства в истории казахского народа, в социалистическом преобразовании Казахстана. Публикация новых ленинских документов, издание полного собрания сочинений В. И. Ленина, поиски в центральных и местных архивах дали ценнейший материал для изучения распространения ленинских идей в казахской степи, выявления фактов непосредственного участия Владимира Ильича в создании и укреплении казахской советской государственности, в истории возникновения социалистического уклада в промышленности и сельском хозяйстве края (например, национализация и восстановление Риддера и других промышленных очагов, организация коммун петроградских рабочих в Восточном Казахстане), в ликвидации последствий колониальной политики царизма и проведении земельных реформ, в строительстве социалистической культуры, буквально во всех областях хозяйственной, политической и культурной жизни молодой Советской республики.

Совместно Институт истории партии при ЦК КП Узбекистана и Институт истории партии при ЦК КП Казахстана (филиалы Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС) подготовили сборник высказываний и документов Ленина о Советском Востоке. Много полезного в казахстанский раздел ленинианы, особенно в вопрос о роли В. И. Ленина в становлении Коммунистической партии Казахстана, внес труд С. Б. Бейсембаева.

Сотни выявленных в архивах и опубликованных документов свидетельствуют о постоянной заботе Ильича об угнетенном в прошлом казахском народе, о его связях с трудящимися даже самых отдаленных уголков Казахстана. Публикация писем крестьян и рабочих к Ленину, записей воспоминаний о встречах с ним, отдельных, ранее неизвестных партийных и государственных документов, подписанных Лениным, воссоздает, хотя, конечно, еще не во всей полноте (поиски продолжаются), образ любимого вождя и учителя. Этой же благородной цели служат многочисленные статьи и брошюры о торжестве ленинской национальной политики, ленинских идей дружбы и братства народов в Казахстане.

Исследователи стали чаще обращаться к актуальным и малоизученным вопросам истории партийной организации Казахстана, стремясь обобщить опыт практической деятельности коммунистов республики. Более четко определились историко-партийный аспект, направленность научных трудов, хотя еще и доныне встречаются работы по истории КП Казахстана, мало или почти совсем не отличающиеся от трудов по гражданской истории.

Стало систематическим издание трудов Института истории партии при ЦК КП Казахстана. После длительного перерыва была возобновлена публикация сборников документов историко-партийного профиля. Среди них выделяются сборник «Коммунистическая партия Казахстана в документах и цифрах», целиком посвященный вопросам партийного строительства, а также сборники о деятельности КП Казахстана по руководству освоением целины. Несомненно полезны информационные справочники об источниках по истории КП Казахстана и документах по истории социалистической революции и гражданской войны в Казахстане. Введены в научный оборот важные сведения о связях ЦК РСДРП(б) с местными партийными организациями Казахстана в период Октябрьской революции.

Наметился сдвиг и в изучении истории возникновения и деятельности социал-демократических групп и организаций, а также профсоюзов в Казахстане в период первой русской буржуазно-демократической революции 1905—1907 гг., истории распространения большевистских идей среди рабочих и крестьян края, истории местной социал-демократической печати. Новые работы появились по истории оформления большевистских организаций Казахстана в 1917—1918 гг., развития партийно-политической работы в массах в эту героическую эпоху, хотя до конца еще не разработан, например, вопрос о размежевании большевиков и меньшевиков в местных организациях в 1917 г.

Шире исследована партийное строительство в Казахстане в годы гражданской войны. Наука уже располагает достоверными сведениями о динамике численности партийных ячеек и коммунистов в крае, их организационном статуте. Показаны ведущая роль коммунистов на фронтах гражданской войны в Казахстане, в подготовке и образовании казахской Советской автономии, история большевистского подполья в тылу Колчака. Создан монографический труд (П. М. Пахмурный) на тему «Коммунистическая партия—организатор партизанского движения в Казахстане» (Алма-Ата, 1965).

Подробно изучены образование Казахстанской областной организации РКП(б) и работа 1-й областной партийной конференции в июне 1921 г., завершившей объединение всех партийных организаций республики. Конкретно рассмотрен ленинский призыв в парторганизации Казахстана.

На основе ленинских принципов партийности и историзма, на документах стала исследоваться борьба областной и краевой парторганизации, руководимой ЦК, против национал-уклонистов и других оппозиционных, антиленинских течений и группировок. Не скрывая заблуждений, теоретических и практических ошибок отдельных руководящих партийных и советских работников Казахстана, оценивая их ошибки в национальном и других вопросах, исследователи попытались определить и их заслуги в социалистическом строительстве, показать, как многие из них преодолели свои заблуждения, шатания, стали на партийные позиции.

Интересна работа историков по изучению мобилизующего влияния центрального органа партии — газеты «Правда» на деятельность партийной организации Казахстана. Изданный на эту тему сборник статей охватил весьма широкий круг вопросов — от распространения первых номеров газеты в колониальном крае до действенного вторжения партийной печати в современность во имя торжества великих идеалов коммунизма.

Существенный вклад внесли ученые в исследование практической работы парторганизации Казахстана по осуществлению аграрных реформ, организации кооперативного движения в ауле и деревне, подготовке и проведению массовой коллективизации сельского хозяйства. Исследовалась также деятельность политотделов МТС по перестройке организационной и массово-политической работы колхозных партячеек, партийное руководство процессом роста зернового и хлопкового хозяйств.

Внимание историков привлек также опыт КП Казахстана по руководству индустриальным развитием республики, в частности созданием третьей угольной кочегарки — Карагандинского угольного бассейна (О. Малыбаев), крупных центров цветной металлургии в Восточном Казахстане, по руководству социалистическим соревнованием рабочих коллективов. Новые выводы получены при изучении работы парторганизации Казахстана по подготовке кадров промышленных рабочих и механизаторов сельского хозяйства в довоенные годы, а также кадров советской интеллигенции.

Особо важное место в трудах историков заняла деятельность партии по воспитанию трудящихся в духе дружбы народов и пролетарского интернационализма.

Бесспорны первые успехи в обобщении опыта партийной работы в труднейшей обстановке Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. Создана монография (М. Козыбаев) о деятельности Компартии Казахстана в годы войны.

В последнее время все шире исследуется история перестройки основных форм и методов организаторской и политической работы партии среди тружеников сельского хозяйства, партийное руководство всенародным подвигом по освоению целинных и залежных земель, шефство рабочего класса над крестьянством. Столь же широко изучается деятельность КП Казахстана по руководству промышленным развитием республики и организацией движения за коммунистический труд. Но все еще относительно мало обобщаются опыт идеологической работы КП Казахстана, вопросы партийного строительства, партийное руководство Советами, комсомольскими и профсоюзными организациями.

Народ, его созидательный труд, его героическая борьба против социального и национального гнета, его подвиг в установлении, полном и окончательном утверждении нового, справедливого общественного строя, в защите советской Отчизны, без преувеличения можно сказать, превратился в главную тему исторических исследований. Исчезла безликость, в историю вошли имена сотен лучших представителей народа — рабочих, крестьян, активных борцов за власть Советов, построение социализма, деятелей науки и культуры.

Созданы новые работы о роли виднейших деятелей партии и Советского государства — М. В. Фрунзе и В. В. Куйбышева — в установлении и упрочении Советской власти в Казахстане и строительстве казахской советской государственности, о боевом пути легендарного В. И. Чапаева и известного писателя и партийного работника Д. А. Фурманова. Исследователи занялись сбором материалов, изучением жизненного пути и заслуг перед партией и народом таких видных партийных и государственных работников Казахской республики, героев Октября и гражданской войны, как народный батыр Амангельды Иманов и степной комиссар, первый казах-коммунист А. Т. Джангильдин, старейший большевик (член партии с 1898 г.), первый председатель СНК Казахской АССР В. А. Радус-Зенькович, писатель и государственный деятель С. Сейфуллин, строитель Советов в аулах Семиречья Т. Бокин и первый секретарь Казахского обкома РКП(б) Г. А. Коростелев, организатор союза Кошчи У. Джандосов и крупный ученый, общественный деятель, зачинатель высшей школы в республике С. Д. Асфендиаров, нарком внутренних дел А. Айтиев и первый летчик-коммунист Казахстана А. А. Шавров, один из создателей советской юстиции в республике С. Г. Арганчеев и первая коммунистка-казашка, руководитель движения за раскрепощение женщин в крае А. Уразбаева, активный борец за власть Советов в Семиречье П. М. Виноградов и первый председатель КазЦИКа С. Мендешев, первый коммунист-уйгур А. Розыбакиев и герой борьбы с белогвардейцами, басмачами дунганин М. Масанчи, видный партийный работник и деятель культуры Т. Жургенев и многих, многих других. Некоторым из них, например, Амангельды Иманову, Алиби Джангильдину, Токашу Бакину, Абдрахману Айтиеву, Темирбеку Жургеневу, Александру Шаврову посвящены брошюры и документальные публикации, другим лишь статьи в периодической печати. При этом не замалчиваются ошибки отдельных руководящих партийных и государственных работников, об их деятельности рассказано без хрестоматийного глянца.

Замечательные революционные традиции, образцы самоотверженности и героизма, упорного труда и творческого поиска, отличающие жизненный путь борцов за Советскую власть, за социализм, помогают партии сегодня воспитывать новое поколение советских людей в духе коммунизма, дружбы и братства народов.

Наука обогатилась монографическими исследованиями (С. Н. Покровский, Т. Елеуов и другие) по истории борьбы за власть Советов.

Намного расширилась документальная база исследования славной эпохи Октября и гражданской войны. Отличительная черта изданных сборников — публикация документов не только о военных действиях, но и советском социалистическом строительстве; в них содержатся сведения и по истории Средней Азии (в частности Туркреспублики).

Документы как казахстанских, так и центральных архивохранилищ Москвы и Ленинграда, а также Оренбурга, Омска, Ташкента, Саратова, Астрахани и других городов во многом дополнены воспоминаниями старых большевиков, ветеранов революции и гражданской войны, записанными экспедициями Института истории, археологии и этнографии им. Ч. Ч. Валиханова АН КазССР и Института истории партии при ЦК КП Казахстана. Новый материал позволил заполнить многие пробелы в истории героических событий 1917—1920 гг. История того боевого времени как бы ожила, обнаружилось немало ярких, волнующих страниц, не известных ранее даже специалистам. Достоверность публиковавшихся воспоминаний проверялась, они сопоставлялись с различными источниками, а поэтому ценность большинства из них не вызывает сомнений.

Выявленные за последние годы документы (в том числе на казахском языке) в сочетании с накопленными прежде позволили ученым углубить представления о процессе созревания предпосылок социалистической революции в отсталом, аграрном колониальном крае, каким был Казахстан в начале XX века. Сравнительно более емкую характеристику получили основные движущие силы революции, некоторые специфические черты расстановки классовых сил в крае. Ученые сумели конкретно-исторически, нередко даже в деталях описать, как устанавливалась Советская власть в том или ином городе края — Петропавловске, Кустанае, Перовске, Верном, Семипалатинске, Акмолинске и др.

Плодотворными оказались поиски в вопросах истории строительства Советов в аулах и деревнях Казахстана (не забыт и отдаленный район, каким был тогда Мангышлак), частично выяснен социальный состав Советов, показано содержание работы первых губернских и уездных съездов Советов, острота идейных споров на них, борьба с эсерами и меньшевиками. Немало сделано для изучения первых шагов местных Советов в решении аграрного вопроса, уничтожении колониального наследия в земельных отношениях, организации социалистического уклада в промышленности и сельском хозяйстве.

Историки сумели ответить на вопрос, почему казахский трудовой народ, все трудящиеся многонационального края в канун революции (русско-украинское население составляло в Казахстане более одной трети) самой логикой борьбы, развития событий, в которых, как на оселке, ясно проявилось действительное классовое содержание программы и дел каждой политической партии и группы, подводились к прямой и активной поддержке партии большевиков, партии Ленина и отходили от всех и всяческих мелкобуржуазных, соглашательских партий и группировок, в том числе и националистической партии Алаш.

Появились специальные работы о помощи русского рабочего класса казахскому народу в установлении и упрочении Советской власти, в победе над контрреволюцией, о роли солдатских масс и железнодорожников — наиболее организованного и передового отряда рабочих Казахстана — в борьбе за Советскую власть.

Сделана серьезная попытка рассмотреть вопрос о мирном и немирном путях развития социалистической революции, показать, когда, где и почему в зависимости от сложившихся условий и соотношения сил единовластие Советов на громадной территории края устанавливалось как в результате вооруженного восстания, так и без него.

Издана летопись событий Великого Октября, подробно, день за днем отразившая историю революционной борьбы на территории Казахстана с февраля — марта 1917 г. по июль 1918 г.

Обобщена история социалистической революции и гражданской войны на юго-востоке Казахстана, в бывшей Семиреченской области. Во всей своей конкретности и своеобразии рассмотрены вопросы становления и упрочения Советов в этой далекой, почти целиком крестьянской области, не связанной железными дорогами с пролетарскими центрами страны, история военных действий на протяжении 1918—1920 гг., первые шаги социалистического строительства.

Впервые в монографическом плане охвачены исследованием применительно к эпохе гражданской войны военные действия на всей территории Казахстана, в их взаимодействии и связи с фронтами гражданской войны в стране в целом.

Историческая литература наглядно показала, насколько близкой трудовому народу была ленинская идея крестьянских Советов, как она претворялась в жизнь, как, несмотря на трудности военно политического характера, особенности социально-экономической обстановки, несмотря на отсталость, народные массы Казахстана сумели отстоять свою власть от белогвардейцев, интервентов и алашордынцев.

Сделан шаг вперед в изучении истории партизанского движения на территории Казахстана, временно оккупированной колчаковцами. Если ранее обращались главным образом к истории Кустанайского восстания 1919 г., то теперь оказалось возможным восстановить и историю Марииновского, Шемонаихинского и других массовых крестьянских волнений, подробно рассказать о боевом пути многих крупных партизанских соединений — Красные горные орлы Тарбагатая, Горные орлы Алтая, о героической Черкасской обороне, а также о казахстанском антиколчаковском подполье. Вошла в науку новая тема участия интернационалистов (венгров, немцев, чехов и других) в гражданской войне в крае.

Велось изучение вопросов хлебной монополии и продовольственной разверстки в Казахстане в годы гражданской войны, организации и работы чрезвычайных органов власти — революционных комитетов (ревкомов), создававшихся на территории, освобожденной Красной Армией от врага, перехода от ревкомов к Советам. В ходе дискуссии были вскрыты ограниченность и специфика продразверстки в казахском ауле в 1919—1920 гг., доказано, что кочевой аул фактически не знал периода комбедов.

Впервые совместно историки братских республик создали сводный труд по истории победы Советской власти в Казахстане и Средней Азии. В нем показаны общие и особенные черты социалистической революции в рамках всей Средней Азии, и не только южных районов Казахстана (входивших тогда в Туркестанскую республику), но и северных, имевших немало отличного в социально-экономической обстановке и расстановке классовых сил.

Несомненно положительные итоги достигнуты в исследовании коренной проблемы истории Советского Казахстана — проблемы перехода казахского народа к социализму, минуя капитализм. За относительно короткий срок ученые — С. Баишев, М. Джунусов, Д. Кшибеков, М. Сужиков, С. Зиманов, А. Турсунбаев и другие (историки, философы, экономисты, правоведы) создали несколько крупных работ. В содружестве с учеными Москвы и среднеазиатских республик была подготовлена и издана коллективная монография об опыте социалистического развития народов Советского Востока.

Общепринятое ранее теоретическое положение о переходе казахского народа от докапиталистических отношений к социалистическим стало постепенно наполняться конкретно-историческим содержанием. Главное в вышедших трудах — это характеристика основных закономерностей переходного к социализму периода, уяснение того, как они (социалистическая индустриализация, коллективизация сельского хозяйства, культурная революция) проявлялись в своеобразных условиях Казахстана, каковы были посредствующие звенья, приемы, средства, методы деятельности партии и Советского государства, приобщившие казахский народ к советскому социалистическому строительству.

Наука отвергла мнения o том, что учение о возможности перехода к социализму, минуя капитализм, имеет своей исходной точкой середину 1920 г., т. е. время известного выступления Ленина на II конгрессе Коминтерна, а также, что такого рода переход начался лишь после окончания гражданской войны.

Доказано, что еще до революции, обобщив практику аграрного и национально-освободительного движение на земном шаре, в особенности в многонациональной России, Ленин, продолжая идеи Маркса и Энгельса, создавал теорию «сокращенного» пути к социализму, минуя капитализм. Опыт Великого Октября подтвердил ее, а первые декреты молодого Советского государства означали и первые шаги отсталых народов, в том числе и казахского, к новому общественному строю. В этих достоверных выводах, сделанных советской наукой, есть и вклад казахстанской историографии.

Признав, что основной политической посылкой социалистического развития всех отсталых в прошлом народов колоний России явился Великий Октябрь, историческая наука на примере казахского народа показала, что отсталость — отнюдь не непреодолимое препятствие в строительстве нового справедливого общественного строя.

Было пересмотрено ранее укоренившееся в литературе представление о социально-экономической и культурной отсталости казахского народа. Отвергнуто мнение о казахах, как о «чистых» кочевниках (почти половина из них перед революцией занималась скотоводством в сочетании с земледелием или земледелием), произведены подсчеты (еще не окончательные) о численности пролетариата в дореволюционном Казахстане, более объективно раскрыты результаты (как положительные, так и отрицательные) колонизации края, процесс приобщения казахских шаруа к революционной борьбе русских рабочих и крестьян, тружеников всей многонациональной страны. И хотя перечисленные вопросы, на первый взгляд, относятся лишь к истории дореволюционного Казахстана, в действительности же они не менее важны и для понимания истории послеоктябрьской эпохи.

Постановка названных вопросов нисколько не умаляет величайшего значения диктатуры пролетариата и национальной политики партии в исторических судьбах казахского народа, а позволяет научно объяснить, почему казахский народ при существовавшей тогда разнице в уровнях общественно-экономического развития со многими другими народами России свободна решил альтернативу за или против социализма в пользу социализма и активно с оружием в руках отстаивал власть Советов.

Существенный вклад внесен в разработку вопроса о творческой роли казахскойсоветскойгосударственности в переходе казахского Народа к социализму, минуя капитализм, ее месте в системе советской государственности Союза ССР в целом.

Безнадежно устаревшим выглядит ранее сравнительно распространенное понятие классовой борьбы, включавшее только прямые столкновения рабочих и крестьян-тружеников с капиталистами, кулаками, баями. Ныне не вызывает сомнений, что вся на редкость сложная социальная, политическая и культурная жизнь Казахстана, как и всей Советской страны, была пронизана различнейшими формами классовой борьбы, что целеустремленная и энергичная борьба Коммунистической партии и Советского государства за душу и разум казаха-труженика, за союз рабочих и крестьян, за победу социализма была в сущности тоже классовой борьбой.

Сделаны попытки оценить экономические уклады в ауле, охарактеризовать пути перерастания уклада патриархального или патриархально-феодального в мелкотоварный. И хотя в этом направлении предстоит еще большая исследовательская работа, однако уже можно утверждать, во-первых, что переход от докапиталистических форм к социалистическим в сельском хозяйстве был не единовременным актом, скачком, а естественным процессом, умело направлявшимся Коммунистической партией на рельсах нэпа с рядом посредствующих звеньев; во-вторых, что аул в переходный период являл собой сложнейший переплет разных экономических укладов, различных способов эксплуатации, включая и капиталистические, но при преобладании докапиталистических; в-третьих, что минование капиталистической формации казахским народом означало в сущности минование стадии промышленного капитализма, элементы же докапиталистической структуры патриархально-феодальных отношений исчезли не сразу, а существовали в ауле вплоть до победы колхозного строя.

Общеизвестно, что в исторической литературе в прошлом иногда пути становления дружбы народов, в данном случае казахского с русским и другими народами нашей Родины, изображались облегченно, и создавалось впечатление, что эта дружба полностью сложилась еще задолго до революции.

Ныне такое упрощение действительной истории преодолено. В значительной мере обобщены каналы, по которым партия и советское государство в борьбе с буржуазной и патриархально-феодальной, великодержавнической и националистической идеологией направляли сложнейший процесс утверждения социалистической идеологии, новых, равноправных, братских отношений народов. Определено значение бескорыстной помощи русского и других народов СССР казахскому народу в ликвидации его фактического неравенства, в выравнивании уровня социально-экономического и культурного развития казахского народа с другими народами Советской страны.

Особое место в трудах историков, философов и экономистов занял вопрос о формировании казахской социалистической нации, основных этапах ее развития в послеоктябрьскую эпоху. Наряду с характеристикой истории возникновения и развития новой этнической общности, основных черт ее социально-политического облика ученые попытались выяснить пути сложения некоторых сторон ее психического склада, явившихся результатом революционных социально-экономических, политических и культурных преобразований, итогом победы социализма, рождения новых явлений в ее жизни и быте, новых традиций и обычаев. Важное место в исследованиях занял вопрос о значении социально-экономических факторов в процессе национальной консолидации казахского народа при переходе к социализму, минуя капитализм.

Определенные итоги дало изучение истории переустройства общественных отношений в казахском ауле в 20-х гг., осуществления в нем новой экономической политики. Сделаны попытки на конкретно-историческом материале раскрыть содержание определения «патриархально-феодальные отношения», показать роль в них родового начала, специфику социальной структуры кочевого и полукочевого аула в сопоставлении с оседлым аулом и казахстанской переселенческой деревней.

Установлено, что в канун перехода к нэпу в казахском ауле (по историческим и экономическим причинам) в отличие от русской деревни (включая и переселенческую) центральной фигурой являлся кедей, а не орта шаруа, удельный же вес и влияние байства (осложненные и усиленные патриархально-феодальными путами, родовым бытом) были выше, чем удельный вес и влияние кулачества в деревне.

Рассмотрен вопрос о том, как происходил процесс осереднячивания аула, завершившийся в основном только в 1928—1929 гг., какую роль в нем сыграли аграрные преобразования 20-х гг., налоговая и кредитная политика Советского государства, последовательно проводимый партией курс на вытеснение и ограничение кулака и бая, патриархально-феодальных и ростовщических форм, на кооперирование казахского крестьянства.

Исследование социально-экономических отношений казахского аула в период, предшествовавший массовой коллективизации, стало вестись с учетом неравномерности хозяйственного развития различных районов громадной территории Казахской республики — кочевых, полукочевых, оседлых. Введены в науку положения о преобладании в казахском ауле в начале переходного периода патриархального или патриархально-феодального уклада, постепенном возрастании роли мелкотоварного уклада и прогрессивном значении этой тенденции, облегчавшей приобщение казахского крестьянства к кооперации и более интенсивным формам хозяйства.

Конкретно рассмотрены история и специфика национализации земли (при почти полном отсутствии помещичьих латифундий, но наличии феодальной собственности на землю в ее государственной форме), ликвидация колониального наследия в земельном и земельно-водном вопросах, уничтожение привилегий кулачества и казачества (до революции на территории края было четыре казачьих войска: Сибирское, Уральское, Оренбургское и Семиреченское), уравнение в правах на землю и воду казахского и русско-украинского переселенческого крестьянства (земельные реформы 1921—1922 гг.), перераспределение земли (пахотных и сенокосных угодий), скота, инвентаря и конфискация имущества крупных баев-полуфеодалов в 1926— 1928 гг., т. е. ликвидация в основном остатков феодализма и патриархальщины в общественных отношениях у казахов, обусловленность их отсрочки во времени в сравнении с «черным переделом» в русской деревне, а также динамика развития государственной помощи казахским кочевым и полукочевым хозяйствам в оседании.

Много потрудились ученые (А. Б. Турсунбаев и другие) над историей социалистического преобразования сельского хозяйства Казахстана. Монографически исследованы история победы колхозного строя, -сплошной коллективизации и массового планового оседания казахского кочевого и полукочевого крестьянства в 30-е гг.

Используя оправдавший себя зональный метод (учет особенностей хозяйства, расселения, быта и социальной структуры населения разных районов), исследователи выяснили обстановку, условия, темпы и отдельные отличительные черты процесса утверждения колхозного строя в основных областях Казахстана, разность степени подготовленности к сплошной коллективизации, например, оседло-земледельческого Севера от кочевого Центрального Казахстана.

Установлены основные социально-экономические итоги победы колхозного строя, возникновения и практической деятельности МТС и МСС (машинно-сенокосные станции), многие стороны совхозного строительства. Немало нового дало изучение вопросов укрепления сельского хозяйства Казахстана кадрами (двадцатипятитысячники) в период массовой коллективизации, истории шефства рабочих промышленных предприятий и новостроек над колхозами.

Подробно рассмотрены в трудах историков и экономистов основные формы кооперативно-колхозного движения в казахском: ауле в период, предшествовавший массовой коллективизации и во время нее, их специфика, Охарактеризованы, например, значение такой своеобразной формы приобщения казахского кочевого крестьянства к кооперации как фактория, место потребительской кооперации, особенности скотоводческих кооперативов, сочетавших, как показывает анализ их уставов, производственные, сбыто-снабженческие и культурно-просветительные функции. Раскрыта ведущая роль ТОЗов и малсерктиков (животноводческие кооперативы) в утверждении социалистических отношений в ауле.

Появились книги и статьи, показывающие коренные изменения в благосостоянии тружеников аула и деревни, их культурном уровне, рост механизации труда в сельском хозяйстве.

Продолжалось изучение промышленного развития Советского Казахстана (Г. Чуланов, П. М. Алампиев, Т. Шаукенбаев, Н. Даулбаев и другие), в особенности основных отраслей промышленности (угольной, нефтяной, цветной металлургии), истории создания крупнейших промышленных узлов — Карагандинского угольного бассейна, Эмбенских нефтепромыслов. В значительной мере устранена существовавшая ранее путаница в цифровом материале о темпах и масштабах индустриального развития Казахстана, подчеркнут факт теснейшей органической связи промышленности республики с промышленностью Советской страны в целом, а также место Казахской ССР в общесоюзном разделении труда.

На новый уровень поднялось исследование истории советского рабочего класса в Казахстане. Издана монография (А. Нусупбеков) по истории формирования кадров советского рабочего класса, прежде всего национальных, в период октябрь 1917 г.—1940 гг. Установлены динамика численности рабочих, главные источники их пополнения, основные формы вовлечения казахов-кочевников и полукочевников в промышленное производство и их закрепления в кадрах постоянных рабочих, показано, как изменялась структура рабочих кадров по отраслям промышленности, квалификации, национальному составу, полу и возрасту.

Конкретнее, чем ранее, изучались история зарождения и развития социалистического соревнования и движения новаторов производства, изобретателей и рационализаторов в нефтяной промышленности и цветной металлургии Казахской ССР, вопросы подготовки квалифицированных рабочих, возникновения движения за коммунистический труд.

Созданы работы по истории отдельных крупных промышленных предприятий — Джезказгана, Балхашского медеплавильного комбината, Казахстанской Магнитки — Карагандинского металлургического завода, Соколовско-Сарбайского горнообогатительного комбината и других, а также возникших на их базе новых социалистических городов.

Крупный вклад в исследование истории экономического развития Казахской ССР внесли сводные труды экономистов, подробнейшим образом рассказавшие о темпах, структуре и динамике роста всех отраслей промышленности, транспорта и связи, резком увеличении производства зерна, технических культур, продуктов животноводства.

Отнюдь не была забыта тема истории советского строительства, развития казахской советской государственности. Особо заслуживают быть отмеченными подготовленные правоведами труды по истории государства и права Советского Казахстана под редакцией С. 3. Зиманова и других. Их отличает серьезный анализ суммы государственно-правовых актов, всех видов правовых норм -(гражданских, уголовных, земельных, семейно-брачных и т. д. во взаимосвязи), их изменений в результате коренных преобразований социально-экономической и культурной жизни народа, разбор некоторых особенностей государственного и правового строительства в Казахской АССР (1920—1936 гг.) и Казахской ССР (после 1936 г.), вытекавших из исторического прошлого края — типа хозяйства, социальной структуры, живучести остатков и пережитков феодализма и родового быта.

Изучались также история избирательных кампаний в Советы в 20-е гг., такие специфические формы вовлечения казахских трудящихся в советское строительство, как красные караваны и красные юрты, история ликвидации фактического неравенства женщин-казашек.

Большой интерес представляют исследования по истории развития земельных правоотношений в Казахстане в советскую эпоху (А. Еренов и другие), а также государственно-правовых отношений РСФСР и Казахской АССР, форм и методов практической деятельности Советов Казахстана на современном этапе.

Показана историческая необходимость и значение создания Советской автономии Казахстана, обусловленность вхождения КАССР в состав РСФСР в переходный к социализму период.

Определены в главных чертах основные этапы развития казахской советской государственности вплоть до преобразования в союзную республику. В общей форме их можно очертить так: октябрь 1917 г. — октябрь 1920 г.—подготовка и образование казахской советской автономии; октябрь 1920 г.—конец 1924 г.— весна 1925 г.—упрочение казахской советской автономии, первые успехи советизации казахского аула и воссоединение казахских земель в едином советском национальном государстве; весна 1925 г. — конец 1936 г.— решение задачи советизации казахского аула, построение социалистической экономики, победа новых общественных отношений, подготовка и преобразование КАССР в союзную республику.

Обстоятельно раскрыты в литературе причины, объясняющие, почему казахский народ принял решение о союзе с Советской Россией и навсегда связал с ней свою судьбу, а не избрал буржуазную, алашскую автономию, сулившую ему в конечном счете колониальное или полуколониальное подчинение империалистическим хищникам. Выяснены эволюция функций казахского советского государства, его суверенных прав и компетенции.

Отвергнута бытовавшая в отдельных книгах схема, согласно которой до середины 20-х гг. казахская советская государственность решала задачи исключительно национального плана и не занималась социальными проблемами. Много сделано (хотя далеко не до конца) в исследовании истории строительства советского государственного аппарата, его коренизации, подготовке национальных кадров.

Показаны в движении расширение хозяйственно-организаторской и культурно-воспитательной функций советской национальной государственности, история конституирования республиканских и местных государственных органов, органов управления, административно-территориального устройства республики.

Особое внимание уделялось проблеме государственно-правовых основ и форм помощи и взаимопомощи казахского народа с русским и другими братскими народами нашей Родины в организации ускоренного перехода казахского народа к социализму, ликвидации фактического неравенства и выравнивании уровней социально-экономического и культурного развития, формировании национальных кадров советского рабочего класса и интеллигенции.

Весьма существенно, что в большинстве исследований верно подчеркнуты демократические основы национальной советской государственности казахского народа, ее коренная противоположность государственности буржуазной, факт приобщения масс трудящихся к управлению своим государством.

Сделаны серьезные попытки охарактеризовать формы творчества казахского советского государства в период Отечественной войны (1941—1945 гг.), обусловленные обстановкой, теоретически осмыслить новые явления в социальной основе и функциях национальной советской государственности на материалах не только Казахской ССР, но и республик Средней Азии на современном этапе.

Намного шире и глубже по сравнению с первыми послевоенными годами исследуется история культурной революции. Исследователям (А. Сембаев, А. Канапин, Р. Сулейменов, X. Хабиев и другие) удалось на типичных фактах показать объективные трудности становления казахской социалистической культуры, историю ликвидации страшного наследия колонизаторской политики царизма — почти поголовную неграмотность трудящихся, создания и развития казахской советской средней школы, превращения одно-двухклассной школы в среднюю школу, специфику работы передвижных школ и школ-коммун, подготовку педагогических кадров, раскрыть многие своеобразные черты политической и культурно-просветительной работы в 20—30-е гг., связанные с кочевым образом жизни значительной части казахского населения (например, деятельность красных юрт).

Рассмотрено в литературе, хотя явно недостаточно, рождение в республике высшей и средней специальной школы, а также системы профтехобразования. Издан документальный сборник по истории культурного строительства в Советском Казахстане.

Много внимания уделялось изучению процесса возрождения и совершенствования казахского языка, громадного расширения его общественных функций.

Творческое применение ленинского положения о необходимости критического и в то же время бережного усвоения и использования культурного наследия прошлого дало возможность не только объективного понимания истории казахской культуры, но и содействовало росту национального самосознания народа, позволило во многом восстановить его вклад в мировую цивилизацию, установить преемственную линию в истории его культуры, способствовало расцвету социалистической по содержанию, национальной по форме культуры казахской социалистической нации, воспитанию масс <в духе интернационализма. Все большее место занимает в науке тема сближения и взаимообогащения национальных культур. И не случайно, ибо Казахская республика, которую населяют свыше ста национальностей, в таком плане особенно показательна.

Появились работы по истории основных направлений науки в Казахстане в советское время. Все большее внимание ученых привлекают вопросы формирования казахской советской интеллигенции, становление периодической печати и книгоиздательского дела. Ни один исследователь проблем культурного строительства не пройдет мимо обобщающих трудов по истории казахской советской литературы, искусства и монографий об отдельных видных деятелях казахской социалистической культуры — С. Сейфуллине, Б. Майлине, И. Джансугурове, К. Сатпаеве, М. Ауэзове, С. Муканове, Г. Мусрепове, А. Жубанове и других.

Сделана серьезная попытка в свете ленинского учения о культурной революции обобщить опыт культурного прогресса казахского народа за 50 лет Советской власти.

Для большинства исследований и популярных брошюр по вопросам истории культурного строительства характерна одна важная черта — в них верно подчеркивается интернационалистический дух социалистической культуры казахского народа, ее постоянное, все возрастающее взаимодействие с культурами братских народов СССР, в первую очередь — русской социалистической нации, и взаимообогащение этих культур.

В первые послевоенные годы история республики в пору тяжких испытаний Великой Отечественной войны изучалась мало и поверхностно. Серьезные успехи в исследовании этой актуальной темы достигнуты не так давно, после известных директив партии об изучении истории Отечественной войны. Ученые (А. Нуеупбеков, Г. Абишев, А. И. Кузнецов, С. Н. Покровский и другие) обратились к богатейшим, ранее мало доступным фондам архивохранилищ Министерства обороны СССР. Впервые стали вводиться в обиход интереснейшие сведения о боевом пути сформированных в Казахстане воинских соединений, например, 8-й гвардейской им. И. В. Панфилова дивизии, 30-й, 73-й гвардейских дивизий и других. Интенсивно накапливался новый документальный материал и воспоминания о боевых подвигах казахстанцев — Героев Советского Союза, об участии казахстанцев в партизанском движении в тылу врага (Украина, Белоруссия) и в движении сопротивления за рубежом. Во многом восстановлена история перестройки промышленности, сельского хозяйства, транспорта Казахстана на военный лад, охарактеризована творческая активность рабочих, крестьян и интеллигенции в годы войны, показан весомый вклад Казахской ССР в разгром немецко-фашистских захватчиков.

Изданы два тома документального сборника «Казахстан в Великой Отечественной войне Советского Союза» (Алма-Ата, 1964, 1966). Десятки научных и популярных статей и воспоминания, рассказывающие о подвигах участников Отечественной войны, боевых эпизодах, опубликованы в связи с 20-летием победы над гитлеровской Германией. В 1968 г. вышли в свет «Очерки истории Казахстана в период Великой Отечественной войны Советского Союза» и двухтомник «Герои Советского Союза — казахстанцы».

Большой интерес у историков вызвала тема развития сельского хозяйства в послевоенные годы, в особенности вопросы истории освоения целинных земель. Это вполне естественно. Грандиозные масштабы покорения целины (в Казахской ССР освоено более 25 млн га, что превышает посевные площади зерновых таких капиталистических стран, как Западная Германия, Италия, Австрия, Бельгия, Дания, Голландия), гигантская организаторская и политическая работа Коммунистической партии, величие трудового подвига советского народа не могли не вдохновить ученых на создание трудов по истории освоения веками нетронутых земель.

Идя по свежим следам событий, историки нередко в содружестве с партийными работниками, практиками сельскохозяйственного производства подготавливали и издавали сборники документов, статей и брошюры. Сотни статей появились на страницах периодической печати.

В исследовании истории освоения целины, пожалуй, как в никакой другой, проявилась теснейшая взаимозависимость всех общественных наук, их стыки с многими естественными науками. В сущности не было такой области знания, которая не внесла бы свой вклад в освоение целины, а тем самым и в ее историю.

Совсем не исключением стали статьи, написанные совместно историками и экономистами, историками и агрономами, еще большее распространение получили коллективные работы историков и партийно-советских работников, директоров совхозов или председателей колхозов и новаторов производства. Тема освоения целины в Казахстане явилась объектом изучения многих историков советского крестьянства и сельского хозяйства, работающих в Москве, Ленинграде и других городах, предметом обсуждений на всесоюзных научных сессиях.

Можно считать в значительной мере исследованными процесс укрепления в 50-е годы материально-технической базы МТС, вопросы всенародной помощи Казахской республике в освоении целины, места и роли совхозов в резком увеличении производства зерна, хотя на освещении названных вопросов в недалеком прошлом явно сказывался субъективизм.

Историки и экономисты продолжают изучение процессов совершенствования колхозной формы собственности. Много сделано для изучения методов политической и культурно-просветительной работы в целинных районах, уяснения того, как конкретно-исторически происходило в то время укрепление сельского хозяйства республики кадрами, как перестраивалась деятельность Советов и сельскохозяйственных органов, какой экономический и социальный эффект дало освоение целины. Есть интересные работы о трудовых подвигах покорителей целины, прежде всего комсомольцев и молодежи, зарождении и развитии на целине движения за коммунистический труд.

На материалах обследований последних лет построена коллективная работа этнографов и историков «Культура и быт казахского колхозного аула» (Алма-Ата, 1967). В ней на примере группы колхозов Талды-Курганской области рассмотрены в сопоставлении организация материального производства, жилище, одежда, пища, семейно-брачные отношения и другие важнейшие показатели социально-культурной жизни казахов-колхозников за период после массовой коллективизации сельского хозяйства и перехода к оседлости.

Особый интерес представляют приведенные в книге материалы о сближении и взаимообогащении материальной культуры казахов с культурами братских народов СССР, о все большем проникновении в культуру и быт казахов-тружеников интернациональных черт.

Изданием комплекса новых документов по истории индустриального развития и коллективизации сельского хозяйства в основном завершена (с небольшими пробелами) публикация тематических документальных сборников по истории Казахстана от октября 1917 г. по период Великой Отечественной войны Советского Союза включительно, частично опубликованы источники по истории социалистического сельского хозяйства в 50-е — начале 60-х гг.

Поворот к исследованию истории советской эпохи не означал, однако, сокращения масштабов работы в области истории дореволюционного прошлого. Напротив, изучение некоторых вопросов казахстанской древности и средневековья, конца XIX — начала XX века значительно расширилось.

Продолжалась коллективными усилиями историков, языковедов, этнографов разработка проблемы происхождения казахской народности. Исследования в основном подтвердили высказанную ранее точку зрения о том, что начавшийся в глубокой древности процесс сложения народности завершился в XV веке. Высказывается вместе с тем предположение, что казахская народность существовала -уже в XIV в., а может быть, и раньше, что, например, Ак-орда по своему этническому составу была преимущественно казахской, но самоназвание народа определилось и вошло в источники позднее.

Выявлены новые .данные о начальном этапе этногенеза, об отдельных этнических компонентах (усуни, канглы, кипчаки и другие), участвовавших в образовании народности, о возникновении трех казахских жузов (Улу жуз, Орта жуз, Киши жуз) — экономически относительно обособленных районов, населенных определенными родоплеменными группами.

Материал по истории языка и его диалектов, этнонимам, обобщенный лингвистами, во многом конкретизировал представления о путях сложения казахской народности. Данные самого различного типа языковых памятников древности и средневековья (надписи на стеллах, отдельные письменные источники, фольклор, родословные — шежре) поставили под сомнение обоснованность общепринятого взгляда о монголоязычности найманов, кереитов, конгратов и позволили выдвинуть гипотезу об их тюркоязычности. К исследованию проблемы происхождения казахской народности стали привлекаться материалы антропологии и топонимики.

Используя выявленные в последние годы письменные источники, обнаруженные и описанные археологами памятники материальной культуры древних насельников территории Казахстана, ученые подняли на более высокий уровень изучение истории племенных союзов и раннефеодальных государственных образований. Частично выяснен этнический состав племен Казахстанского Алтая, политическая история этого региона в дотюркское (аримаспы, исседоны, аргиппеи, серы и др.) и тюркское время. Доказано, что наиболее ранние сведения о кипчаках и кара-канглы относятся не к XI—XII вв., как считалось общепринятым, а к VII в. Уточнены и в ряде случаев пересмотрены определения терминов родства применительно к тюркам, введенные еще Н. Я. Бичуриным (Иакинфом).

Расширилась работа по переводу и комментированию восточных источников по истории хозяйства, социально-экономических отношений и внешних связей казахских ханств в XV—XVIII вв. Переводы из «Михманнаме-йи Бухара» Рузбихана, «Таварих-и гузида-йи Нуерат-наме» анонимного автора, «Шейбани-наме» Бинаи, «Фатх-наме» Шади, «Тарих-и Рашиди» Мухаммед Хайдара, «Бахр-ал-Асрар» Махмуда бен Вали, «Зубдат ал-Асар» Абдаллаха бен Мухаммеда, «Тазкире-и Мухаммед Шариф», «Тарих-и Кашгар», «Гаоцзун гунь Хуэнди шилу» и других сочинений проливают свет на многие вопросы казахстанской медиевистики — возникновение первых казахских политических объединений, формирование этнической территории, миграционные процессы в древности, историю торговых связей казахов с соседними народами, внутренних феодальных усобиц и т. д.

Анализ совокупности документов позволил еще раз подтвердить правильность положения об ограниченности -сферы применения труда рабов (кулов) в казахском обществе XVI—XVIII вв., о том, что рабство носило здесь лишь патриархальный, домашний характер и не имело ни в древности, ни тем более в средневековье тенденции к развитию. Подробно изучен процесс отмирания рабства и, наконец, его полной законодательной отмены.

Изданы труды по истории уголовного права у казахов, памятники казахского обычного права. Обобщена история политического строя Казахстана в XVIII—XIX вв., определены изменения в основных политических институтах и формах правовой надстройки, описаны история ликвидации ханской власти и привилегий султанской верхушки, падение влияния суда биев, введение общероссийской колониальной системы управления, административно-территориальное и судебное устройство колониального края.

Введена в оборот масса новых достоверных источников по истории казахско-русских отношений XVIII—XIX вв. Богатейшие фонды «киргиз-кайсацких дел», «калмыцких дел» Архива внешней политики России и Центрального архива древних актов впервые стали доступны не только специалистам, но и широкому кругу читателей. Эти документы (отчеты русских, послов и путешественников о дипломатических миссиях и поездках в казахские степи, переписка казахских ханов, султанов, батыров и старшин с царским правительством и его чиновниками, грамоты о принятии российского подданства, данные о развитии торговли, строительстве городов и укрепленных пунктов, тяжком положении трудящихся в результате набегов джунгарских феодалов, о хозяйстве и быте народа, внешнеполитическом положении казахских ханств, их отношениях со среднеазиатскими ханствами, об участии казахов в крестьянской войне под предводительством Е. Пугачева и др.) намного расширили представления о конкретной истории казахских земель в процессе вхождения их в состав России. Изучаются дипломатические связи казахских ханств с русским государством, история отдельных посольств, например, А. Тевкелева, Д. Гладышева, И. Муравина и др.

Монографическому исследованию (Е. Б. Бекмаханов, С. Е. Толыбеков, Н. Г. Аполлова и другие) подверглась история присоединения Казахстана к России, вопросы развития экономических, политических и культурных связей казахского народа с русским, сдвиги в экономике края после колониальных реформ 1867—1868 гг.

Подчеркнем при этом, что новые исследования, преодолев некоторую односторонность в оценках статей и популярных брошюр прежних лет, отнюдь не умалчивают о национально-колониальном гнете, реакционном характере колонизаторской политики царизма, русских помещиков и капиталистов, показывают существование двух Роcсий — России Николая Палкина, Победоносцева, Столыпина, Пуришкевича и иже с ними и России — революционно-демократической, России самого революционного в мире рабочего класса, России Герцена и Чернышевского, России В. И. Ленина. Они, естественно, подводят к выводу, что борьба русского рабочего класса, руководимого партией большевиков, против царизма, против империализма являлась в то же время борьбой за социальное и национальное освобождение казахского народа, как и других угнетенных народов России, и, что именно в этой борьбе проявлялась общность исторических судеб казахского народа с русским и другими народами нашей страны.

Такой подход к проблеме дал обобщение — главный результат вхождения казахских земель в состав России — это приобщение казахского трудового народа к революционной борьбе русского рабочего класса. Весь ход исторического развития России и ее национальных окраин, в том числе и Казахстана, неизбежно вел к низвержению, господствовавшего, но изжившего себя общественного строя, к социалистической революции. Такова была закономерность.

Предметом специального исследования. стала история возникновения промышленности в дореволюционном Казахстане, в первую очередь горной, и, что еще более важно, история формирования пролетариата и его национальных кадров. Изучались вопросы проникновения и расширения сферы влияния иностранного капитала в основных отраслях промышленности Казахстана, формы и методы хищнической эксплуатации рабочих и природных богатств края, характер размещения производительных сил, т. е. отрыв источников сырья от заводов и фабрик, соответствовавший колониальной природе российского империализма.

На основе документов, данных переписей и ежегодных губернаторских отчетов сделана попытка установить численность рабочих в дореволюционном Казахстане, в том числе железнодорожников. Удачны характеристики положения рабочих в колониальной окраине, условий их труда и быта, основных источников пополнения кадров рабочих, например, отходничества из аула и переселенческой деревни. На многих фактах ученые убедительно показали, что роль и влияние пролетариата в революционном движении края были несравненно выше его удельного веса в составе населения, что революционное рабочее движение здесь с самого начала носило интернациональный характер. Доказано также, что нарождавшаяся казахская буржуазия в сущности не была связана с промышленным производством.

Ведется, хотя еще сравнительно слабо, изучение истории городов Казахстана, как в дореволюционном прошлом, так и в советскую эпоху. Здесь заслуживают быть отмеченными статьи по истории основания и развития Верного (Алма-Аты), Уральска, Петропавловска, а также популярные книги и брошюры, посвященные, главным . образом, юбилейным датам.

Положительные итоги дало изучение истории сельского хозяйства и аграрных отношений в. Казахстане в конце XIX — начале XX века. Ученые (Б. С. Сулейменов, В. Ф. Шахматов, П. Г. Галуза и другие) выяснили многие особенности генезиса капиталистических отношений и разложения патриархально-феодальной структуры казахского аула, расширили имевшиеся в науке представления об эволюции форм землепользования в казахской пастбищно-кочевой общине, развитии арендных отношений, истории оседания, изменениях в типах казахского хозяйства и их связях с рынком, социальной структуре аула, появлении и росте в нем новых социальных групп, например, батрачества.

Обобщающую социально-экономическую характеристику получила переселенческая деревня, велось также изучение аграрного вопроса в специфичных условиях узбекского и уйгурского кишлака юга Казахстана.

Обстоятельно рассмотрен вопрос о борьбе двух путей развития капитализма (октябристского и демократического) в сельском хозяйстве Казахстана в начале XX в.— в канун Великой Октябрьской социалистической революции. Отмечая некоторые особенности российского империализма, исследователи в то же время справедливо выделяют типичные для этой высшей и последней стадии капитализма общие черты.

Достаточно убедительно показано, что в начале XX века Казахстан, являясь колонией царской России, представлял единое с метрополией хозяйственное и политическое целое, а национально-освободительная, антиимпериалистическая, антикапиталистическая и антифеодальная борьба казахских рабочих и крестьян была составной частью революционного движения во всей стране и что она обострялась, нарастая из года в год, в связи с пролетарским движением в России.

В результате многих исследований, начавшихся еще в первые годы Советской власти было доказано, что имелись объективные возможности для слияния в единое русло социалистического движения пролетариата с национально-освободительным и аграрным движением казахских трудящихся. И партия большевиков реализовала эти возможности в Октябрьской социалистической революции.

Систематически изучалась (Б. С. Сулейменов, Е. Дильмухамедов и другие) история рабочего и аграрного движения в период первой русской буржуазно-демократической революции. Плодом объединения усилий ученых Казахстана, республик Средней Азии и Москвы явился документальный сборник по истории народно-освободительного восстания 1916 года. Примечательно, что это крупнейшее народное движение во всей Средней Азии и Казахстане в канун революции стало предметом обобщающего монографического исследования (X. Т. Турсунов). Это дало возможность показать общность предпосылок, характера и движущих сил восстания на громадной территории (отмечая частные различия отдельных районов), раскрыть значение восстания в повышении классового самосознания национального крестьянства, его место в назревавшем в России в годы первой мировой войны революционном кризисе и в то же время его стихийный характер и внутренние противоречия.

Вошедшие в науку положения о единстве революционного процесса, теснейшей связи революционной борьбы рабочих и крестьян Казахстана с революционным движением в России, развивавшимся под гегемонией рабочего класса, руководимого партией большевиков, таким образом, еще и еще раз подтвердились.

На гораздо более высокую ступень поднялось исследование жизни и творчества казахских ученых-просветителей — Ч.Ч. Валиханова и И. Алтынсарина — активных поборников дружбы казахского народа с русским и другими народами нашей страны. Важное значение в этом отношении имели указания ЦК КП Казахстана о критическом освоении культурного наследства казахского народа, пересмотре ошибочных оценок и определений, упрощавших историю культуры или нигилистически отрицавших ее достижения в прошлом.

Фронтальный поиск материалов о казахских просветителях в Москве, Ленинграде, Омске, Томске, Ташкенте, Казани и других городах позволил обнаружить десятки неизвестных автографов их статей, набросков, писем, отчетов, а также много ценнейших сведений о их жизни и творчестве, политических взглядах и окружении. Была выполнена трудоемкая текстологическая работа: расшифрованы авторские тексты, сопоставлены различные списки той или иной рукописи, установлены разночтения, отобраны подлинники, исправлены искажения и ошибки, вкравшиеся в публикации дореволюционной эпохи нередко по вине цензуры. Одновременно составлялись комментарии, ибо без них чтение произведений просветителей затруднительно даже специалистам. Во второй половине 50-х гг. вышли из печати «Избранные произведения» И. Алтынсарина и Ч.Ч. Валиханова. Но это был лишь первый шаг.

Вслед за тем под руководством А. X. Маргулана стало готовиться собрание сочинений Ч.Ч. Валиханова. В изданные четыре тома вошли труды выдающегося представителя казахской демократической культуры по истории, экономике, политическому устройству, этнографии, языкознанию, литературе и искусству казахского народа, народов Средней Азии, в первую очередь киргизов, народов Восточного Туркестана.

Издание содержит также ценнейшие сведения о физической географии Центральной Азии.

Если вспомнить, что многие произведения Ч.Ч. Валиханова явились итогом его наблюдений во время длительных путешествий, причем отдельные районы Центральной Азии он посетил одним из первых (в ряде мест он был первым разносторонне образованным человеком, в совершенстве владеющим языком коренного населения), станет понятным не только значимость научного подвига Валиханова, но и ценность публикации его наследия для науки сегодня.

Значительная часть произведений, вошедших в собрание сочинений Ч.Ч. Валиханова, публикуется впервые. В них содержатся и другие интереснейшие документы — отзывы видных ученых-демократов, путешественников, писателей-современников о просветителе и казахском народе, его укладе жизни, истории, культуре.

Продолжается под руководством Б.С. Сулейменова работа над подготовкой к печати сочинений выдающегося казахского ученого-просветителя, основателя светской школы, страстного пропагандиста русской демократической культуры и просвещения в казахском народе, писателя и этнографа И. Алтынсарина.

Исследователи (А. X. Маргулан, К. Бейсембиев, С. Зиманов, Т. Тажибаев, К. Бержанов и др.) занялись изучением биографии и мировоззрения казахских про светителей, их вклада в науку и культуру, их места в истории общественной мысли России и Казахстана.

Уже написаны биографические очерки казахских просветителей, доказано, что формирование их мировоззрения, взглядов- на общественно-политическую жизнь своего времени и будущее родного народа, их творческая деятельность проходили под -непосредственным влиянием русской революционно-демократической мысли, видных представителей русской культуры и науки; Так, например, установлены прямые связи (включая и «переписку) Ч.Ч. Валиханова с Ф.М. Достоевским, А.И. Майковым, Я. П. Полонским, братьями В. и Н. Курочкиными, ссыльным петрашевцем С.Ф. Дуровым, а также его общение с П.П. Семеновым-Тяншанскйм, А. Н. Бекетовым, В. В. Вельяминовым-Зерновым и многими другими.

Всесторонне изучены экономические – и политические воззрения Ч.Ч. Валиханова, его взгляды на исторический процесс и религию, его заслуги в исследовании истории, истории культуры и быта казахского, киргизского, уйгурского народов, его смелые для своего времени идеи коренных преобразований жизни и быта трудящихся масс. Немало поработали ученые и над изучением мировоззрения, художественного и научного наследства, педагогической деятельности И. Алтынсарина.

Сделаны серьезные попытки установить преемственность в развитии казахской демократической культуры XIX и начале XX века, выяснить историю идейно-политических течений в общественной мысли Казахстана в эпоху буржуазно-демократических революций, историю острой борьбы демократических и социалистических идей с реакционной феодально-байской и буржуазно-националистической идеологией, клерикальными, панисламистскими и пантюркистскими взглядами. Освещена в литературе и история периодической печати в дореволюционном Казахстане, особо демократического журнала «Айкап». Опубликованы дневники польского демократа А. Янушкевича, оказавшегося в прошлом веке в ссылке в Казахстане.

Весьма существенно улучшилась организация работы архивов. Значительно пополнились фонды партийных и государственных архивов Казахской республики, укрепилась их материальная база. Положительные результаты дало объединение республиканских госархивов в единый Центральный Государственный архив Казахской ССР (ЦГА). Окрепло и стало постоянным творческое содружество архивистов с исследователями в подготовке документальных изданий, ведется работа по каталогизации и описанию архивных фондов.

Шаг вперед сделан в области источниковедения истории Казахстана. Улучшился отбор, поднялся уровень критической оценки документов, кстмментирования и других основных показателей археографической работы.

Вот пример. Главным конституционным документом Учредительного съезда Советов К АССР (октябрь 1920 г.) была «Декларация прав трудящихся Казахской АССР». В «Бюллетене» съезда, изданном в 1920 г., как позднее было замечено, имелись искажения. Очевидна, националистические элементы опустили в тексте «Декларации» в разделе о земельном вопросе тезис об охране интересов переселенческой бедноты. Эти искажения заметил покойный Е. Федоров в 30-е гг. при подготовке протоколов к печати. Составители сборника «Образование Казахской АССР» сверили «Бюллетень» с подлинником, выправленным редакционной комиссией съезда, и опубликовали точный текст. Упомянутый раздел «Декларации» в окончательной редакции гласит: «Положить в основу земельной политики КАССР обеспечение интересов киргизской (казахской) и крестьянской бедноты, в особенности же тех групп киргизских (казахских) трудящихся, кои были ограблены царским правительством и российской буржуазией».

Вспомним, что значил земельный вопрос для Казахстана того времени, вспомним, что более трети его населения составляли крестьяне-переселенцы и как трудно перестраивались аграрные отношения в ауле и деревне 20-х годов, и станет ясным, насколько значительны для восстановления правдивой истории всего лишь два слова: «и крестьянской бедноты».

На современном этапе, как уже говорилось, происходила и происходит дифференциация исторических знаний, углубление специализации исследователей.

Однако это не привело к полному разделению их функций, организационному обособлению. Напротив, в последние годы при всей специфике работы исследователей каждого из разделов исторической науки все яснее начали обозначаться их взаимосвязи. Историки стали участвовать в разработке, на первый взгляд, сугубо археологических тем и в археологических и этнографических экспедициях, а археологи и этнографы шире привлекать в своих (монографиях исторические источники и литературу. Этнографические исследования, например, по родоплеменному составу и родорасселению используются при разработке проблемы происхождения казахского народа; историки же культурного строительства в Советской! Казахстане участвуют в создании этнографических трудов, совместно изучают актуальную тему перехода казахов-кочевников и полукочевников к оседлости; этнографы обобщили материал по ряду элементов материальной культуры казахского средневековья, полезный для понимания социальной истории той эпохи и в то же время важный для археологов.

Еще нагляднее процесс сближения и взаимопроникновения отдельных исторических дисциплин отражается на изучении истории Советского Казахстана. Сбор воспоминаний ветеранов Октябрьской революции, участников социалистического и коммунистического строительства в Казахстане, Великой Отечественной войны очень удачно сочетается с археографической работой историков-архивистов. Взаимосвязи охватывают не только отрасли собственно исторической науки, но и неотвратимо сближают историю с политической экономией, философией, историей государства и права, литературоведением и языкознанием.

Имеющийся опыт, пока довольно ограниченный, но бесспорно, перспективный показывает, что коллективные работы представителей различных общественных наук дают плодотворные научные результаты. Это наглядно видно на примере межотраслевого комплексного исследования актуальной проблемы перехода казахского народа к социализму, минуя капиталистическую стадию развития.

Вопросы истории СССР в целом, истории России в частности в казахстанской историографии не только ранее, но и в последние годы изучались мало. Их так или иначе связывали с вопросами истории Казахстана. Исключение составляют книги С. А. Федюкина о привлечении буржуазных специалистов на сторону Советской власти в первые годы после победы социалистической революции и Ким Сын-Хва по истории советских корейцев.

Также ограничены пока масштабы исследовательской работы по вопросам всеобщей истории и зарубежным странам Востока. Сказывались малочисленность кадров специалистов, отсутствие на месте источников. Но все же некоторые темы разрабатывались. Так, успешно изучались внешняя политика Англии в годы второй мировой войны, история Польши в 30-е гг., вопросы истории Корейской Народно-Демократической республики, истории I Интернадионала, влияния Великой Октябрьской социалистической революции на национально-освободительное движение на Востоке, история движения солидарности стран Азии и Африки, историография античного мира, в частности Римской республики, генезис феодальных отношений во Франции, аграрный вопрос в Иране в конце XIX — начале XX в. Сам перечень вопросов свидетельствует, с одной стороны, о широте проблематики, с другой — о разобщенности и без того немногочисленной группы исследователей. Возможно, уже назрело время для объединения усилий ученых, работающих над вопросами всеобщей истории и востоковедения.

Казахстанскую историографию на современном этапе отличает все более крепнущее содружество научноисторических учреждений и историков республики с головными центрами исторической науки в СССР и братских республик, с учеными Москвы и Ленинграда, Ташкента, Фрунзе, Душанбе, Ашхабада и других городов. Это содружество проявилось особенно ясно в совместных научных сессиях, например, сессии по истории Средней Азии и Казахстана в эпоху социализма (Алма-Ата, 1957); по истории присоединения Средней Азии и Казахстана к России (Ташкент, 1959), по проблеме некапиталистического развития народов Средней Азии и Казахстана (Душанбе, 1962); координационном совещании по проблеме развития национальных отношений в условиях перехода от социализма к коммунизму (Фрунзе, 1963), в межвузовской всесоюзной конференции по истории освоения целинных и залежных земель (Алма-Ата, 1960), в сессиях по истории национально-государственного строительства в СССР (Душанбе, 1968), торжества ленинских идей пролетарского интернационализма и дружбы народов (Алма-Ата, 1968), историко-этнографическому Атласу Средней Азии и Казахстана (Ашхабад, 1967) и многих, многих других.

Нельзя не сказать также об активном участии историков Казахстана в подготовке всесоюзных научных изданий — двенадцатитомной « Истории СССР с древнейших времен до наших дней», двухтомного этнографического труда «Народы Средней Азии и Казахстана», являющегося частью монументальной этнографической серии «Народы мира», в исторических и этнографических Атласах народов СССР, сборниках статей по истории строительства социалистической культуры в советских национальных республиках и коллективизации сельского хозяйства, в многотомных «Очерках истории исторической науки в СССР», в создании монографии «История национально-государственного строительства в СССР», в составлении межреспубликанских документальных сборников «Иностранная интервенция и гражданская война в Средней Азии и Казахстане», сборников по индустриализации и коллективизации сельского хозяйства, входящих во всесоюзную серию публикаций источников. Коллективными усилиями созданы обобщающие труды по истории коммунистических организаций в Средней Азии, истории установления и упрочения Советской власти в Средней Азии и Казахстане и многие другие.

Совместные научные сессии, участие во всесоюзных научных изданиях свидетельствуют о постепенно складывающемся целесообразном разделении труда историков-специалистов, зрелости национальных кадров историков. Объединение творческих усилий позволяет разрешать серьезные исторические проблемы, глубже и конкретнее выяснять соотношение общего и особенного в действии закономерностей исторического развития.

Изменились организационные формы связей ученых головных научных центров и историков Казахстана. Создание проблемных научных Советов по главным направлениям науки при Отделении истории Академии наук СССР, археолого-этнографические ежегодники обусловили: постоянные творческие контакты ученых, работающих над одними и теми же или смежными проблемами, обмен информацией, дискуссии и обсуждения, выявление узких мест и белых пятен дали вполне реальный позитивный эффект в координации работы в области истории.

Историки Казахстана начали принимать участие в работе международных форумов ученых, в частности XXV международного конгресса востоковедов (Москва, 1960), VII и VIII международных конгрессов этнографов и антропологов (Москва, 1964; Токио — Киото, 1968).

Теперь почти систематически в Москве и Ленинграде публикуют научные статьи местных историков по вопросам истории, археологии и этнографии, а также отклики (рецензии, обзоры) на вышедшие в республике книги. Регулярным стал обмен научно-исследовательской литературой со многими зарубежными странами.

В обзоре невозможна раскрыть по-существу вклад ученых центра, а тем более каждого ученого в казахстанскую историографию. В сущности это тема специальной работы, поэтому ограничимся лишь перечнем.

Видное место в казахстанской историографии занимают имена академиков А. М. Панкратовой, Н. М. Дружинина, Б. Д. Грекова, И. И. Минца, членов-корреспондентов АН СССР С. В. Бахрушина, С. П. Толстова, М. П. Кима; серьезный вклад в казахстанскую ветвь советского исторического знания внесли М. П. Вяткин, A. Л. Сидоров, А. В. Пясковский, С. В. Юшков, Н. В. У слогов, А. П. Кучкин, И. С. Брагинский, С. И. Якубовская, Л. П. Потапов, Н. Н. Чебоксаров, Т. А. Жданко, С. М. Абрамзон, В. В. Гинзбург, Г. Ф. Дебец, А. Н. Бернштам, М. П. Грязнов, Б. Н. Граков, С. С. Черников и другие.

Развитие исторической науки в Казахстане отмечено не просто ростом интереса к современности. Изучение истории освоения целинных и залежных земель, профессионально-технического образования, социалистической культуры, культурно-технического роста рабочего класса, движения за коммунистический труд, крупных новостроек (Казахстанская Магнитка, Соколовско-Сарбайский горнообогатительный комбинат и др.), этнографические обследования быта колхозников предполагали и предполагают не только обобщение конкретного опыта истории, близкой сегодняшнему дню (что ранее почти не имело места), но и распространение передового опыта, а в некоторых случаях и практические рекомендации партийным и советским органам республики.

Историки стали выезжать в колхозы, совхозы, на промышленные предприятия и новостройки и там, в гуще жизни, не дожидаясь того, пока отложатся в специальных архивохранилищах документы, записывали беседы, проводили анкетные обследования, изучали текущие архивы и, таким образом, накапливали весьма ценный материал, часть которого могла бы бесследно исчезнуть для науки.

Входит в науку и практика созыва научных сессий историков совместно с передовиками производства — ударниками коммунистического труда. Такая сессия, например, прошла в 1962 г. в Институте истории, археологии и этнографии им. Ч. Ч. Валиханова Академии наук КазССР. И хотя все эти новые явления еще не стали массовыми, сам факт их появления знаменателен. Он свидетельствует о серьезной перестройке проблематики, методов исследования, несомненном прогрессе науки.

Увеличиваются масштабы подготовки квалифицированных научных кадров. Исследованием вопросов истории Казахстана занимаются два крупных института — Институт истории, археологии и этнографии им. Ч. Ч. Валиханова АН КазССР и Казахский филиал Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС — Институт истории партии при ЦК КП Казахстана, 18 кафедр истории (в том числе одна кафедра истории Казахской ССР), Архивное управление при Совете Министров КазССР и его органы на местах, Центральный государственный музей Казахской ССР, областные и мемориальные музеи.

Намного расширилась издательская деятельность. Об этом можно судить хотя бы по такому примеру: за 1945—1955 гг. Институт истории, археологии и этнографии им. Ч. Ч. Валиханова опубликовал около 240 п. л. научных трудов, а за 1956—1967 гг.— более 2500 п. л. Систематически стали выходить ученые записки и тематические сборники высших учебных заведений (с 1956 г. вышло около 30 томов).

По-прежнему широко обращается к вопросам истории Казахстана — темам революционного рабочего движения в крае, освобождения народа от пут патриархально-феодальной идеологии, участия казахстанцев в Великой Отечественной войне и другим — казахская художественная литература. Укажем, например, на книги Г. Мусрепова «Солдат из Казахстана», Г. Мустафина «После бури», Б. Момыш-Улы «За нами Москва», X. Есенжанова «Яик — светлая река» и другие. Характерно, что как и ранее, многие книги сочетают в себе художественное восприятие недалекого прошлого с наблюдениями и воспоминаниями их авторов, а нередко и с документальными материалами. Поэтому, в известной мере, они сами становятся историческим источником.

Особо важное место в развитии казахстанской историографии, как и всей советской исторической науки, заняло празднование 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции.

В газетах и журналах (включая научные) печатались сотни статей, воспоминаний, извлечений из документов, фотодокументов ученых, пропагандистов, краеведов, ветеранов революции и социалистического строительства. Проводились походы молодежи по местам боевой славы отцов, специальные передачи по радио и телевидению. Республиканское общество «Знание» организовало циклы «Октябрьских чтений» во всех областях республики, в ряде промышленных центров, совхозов и колхозов были открыты лектории.

В соответствии с назревшей необходимостью ученые подготовили новое издание «Истории Казахской ССР. Эпоха социализма» (Алма-Ата, 1967). Эта книга, освободившись от наслоений субъективизма в опенке и освещении отдельных событий недавнего прошлого (перестройка управления промышленностью и сельским хозяйством, вопросы партийного строительства и другие до октябрьского (1964) Пленума ЦК КПСС), дала полную и ясную картину расцвета экономики и культуры Советского Казахстана за все пятидесятилетие после Великого Октября, рассказала об опыте решения в нем национального вопроса на современном уровне исторических знаний. Она дополнена новыми, ранее не известными науке фактами, в ней даны более точные сведения об установлении Советской власти в ряде городов и районов Казахстана, значительно расширены представления на основе обобщающих показателей о подъеме народного хозяйства и благосостояния трудящихся республики за последние годы.

Проведены в содружестве с гуманитарными учреждениями Академии наук Казахской ССР, Институтом истории партии при ЦК КП Казахстана, Архивным управлением при Совете Министров КазССР и вузами Казахской ССР научные сессии и конференции, посвященные 50-летию Октября. Ученые участвовали в нескольких международных и всесоюзных научных сессиях, в работе научно-проблемных Советов Академии наук СССР, обсуждавших вопросы истории Октября. Главное в работе сессий и конференций — обобщение опыта Октябрьской революции, социалистического и коммунистического строительства в СССР в целом, в Казахстане в частности, выяснение спорных и нерешенных актуальных проблем.

Историки также активна участвовали в пропаганде исторических знаний, традиций революционной борьбы, в открытии памятников героям революции, активным борцам за Советскую власть в Казахстане.

Казахстанская историография достойно встретила славный 50-летний юбилей Советского государства.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделитесь информацией с друзьями

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: