Хунну: археология, происхождение культуры, этническая история

ХуннуПредлагаемый вниманию читателей сборник статей посвящен археологии древнего центральноазиатского народа хунну (сюнну), или гуннов, как их принято называть в европейской историографии. История хунну, известная по письменным источникам древнекитайских исторических сочинений, существенно дополняется археологическими материалами. В связи с этим большое, если не решающее, значение приобретают археологические источники, позволяющие изучить во всем богатстве и разнообразии материальную и духовную культуру, хозяйственно-экономическую основу, социально-демографическую структуру общества, территориальное распространение, влияние и роль хунну в историко-культурном процессе в ЦА и ЮС на рубеже древности и раннего средневековья. Специальная статья посвящена проблеме культурогенеза хунну на основе исследования происхождения и формирования погребального комплекса. Сборник включает статьи археологов России и Монголии, работающих в широком хронологическом диапазоне и на обширном географическом пространстве.

Книга предназначена для научных исследователей – историков, археологов, этнологов, антропологов и всех, кто интересуется историей и культурой кочевых народов Евразии.

Содержание

Бураев А. И. Географический фактор в формировании военно-политического объединения хунну

Данилов С. В. Городища хунну Монголии и Забайкалья (к вопросу о функциональном предназначении поселенческих комплексов хунну)

Данилов С. В., Симухин А. И., Цыденова Н. В. Черепица из хуннского городища Тэрэлжин Дэрэвэлжин (Центральный аймак Монголии)

Дашибалов Б. Б., Миягашев Д. А., Дашибалов Э. Б. Новые исследования на Иволгинском городище

Именохоев Н. В. Костяное изделие из могильника Баргай

Ковалев А. А. Император Китая в Хакасской степи

Коновалов П. Б. Происхождение и формирование погребального комплекса хунну

Коновалов П. Б., Миллер Б. К., Баярсайхан Ж., Эгиймаа Ц., Логан Дж., Махичек М. Хуннский некрополь Шомбуузийн бэльчээр в горах Монгольского Алтая

Симухин А. И. Результаты обследования 2007 г. стоянки Тологой-VI (Иволгинский район Республики Бурятия)

Тишкин А. А., Матренин С. С. Кенотаф хуннского времени на памятнике Яломан-II в Центральном Алтае

Харинский А. В., Коростелев А. М. Западное побережье оз. Байкал в хуннское время (по материалам могильника Цаган Хушун-II)

Эрдэнэбаатар Д. Исследование кургана хуннской знати Гол Мод-2

Географический фактор в формировании военно-политического объединения хунну

А. И. Бураев Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН. Улан-Удэ

Хунну (сюнну, гунны) – широко известный как среди историков, так и среди людей, далеких от исторических изысканий, народ, создавший первую кочевую империю, оказавшую влияние на всю евразийскую цивилизацию своего времени. Имена Модэ и Аттилы по достоинству заняли место в ряду наиболее ярких исторических деятелей всех времен. Археологические памятники хунну, особенно курганы могильников Ноин Уула, Гол Мод в Монголии, Царам и Ильмова падь в Бурятии, производят неизгладимое впечатление своей грандиозностью и полученными в ходе раскопок материалами. Отсюда -устойчивый многолетний интерес специалистов к хуннской проблематике. (далее…)

Городища хунну монголии и забайкалья

(к вопросу о функциональном предназначении поселенческих комплексов хунну)

С. В. Данилов Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН

Улан-Удэ

Первые сведения о центральноазиатских гуннах, или хунну (сюнну), появляются в древнекитайских исторических сочинениях, основным из которых было «Ши цзи» – Исторические записки, написанные Сыма Цянем, где одна из глав, «Повествование о сюнну», была посвящена этому древнему кочевому народу. Здесь впервые в китайской историографии даны обобщенные сведения о происхождении, политической истории, приводились сведения о внутреннем устройстве хумнекого общества, давались сведения этнографического характера. До создания «Ши цзи» сведения о северных варварах, в том числе и хунну, были рассеяны по многочисленным хроникам разных царств и имели отрывочный характер. Впоследствии китайские историки Бань Гу и Фань Е, авторы соответственно «Истории Старшей династии Хань» (Цянь хань-шу) и «Истории Младшей династии Хань» (Хоу хинь-шу), взяв за основу «Повествование о сюнну» Сыма Цяня, включили в свои сочинения отдельные разделы о хунну. (далее…)

Черепица из хуннского городища тэрэлжин дэрэвэлжин

(Центральный аймак Монголии)

(Работа выполнена в рамках гранта РГНФ МИН ОКН Монголии «Создание элктронной карты городов древних кочевников Центральной Азии».)

С. В. Данилов, А. И. Симухин, Н. В. Цыденова Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН

Улан-Удэ

Исследование хуннских поселений и городищ, начало которым было положено раскопками Иволгинского городища, произведенного Г. П. Сосновским в 1928 г., в настоящее время уже имеет довольно длительную историю. Их изучение было продолжено на территории России и Монголии: фортификационные сооружения на Иволгинском городище и городище Баян Ундэр. На Иволгинском городище и поселении Дурены раскопаны и изучены полуземлянки, долгое время считавшиеся основным типом жилищ, существовавших у хунну [Давыдова, 1980, 1995]. Наземные жилища изучались в Хакасии на городище близ Абакана [Евтюхова, 1946, 1947; Евтюхова, Левашева, 1946; Киселев, 1951; Кызласов, 2001], на Иволгинском городище [Давыдова, 1995], городище Баян Ундэр в Бурятии [Данилов, Жаворонкова, 1995; Данилов, 1998], наряде городищ в Монголии [Пэрлээ, 1957]. (далее…)

Новые исследования на Иволгинском городище

(Работа выполнена при поддержке гранта РГНФ № 08-01 -00390а.)

Б. Б. Дашибалов, Д. А. Миягашев, Э. Б. Дашибалов Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН

Улан-Удэ

С 2008 г. на Иволгинском городище хунну начала работы Байкальская археологическая экспедиция Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН. Оно было известно у местного населения под названием «Китайское место». Первые письменные сведения об Иволгинском городище оставил В. В. Попов, который в 1927 г. осмотрел этот памятник вместе с В. П. Дуненко и А. Ф. Кобылкиным [Отчет о деятельности…, 1929, с. 45-46]. Г. П. Сосновский и 1928-1929 гг. исследовал 3 жилища типа полуземлянок и опублико-иал описание и планы городища (1934). В 1949 г. по инициативе А. П. Окладникова в составе Бурят-Монгольской археологической экспедиции был организован Иволгинский отряд под руководством И. П, Шилова, который в 1949-1950 гг. предпринял раскопки на Иволгинском городище и заложил 18 раскопов. Отряд раскопал железоплавильную мастерскую, 22 жилища и большое наземное здание Давыдова, Шилов, 1952]. (далее…)

Император Китая в хакасской степи

А. А. Ковалев

НИИ комплексных социальных исследований Санкт-Петербургского государственного университета

Санкт-Петербург

Дворцовое здание с китайской черепицей, руины которого были исследованы археологами в 1940-1946 гг. недалеко от Абакана, до сих пор не получило общепринятой атрибуции. Для этого уникального памятника не нашлось еще надлежащего места в кругу источников по этнополитической истории Восточной и Центральной Азии. Автор настоящей статьи еще в 2005 г. в Минусинске, на конференции в честь 100-летия С. В. Киселева, обнародовал новую гипотезу о принадлежности «дворца», а в 2007 г. на конференции «Этноистория и археология Северной Евразии: теория, методология и практика исследования» сделал более подробное сообщение [Ковалев, 2007]. Хоти эта публикация в некоторых аспектах носит поверхностный характер, а ряд положений изложен слишком конспективно, острота не прекращающейся полвека дискуссии вокруг атрибуции и датировки сооружения, а также необходимость привлечения не известных российским специалистам китайских источников настоятельно требуют развернутого критического исследования. (далее…)

Происхождение и формирование погребального комплекса хунну

П. Б. Коновалов Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН Бурятский госуниверситет Улан-Удэ

Одной из нерешенных проблем изучения хунну является их этногенез. Интерес к нему никогда не затухал, и в последнее время он вновь овладел вниманием многих ученых. Заметим, что тема эта раньше затрагивалась в публикациях разных исследователей под следующими характерными заголовками: «Происхождение сюнну: современное состояние проблемы» [Миняев, 1987]; «Некоторые аналогии погребениям в могильнике у дер. Даодуньцзы и проблема происхождения сюннуской культуры» [Полосьмак, 1990]; «Скифские памятники Алтая, Ордоса и происхождение сюннуской культуры» [Вареное, 1995]; «Происхождение и ранняя история хунну» [Коновалов, 1996]; «Происхождение хунну» [Ковалев, 2002] и др. Однако хочу обратить внимание на то, что материал, который рассматривался в этих работах, отражал на самом деле лишь часть проблемы происхождения, или этногенеза, хунну. Авторами рассматривались только погребальные памятники Северного Китая на пространстве от Ордоса до Южной Маньчжурии периода до образования державы Хунну в сопоставлении с хуннскими памятниками Центральной Азии периода великодержавия. Причем в трактовке сходства и различий сопоставляемых памятников у названных авторов выявились разногласия относительно прародины хунну и их культурогенеза. В настоящей ста тье автор как участник этой дискуссии намерен вернуться к обозначенной проблеме, но с той оговоркой, что постановка цели в ней ограничивается рамками или, вернее сказать, уточняется ровно так, как сформулирована в заголовке его статьи, ибо решение задачи этно-и культурогенеза в целом потребовало бы более широкого и многопланового подхода. (далее…)

Краткая характеристика места расположения могильника

Хуннский могильник, получивший название Шомбуузийн бэльчээр, находится в отрогах северо-восточного фаса Монгольского Алтая, в районе одного из священных его вершин Мунх Хайрхан в верховье р. Дунд Цэнхэр. Топографо-геодезическим ориентиром местонахождения некрополя при заезде на него со стороны города Ховд через Манхан сомон служит: Мунххайрхан сомон выше среднего течения р. Дунд Цэнхэр – от сомона вверх по речке 16-17 км до впадения в нее слева горной рч. Борт, напротив устья этого притока на правой стороне р. Дунд Цэнхэр в 0,5 км – в небольшой впадине между сопок. К востоку от этого места начинается сравнительно широкое пространство межгорной котловины со сложным рельефом, называемое Шомбуузийн бэльчээр, т. е. могильник находится с западного края этой котловины. (далее…)

Рис. 1. План группы раскопанных могил некрополя Шомбуузийн бэльчээр (см. на врезке)

Внешний вид могил

№ 1 – выпуклый курган из мелких камней, по краям кое-где торчащие из земли крупные камни. Диаметр – 4,5×4,5 м, высота – 20 см.

№ 2 – кольцевая, с редкими слабовыступающими камнями, с перерывами, внутри кольца пусто, без впадины. Диаметр – 5,5×6 м.

№ 3 – кольцевая, диаметр – 8×8 м, внутри пусто, без впадины, с ритуальными камнями с северной стороны.

№ 4 – кольцевая, 6,5×6,5 м, внутри пусто, без впадины. (далее…)

Ритуальные объекты на некрополе

Особенность могил данного некрополя заключается в том, что многие из них сопровождаются рядами ритуальных камней, расположенных на определенном расстоянии в 5-10 м с северной стороны могилы. Камни лежат на поверхности парами, расставленными в цепочки (вереницей) по направлению 3-В перед каждой могилой. Такая особенность зафиксирована нами на некрополе в Тахилтын хотгоре вблизи Манхан сомона Ховд аймака, причем там такие камни сопровождали как крупные элитные курганы, так и мелкие рядовые могилы, хотя последние не всегда имели подобное сопровождение, а некоторые крупные могилы там были окружены вереницами камней в несколько рядов [Brayan et al., 2009, р. 301, 303, 307]. Если могилы располагались близко друг к другу и по линии 3-В, как в данном случа* в Шомбуузийн бэльчээре, то лежащие перед ними сопроводительные камни трудно было разграничить: сколько пар относятся к одной, сколько – к другой. (далее…)