Новые исследования на Иволгинском городище

(Работа выполнена при поддержке гранта РГНФ № 08-01 -00390а.)

Б. Б. Дашибалов, Д. А. Миягашев, Э. Б. Дашибалов Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН

Улан-Удэ

С 2008 г. на Иволгинском городище хунну начала работы Байкальская археологическая экспедиция Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН. Оно было известно у местного населения под названием «Китайское место». Первые письменные сведения об Иволгинском городище оставил В. В. Попов, который в 1927 г. осмотрел этот памятник вместе с В. П. Дуненко и А. Ф. Кобылкиным [Отчет о деятельности…, 1929, с. 45-46]. Г. П. Сосновский и 1928-1929 гг. исследовал 3 жилища типа полуземлянок и опублико-иал описание и планы городища (1934). В 1949 г. по инициативе А. П. Окладникова в составе Бурят-Монгольской археологической экспедиции был организован Иволгинский отряд под руководством И. П, Шилова, который в 1949-1950 гг. предпринял раскопки на Иволгинском городище и заложил 18 раскопов. Отряд раскопал железоплавильную мастерскую, 22 жилища и большое наземное здание Давыдова, Шилов, 1952].

В 1973-1974 гг. на территории Иволгинского (тогда Улан-Удэнского) района под руководством Е. Л. Хамзиной проводилась сплошная паспортизация памятников, в результате которой на государственный учет был поставлен Иволгинский комплекс [Хамзина, 1982].

В начале 80-х гг. специальной научно-реставрационной мастерской Министерства культуры Бурятской АССР была выделена охранная зона Нижне-Иволгинского археологического комплекса, включавшая Нижне-Иволгинское большое городище, Нижне-Иволгинское малое городище, Нижне-Иволгинский могильник [Лбова, 1983].

В 1987-1989 гг. на городище работал Иволгинский археологический отряд специализированных научно-реставрационно-производственных мастерских Министерства культуры Бурятской АССР под руководством С. С. Миняева. В связи с планируемыми работами по искусственному орошению долины р. Селенги встал вопрос о сохранности Иволгинского городища, расположенного в зоне предполагаемых мелиоративных сооружений. Министерством культуры Бурятской АССР было принято решение по реконструкции и музеефикации ряда объектов Иволгинского городища. Основное внимание при археологических раскопках было уделено получению исходных данных для реконструкции и музеефикации оборонительных сооружений [Миняев, 1987; 1988; 1989].

В. И. Ташаком проведено предварительное археологическое обследование участка реконструкции ЛЭП-35 на территории Иволгинского городища [1994].

Иволгинскос городище расположено в 16 км к юго-западу от Улан-Удэ на левой надпойменной террасе старицы р. Селенги. По данным приборов глобального позиционирования, координаты памятника следующие: N 51°45’48.17, Е 107°28’25.49.

Район городища представляет собой остепненный ровный участок, расположенный между поймой р. Селенги и заброшенными пашнями, разделенными федеральной автомобильной трассой Иркутск Чита. На юго-западе участок повышается и переходит в склоны Шаманских гор, где расположены буддийский субурган и шаманское обо. На северо-востоке от городища по правому берегу речки Иволги проходит шоссейная дорога. Севернее городища, в 0,4 км, протекает речка Иволга, левобережный приток Селенги, на правом берегу которой расположен синхронный городищу могильник. Поверхность котловины ровная, с небольшими всхолмлениями и западинами, берега Иволги поросли кустарником.

Городище в плане имеет форму неправильного прямоугольника, вытянутого с севера на юг вдоль старицы р. Селенги. С трех сторон (с севера, запада и юга) оно было защищено поясом укреплений, состоявшим из четырех валов и трех рвов между ними. Очертания валов расплывчатые, они разрушены и нивелированы временем и многолетней распашкой: края их плавно переходят в едва заметные углубления-рвы. Лучше сохранились валы с южной стороны, с западной – они едва возвышаются, а с северной почти полностью уничтожены. Мосточная сторона городища ограничена обрывом поймы, который, постепенно осыпаясь, разрушает культурный слой в этой части городища. Поверхность городища – почти ровная площадка, несколько повышающаяся к западу и северу.

Впервые оборонительные сооружения городища исследовались Т.П. Сосновским, сделавшим вывод, что городище защищалось системой искусственно насыпанных из суглинка валов. Он также отметил отсутствие наслоений в валах и следов их присыпки, но не обнаружил ни рвов между валами, ни следов деревянных сооружений и не шипел в них никаких культурных остатков.

В дальнейшем валы исследовались трижды. Полный профиль траншей показал существование рвов между валами, что опровергает вывод Г. П. Сосновского об отсутствии рвов. Работы А. В. Давыдовой и С. С. Миняева показали, что наиболее глубоким оказался внутренний ров – 2,1 м, средний – 1,16 м, внешний -1,13 м.

Обследование Иволгинского археологического комплекса выявило, что памятник находится в заброшенном состоянии и постепенно превращается в мусорную свалку. По площади памятника и охраняемой территории лежат мусорные кучи. Рядом с городищем идет строительство новых домов поселков Сужа и Нурселение. Строительные и бытовые отходы, мусор из магазинов сбрасываются на территорию охраняемой зоны и даже самого городища.

Прямо по территории городища прошла высоковольтная линия, а дне бетонные опоры расположены в центральной и северо-восточной части городища, а также линия связи, столбы которой стоят прямо на городище.

По территории городища проложено несколько старых и новых грунтовых дорог, из которых три основные. Визуальный осмотр поверхности дорог выявил наличие подъемного материала в виде хуннской керамики и отходов бронзолитейного дела. Также на территории фиксируются ямы и траншеи самовольных раскопок, отмечены следы недавней распашки плугом. Визуальное обследование выявило, что северная и часть западной линии оборонительных сооружений не просматриваются на поверхности.

Таким образом, северные границы городища точно не определены до сегодняшнего дня, очевидно, поэтому по территории городища прошли линии ЛЭП и связи.

Нами была получена аэрофотосъемка городища в Google. На этом снимке выделяется непросматриваемая на поверхности запаханная северная граница городища и видно, что на валы и рвы насыпаны отвалы. Также хорошо видны раскопы и траншея, выкопанные С. С. Миняевым в 1987-1989 гг. Используя данные снимка и топографическую съемку, нами выполнен план городища, который в дальнейшем будет уточняться.

Для того чтобы получить данные для реконструкции и музеефикации оборонительных сооружений, а также определить на этой основе северную границу городища, была произведена расчистка траншеи II, заложенной еще в 1962 г., в середине южной линии оборонительных сооружений.

Эта траншея была значительно расширена отрядом С. С. Миняева. В течение трех лет (1987-1989 гг.) Забайкальской экспедицией Министерства культуры Бур. АССР и ЛОИА АН СССР под руководством С. С. Миняева была вскрыта часть южной линии оборонительных сооружений между траншеями, заложенными в 1949 и 1962 гг. А. В. Давыдовой. На этом участке С. С. Миняевым был заложен раскоп протяженностью 45 м с запада на восток и с севера на юг – 40 м. Раскоп охватил всю ширину оборонительных сооружений, а также часть площади городища, примыкавшую к внутреннему валу, и участок поверхности террасы с наружной стороны оборонительных сооружений.

Первоначально по всей площади раскопа в 1987-1988 гг. был удален слой дерна глубиной 10-15 см и зачищена поверхность валов. Это позволило определить границы валов и рвов. Затем в восточной части раскопа были заложены 3 траншеи и выбрано заполнение рвов до материкового грунта [Миняев, 1987; 1988].

Нашей экспедицией в 2009 г. была произведена зачистка западной стенки траншеи, разрезающей южную оборонительную линию. После зачистки выполнен стратиграфический разрез оборонительной линии городища по западной стенке траншеи. Траншея ориентирована по линии север-юг: длина траншеи – 35 м, ширина в южной части – 4,5 м, в северной – 6,3 м. Данные подтверждают результаты, полученные А. В. Давыдовой в 1962 г. и С. С. Миняевым в 1987-1989 гг.

Валы состоят из плотной смеси материкового суглинка (полученного при рытье рвов) с галькой, крупным песком и супесью. Заполнение валов состоит из: поддернового слоя мощностью 5 10 см; затем идет светлый материковый суглинок с мелкой супесью мощность 20-40 см, этот слой наблюдается по всей длине валов и прерывается во рвах; еще один слой, который наблюдается по всей длине валов и прерывается во рвах, это темно-коричневая древняя погребенная почва мощностью 20-40 см. Кроме того, на южной стороне валов отмечено заполнение из погребенной почвы и гальки: мощность 10-20 см, слой подпрямоугольной формы длиной около 2 м. Материковые слои представлены светлой сильнокарбонатизированной супесью толщиной 50-70 см. Под ним идет светлый материковый суглинок с примесью мелкой гальки.

Рвы состоят из двух слоев: 1-й – это дерн, здесь он мощнее 10-20 см, и 2-й заполнение почвы темного цвета с тонкими прослойками светлой материковой супеси и суглинка с включениями мелкой гальки, внешний ров имеет прослойку между 1-м и 2-м слоем из древесной коры мощностью 3 см и длиной 2,5 м. Во внутреннем рве отмечены камни.

Глубина рвов по отношению к дневной поверхности: внутренний ров – 140 см, средний – 132 см, внешний – 154 см. Разрез системы налов и рвов позволяет предположить, что валы насыпались на древнюю почву, для чего использовали землю, полученную при рытье рвов.

Работа нашей экспедиции заключалась в установлении размеров и границ городища. Ознакомление с научной литературой показало, что у исследователей (Г. П. Сосновский, А. В. Давыдова, С. С. Миняев), работавших на городище в разное время, данные по размерам городища отличаются.

По публикации Г. П. Сосновского, длина городища – 305 м, ширина – 145-170 м. Длина наружного вала: по южной стороне – 196 м; по западной – 320 м; по северной – 170 м. При разведочной поперечной траншее, прорезавшей валы, признаков рва между ними не обнаружено. Валы городища ясно прослеживаются на всем протяжении оборонительной линии [Сосновский, 1934, с. 151-152].

По А. В. Давыдовой, городище в плане имеет форму неправильного прямоугольника, вытянутого с севера на юг на 348 м вдоль старицы р. Селенги, на 194-216 м с запада на восток. С трех сторон (с севера, запада и юга) оно было защищено поясом укреплений, состоявшим из четырех валов и трех рвов общей шириной 35-38 м. Южная линия укреплений имеет перерывы: у юго-западного угла, в 7 м от линии старицы, и в центре [Давыдова, 1985, с. 11-13]. По плану А. В. Давыдовой, размеры городища таковы: восточная сторона – 322 м, западная – 279 м, южная – 198 м, северная – 178 м.

По описанию С. С. Миняева, в 1988 г. для установления границы городища с северной стороны, где линия оборонительных сооружений полностью разрушена современной распашкой, были заложены небольшие шурфы размером 2×2 м. Изучение почвенного слоя шурфов подтвердило, что первоначально установленные размеры городища по линии север-юг – 350 м. За пределами городища в северном направлении культурный слой отсутствует, как показали шурфы № 1 и 2. Современное ограждение городища проходит по его площади и должно быть отнесено далее к северу, к шурфу № 1 [Миняев, 1989, с. 5].

Нами была произведена топографическая съемка видимых на поверхности оборонительных валов и рвов, а также для определения визуально невидимых северной и значительной части северо-запад-1 ной оборонительной линии использовались данные с фотосъемки Google, где рвы и валы неотчетливо, но просматриваются.

Таким образом, городище имеет форму неправильного прямоугольника, с севера, запада и юга укреплено оборонительной системой, состоящей из четырех валов и трех рвов, с восточной стороны находится естественная преграда – пойма р. Селенги. Длина валов с востока на запад в южной части городища 207 м, с юга на север в западной части – 350 м, оборонительная линия с запада на восток в северной части – 188 м, длина городища вдоль поймы – 356 м.

По северной оборонительной линии насыпаны кучи грунта высотой от 30 см до 1,5 м. Кучи эти представляют отвалы неправильной формы длиной около 100 м и шириной 30-40 м и заходят на внешний нал северной линии обороны. По всей видимости, это отвалы с предыдущих раскопок.

По мнению Г. П. Сосновского, кое-где в линии валов видны перерывы, образовавшиеся от проходящей дороги, но древних проходов в оборонительной линии не замечено. Хотя в юго-западном углу городища им отмечен проход через всю линию оборонительных укреплений, а в северо-западном углу проход имеется лишь на внутреннем валу.

А. В. Давыдова на плане отметила 4 прохода. Сегодня мы можем говорить о трех, все они отмечены на южной линии оборонительных укреплений. Причем самый первый проход находится в 10 м от края поймы, следующие 2 тяготеют к западному углу.

А. П. Окладников полагал, что часть городища смыта р. Селенгой [1976, с. 308-309]. Л. Р. Кызласовым также было высказано мнение, что первоначально Иволгинское городище, очевидно, представляло собой подквадратную крепость размером 340×340 м. Впоследствии р. Селенга, подмывая левую надпойменную террасу, уничтожила трепло часть городища и через какое-то время отступила, оставив после себя русло высохшей старицы. Л. Р. Кызласов отмечал, что городище имело двое въездных ворог, расположенных посредине южной стороны укрепления, а остатки валов с юго-востока определяют, что восточная часть городища в древности была смыта рекой. На плане А. В. Давыдовой обозначен еще один разрыв валов: прямо по сечению юго-западного угла городища. По мнению Л. Р. Кызласова, это остатки тележной дороги, которая уже в наше время размяла угол вала городища. Поэтому этот разрыв случаен и не должен приниматься во внимание при обсуждении архитектуры укреплений городища. Л. Р. Кызласов, кроме того, писал, что малое городище также наполовину смыто водой и первоначально было квадратным укреплением площадью 145×145 м [2006, с. 151, 154]. Следовательно, в дальнейшем предстоит разведочными раскопами в предполагаемой смытой части городища выяснить наличие археологического материала, а также установить систему ворот Иволгинского городища.

Также было обследовано состояние малого городища и могильника. Малое городище расположено в 100 м к юг у от большого. Впервые оно было обследовано и описано Г. П. Сосновским. Им же был произведен осмотр поверхности городища и ближайших обнажений берега. Исследователем отмечено, что никаких культурных остатков или следов сооружений не отмечено [Сосновский, 1934, с. 155-156]. Ныне городище представляет трапециевидный с неодинаковыми по размерам сторонами в плане участок, обнесенный хорошо заметным валом. Длина южного вала 94 м, длина западного – 142 м и северного – 15 м. Ширина вала – 6-8 м. В 1950 г. в северной части городища заложено 2 шурфа, в которых обнаружено несколько костей домашних животных. Профили стенок шурфов не показали наличие культурного слоя, не отмечено и гумусированной прослойки. Через западный вал была проложена траншея, показавшая, что с внутренней стороны проходит искусственный ров, выброс из которого использовался для насыпки вала [Давыдова, 1985, с. 27]. В настоящее время по площади малого городища проходит грунтовая дорога к р. Селенге. В северной части городища установлен бетонный столб. По мнению А. В. Давыдовой, функциональное назначение малого городища неясно, хотя допустимо видеть в нем загон для скота [Там же].

Еще одним объектом Иволги некого археологического комплекса является Иволгинский могильник, открытый экспедицией А. В. Давыдовой в 1956 г. [Там же, с. 28]. Следует сказать, что в публикации Г. П. Сосновского в примечаниях указывается, что в 1927 г. В. В. Поповым в 1 км от городища, на песках по берегу Иволги из разрушенного погребения были найдены две бронзовые ажурные пластинки с изображениями змей и кусочками дерева от гроба, покрытого китайским лаком. В статье нами опубликована фотография этих предметов [1934, с. 156].

По мнению А. В. Давыдовой, могильник составляет с городищем единый комплекс. За 7 полевых сезонов (1956-1970 гг.) экспедиция кафедры археологии Ленинградского университета обследовала юго-западную часть всхолмления, на которой расположен могильник. На вскрытой площади в 8000 кв. м обнаружено 216 грунтовых могил, в которых выявлены останки 244 человек (195 взрослых, 49 подростков и детей) [1985, с. 27-37].

Территория могильника также постепенно засоряется строительным и хозяйственным мусором. Местное население превратило могильник в несколько карьеров для получения строительного песка, часть из них забрасывается мусором.

В 2007 г. весной международный Гуннский фонд (О. И. Булутов) провел акцию по очистке территории Иволгинского городища. При этом в северной части могильника было обнаружено разрушенное захоронение. Археологами Н. В. Цыденовой и Н. В. Именохоевым это погребение было исследовано и документировано.

«В одном из карьеров при осмотре были обнаружены кости человека: нижняя челюсть, бедренная кость, позвонки, отдельные ребра, также были найдены: две железные пряжки и фрагмент железной пластинки. Анатомический порядок костей нарушен. Дальнейшая расчистка обрыва карьера выявила остатки разрушенного захоронения. Непотревоженными оказались лишь большая и малая берцовые кости, пяточные кости и фаланги, рядом сохранились остатки тлена, возможно, кожаной подстилки, судя по костям ног, умерший лежал головой на север северо-восток. Возле ног найдена одна бусина из кости, бусины такого типа уже находили на Иволгинском могильнике» (материалы из полевого дневника Н. В. Цыденовой). А. В. Давыдова называла их бусами «бантикообразного» типа [1996, с. 21, табл. 73, 16].

Таковы краткие итоги предварительных работ на Иволгинском городище.

Литература

  • Давыдова А. В. Иволгинский комплекс (городище и могильник) – памятник хунну в Забайкалье. Л., 1985.- 111 с.
  • Давыдова А. В. Иволгинский археологический комплекс. Т. 1. Иволгинское городище. СПБ., 1995. – 94 с.
  • Давыдова А. В. Иволгинский археологический комплекс. Т. 2. Иволгинский могильник. СПБ., 1996. 176 с.
  • Давыдова А. В., Шилов В. II. Предварительный отчет о раскопках 11ижне-Иволгинского городища в 1949 году // Зап. Бурят-Монгольского НИИК. – Вып. XIII-XIV. Улан-Удэ, 1952.
  • Кызласов Л. Р. Городская цивилизация Срединной и Северной Азии: исторические и археологические исследования. – М., 2006. 360 с.
  • Лбова Л. В. Проект-обоснование выделения охранных зон археологических памятников Улан-Удэнского района. Улан-Удэ, 1983.
  • Миняев С. С. Отчет о работе Иволгинского археологического отряда СНРПМ на Иволгинском городище в сезоне 1987 г.
  • Миняев С. С. Отчет о работе Иволгинского археологического отряда на Иволгинском городище в сезоне 1988 г.
  • Миняев С. С. Отчет о работах на Иволгинском городище в сезоне 1989 г.
  • Окладников А. П. Работы Бурят-Монгольской археологической экспедиции в 1947-1950 годах // История и культура Бурятии. – Улан-Удэ, 1976.
  • Отчет о деятельности Бурят-Монгольского общества им. Доржи Банзарова. – Верхнеудинск, 1929.
  • Сосновский Г. П. Нижне-Иволгинское городище // Проблемы истории докапиталистических обществ. – 1934. № 7-8. С. 150-156.
  • Ташак В. И. Отчет о предварительном археологическом обследовании участка реконструкции ЛЭП-35 на территории Иволгинского гуннского городища в 1994 году, инв. № 50.
  • Хамзина Е. А. Археологические памятники Бурятии. Новосибирск, 1982.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделитесь информацией с друзьями

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: