ОТРЯД ЖУРАВЛИ—ORUIFORMES

К отряду журавлей относится около 20 видов птиц, широко распространенных по земному шару. Их нет только в приполярных областях и на многих океанических островах. В отряде три семейства: арамы (Aramidae)y распространенные в Южной и Центральной Америке, во Флориде и на Кубе, трубачи (Psophiidae), живущие в Южной Америке, и собственно журавли (Gruidae), широко распространенные (отсутствуют в Южной Америке).

ОТРЯД ЖУРАВЛИ—ORUIFORMES

К последнему семейству относятся и все наши представители отряда. Журавли — крупные птицы, вес отдельных экземпляров стерха достигает 10 кг, а у маньчжурского журавля даже 15 кг. Самый мелкий из наших журавлей — журавль-красавка весит 2000—2750 г.

У всех журавлей очень длинные ноги и шея, но голова сравнительно небольшая. Плюсна и часть голени не оперены. Ноги четырехпалые, задний палец расположен несколько выше передних. Пальцы средней длины. Крылья умеренной длины, широкие. Хвост короткий. Оперение жесткое, плотно прилегающее к телу. Тропические формы бывают яркой окраски, но все виды, населяющие умеренные широты, окрашены скромно — в серые, черные, буроватые или белые цвета. Самцы и самки окрашены одинаково. Клюв довольно длинный, конической формы. Края клюва обычно гладкие, но у некоторых видов они зазубрены у вершины.

Чисто наземные птицы, никогда не садящиеся на деревья. Обитают преимущественно на обширных открытых болотистых пространствах как в открытых местах, так и среди леса; один вид обитает в сухих степях и полупустынях. Дневные птицы. Очень хорошо ходят, могут довольно быстро бегать. Полет с нечастыми, равномерными взмахами крыльев, сравнительно медленный; с земли поднимается легко, сделав лини., небольшой разбег в несколько шагов. На полете шея и ноги вытянуты в одну линию. Хорошо парят. В нормальной обстановке не плавают, но раненые плывут сравнительно быстро; по-видимому, никогда не ныряют.

Питаются главным образом растительной пищей — зернами, почками, стеблями, ягодами, луковицами, клубнями, корнями самых различных растений; охотно поедают зерна хлебных злаков. В меньшей степени кормятся животными — насекомыми (особенно прямокрылыми), червями, моллюсками, земноводными, пресмыкающимися, рыбой, мелкими грызунами и т. п. Корм отыскивается зрением и собирается клювом на земле.

Моногамы, живут парами, и как самка, так и самец принимают участие в насиживании и вождении птенцов. Половозрелости достигают на второй или на третий год жизни. Гнездятся отдельными нарами, на большом расстоянии одна от другой (лишь красавки иногда гнездятся неподалеку). Гнезда располагаются на земле или среди болот, но на сухом месте. У большинства журавлей гнезда — в виде кучи тростника, камыша или веток; красавки откладывают яйца прямо на земле. В брачный период наблюдаются «журавлиные пляски»: птицы собираются значительными обществами и поочередно проделывают замысловатые движения; все это сопровождается криками всех собравшихся птиц. В кладке одно-три, чаще всего два пестроокрашенных яйца. Яйца насиживаются около месяца. Выводковые птицы: птенцы вылупляются покрытые пухом и вскоре после вылупления могут следовать за родителями. Летать начинают поздно, так как маховые перья растут медленно. По поднятии молодых на крыло некоторое время держатся семьями, позднее соединяются в большие стаи. Во время перелетов стаи журавлей выстраиваются «клином».

У птенцов серого журавля два пуховых наряда, для других журавлей количество пуховых нарядов не выяснено. Взрослые линяют два раза в год. В конце лета начинается полная линька, которая заканчивается в начале зимы. К весне бывает вторая, частичная предбрачная линька. У большинства журавлей маховые во время линьки выпадают одновременно, и они около двух недель не могут летать. Исключением является красавка, у которого маховые сменяются постепенно. Окраска оперения во все сезоны одинаковая.

Местами, где журавлей много, они могут наносить вред посевам зерновых культур, весной поедая и вытаптывая всходы, а осенью поедая зерно и ломая стебли. Но в силу большой осторожности этих птиц их легко отпугнуть от посевов. Мясо журавлей съедобно, но значение их для охотничьего хозяйства невелико, так как добываются они в небольшом количестве и только случайно.

В пределах Казахстана, как уже сказано, встречаются представители только одного семейства журавлей (Gruidae), которых всех можно объединить в один род — журавль (Grus). Многими учеными журавль-красавка выделяется в особый род (Anthropoides). В Казахстане встречается пять видов журавлей. Из них два вида принадлежат к обычным гнездящимся птицам, один вид регулярно встречается на пролете (и, быть может, гнездится?); два вида относятся к числу редкозалетных птиц.

ТАБЛИЦА ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВИДОВ ЖУРАВЛЕЙ

(2) Клюв не длиннее или несколько короче головы. У взрослых птиц вся голова густо оперена. У молодых голова серая или серо-черная

Журавль-красавка — G. virgv

(1) Клюв длиннее головы. У взрослых птиц на голове имеются участки, лишь слегка прикрытые волосовидными перышками, или совсем голые, иногда ярко окрашенные. У молодых голова всегда охристо-рыжего оттенка

(6) Преобладающий цвет оперения белый или с большой примесью охристо-рыжего

(5) Стержни первостепенных маховых белые

Даурский журавль — G. viplo

(4) Стержни первостепенных маховых темные

Стерх — G. leucogeranus

(3) Преобладающий цвет оперения серый или темно-буро-аспидный

(8) Оперение всего тела, крыльев и хвоста однообразно темно-буро-аспидное

Черный журавль — G. monachus

(7) Оперение тела в    общем серое……9

(10) Стержни всех маховых белые.    Третьестепенные маховые белые

Даурский журавль — G. vipio

(9) Стержни всех маховых темно-бурые. Третьестепенные маховые серые

Серый журавль — G. grus

СЕРЫЙ ЖУРАВЛЬ — GRUS GRUS L.

Синонимы. Grus cinerea Bechst., Megalornis grus L.

Описание. У взрослых птиц верхняя и нижняя стороны тела, верхние и нижние кроющие хвоста светло-серые. Шея сзади и с боков белая. Уздечка, лоб и теми покрыты редкими волосовидными черными перьями. На затылке голое красное пятно. Шея спереди и горло, а также пятно близ затылка темно-серые. Первостепенные маховые черные. Внешнее опахало и вершины второстепенных маховых черные, их внутреннее опахало серое. Третьестепенные маховые сильно удлинены, часто рассучены и свешиваются поверх хвоста; окраска их серая, с черными вершинами. Рулевые серые с темно-бурыми вершинами. Клюв зеленовато-серый. Ноги черные. Радужина буровато-красная.

У молодых птиц голова полностью оперена, бледной рыжевато-охристой окраски. Шея серая с охристым налетом. Плечевые перья буровато-охристые. Третьестепенные маховые по длине не отличаются от второстепенных, охристо-буроватые. Ноги красноватые.

Размеры: крыло 520—660 мм, плюсна 220—260 мм, клюз 100—120 мч.

Вес журавлей (по литературным данным) от 4000 до 7000 г. Самка, добытая 18 сентября на Кургальджине, весила 4500 г.

У пухового птенца верхняя сторона рыжевато-охристая, более интенсивной окраски вдоль середины спины и на плечах и, напротив, более светлая на голове. Нижняя сторона тела и головы, а также бока тела и головы беловатые, с легкие охристым налетом, более заметным на зобе. Клюв светло-бурый, чуть темнеющий к Еершине. Ноги светло-бурые. Во втором пуховом наряде верх тела буровато-серый (более светлый на голове и шее), с охристым налетом. Низ грязно-белый.

Яйца удлиненной формы, с хорошо выраженным тупым и острым концами. Основной фон окраски варьирует от красновато-бурого до зеленовато-бурого. По этому фону имеются буроватые и буровато-серые глубокие пятна и крапины п буровато-рыжие поверхностные пятна. Длина яиц 95—100 мм, поперечник 59-62 мм.

Подвиды. Известно два подвида. В Казахстане встречается более светлый подвид — G. g. Jilfordi Sharpe, и лишь на западе, уже близ границы Казахстана, могут быть встречены экземпляры номинальной формы — G. g. grus L.

Область гнездования серого журавля занимает в основном умеренные части Евразии. К северу этот вид доходит до 68° с. ш. в Скандинавии, Финляндии и на Кольском полуострове, до нижнего течения Оби, устья Нижней Тунгуски на Енисее, до устья Алдана на Лене и далее к востоку, быть может, доходит до средней Колымы. К югу — до Северной Германии и Польши, Южной Украины, дельты Волги, казахстанских нахождений, Иссык-Куля, Южного Забайкалья. Изолированные места гнездовья известны в Южной Испании, Тунисе, Северной Италии, ка Балканах, Сиваше, в Малой Азии, Закавказье. Зимует в области Средиземного моря, Северной и Северо-Восточной Африке, Ираке, Иране, Закавказье, Северной Индии и Юго-Восточном Китае.

О гнездовании в Казахстане сведения таковы. Между Волгой и Уралом гнездится в подходящих местах к югу до Камыш-Самарских озер и Калмыкова. Южнее, в пустынях, прилегающих к Каспию, по видимому, не гнездится, но в дельте Волги встречается. Далее к востоку гнездится всюду по актюбинским степям; к югу здесь идет до средней Эмбы. Гнездится повсюду в кустанайских степях — от северной границы области и к югу до низовий Иргиза, Тургая и Челкар-Тениза. Далее гнездится у ряда озер и болот Северо-Казахстанской и Кокчетавской областей, на Кургальджине, на Чубар-Тенизе, у ряда озер близ Караганды (Чушкакуль, ст. Дарья и Др.).

Рис. 186. Распространение серого журавля в Казахстане: 1 — гнездование, 2—пролет весной, 3 — пролет осенью.

Рис. 186. Распространение серого журавля в Казахстане: 1 — гнездование, 2—пролет весной, 3 — пролет осенью.

Обычен по Павлодарским степям и всюду по долине Иртыша. Гнездится на ряде озер у Чингизтау и Калбинского Алтая, также у Зансана и на Черном Иртыше, во многих местах Алтая, в частности обычен у Марка-Куля и в долине Бухтармы у Катон-Карагая. Гнездится в Чиликтинской долине (Тарбагатай). Обыкновенен в Алакульской котловине. Немногочислен на гнездовье в ннзовьях рек, впадающих в Балхаш (Лепсы, Аксу, Каратал, Или), но в Илийской долине встречается чаще. Немногочислен на гнездовье по низовьям Чу. Указывается как гнездящийся для Бийлюкульской котловины и низовий Сарысу. Гнездится по островам и побережью восточной части Аральского моря, в дельте Сыр-Дарьи и на озере Камышлыбаш, но по Сыр-Дарье, на протяжении от Казалинска до Чиили, встречаются летом лишь бродячие экземпляры. Одно гнездо найдено Н. А. Зарудным на озере Чушкакуль близ Туркестана. Идет довольно высоко в горы. На Алтае гнездится, по данным П. П. Сушкина (1938), до 2500 м. В большей части Тянь-Шаня не гнездится, но па Кегени (урочище Карасаз) встречается нормально (1800) м. В Казахстане повсюду не особенно многочислен.

Во время пролета встречается в Казахстане почти повсюду, и в северной половине многочислен, равно как и на Алтае. В южной половине на пролете встречается в значительно меньшем числе. Пролетает как на равнине, так и высоко в горах. По-видимому, почти полностью отсутствует на пролете по восточному берегу Каспия и на Устюрте.

Гнездится в разнообразных местах. На Алтае это преимущественно обширные кочкарниковые осоковые болота или сырые топкие луга. В лесостепи гнездится по кочкарниковым болотам среди березовых колков. В степной и пустынных зонах гнездится в тростниковых крепях озер и по мокрым лугам на разливах рек. Всегда гнездится неподалеку от воды. На пролете останавливается как поблизости от воды, на мелководье, так и по сухим местам, часто по пашням, особенно предпочитая посевы проса.

Рис. 187. Серый журавль.

Рис. 187. Серый журавль.

Это крупная птица с длинными шеей и ногами, которые во время полета вытягиваются в одну линию. Летит с равномерными валахами крыльев, может подолгу парить. Очень криклив и легко узнается по громкому курлыканью, слышному на далеком расстоянии. Этот крик журавли издают как во время пролета, так и па местах гнездовья. Кроме того, птицы, кормящиеся неподалеку друг от друга, издают довольно тихие низкие курлыкающие звуки. Птенцы протяжно пищат, довольно громко. Пищат и уже совершенно выросшие птенцы. На местах гнездовья держатся обычно парами, но во время перелетов собираются большими стаями, в несколько десятков, а иногда и сотен птиц. Во время пролета выстраиваются «клином», причем головная птица время от времени сменяется. Как правило, одна сторона клина бывает значительно меньше другой. Очень осторожны. В кормящейся стае всегда бывает одна или две птицы, следящие за окружающим и предупреждающие стаю об опасности. Кормящиеся нары тоже постоянно оглядываются и если начинают подозревать об опасности, то кормятся поочередно. Много и неутомимо ходит. Бегает быстро; раненый в крыло бежал от машины около 10 минут со скоростью 25 км/ч (наблюдение П. М. Бутовского).

В питании журавля преобладают растительные корма — семена различных растений, всходы и молодые побеги трав и хлебов, ягоды. Осенью летают кормиться на хлебные поля — на пшеницу, овес и особенно на просо. Также кормятся на лугах, в степях и на солончаках. Кроме растительных кормов, в небольшом количестве поедают насекомых, лягушек, мелких грызунов и птиц. В степях Казахстана во время массового размножения саранчовых в большом количестве поедает различных кобылок. Нуждается в воде, пьет несколько рйз в день и при нужде часто летает на водопой.

Прилет серых журавлей в самых южных частях Казахстана, поблизости от Чиназа, Келеса и Голодной степи, бывает иногда уже в конце февраля, но чаще в первых числах марта. В Каратау — в Джувалинской долине и на Чаяне пролет наблюдался нами с конца мар-па по первые числа мая. Птицы летели обычно стаями в 30—40 штук, реже небольшими, в 3—10 штук группами или большими до 60 штук стаями. У Джулека первые большие стаи наблюдались 7 апреля. В низовьях Чу редкие стаи пролетных журавлей наблюдались весь апрель. Также в апреле наблюдался пролет на о-ве Барса-Кельмес (Аральское море). В Илийской долине и в дельте Или появление журавлей отмечается в первых числах марта; пролет здесь очень слабый и длится до десятых чисел мая. Под Алма-Атой, по-видимому, появляются позже — иногда в последних числах марта, а чаще в начале апреля; слабый пролет идет до 20 апреля. Близ Кугалов и Копала прилет отмечен в начале апреля, а в дельте Аягуза — 14 апреля. В низовьях Урала прилетают в конце марта. В низовьях Илека появляются в первых числах апреля; валовой пролет здесь проходит во второй половине апреля и заканчивается в первой трети мая, пролет очень сильный — постоянно встречаются стаи в 80 и 100 птиц. На Эмбе близ устья Темира, пролет наблюдался с начала апреля и закончился в конце его. Валовой пролет в Джамбейты был отмечен 8—21 апреля; наблюдались стаи до 200 экземпляров. В низовьях Иргиза первые стаи появились 11 марта, и пролет шел до 9 мая. На севере Кустанайской области пролет наблюдался до начала мая. В очень позднюю весну 1954 г. на озере Саумалкуль первые журавли отмечены 20 апреля; слабый пролет здесь идет до середины мая. В окрестностях Караганды журавли появляются в разные числа апреля (с 2 по 27, данные за шесть лет). Пролет заканчивается к концу апреля— началу мая. На северо-востоке Северо-Казахстанской области первые журавли наблюдались 26 апреля. Очень сильный пролет здесь продолжался до конца мая, вал — в мае; летели стаями в 40—100 экземпляров. У Семипалатинска прилет ложится на разные числа апреля, с 10 по 18; наибольшее количество журавлей проходит обычно во второй декаде апреля. Во время пролета наблюдались на значительной высоте в горах — па Алтае до 2500 ж, близ Нарынкола и в Таласском Алатау — около 3000 м. Над землей поднимаются также очень высоко и летят как днем, так и ночью. Иногда стая пролетающих птиц подолгу парят над каким-либо местом, после чего вновь выстраиваются углом и продолжают путь. Остановки для кормежки бывают сравнительно редкими, но длительными.

Пары, по-видимому, образуются еще на зимовках, а может быть, являются вообще постоянными. Во всяком случае, прилетевшие на места гнездовья держатся уже парами, которые заметны также и в стаях. Брачные игры заключаются в своеобразных «танцах»: на утренних и вечерних зорях на облюбованной поляне собираются журавли, гнездящиеся поблизости. Они располагаются кругом, на середину которого выходят «танцоры» — несколько птиц, проделывающих своеобразные прыжки, поклоны и приседания. Время от времени танцоры сменяются. Только ли самцы принимают участие е плясках, или также и самки — неизвестно.

Гнезда устраиваются на большом расстоянии одно от другого, обычно в нескольких километрах. Найденные в Казахстане гнезда располагались, как правило, на сухих гривах среди воды или мокрого луга или на неглубокой, не более полуметра воде, поблизости от сухого берега. Так, гнездо, найденное Е. П. Спангенбергом и Г. А. Фейгиным у 1936) в низовьях Сарысу, помещалось на сухом островке среди мокрого луга, а гнездо, найденное Н. А. Зарудным близ Туркестана, помещалось на сухой гриве среди мелководья озера. Напротив, Е. Л. Шестоперов (1929) в Илийской долине нашел три гнезда, расположенных среди тростников на воде, глубина которой была около 50 см, а найденное В. Н. Шнитниковым в низовьях Аксу гнездо помещалось близ берега на неглубокой воде. Все упомянутые гнезда устроены из тростника, главным образом старого, уже порядочно перегнившего. Они имеют вид очень плоского конуса с просторно вогнутой вершиной, представляющей гнездовой лоток. Измеренное Н. А. Зарудным гнездо было высотой в 23 см, в диаметре около 35 см, а <ели принять во внимание всякий лом вокруг гнезда, то около 60— 70 см. В нем 25 апреля было два свежеснесенных яйца. В низовьях Сарысу 21 мая были яйца. В Илийской долине в трех найденных Г. Л. Шестоперовым (1929) гнездах 11 и 13 апреля было два, три и одно свежеснесенных яйца. В низовьях Аксу 19 мая в яйцах были уже готовые к вылуплению птенцы. 26 августа мы видели в Рыбачьем на Л л акуле птенца в неволе, еще не могущего летать, но достигшего размеров взрослой птицы. Летающий молодой был добыт В. А. Фадеевым в Илийской долине (у Бабатугана) 2 августа.

В низовьях Чу, в урочище Карабугут (ниже Фурмановки) 10 мая Е. И. Страутманом было поймано два пуховых птенца в возрасте 6—7 дней. На Зайсане гнездо с двумя свежими яйцами было найдено охотниками в середине мая, а в начале июля И. Ф. Самусез добыл здесь летающего молодого. На Кургальджине М. И. Владимирская и А. А. Меженный (1952) осмотрели журавленка, бывшего в неволе: и конце июля перьев на голове у него еще не было, а маховые и рулевые достигли половины нормы. По Тургаю П. Н. Сушкин (1908) от мстил появление летающих молодых в десятых числах июля. В Волжско-Уральских степях, на широте Калмыкова, птенцы в половину размера взрослых птиц наблюдались П. М. Бутовским в середине июля. В долине Бухтармы, у Катон-Карагая, гнездо с двумя свежими яйцами было найдено 7 мая.

Гнезда журавлей часто помещаются в непосредственной близости от гнезд гусей, разных уток, болотных луней и других птиц, с которыми журавли хорошо уживаются. Насиживает преимущественно самка, но самец все время находится неподалеку и предупреждает самку об опасности. При необходимости самка сначала отбегает от гнезда и лишь в некотором отдалении от него взлетает. Через некоторое время журавли пролетают над районом гнезда и, если опасность миновала, позвращаются к нему. Насиживание длится около месяца. После появления молодых родители уводят их в глухие \’Тростниковые заросли и там проводят время до подъема молодых на крыло.

Журавли достигают половозрелости в двухлетнем возрасте. Неполовозрелые !I почему-либо холостые особи все лето кочуют небольшими стайками. Гнездившиеся птицы, после того, как молодые вырастут, Держатся вначале семьями, но постепенно соединяются в стаи, объединяющие как семьи, так и негнездившихся птиц. Эти стайки начинают полеты на кормежку — на луга, в степи и главным образом на посевы. Постепенно начинается и отлет этих стай к югу.

Журавли отлетают сравнительно рано — с первыми заморозками. Отлет в ннзсвьях Илека начинается иногда с начала или середины августа, иногда позднее, в зависимости от погодных условий; к середине октября отлетают почти все. Валовой пролет длится с середины сентября до начала октября. У устьев Урала появляются в середине сентября, и пролет заканчивается к концу октября. У Кандагача много стай наблюдалось 26—30 сентября. У верховьев Иргиза, Тургая и Тобола первые пролетные появляются в начале августа, главная масса пролетает, здесь 6 сентября. В 1894 г. пролет здесь закончился в один день — 25 сентября, после сильного заморозка. У озера Мокрого (к северо-востоку от Кустаная) валовой пролет закончился 20 сентября п после этого наблюдалось только две стайки — 27 сентября и 2 октября. В Наурзуме валовой пролет проходил с 23 сентября по первые числа октября. На Кургальджине первые пролетные наблюдались 13 сентября; в последний раз одиночный журавль отмечен 8 октября. На иаумалкуле (к востоку от Караганды) первые пролетные были отмечены 19 сентября, основная масса летела 8—16 октября — стаями в 20— —30—60, в отдельных случаях до 150 штук. В окрестностях Караганды пролет начинается с середины или конца августа и заканчивается обычно к началу октября, редко в середине этого месяца (данные за восемь лет). У Семипалатинска пролет проходит главным образом в последнюю декаду сентября — первую октября, иногда затягивается на вторую декаду октября. На Зайсане летят с конца августа до начала октября и лишь отдельные экземпляры задерживаются позднее (в Зоологическом институте АН СССР есть экземпляр, добытый у г. Зайсана 19 октября). На Алтае по Бухтарме пролет наблюдался 12—19 сентября: 15 сентября 1946 г. мы видели этих птиц здесь в массе по полям. В Прибалхашье первые пролетные стайки появляются в конце августа; пролет здесь осенью очень слабый и заканчивается к концу октября. На Аральском море (остров Барса-Кельмес) пролет проходит в сентябре и октябре. На нижней Сыр-Дарье первые пролетные стаи журавлей появились у Джулека уже 7 июля. В районе г. Туркестана и до южных границ Казахстана серые журавли пролетают в основном с половины сентября до конца октября. Последние пролетные отмечались здесь в разные годы с 16 октября по 3 ноября (данные Н. А. Зарудного за 10 лет) и лишь в одном году последняя стая отменена очень поздно — 25 ноября. Этот случай относится уже к исключительным.

ЧЕРНЫЙ ЖУРАВЛЬ — GRUS MONACHUS ТЕММ.

Описание. У взрослых птиц все оперение тела сверху и снизу, плечевые, кроющие крыльев и хвоста темно-буро-аспидные, бока головы, затылок, горло, шел сзади и частично спереди белые; нижняя часть передней стороны шеи буровато-сероватая. Лоб и уздечка голые и лишь немного покрыты волосовидными перышками. На темени голое красное пятно. Маховые и рулевые темно-бурые. Клюв зеленовато-желтый, ноги черновато-бурые. Радужина желтовато-бурая.

Молодые темнее взрослых, голова у них полностью оперена. Лоб, бока головы и горло бледно-охристые. Темя, затылок и зашеек рыжевато-охристые. Шея серая, с узкими охристыми каймами перьев.

Размеры: крыло 460—540 мм, плюсна 200—230 мм, клюв 75—110 мм.

Область гнездования до настоящего времени не выяснена. Летом встречался в разных пунктах — от Каинска на западе до среднего течения Амура на востоке. Наиболее вероятные пункты гнездования следующие:

  1. На озере Тарейнор в Забайкалье Б. К. Штегман (1928) добькт самку с наседным пятном. В Даурской степи журавли-монахи летом довольно обычны в ряде пунктов.
  2. Окрестности Томска. Здесь было приобретено яйцо журавля Окуплено на базаре), которое после сравнения с яйцом журавля-монаха (отложенным в неволе в Англии) считается принадлежащим этому виду. В 1931 г. неподалеку от Томска был убит молодой из выводка.
  3. По рассказу П. А. Шастовского в 1908 г. гнездо журавля-монаха было найдено под Каннском. Яйцо из этого гнезда побывало в руках В. С. Ушакова и Г. Э. Иоганзена и также считается принадлежащим этому виду.

Кроме указанных пунктов, черный журавль наблюдался в летнее время близ ст. Коченево (у Новосибирска), на р. Кеть, на Енисее, в Борзинском районе, на Бурее и у ст. Хайлар в Маньчжурии.

В Казахстане — редчайшая залетная птица. Отмечена Н. И. Яблонским (1904) у устьев Курчума. Залет сюда возможен, хотя ни одного экземпляра не добыто. Под названием Grus antigone упоминается Г. С. Карелиным (1875). По его словам, за 16 лет наблюдалось лишь три экземпляра этого журавля, из которых один был добыт. Этот экземпляр числится в записных книжках Г. С. Карелина под «№ 3370,. Grus antigone L. juv, forb; spec, nova, Ильмень Долгий, 26 мая (7 июня) 1855 г.». Здесь же дано подробное описание этого экземпляра. Нами сделано тщательное сравнение этого описания с имеющимся в Зоологическом институте АН СССР материалом по журавлям — как со шкурками, так и с чучелами, а также с описаниями и красочными рисунками в монографиях по этой группе птиц. Описание совершенно не подходит к Grus antigone, как не подходит и к Grus vipio, но довольно точно совпадает с описаниями черного журавля. Нет никакого сомнения в принадлежности имевшегося у Г. С. Карелина экземпляра именно к этому виду. Некоторое несовпадение описания этого автора с имевшимся в нашем распоряжении материалом происходит, возможно, от того, что возрастные изменения в оперении черного журавля изучены сейчас еще недостаточно.

Таким образом, эта находка журавля-монаха, если не считать приведенного выше указания Н. И. Яблонского, является единственной для Казахстана.

В природе хорошо отличается от других журавлей по окраске. Его темное оперение кажется издали почти черным и резко контрастирует с белой головой и шеей. По размерам лишь немного меньше серого журавля.

ДАУРСКИЙ ЖУРАВЛЬ — GRUS VJPIO РАН.

Синонимы. Grus leucauchen Temm.

Описание. У взрослых верх и низ тела, плечевые, рулевые, верхние п нижние кроющие хвоста и крыльев серо-сизые. Остальная часть головы, шея сзади, горло и часть шеи спереди белые. По бокам шеи по узкой продольной серо-сизой полосе. Первостепенные маховые буровато-черные, второстепенные бледно-серые у основания, темно бурые у вершин. Внутренние второстепенные маховые удлинены, белые. Стержни всех маховых белые. Клюв желтовато-зеленый. Ноги красноватые. Радужина оранжево-желтая.

У молодых голова, шея сзади и весь верх рыжевато-бурые. Горло охристо-белoe, шея спереди серовато-охристая. Нижняя сторона тела серая, с охристыми каймами перьев.

Размеры: крыло 560—600 мм, плюсна 255—265 мм, клюв 138—151 мм.

Распространение даурсксго журавля еще не может считаться достаточно выясненным. По-видимому, гнездование приурочено к ограниченному району от Селенги на западе до Уссурийского края на востоке. Наиболее обычен, видимо, в Даурской степи по Онону, Аргуни и их притокам, а также в некоторых районах Маньчжурии. Зимует в Корее, Китае и Японии; частично — также на юге Уссурийского края.

В Казахстане — редчайшая залетная птица. Н. А. Зарудным (1910) были осмотрены два экземпляра этого журавля, добытые из стайки в пять штук в конце апреля 1909 г. близ Кзыл-Орды. Один экземпляр был добыт 23 октября 1913 г. на озере Камышлыбаш (низовья Сыр-Дарьи).

Это единственные достоверные сведения о даурском журавле в Казахстане. Кроме того, имеются крайне неопределенные указания

Э. А. Эверсмана (1866) о том, что этот журавль встречается в степях по восточному берегу Каспийского моря. Н. А. Северцов, со слов Г. С. Карелина, сообщает, что этот журавль пролетает по Уралу и даже гнездится на Богырдае, против станицы Горской (близ Индер-ских гор). Однако очень вероятно, что все эти сведения относятся к черному журавлю.

Несколько похож на серого журавля, но крупнее и легко отличим по белой окраске головы и зашейка.

СТЕРХ – GRUS LEUCOGERANUS РАН.

Описание. У взрослой птицы оперение чисто белое. Только первостепенные маховые и их верхние кроющие буровато-черные. Передняя часть головы красная, слегка прикрытая охристо-бурыми и черными волосовидными перьями. Клюв буровато-красный. Ноги красные. Радужина желтая.

У молодых голова, шея, межлопаточная область и плечевые буро-каштановые. Спина, надхвостье и весь низ белые с примесью каштановых перьев. Большая часть верхних кроющих крыльев дымчатая у основания и буровато-каштановая к вершине. Первостепенные маховые и их кроющие черные. Второстепенные маховые с беловатыми внутренними и сероватыми внешними опахалами. Третьестепенные маховые каштановые. Рулевые с серовато-каштановыми вершинами, средние рулевые сизые, крайние белые. Клюв у основания темно-бурый, с красноватым оттенком, вершина его желтоватая. Ноги темные с красноватым налетом.

Размеры: крыло 570—690 мм, плюсна 255—275 мм, клюз 180—200 мм.

Вес (по литературным данным) около 10 кг.

В настоящее время сохранилось, по-видимому, лишь два района, где стерх гнездится. Один из них находится в Западной Сибири, в бассейнах левых притоков Оби — Конды и Сосьвы; весьма вероятно гнездование стерха также но Оби до Березова на север и на юг — до Самарского на Иртыше. Второй район гнездования стерха в Восточной Сибири — в бассейнах Индигирки, Яны, Колымы, а также, в среднем течении Лены. В остальных местах, где стерх гнездился еще лет 70—100 назад, сн, по-видимому, как гнездящаяся птица совершенно исчез. Такими районами можно считать север Казахстана — от Актюбинска па западе и до восточных границ республики, а также юг Западной Сибири — от Челябинска на западе до Оби на востоке.

Рис. 188.  Распространение стерха, черного и даурского журавлей в Казахстане: /—залеты даурского журавля, 2—пролет стерха весной, 3—пролет стерха осенью, 4—залеты черного журавля.

Рис. 188. Распространение стерха, черного и даурского журавлей в Казахстане: /—залеты даурского журавля, 2—пролет стерха весной, 3—пролет стерха осенью, 4—залеты черного журавля.

Зимовки стерха известны для Ирана и Северной Индии, где, вероятно, зимуют птицы, гнездящиеся в Западной Сибири, и для бассейна Янцзы в Китае, где, по-видимому, проводят зиму особи, гнездившиеся в Восточной Сибири.

Всюду редкая птица. Очень вероятно, что мы имеем дело с вымирающим видом, исчезающим у нас на глазах.

Сведения о стерхе в Казахстане сравнительно немногочисленны, очень сбивчивы (особенно о гнездовании) и откосятся по преимуществу к прошлому веку. Ввиду особого интереса мы сообщим все, что известно об этой птице, сгруппировав эти данные по отдельным крупным подразделениям республики.

1.    Прикаспийская низменность (Гурьевская и Западно-Казахстанская области). Г. С. Карелин (1875) указывал, что гнездится в камышистых ильменях между Гурьевым и Радужской. Однако данных для такого утверждения у него не было. Просмотр записных книжек Г. С. Карелина, хранящихся в Зоологическом Институте АН СССР и содержащих перечень всех добытых этим автором экземпляров животных, убедил нас в том, что ему были известны лишь отдельные случаи добычи стерха. Так, 6 октября 1854 г. казаком Фофановым были добыты два стерха (одним выстрелом) в 7 о от Гурьева на ильмене Глушаки. Птицы держались в тростниках. Кроме этих экземпляров, у Г. С. Карелина был еще один, добытый 17 мая 1855 г. Наконец, он же весьма лаконично сообщает, что стерх встречается у Пороховинскпго бугра, где весьма редок. Таким образом, никаких оснований для утверждения о гнездовании этого журавля в низовьях Урала у Г. С. Карелина не было. Э. А. Эверсман (1866) для этих же мест приводит стерха уже только как пролетную птицу, не указывая, какие у него имелись материалы; весьма возможно, что никаких других материалов, кроме карелинских, у него и не было. Н. А. Зарудный (1888) приводит данные о встречах стерха близ Оренбурга: в большинстве случаев птицы встречались одиночками и лишь один раз — три экземпляра вместе.

2.    Район Тургайской депрессии (Кустанайская область и восточные районы Актюбинской области). П. С. Назаров (1886) сообщил, что стерх гнездится у озер Джитыкуль, Айке, Челкаригызкара и у истоков Тобола. П. П. Сушкин (1908), посетивший эти озера в 1894 г., нашел их сильно пересохшими; по сведениям местных казахов, стерхи бросили здесь гнездиться года за два-три до этого. Сам П. П. Сушкин встретил стерхов в середине июня в урочище Тауп по Гургаю, 24 июня — у западного берега Челкар-Тениза и 12 июля у урочища Сарыкопа на Тургае. По собранным им сведениям, стерхи встречались здесь все лето и, видимо, гнездились. Кроме того, по сведениям, полученным П. П. Сушкиным от одного охотника, стерх наблюдался в июле близ Наурзума. А. В. Михеев (1938) наблюдал 6 августа 1934 г. девять штук стерхов близ озера Шегенбай (район Наурзума) и высказывает предположение, что это были птицы, кочевавшие после вывода молодых и вместе с ними п гнездившиеся недалеко, скорее всего на юго-восток от Наурзума.

Таким образом, в этом районе мы имеем лишь достаточно неопределенные показания о гнездовании данного вида, явно основанные на косвенных данных. Если стерх здесь гнездился в прошлом столетии, то и тогда он был очень редок, теперь же, безусловно, не гнездится.

Что касается пролета, то в этом районе стерх, по-видимому, встречается чаще, чем в других местах Казахстана. Очевидно, что они не особенно редко попадались П. С. Назарову (1886). Н. А. Северцов встретил стаю стерхов близ Мугоджар 31 августа, а близ озера Ход-жакуль у северного конца Больших Барсуков он же встретил большие стаи 18 октября 1857 г. В этих же местах стаю стерхов видел в конце ]\\:ая В. Н. Бостанжогло (1911). На Эмбе П. П. Сушкин (1908) видел небольшую стайку в середине апреля 1894 г. Он же встретил в низовьях Иргиза тройку этих журавлей 15 апреля и имел сведения о пролете их в верховьях Иргиза, Тобола и близ Наурзума. В. Г. Гептнер (1925) собрал сведения о встречах стерха близ бора Аманкарагай и в 40 км к югу от Кустаная. А. В. Михеев (1938) в 1934 г. наблюдал хорошо выраженный пролет стерхов в Наурзумском заповеднике. Начавшийся со второй половины сентября пролет длился до конца этого месяца, причем, хотя и не ежедневно, но часто наблюдались пролетающие стаи в 7—25 штук. Для отдыха и кормежки птицы останавливались на почти высохшем озере Аксуат, где их собиралось иногда до 60 особей. Это были преимущественно старые птицы, но среди них в небольшом числе были и молодые. Один раз из 60 птиц было 3 молодых, второй из 42—8 молодых. По-видимому, это был какой-то особенный год, так как впоследствии, несмотря на то, что в Наурзумском заповеднике было много зоологов, стерх, согласно имеющимся у нас дан-пым, наблюдался только раз: 14 октября 1948 г. препаратор И. Ф. Липский вицел трех пролетающих в районе озера Сулы.

3.    Район северо-восточной части Казахстана. Сведения о стерхе крайне скудны. В гнездовое время наблюдался здесь только на озере Кургальджин, где мой спутник по экспедиции В. Д. Сокира-Яхонтов Еидел один пролетавший экземпляр у Караджара 3 июня 1936 г.; по словам бывшего с ним охотника он такую птицу видел первый раз, хотя и жил на Кургальджине два года. По собранным П. Я- Деревяги-ным (1947) сведениям, стерх на Кургальджине известен местным жителям, и они часто его видят. Сам П. Я. Деревягин видел здесь пару стерхов 13 мая; он же сообщает, что в Петропавловском музее есть экземпляр этого журавля с Кургальджина. И. Словцов (1881) видел двух стерхов в степи между Боровым и Степняком 20 августа. А. Ф. Коте (1910) сообщает, что стерх близ Селеты и прилежащих озер редок и случаен, но хорошо известен местным жителям. И. Н. Шухов (1928) сообщает о добыче стерха весной 1928 г. на границе Казахстана, несколько севернее Урлютюпа на Иртыше. В. А. Селевин (1928) приводит данные о добыче одного экземпляра стерха 19 мая 1918 г. в окрестностях Семипалатинска. Старики-охотники говорили нам, что стерх раньше попадался во время пролетов в северо-восточном углу Павлодарской области.

4.    Район Алтая и Зайсана. По словам Н. И. Яблонского (1904), стерх встречен здесь весной 1901 г. у Иртыша на пролете, а осенью — недалеко от устья Курчума. Один экземпляр был добыт В. Н. Плотниковым в декабре 1882 г. у Катон-Карагая и переслан им А. М. Никольскому (1883). Очевидно, птица почему-либо отстала и задержалась до зимы.

5.    Балхаш-Алакульская котловина. Здесь — крайне редкая залетная птица. Б. П. Кореев (1906) сообщает, что стерх бывает весной и осенью на южном берегу Балхаша, около устья Каратала. На чем основано подобное сообщение — неизвестно. С. Н. Алфераки (1891) весной наблюдал одиночного стерха в Илийской долине близ устья Хорго-са; неподалеку отсюда, уже в Китае, Е. П. Шестоперов (1929) около Или видел одиночного 14 сентября 1912 г. Этот наблюдатель особо подчеркивает, что местным жителям стерх неизвестен. В Омском музее есть экземпляр, добытый в Джаркентском уезде в 1911 г. — молодая птица со ржавым налетом на оперении.

6.    Район Аральского моря и Сыр-Дарьи. Здесь встречается на пролете. но очень редок. Известны следующие встречи. Н. А. Северцов

5 апреля 1858 г. видел пару у озера Камышлыбаш. Он же имел два экземпляра, добытые 17 апреля близ Кармакчей, и один был убит в июле близ Казалинска, в урочище Баширна. 7 октября 1908 г. одиночная птица была добыта близ ст. Арысь. 28 апреля 1909 г. один экземпляр был добыт около Казалинска, а в середине апреля 1911 г. близ Кзыл-Орды (сведения о последних трех экземплярах собраны Н. А. Зарудным, 1910). В. Н. Бостанжогло (1911) в конце апреля наблюдал пролет в заливе Сарычеганак (Аральское море); птицы летели стаями в 10—12 штук. Он же видел стаю на озере Джумарткуль у Больших Барсуков. Для Аральского моря Н. А. Зарудный (1916) сообщает данные местных жителей, согласно которым стерх пролетает по восточному берегу весной и реже — осенью. Е. П. Спангенберг и Г. А. Фейгин (1936) приводят наблюдение пролетной стайки этих журавлей 14 апреля 1927 г. над озером Караджингил в 20 км от ст. Солотюбе.

Таковы данные относительно стерха в Казахстане. Суммируя их, можно сделать заключение, что стерх в небольшом числе пролетает в

Казахстане как весной, так и осенью. Наиболее регулярно он встречается на пролете в северных и западных частях — в Прикаспии, близ р. Урала, по Тургайской депрессии, на Аральском море и Сыр-Дарье, л также в северо-восточных частях Казахстана.

Рис. 189. Стерх.

Рис. 189. Стерх.

В Центральном Казахстане, на Алтае и в прилежащих к нему районах, в Балхаш-Алакульской котловине — редкозалетная птица. Нигде в Казахстане стерх не гнездится п, вероятно, не гнездился и раньше. Во всяком случае, никаких твердых доказательств его гнездования пет ни у Г. С. Карелина, ни у П. С. Назарова, ни у П. П. Сушкина — трех авторов, писавших о гнездовании этой птицы в Казахстане (Тем более бездоказательны указания А. Шустова (1871) на гнездование стерха «в поемных камышовых ильменях» дельты Урала, равно как и сведения Н. П. Рычкова (1772) для степей по Тоболу (близ р. Алабуги).). Летние встречи одиночных стерев в июне и июле, имевшие место на Сыр-Дарье, Кургальджине, Тургае, гнездования, понятно, по доказывают. Что же касается наблюдений в августе, то в это время уже начинаются кочевки стерха из мест гнездовий к югу. Несомненно, что всякие дополнительные сведения об злой птице чрезвычайно желательны.

Стерх легко отличим от всех наших журавлей белой окраской и крупными размерами (он заметно больше серого). Крик стерха сходен с криком серого журавля, но громче и мелодичнее. Очень осторожная птица, к тому же благодаря своему росту издалека замечающая приближающуюся опасность. По последним наблюдениям, в Казахстане встречается обычно небольшими стайками в 5—15 штук, редко — больше; раньше нередко встречался стаями до 300 штук. На пролете стан выстраиваются или «клином», или косой линией. Кормятся на мелководьях как по пресным, так и по солоноватым водоемам. Питание не изучено. П. С. Паллас в числе кормов упоминает мелкую рыбу, Э. А. Зверсман — ящериц, лягушек, змей, грызунов. Г. С Карелин в желудке одного экземпляра нашел молодые корни и побеги сусака (Butomus umbellatus)\\ есть предложение, что стерх в значительной мере растительнояден.

Ввиду большой редкости стерха всякие сообщения о нем крайне желательны. Необходима всемерная охрана этой редкой и, вероятно, вымирающей птицы.

ЖУРАВЛЬ-КРАСАВКА— GRUS VIRGO L.

Синоним. Anthropoides virgo L.

Описание. У взрослых птиц большая часть шеи сзади, все тело сверху и снизу, включая крылья и хвост, серо-сизые. Бока головы, горло, шея спереди и около-затылка черные. От глаз через ухо проходит узкая белая полоска, которая заканчивается пучком белых нитевидных удлиненных перьев. На передней стороне шеи и на зобу пучок сильно удлиненных черных перьев, свешивающихся на грудь. Первостепенные маховые темно-бурые, с сизым оттенком, второстепенные светло-бурые, с черными вершинами. Клюв серовато-оливковый. Ноги черные. Радужина красная.

Молодые окрашены сходно с взрослыми, но от глаз через ухо проходит полоса серых, лишь слегка удлиненных перьев. На горле и боках головы к черным перьям примешиваются серые. Черные перья на нижней части шеи и внутренние второстепенные маховые лишь немного удлинены.

Размеры: крыло 425—540 мм, плюсна 150—225 мм, клюв 60—75 мм.

Вес красавок (по литературным данным) от 2000 до 2750 г. Вес добытых в окрестностях Ладыженки (к югу от Атбасара) самца — 2325 (5 июня) и самки — 2100 г (30 мая).

Пуховичок в первом наряде сверху буроватый, более светлый на боках, с темно-бурой полосой вдоль спины и с темными продольными пятнами на плечах. Голова и шея рыжевато-охристые. Низ тела грязно-белый с охристым налетом, более интенсивным на подбородке, передней стороне шеи и на боках тела. Второй пуховой наряд неизвестен.

Основной фон окраски яиц оливково-бурый, с серовато-бурыми глубокими пятнами и желтовато-бурыми поверхностными пятнами. Длина их 80—95 мм, поперечник 53—60 мм.

Основная область распространения — зоны южных степей и полупустынь— от Добруджи и Молдавии до Забайкалья. Кроме того, гнездится по остепненным участкам в Малой Африке и Южной Испании. Гнездование указано для района озера Севан в Армении. По предгорным и нагорным степям Тарбагатая и Тянь-Шаня к югу доходит до верховьев Текеса и Чарына (где гнездится на высотах до 2000 м нал ур. м.), а также Чу-Илийских гор. Отдельные пары изредка гнездятсл в зоне пустынь, где нормально красавка встречается только во время пролета. Зимует в Северо-Восточной Африке, Месопотамии, Сенстане. Индии, Бирме.

В Казахстане гнездится в южной половине зоны степей и в полупустынях от западных до восточных границ. Северная граница распространения может быть намечена лишь приблизительно. Между Волгой-и Уралом к северу доходит до широты Уральска, лишь немного не достигая границы Казахстана. Гнездится в низовьях Илека и в Актюбин-ских степях, где доходит до границ Казахстана. В кустанайских степях неоднократно встречен близ Наурзума, но гнездование здесь точно не установлено (хотя и вероятно). Далее гнездится в степях между Атбасаром и Кургальджином, откуда граница распространения проходит, по-видимому, южнее Акмолинска, несколько севернее Караганды и затем выходит на Иртыш к пос. Ямышевскому (южнее Павлодара) и далее, уже за пределы Казахстана. Южная граница определяется нахождениями в районе Камыш-Самарских озер и Калмыкова, по Уилу, на Эмбе близ впадения Темира, несколько южнее ст. Берчогур, у места слияния Иргиза с Тургаем, в 50 км к северу от Карсакпая, у слияния Сарысу и Кенгира, гор Булаттау (около 47° с. ш.), ст. Моинты и далее идет на 50—100 км севернее Балхаша, подходя к озеру Сасыккуль в Алакульской котловине.

Между намеченными выше линиями красавки встречаются более или менее повсюду, но нигде не бывают особенно многочисленны. Также немногочислен этот журавль в Зайсанской котловине. Для Казахстанской части Алтая сведений о распространении красавки нет, хотя гнездование его очень вероятно в долинах Бухтармы, Нарына и Куркума. Гнездится в предгорьях Тарбагатая и в Чиликтинской долине. Встречается в Алакульской котловине, но в Южном Прибалхашье отсутствует. Широко распространен по предгорьям Джунгарского Алатау, откуда по долинам речек спускается в Илийскую долину, а по Малай-Сары заходит довольно далеко в глубь Прибалхашья. Обыкновенен по широким межгорным равнинам Тянь-Шаня — Сюготинскон. Джаланашской и Каркаринской, где доходит почти до 2000 м над ур. м. Гнездится далее по остепненным участкам шлейфов различных торных групп Чу-Илийских гор (Анархая, Хантау и др.). 3 пустынной зоне, как правило, отсутствует, но отдельные пары иногда гнездятся здесь. Такой случай известен для района Теликульских озер, где было найдено гнездо; в гнездовое время наблюдался также в северной части Бетпак-Далы и на плато Карой (к северо-востоку от пос. Илийска).

На пролете наблюдался в Зайсанской и Балхаш-Алакульской котловинах, в Илийской долине, в предгорьях Тянь-Шаня и по долине Сыр-Дарьи: особенно многочисленны красавки на пролете в районе Туркестан — Ташкент.

В Казахстане не зимует.

Рис. 191. Журавль-красавка.

Рис. 191. Журавль-красавка.

Характерная птица южных сухих степей и полупустынь, растительность которых складывается из различных видов ковылей, типчака, полыней, причем растущих уже не сомкнутым ковром, как в настоящих степях, а разреженно. Особенное предпочтение отдается каменистым и щебневатым местам или участкам с солончаковыми плешинами. Не избегает участков со степными кустарниками (таволгой, вишней, караганой и др.)- Несмотря на то, что гнезда располагаются в сухих местах степи, они устраиваются неподалеку от воды, не далее 1,5 км от водоема.

Общим обликом красавка очень похож на серого журавля и на большом расстоянии трудно отличим от него. Точно также очень сходен с серым журавлем и по голосу. Его курлыканье, более высокое и мелодичное, чем у серого журавля, но отличать их голоса можно только при большом навыке. Наиболее хорошо отличается от серого журавля (как и от других журавлей) по белым пучкам перьев на боках головы; в бинокль они заметны на большом расстоянии. Отличается также заметно меньшими размерами.

Красавки преимущественно растительноядны. В летнее время в значительном количестве поедают различные семена, в частности семена тюльпанов (наблюдения Д. И. Чекменева). Летом ежедневно посещают незапаханную стерню, где подбирают зерна и поедают колоски на корню. С поспеванием хлебов совершают регулярные вылеты на поля, где поедают преимущественно пшеницу. Из животных кормов в небольшом количестве поедают насекомых, преимущественно жуков.

Весной прилетают несколько позднее серого журавля. Летят, выстроившись «клином», причем обычно одна сторона этого клина значительно короче другой. Стаи в южных частях Казахстана бывают очень большими, нередко достигая 100 и более особей. В более северных районах стаи меньше — в степях к югу от Атбасара стаи больше 40—50 особей не встречаются, чаще же они бывают значительно меньше, в 10—12 штук. Летят на разной высоте, обычно в 70—100 м, но иногда много выше, в некоторых случаях так высоко, что пролетающих птиц не видно, а только слышно: летящие журавли кричат часто.

На юге Казахстана, близ Туркестана и южнее, пролет красавок начинается обычно в первых числах апреля, но иногда значительно раньше (наиболее раннее появление, по одиннадцатилетним наблюдениям Н. А. Зарудного, 19 марта). Пролет здесь продолжается весь апрель и заканчивается, как правило, в начале мая, лишь в некоторые годы затягиваясь до середины или даже до 20—25 мая. Наибольшей силы пролет достигает в конце апреля или начале мая, когда здесь наблюдаются стаи до нескольких сотен особей. В один исключительный год в низовьях Чирчика за один день (2 мая) пролетело, по подсчету Н. А. Зарудного, свыше 50 000 красавок; в отдельных стаях было по 500 штук. По-видимому, значительная часть пролетных красавок направляется отсюда через Бурнинский перевал, где наблюдается значительный пролет обоих журавлей, а часть переваливает Карагау, так как ниже по Сыр-Дарье подобного пролета уже не бывает. У Караузяка на Сыр-Дарье красавки появляются во второй трети апреля, у озера Камышлыбаш — в конце апреля. В Илийской долине, поблизости от Джаркента, прилет красавок наблюдался 9 апреля, а валовой пролет — 17—25 апреля, но пролетные отмечались здесь еще 9 и 13 мая. В районе Алма-Аты и Копала первое появление бывает в некоторые годы в первых числах апреля, чаще же около середины этого месяца. В дельте Или, где пролета красавок почти нет, они наблюдались в конце апреля. На Эмбе, у устья Темира, первые красавки отмечены в конце апреля. В низовьях Иргиза первые появились в середине апреля, закончился пролет в начале мая. В степях к югу ст Атбасара первые красавки были отмечены 14 апреля, а разгар пролета наблюдался в конце апреля; в это время нередко встречались стаи в 40—50 особей. Общее направление пролета здесь на северо-восток. У г. Зайсана пролет начался в 1913 г. 30 апреля и наибольшей силы достиг 2 мая; птицы летели на север.

Красавки, как и другие журавли, образуют прочные пары и гнездовые места занимают несколько лет подряд. По прилете на места гнездовья начинаются «пляски». Они происходят на ровных площадках, куда собирается много особей, располагающихся кругом. На середину этого круга выходят несколько птиц, которые подпрыгивают, приседают, наклоняются, распуская при этом крылья,, вытягивая шею и распушая перья зоба. Утомившиеся птицы., возвращаются на место, а на середину выходят другие, проделывая такие же движения. Все это сопровождается громкими криками. Затем все участники поднимаются одной стаей и разлетаются к гнездовым участкам.

Рис. 192. Гнездо журавля-красавки. Фото Д. И. Чекменева.

Рис. 192. Гнездо журавля-красавки. Фото Д. И. Чекменева.

Гнезда устраиваются на сухих местах с разреженной растительностью, иногда на галечниках в долинах рек. В степях чаще всего выбираются плешины, лишенные, или почти лишенные, растений, различной величины — от одного до десяти квадратных метров. Предпочитаются места с наличием мелкой щебенки или солончаки. Гнезда, как правило, лишены растительной выстилки, и ее заменяет выстилка из щебня размером от 1 до 5 см. На Теликульских озерах Е. П. Спангенберг и Г. А. Фейгин (1936) нашли гнездо, где яйца лежали на твердой поверхности земли среди сухого лошадиного помета. Окраска яиц красавки как нельзя лучше гармонирует со щебенкой и очень возможно, что лошадиный помет служит также целям лучшего укрытия яиц. Заметить яйца, лежащие друг от друга на расстоянии 8—10 см среди щебенки, галечника или лошадиного помета, нелегко — настолько их окраска гармонирует с окружающей обстановкой. В кладке бывает чаще всего два яйца, редко — одно или три.

Относительно времени размножения имеются следующие данные. У Урды, по сообщению И. Б. Волчанецкого (1937), птенец был пойман в июне. На Эмбе у устья Темира 15 мая П. П. Сушкину (1908) были доставлены яйца красавки. У Акбулака Е. П. Спангенберг (1951) 22 мая нашел кладку с едва насиженными яйцами, а 31 мая и 2 июля в найденных им кладках яйца были сильно насижены. У Карабутака в первой декаде июля П. П. Сушкин (1908) видел птенцов, тело которых было все покрыто перьями, и многие уже летали. На Сарысу, близ Караджара, А. А. Слудский 8 июня на шебне обнаружил двух еще совсем маленьких пуховичков. Нами в степи низовий Кона (близ Кургальджина) 9 июня были пойманы два пуховичка в возрасте 2— 3 дней ( у одного сохранился еще яйцевой зуб). Между Атбасаром и Тенизом у р. Кокпекты (приток Терсаккана) Д. И. Чекменевым было найдено несколько гнезд. В гнезде, найденном 20 мая и содержащем два яйца, птенцы были уже сформированы, частично в пуху и выполняли 1/5—1/4 часть яйца. В найденном 26 мая гнезде с тремя яйцами у вполне сформировавшихся эмбрионов пухом были покрыты голова, плечи и спина; они выполняли 1/4 яиц. Одно гнездо было оставлено для наблюдений, в нем 2 июня вывелись журавлята. Близ Чушкакуля (к юго-западу от Караганды) С. Г. Панченко 10 июня добыл уже значительно подросшего пуховика весом в 400 г. Небольшой пуховичок был пойман нами около озера Курганкуль (к северо-востоку от Караганды) 20 июня. В 50 км на юго-запад от Карасора Л. А. Демченко 8 июля видела уже большого птенца, почти сплошь оперенного, с большими маховыми. В Чиликтинской долине (Тарбагатай) только что выклюнувшихся птенцов О. Финш нашел 26 мая. В Алакульской котловине В. Н. Шнитников (1.949) 10 июля встречал птенцов ростом с курицу, а 23 августа — уже почти достигших размеров взрослых. В предгорьях Джунгарского Алатау, у Сарыбулака, им 11 мая было найдено гнездо с сильно насиженными яйцами; у Учкуля яйца были найдены 28 апреля, а у Кутентая — 10 июня. В Илийской долине близ Джаркента Е. Л. Шестоперов (1929) гнездо со свежими яйцами нашел 15 мая, а в предгорьях Джунгарского Алатау 13 июня одно яйцо в гнезде оказалось сильно насиженным. В этом районе летающие молодые наблюдались с середины июля. У Теликульских озер Е. П. Спангенберг и Г. А. Фейгин (1936) 22 мая нашли гнездо, в котором молодые уже проклевывались из яиц.

Гнезда красавок располагаются так, что насиживающая птица может заметить приближающуюся опасность издалека (Многие сведения по экологии красавки сообщены нам Д. И. Чекменевым.). На всхолмленных участках гнездо устраивается обычно на вершине холма. Заметить сидящую на гнезде птицу, даже зная, где оно находится, нелегко. Среди окружающих растений в это время заметна лишь ее голова. Возле гнезда с яйцами птицы ведут себя очень осторожно. Когда самка сидит на гнезде, самец пасется в этом районе, но иногда на значительном расстоянии — до 1 —1,5 км. При приближении опасности самка осторожно встает, отходит на некоторое расстояние и только затем взлетает с тревожным курлыканьем и летит по направлению к самцу. Самец также поднимается, и обе птицы долго летают, время от времени присаживаясь поблизости от гнезда. Заметив, что опасность миновала, оба журавля подходят к гнезду и самка садится насиживать, самец же некоторое время ходит близ гнезда, а затем удаляется пастись подальше. Самка даже в последние дни насиживания не подпускает человека на близкое расстояние. К пасущимся овцам относится менее настороженно и сходит с гнезда, когда они подойдут метров на 50. Как только овцы пройдут, она тотчас же возвращается на гнездо. Напротив, если птица спугнута человеком, то она длительное время не возвращается на гнездо, причем время ее отсутствия находится в зависимости от температуры воздуха: утром, когда температура падала до 6°, птицы возвращались на гнездо не позднее, чем через час, а днем, при температуре в 20° и больше, они не появлялись два-три часа. Для кормежки самка покидает гнездо з предполуденные и послеполуденные часы, а в самое жаркое время дня сидит на гнезде.

Срок высиживания точно не установлен, приблизительно равен месяцу. Яйца откладываются, по-видимому, с промежутком в один день, а насиживание, вероятно, начинается с момента сноса первого яйца.

2 июня в гнезде, найденном Д. И. Чекменевым, было два птенца. Один из них уже обсох и, вероятно, вылупился днем раньше. Второй только что вылупился и был еще мокрый; рядом с ним лежала скорлупа. Скорлупы же от первого рядом не оказалось: вероятно, самка унесла ее подальше от гнезда. Первое время птенцы совершенно беспомощны и с трудом могут передвигаться на цевках. Несмотря на это, они тотчас же покидают гнездо. За два часа журавлята из упомянутого гнезда, найденного Д. И. Чекменевым, отошли в сторону на 30 м. Родители у гнезда с птенцами осторожны как обычно и при приближении опасности улетают далеко.

Рис. 193. Птенцы журавля-красавки. Фото Д. И. Чекменева.

Рис. 193. Птенцы журавля-красавки. Фото Д. И. Чекменева.

В первые дни жизни журавлята передвигаются очень неуклюже, при ходьбе падают и за один прием проходят не более 40 см. Большую часть времени они сидят неподвижно, закрыв глаза и время от времени попискивая. Первые дни они берут пищу неуверенно, часто роняют ее. Есть самостоятельно они начинают на 3—4 день, но довольно неуклюже и неуверенно. Услышав курлыканье (или подражание курлыканью), они.тотчас же с писком бегут на этот крик. При испуге затаиваются в кустиках травы и довольно долго сидят неподвижно.

При выводке находятся оба родителя. Когда молодые поднимутся на крыло, журавли некоторое время держатся семьями. Днем они держатся в степи или на лугах, а вечером всей семьей летают кормиться на хлебные поля. Постепенно семьи объединяются в стаи и ими держатся до времени отлета.

Самый отлет начинается почти незаметно, это как бы удлиняющиеся кочевки. Но в южных частях Казахстана пролет выражен хорошо, и красавки встречаются стаями в несколько сотен экземпляров. Начало пролета в степях установить трудно, последние экземпляры наблюдались к югу от Атбасара в первых числах октября, когда встречались стаи в 23 (1 октября) и 14 (2 октября) штук. В степях у верховьев Иргиза отлет начинается уже с десятых чисел августа, в низовьях Иргиза — с конца августа. В устьях Урала пролет начинается с конца августа и идет до конца сентября. На Черном Иртыше большая стая пролетных красавок наблюдалась 7 сентября. У Басканского озера стая была отмечена 3 сентября. В Илийской долине пролет выражен хорошо, иногда в стаях бывает до 400 особей. Он начинается здесь с первых чисел августа, но наиболее заметно проходит в сентябре. На Чу, у Камышанки, пролетные красавки наблюдались 1 октября. На юге Казахстана, в районе Туркестана — Чимкента — Ташкента, первые пролетные красавки иногда появляются уже в середине августа, но чаще — в конце этого месяца или в начале сентября. Заканчивается пролет в разные годы по-разному, иногда уже в середине сентября, но чаще в начале октября; в отдельные годы пролет идет до середины октября.

Местами красавки вредят посевам зерновых культур — как всходам, поедая ростки и вытаптывая их, так и поспевшим хлебам, поедая зерно и стаптывая стебли растений. Вред этот в Казахстане нигде не достигает значительных размеров. Мясо красавок, как и других журавлей, вполне съедобно, но добываются они лишь случайно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделитесь информацией с друзьями

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: