Среднеплейстоценовая (среднечетвертичная) эпоха

Прикаспийскую низменность опять покрывает неглубокое море, берега которого изобилуют лиманами и заливами. Эта прерывисто проходившая хазарская трансгрессия отложила разнозернистые пески, местами с галькой, ракушники и глины; общая мощность не превышает 15—18 м. Морские отложения, содержащие моллюсков Didacna subpyramidata и других, сливаются в речных долинах с аллювиально-дельтовыми и аллювиальными, которые выше по течению слагают вторые надпойменные террасы (рис. 21, 22).

Пра-Амударья продолжала нести мутные воды через Низменные Каракумы в Каспий, заполняя долину глинами и песками каракумской свиты, мощность которой — от 50 до 500 м. 3 аллювиально-озерных условиях продолжала накапливаться глинисто-песчаная восточно-кызылкумская свита, ее литоло-го-фациальный состав остался подобным раннеплейстоценовому. Продолжают господствовать эрозионно-денудационные npoцессы в Приаралье. Вслед за бакинской тектонической фазой, проявившейся на границе среднего плейстоцена и поднятием района Джусалинского купола с амплитудой в 18—20 м, идет формирование вторых педиментов от поверхности равнины, сложенной верхнеплиоценовыми отложениями. Местами хорошо видно, как педименты сливаются в единую поверхность пенеплена, выработанного на отложениях верхнего мела или палеогена. Интенсивно действует ветер, формируя эоловый рельеф. Через район Аральской котловины проходят водные потоки, текущие с севера.

С началом среднеплейстоценовой эпохи совпадает интенсивное врезание речных долин в отложения жуншуликской свиты, широко распространенной на равнинах Северного Тургая. Но исследованиям А. А. Бобоедовой, в это время начинается разработка сквозной Тургайской ложбины, в которой затем накапливаются карбонатные глины с прослоями песков и алевритов. Накопление их закончилось в позднем плейстоцене. На поднимающихся участках, оконтуривающих с востока и запада Тобол-Ишимскую равнину, в речных долинах формируются вторые или третьи надпойменные террасы, большей частью цокольные. В их аккумулятивной части, сложенной песками, суглинками, супесью, встречаются остатки зверей прииртышского фаунистического комплекса.

На равнине Прииртышья продолжали блуждать водные потоки, часто менявшие русло, в половодья широко разливавшиеся. Здесь выделяются две среднеплейстоценовые свиты, состав которых можно проследить на правобережных обрывах современного Иртыша. Лебяжьинская, более древняя, свита представлена в основном гравийниками и разнозернистыми плохо отсортированными песками с диагональной и вихревой слоистостью в верхах, где на отдельных участках (Жаскайрат, Пяторыжск, Урлютюп) залегают глины с горизонтом погребенного торфяника; общая мощность свиты до 10 м. Более молодая, жанааульская свита составлена голубоватосерыми разнозернистыми песками с мелкой галькой и гравием, местами встречаются прослои и линзы голубовато-серых глин. Характерным для нее является чередование косой и горизонтальной слоистости; мощность свиты — до 15—17 м. В обеих свитах захоронена фауна среднеплейстоценового прииртышского фаунистического комплекса.

В орогенном поясе неотектонические движения были особенно интенсивны. В бакинскую фазу у северных подножий хребтов Заилийского и Кунгей-Алатау возникли предгорные ступени, которые тут же подверглись размыву бурными речными потоками меридиональной ориентировки. При этом у подножия Заилийского Алатау были частично размыты отложения верхних прилавков и в них вложены огромные конусы выноса, сливающиеся в предгорный шлейф, переходящий к северу в наклонную равнину. Слагающие их отложения выделены в боролдайскую свиту, которая имеет двучленное строение. Нижняя часть представлена флювиальной валунно-галечной толщей мощностью 80—100 м, верхняя сложена палевожелтыми макропористыми лёссовыми породами, часто содержащими галечно-песчано-гравийные линзы и прослои; ее мощность — 60—70 м. Из боролдайской свиты в разных пунктах были извлечены остатки зверей прииртышекого сред-неплейстоценовош фаунистического комплекса. В лёссовых породах этой свиты содержится обильная фауна моллюсков, состоящая преимущественно из ныне живущих здесь видов, но в ином количественном соотношении.

В бакинскую тектоническую фазу подвижки по Иртышскому разлому в Алтае разрушили водораздельную перемычку между устьевыми частями долин рек Бухтармы и Нарыма, образовался так называемый «прорыв», по которому потекли воды пра-Зайсана, бывшего до этого времени бессточным. Неотектонические движения в Алтае были неравномерны. В областях поднятий шел размыв, а в погружающихся меж-горных впадинах и прорезающих их долинах продолжалась аккумуляция аллювиального и аллювиально-озерного материала, в котором встречаются остатки зверей прииртышекого комплекса. Мощность среднеплейстоценового аллювия различна, часто 50—60, но местами достигает 250 м (долина р. Ульбы). В западных предгорьях Алтая широко развит плащ лёссовых пород. В долинах он налегает на среднеплейстоценовый аллювий, а на междуречьях — на различные более древние породы, вплоть до палеозойских, распространяясь до абсолютных отметок 900—1000 м; наибольшая видимая мощность — 50 м. В нижних горизонтах лёссовой толщи были обнаружены остатки животных прииртышского комплекса, а в верхних — животных мамонтового фаунистического комплекса. Это свидетельство того, что лёссовые породы здесь продолжали накапливаться и в позднем плейстоцене.

Общеклиматические изменения, выразившиеся в потеплении в начале и похолодании в конце эпохи, вызвали сокращение, а затем новое развитие ледниковых процессов в высокогорных районах орогенного пояса. С этого времени оледенение приобрело ясные черты долинного — альпийского типа, но выработанные им троги большей частью сохранились лишь фрагментарно в виде заплечиков на склонах более молодых, глубже врезанных долин.

На Алтае достаточно четко установлено две стадии развития среднеплейстоценового оледенения. Первая стадия известна под названием Катунской, вторая — Майминской. Оледенение Саура получило название Алабайского, а в Джунгарии— Даурумбекского. В Северном Тянь-Шане выделяют две стадии Чилико-Кеминского оледенения, а в Западном Тянь-Шане первую стадию именуют Аксайской, вторую — Таласской. В это время здесь у подножий гор отложилась толща лёссовых пород, подстилаемых галечниками, выделяемая в ташкентскую свиту (или ташкентский комплекс). Эти отложения в районе Ташкента имеют мощность 100—120 м, к северу они распространяются лишь до широты г. Туркестана, причем мощность их сокращается до 10—8 м.

На юго-западном склоне хр. Каратау в ташкентской свите на правобережье р. Арыстанды археологом X. А. Алпысбаевым была раскопана трехслойная стоянка палеолитического человека мустьерской эпохи. Здесь обнаружены остатки ископаемых кострищ с разбросанными около них раздробленными костями различных животных, обитавших в среднеплейстоценовую эпоху, и собрано 14 750 изделий из кремня. Среди них были рубящие орудия, остроконечники, различные скребки, дисковидные нуклеусы, а также многочисленные отбросы производства — отщепы.

Напомним, что мустьерская культура, или мустье (по пещере Ла-Мустье, Франция), относится к среднему палеолиту; абсолютный возраст 40~200 тыс. лет (Геологический словарь,1978). По геологическому летоисчислению — средний и верхний плейстоцен. Мустье кавказских пещер относится к первой половине вюрмского оледенения (Любин, 1977). В Гиссарской долине стоянка мустерского человека, по данным А. А. Никонова и В. А. Ранова (1978), обнаружена в основании толщи душанбинских (верхнеплейстоценовых) лёссов.

В долинах, прорезающих северо-восточный склон хр. Ка ратау и у его подножия, среднеплейстоценовые отложения выделяются в сузакскую свиту. В районе с. Сузак можно видеть в основании свиты галечники, разнозернистые песчаники и песчанистые глины, содержащие моллюсков Vallonia pulchella, Stagnicola palustris и других, а также многочисленных остракод. Венчают разрез свиты палевые и серые суглинки с линзами мелкозернистого песка. Общая их мощность — до 12 м. Эти аллювиально-пролювиальные отложения в речных долинах составляют аккумулятивную часть цокольных террас, самых высоких — четвертых или третьих надпойменных.

В Бетпак-Дале среднеплейстоценовые аллювиальные и пролювиальные отложения слагают вторые надпойменные террасы. В долинах Сарысу и Чу они представлены песками, гравийниками, галечниками; мощность — 50—55 м. В районе ур. Муюнкум верхняя часть аллювия переработана ветром, сформировавшим бугры и гряды высотой 10—12 м. Отложения эти выделены в чуйскую свиту.

В предгорных и межгорных прогибах обломочный материал накапливался в аллювиально-озерных условиях. В Южно-Прибалхашской впадине среднеплейстоценовые суглинки и пески с фауной моллюсков и остракод удается отделить от подобных по литологическому составу отложений нижнего плейстоцена. Мощность их на севере, в районе современного Балхаша, 15—20 м, а вблизи отрогов Джунгарского Алатау достигает 80—100 м. В Ал а кольской впадине нижне- и среднеплейстоценовые озерные отложения не расчленены, описаны под названием каракумской свиты. По периферии Приала-кольской равнины отложения каракумской свиты сливаются с аллювиалыю-пролювиальпыми отложениями актогайской свиты, сложенной песчано-гравийно-галечным материалом, который аккумулировался в раннем и среднем плейстоцене; встречаются озерные и наземные моллюски.

Озеро, занимавшее осевую часть Илийской впадины, перегородил в конце раннего плейстоцена на меридиане гор Калкан огромный конус выноса р. пра-Чилик. Среднеплейстоценовые озерные и аллювиально-озерные отложения, распространенные к востоку от конуса выноса, выделены в кумкалканскую свиту. В ее составе преобладают желто-серые полимиктовые пески преимущественно средне- и мелкозернистые, обогащенные в местах впадения рек гравием и мелкой галькой; нередки црослои светло-бурых суглинков и супесей, особенно вблизи выходов палеоген-неогеновых отложений. Из отложений кумкалканской свиты были извлечены кости среднеплейстоценового слона. Мощность свиты — в среднем 50—60 м.

Анализ литологического состава среднеплейстоценовых отложений показывает, что в начале эпохи климат был относите ль но гумидным, с гор стекали обильные водные потоки, отлагавшие грубообломочный материал, в высокогорьях разрасталось оледенение. После максимального его развития климат стал холодным и аридным. Мощность водных потоков резко упала, отлагался мелкозем лёссовых пород, в накоплении которого, вероятно, деятельное участие принимал ветер. В это время на площадях, освободившихся из-под озерных вод, перевивались пески, формировались продольные симметричные и асимметричные (что особенно характерно для Южного Прибалхашья) гряды, бугры, барханы. Из песков кумкольской свиты в Илийской впадине, у гор Калкан, ветром наметены два крупных бархана. Они известны под названием «Поющая гора», что связано с сильным гудением песков, особенно в ветреную погоду. Барханы вытянуты по азимуту СЗ—340° на 2300 м. Их подветренные склоны с углами наклона 31° обращены к востоку. Относительная высота южного бархана 140, северного— 160 м; превышение его над урезом воды р. Или — 200 м. Слагают барханы серо-желтые среднезернистые полимиктовые пески, налегающие частью на валун-но-галечники нижнеплейстоценового конуса выноса р. пра-Чилик, частью — на различные породы палеозоя гор Калкан.

О перевевании ветром среднеплейстоценовых озерных песков свидетельствует тот факт, что среди типичного эолового рельефа во многих районах Южного Прибалхашья и Восточных Кызылкумов были найдены многочисленные пресноводные моллюски. В это же аридное время на обширных пустынных площадях разрастались соры, такыры, дефляционные котловины, образовывался инсоляционный щебень. Наконец, все усиливающаяся аридизация привела к сокращению горного оледенения. Оставив конечные морены в устьях троговых долин, ледники все более и более отодвигались к верховьям, а водные потоки, набирая силу, стали быстро углублять долины в горах, размывать ранее отложенные среднеплейстоценовые конусы выноса у подножий гор. Этому процессу способствовали тектонические подвижки, особенно сильно проявившиеся на границе позднеплейстоценовой эпохи — в Джунгарскую фазу.

Об увлажнении климата в начале среднеплейстоценовой эпохи и аридизации в конце ее свидетельствуют не только геологические факты, но и растительный покров, изменявшийся соответственно. Это подтверждают данные многочисленных спорово-пыльцевых анализов проб горных пород, взятых по разрезам толщ среднего плейстоцена разных районов.

В среднеплейстоценовую эпоху на территории Казахстана сложился фаунистический комплекс, названный прииртыш-ским, который по составу входящих в него животных сопоставим с хазарским комплексом Восточной Европы. В чем же он отличается от кошкурганского комплекса раннего плейстоцена? Вспомним, что в раннеплейстоценовую эпоху в Казахстане существовали два вида слонов — представителей рода Archidiskodon — слон Вюста и лесной слон, а в среднеплейстоценовых отложениях встречаются остатки только одного вида, который долго был известен под названием Mammuthus trogontherii (Pohlig). Только после детальных исследований советского палеозоолога И. А. Дуброво этот вид получил название Mammuthus chosaricus Dubrovo, 1966. Поэтому еще раз обращаем внимание читателя на синонимику, чтобы при чтении литературы прошлых лет ясно представлять себе, о каком животном идет речь.

Хазарский слон Mammuthus chosaricus Dubrovo, 1966 (рис. 23). (Mammuthus trogontherii; Elephas trogontherii;

Рис 23 Хазарский слон

Рис 23 Хазарский слон

Paralephas trogontherii, Elephas meridionalis). Это был крупный слон с относительно коротким туловищем и длинными ногами. Вероятно, он был близок по своей конституции к Archidiskodon trogontherii. Являясь обитателем открытых ландшафтов, довольно широко распространенных в Казахстане, он питался преимущественно травой и кустарниками. Жил на Прикаспийской низменности, куда не проникала хазарская трансгрессия. Кости его встречены в аллювиальных отложе ниях Урала и Нижней Волги, в аллювии второй надпоймен ной террасы р. Эмбы. Многочисленные находки хазарского слона известны из среднеплейстоценовых отложений севера Тургая: у г. Рудного, у сел Федоровка, Алексеевка, Тойсай и др.; на Ишиме — из третьей надпойменной террасы у с Красная Гора; на Иртыше — в районе Красного Ключа, что близ Семипалатинска, и в районе г. Павлодара и с. Железинки.

Кости хазарского слона найдены в основании плаща лёссовых пород Алтая, в останце лёссовых пород боролдайской свиты в южной части г. Алма-Аты и в песках, ныне покрытых водами Капчагайского водохранилища, где ранее в р. Или впадала р. Каскелен. Обнаружены они и в песках кумкалкан-ской свиты на правом берегу р. Или, в 15 км восточнее гор Калкан, а также Иссык-Кульской котловине в аллювиальноозерных отложениях, вскрытых р. Джергалан.

Даже такой краткий обзор местонахождений костей хазарского слона убедительно свидетельствует, что в среднеплейстоценовую эпоху он обитал и на западе страны — в Прикаспийской низменности, и на севере — в Приишимье и Прииртышье, заходил в горы Алтая и Северного Тянь-Шаня, населял он и Центральный Казахстан, где кости его были встречены в различных районах Целиноградской и Карагандинской областей. Следовательно, этот слон находил повсюду в Казахстане пригодные для своей жизни ландшафты, которые населяли и другие представители прииртышского фаунистического комплекса.

Широкопалая лошадь Equus (Equus) latipes V. Gromova, 1949 [(Equus) caballus chosaricus; Equus cf. taubachensis)]. Костные остатки этой лошади, нередко именуемые по одному из синонимов хазарской, встречены в правобережных обрывах Иртыша, близ г. Павлодара, в районе сел Черноярки, Железинки, Красноярки, Ямышево. Известны они также из мустьерских стоянок хр. Каратау.

Тарпан Equus (Equus) gmelini Antonius, 1912 (Equus gmelini). Исследования И. К. Верещагина и И. М. Громова (1952) показали, что в Приуралье тарпан существовал уже в составе хазарской фауны до хвалынской трансгрессии. Кости тарпана были встречены южнее г. Уральска в аллювиальных отложениях и близ пос. Индерборстрой. В результате преследования человеком (охота и вытеснение с пастбищ), а также гибели от джутов тарпан, в общем, медленно размножающийся вид, исчез совсем. В пределах Казахстана это произошло в середине XIX в.

Верблюд Кноблоха Camelus knoblochi Nehring, 1901 (Camelus knoblochi Poljakov; Camelus knoblochi Nehr.; Camelus bactrianus knoblochi) жил в Северном Црикаспии, о чем свидетельствуют его костные остатки, обнаруженные вместе с костями других представителей среднеплейстоценовой фауны в аллювии р. Урал. На правобережье Иртыша, в районе сел Жаскайрат, Пяторыжск, Урлютюп остатки описываемого верблюда вместе с остатками других представителей прииртышского комплекса, были собраны в отложениях лебяжинской и жанааульской свит. Встречены они и на Алтае в районе г. Зыряновска и на правом берегу р. Убы, в 2 км ниже с. Камышинского. В среднеплейстоценовых отложениях, широко распространенных в южной части Казахстана, остатков верблюда Кноблоха пока не обнаружено. Таков фактически установленный ареал этого верблюда. Кости его находят и в более молодых отложениях (до голоценовых). По ним установлено, что этот древний верблюд был примерно на 7з крупнее современного двугорбого верблюда. Предполагают, что он появился еще в раннеплейстоценовую эпоху, но о костных остатках в нижнеплейстоценовых отложениях в Казахстане ничего не известно. Очевидно, здесь он появился только в среднем плейстоцене.

Гигантский олень Megaloceros giganteus Blumenbach, 1803, (Megaloceros giganteus ruffi Nehr; Cervus euryceros Aldr.; Megaceros germaniae (Pohlig) (рис. 24). Остатки этого оленя были найдены в аллювии вторых надпойменных террас рек, стекающих с Мугоджар, в правобережных обнажениях Иртыша в районе сел Черноярка, Железинка, Жанаал и г. Павлодара, у с. Каменское Кустанайской области и на Алтае, близ г. Зыряновска.

Рис. 24. Гигантский олень

Рис. 24. Гигантский олень

Ученым удалось установить, что голова этого крупного красивого животного была увенчена парой прекрасных лопатообразно ветвящихся рогов, расстояние между концами которых у некоторых особей достигало 3 м, а масса —37 кг, что мешало оленю забираться в густые лесные заросли. Поэтому он придерживался открытых ландшафтов, где питался не только травой, но и листвой кустарников и деревьев, о чем свидетельствуют постановка головы и относительно короткая шея.

Длиннорогий бизон Bison (Bison) priscus priscus Bojanus, 1827 (рис. 25). Очень часто в литературе встречается его синоним Bison priscus longicornis V. Gromova.

Рис. 25 Длиннорогий бизон

Рис. 25 Длиннорогий бизон

Это было крупное животное с массивным черепом и слабозагнутыми рогами, длина которых достигала 70 см, а расстояние между концами роговых стержней было 80—135 см. Череп самого крупного из европейских и азиатских бизонов был найден в Прииртышье у с. Песчаное. Этот череп К. К. Флеров описал как Bison (Bison) priscus gigas (хранится он в Палеонтологическом институте Академии наук СССР в Москве). Расстояние между концами роговых стержней у него достигало 200 см.

Костные остатки длиннорогих бизонов на правобережье Иртыша были найдены в отложениях среднеплейстоценовых свит лебяжинской и жанааульской, а на левобережье — в аллювии того же возраста в районе трассы канала Иртыш—Караганда. В западных предгорьях Алтая остатки длиннорогого бизона встречены в основании плаща лёссовых пород. В таких же породах они встречены в Колпаковской впадине Северной Джунгарии. Найдены и в межгорных впадинах Северного Тянь-Шаня: у южного подножия гор Куулуктау и восточнее оз. Иссык-Куль, на правобережье р. Джергалан. Эти данные очерчивают дугообразный ареал длиннорогого бизона в Казахстане: север страны и межгорные впадины орогенного пояса Алтая, Джунгарии, Северного Тянь-Шаня. Очевидно, всюду здесь находились открытые ландшафты лугов и не очень сухих степей, где бизоны могли питаться травянистой растительностью.

Сайга Saiga tatarica Linnaeus, 1766, (Saiga Imberbis (GmeL). Эта антилопа дожила до наших дней и многим хорошо известна. Она достигает в длину 140 см при высоте в холке 80 см. Характерной чертой ее являются хоботообразный нос, далеко выступающий за нижнюю челюсть. Он сильно раздувается при быстром беге, скорость которого достигает 80 км в час. Сайга — зверь быстроногий и относительно выносливый, живет табунами в степях и полупустынях. Появление ее в Казахстане датируют костные остатки, обнаруженные совместно с другими представителями среднеплейстоценовой фауны в аллювии вторых надпойменных террас рек Примугод-жарского района и с Прииртышья (села Подпуск, Ямышево). Эти сайгаки, как предполагает Н. К. Верещагин (1979), морфологически, да вероятно, и экологически уже не отличались от современных; он считает, что эта антилопа сформировалась по крайней мере еще в позднем плиоцене. В. С. Бажанов высказал предположение, что, судя по ряду характерных признаков, представители рода Saiga могли возникнуть еще в конце миоцена, однако палеонтологических доказательств этому пока нет.

Panthera (Leo) spelaea Goldfuss, 1810 (Panthera spelaea; Felis spelaea — рис. 26).

В составе прииртышского фаунистического комплекса отмечен хищник из семейства кошачьих, известный под названием тигролев, или пещерный лев. Полагают, что масса этой гигантской кошки достигала 300 и даже 350 кг.

Рис. 26. Тигролев

Рис. 26. Тигролев

Причем зверь не являлся предком ни тигра, ни льва. Его предки, как предполагает Н. К. Верещагин (1979), жили в эпоху поздне-гиппарионовой фауны на обширных пространствах Северной Палеарктики. Особенно широк был ареал пещерного льва в позднем плейстоцене: от Британских островов до Чукотки, он распространялся также на Кавказ, Казахстан и Бурятию, граничащую с Монголией.

Тигролев пользовался пещерами там, где они имелись, а на равнинах степной зоны, очевидно, довольствовался кустарниками или ямами. Он питался мясом различных животных: оленей, верблюдов, бизонов и даже мамонтов, о чем свидетельствуют совместные нахождения костей этих животных. Возможно, устраивались групповые охоты, как это делают ныне львы в Африке.

Костные остатки тигрольва были найдены на Алтае из верхнеплейстоценовых отложений близ г. Зыряновска, на р. Урал, между поселками Алебастрово и Сарайчик и на правобережье Иртыша, у с. Черноярки из отложений среднего плейстоцена.

Большое значение для установления геологического возраста отложений имеют остатки захороненных в них следующих мелких млекопитающих: Lepus (Lepus) tanaiticus Gureev, 1964.— среднеплейстоценовый заяц; Ochotona pusilla Pallas, 1768 — степная пищуха; Citellus (Colobotis) superciliosus Каир, 1839 — среднеплейстоценовый суслик; С. erythrogenus, С. birulai; Sicista subtilis Pallas, 1773 — степная мышовка; Allactaga jaculus Pallas, 1778 — большой тушканчик; Scirto-poda telum Lichtenstein, 1823 — обыкновенный емуранчик; Pygerethmus sp.; Ell\’obius (Ellobius) talpinus Pallas, 1770 — обыкновенная слепушонка; Allocricetulus eversmanni Brandt, 1859 — хомячок Эверсманна; Allocricetulus curtatus G. Allen, 1925 — монгольский хомячок; Cricetus aff. mirgatorius — серый хомячок; Lagurus trensiens Janossy, 1962 — среднеплейстоценовая пеструшка; Lagurus lagurus Pallas, 1773 — степная пеструшка; Eolagurus luteus Eversmann, 1840 — желтая пеструшка; Arvicola terrestris Linnaeus, 1758 — водяная полевка; Microtus (Stenocranius) gregalis Pallas, 1779 — узкочерепная полевка; Microtus (Sumeriomys) socialis Pallas, 1773 — общественная полевка.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделитесь информацией с друзьями

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: