Раннеплейстоценовая (раннечетвертичная) эпоха

На Прикаспийской низменности отступившее к югу апшеронское море оставило регрессивную тюркянскую серию отложений, вслед за чем началась новая трансгрессия, получившая название бакинской. Она развивалась прерывисто, будучи разделена небольшой регрессией, что позволяет разделять ее отложения на нижне- и верхнебакинские. Они представлены преимущественно темно-серыми глинами с подчиненными им ракушечниками и галечниками; их мощность колеблется от 2 до 50 м Содержат Didacna parvula и другие моллюски. Затем море вновь регрессирует и разрез нижнего плейстоцена завершают аллювиальные пески Веденской свиты, залегающие на 60 м ниже уреза Волги.

К югу от Прикаспийской низменности воды бакинского моря заливали низменные берега современного Каспия, но вследствие некоторого поднятия Туранской плиты уже не могли проникнуть в Приаралье и Кызылкумы. В это время пра-Амударья прорезала Низменные Каракумы и устремилась в Каспийское, т. е. бакинское море. На месте Восточных Кызылкумов возникло обширное озеро, в которое выносился глинисто-песчаный материал пра-Сырдарьей. Это озеро продолжало существовать и в среднеплейстоценовую эпоху. Накопившиеся в нем нерасчлененные нижне-среднеплейстоценовые отложения выделены в восточно-кызылкумскую свиту, мощность которой порядка 80—100, местами до 200 м. С нижней частью этой свиты в районе р. Сырдарьи (современной) сливаются аллювиально-пролювиальные отложения кошкурганской свиты, содержащей костные остатки раннеплейстоценовых животных. Свита сложена песками, галечниками, конгломератами и глинами, мощностью 60—80 м.

В Приаралье господствуют эрозионно-денудационные процессы. После отложения в апшеронский век кокурюмской свиты здесь также проявилась койбынская тектоническая фаза, оживившая Джусалинское поднятие, способствовавшее формированию педимента, расположенного на 16—18 м ниже равнины, покрытой верхнеплиоценовыми отложениями кокурюмской свиты.

Песчано-глинистый материал сносился в плоскодонные озерные котловины, широко распространенные на тургайской равнине и Тенгизкульской впадине, где продолжалось формирование жуншуликской овиты. На Прииртышской равнине, сливающейся на севере с Западно-Сибирской низменностью, все также блуждали обильные водные потоки, образовывавшие обширные разливы — временные озера, нередко менявшие свое местоположение. В локально распространенных здесь нижнеплейстоценовых отложениях наблюдаются частая литолого-фациальная изменчивость, многочисленные размывы и перемывы, отсутствие четких границ между ними и более молодыми отложениями, а также подстилающими. Затрудняет стратиграфическое расчленение этих отложений и широкое распространение покровных образований. Все это привело к тому, что для данного района было предложено много наименований выделяемых свит, причем зачастую для одной и той же в возрастном отношении толщи. Отмечается и другое явление- явно разновозрастным толщам даются одинаковые наименования. Например, лебяжинской свитой были названы среднечетвертичные отложения (Бажанов, Костенко, 1962; Костенко, 1963), а 3. А. Сваричевская и М. С. Тен (1966) так именуют верхнеплиоценовые отложения, выделявшиеся упомянутыми авторами в моисеевскую свиту. Подобные примеры приводит в своей работе и В. А. Зубаков (1972).

Понимается по-разному и счет террас, их возраст. Некоторые исследователи Обь—Иртышское междуречье считают четвертой надпойменной террасой, другие счет террас начинают с момента вреза реки в равнину междуречья, т. е. выделяют террасы в пределах ныне существующей долины Иртыша. Последнее, очевидно, вернее, так как это пространство, сложенное аллювиальными и аллювиально-озерными отложениями, является водоразделом, а не террасой Иртыша.

Придерживаясь правила приоритета, мы именуем нижнеплейстоценовые озерно-аллювиальные отложения караауль-ской свитой. Они представлены разнозернистыми песками с гравием палеозойских пород и окатышами известняков и мергелей из неогеновых толщ. В обнажениях свиты на правобережье Иртыша в районе сел Карааул, Ямышево, Бобровка и других встречаются кости животных раннеплейстоценового кошкурганского фаунистического комплекса. Карааульская свита значительно размыта, ее мощность не превышает нескольких метров.

Продукты денудации Центрально-Казахстанского мелко-сопочника сносились как на север, в район Прииртышья, так и на юг, где отлагались в озерах урочищ Муюнкум и Южно-Прибалхашоком. Однако и в том и в другом районах большое значение имел привнос аллювия из речных долин орогенного пояса. Озера продолжали существовать в Илийской и Ала-кольской впадинах.

Пра-Зайсан в раннем плейстоцене представлял собой бессточное озеро, к которому стекали реки с окружающих возвышенностей. В их устьях формировались дельты. Наиболее крупными были на северо-западе Нарым-Иртышская, отложившая пески Айгыркум, и дельта Черного Иртыша на востоке, где на левобережье распространены пески Кызылкум. Пески этих дельт позже, после образования проточного озера и снижения его уровня, подверглись эоловой переработке, продолжающейся и в настоящее время.

Часть рек и временных потоков не достигала озера и отлагала приносимый ими материал в виде обширных конусов выноса, местами сливающихся в предгорные шлейфы. Эти аллювиальные и пролювиальные отложения, сложенные преимущественно галечниками и конгломератами, наиболее распространены по южной периферии Зайсанской котловины. Они залегают несогласно как на различных породах палеозоя, так и на дислоцированных кайнозойских, вплоть до верхнеплиоценовых.

У подножий горных массивов орогенного пояса на междуречьях и в сухих долинах и логах, а также во многих районах Центрально-Казахстанского мелкосопочника встречаются характерные отложения верхнегобийской свиты. Она сложена обломочным материалом, слабоокатанным и плохо отсортированным: от грубо-зернистого песка, дресвы и гравия до глыб в 20—30 см в поперечнике. Этот материал неравномерно распределен в прочном карбонатном цементе желто-серой или розово-серой окраски. Генетически это пролювиальные отложения, чаще седиментационная брекчия или конгломерат-брекчия, нередко содержащая линзы и прослои гравелитов или грубозернистых песчаников. Местами вышеупомянутая свита представлена разнозернистыми песчаниками с грубой диагональной слоистостью; встречаются и почти чистые светло-серые известняки, включающие одиночную гальку. Мощность этой свиты обычно не превышает 5—6, наибольшая из наблюдавшейся — 22 м.

В начале плейстоцена в условиях относительно теплого и сухого климата, когда отлагалась верхнегобийская свита, в наиболее высокогорных областях орогенного пояса сокращались снежники и ледники хан-тенгринского позднеплиоценового оледенения. Такая обстановка сохранялась недолго. Быстро начала возрастать влажность воздуха, понизилась температура, в высокогорьях вновь разрастаются ледники, формируются морены. Раннеплейстоценовое оледенение получило много различных местных наименований. Сохраняя по одному названию для наиболее крупных горных сооружений, станем именовать его для Алтая Башкаусским, в Джунгарском Алатау это будет оледенение Курумбельское, а в Северном Тянь-Шане — Байсаурское. В это время обильные водные потоки отложили у подножий гор, в межгорных и предгорных впадинах мощные валунно-галечниковые толщи. Во время максимального развития ледников при наиболее холодном и аридном климате начали господствовать эоловые процессы. У подножий гор на валуино-галечниках или на палеозойском основании стали накапливаться лёссовые породы, в образовании которых принимали участие как ветер, так и потерявшие мощность медленно текущие водные потоки.

Такое двучленное строение имеет котурбулакская свита, распространенная у северного подножия Заилийского Алатау. В ее основании, у гор, залегают валунно-галечники, которые по удалению к северу сменяются гравийниками, а затем — песками. При этом уменьшается и их мощность — от 140 до 20 м. Верхним членом котурбулакской свиты служат палевожелтые макропористые лёссовые породы (Это лёсс и лёссовидные суглинки; диагностика им дается различная.), мощность которых южнее плато Карой достигает 110 м Верхняя лёссовая под-свита не повсеместно лежит на нижней, местами она перекрывает различные, более древние породы вплоть до палеозойских. Из отложений котурбулакской свиты были извлечены кости животных раннеплейстоценового кошкурганского фаунистического комплекса, а также различные моллюски и остракоды.

От мощных, местами до 360—400 м, байсаурских морен, залегающих на предгорной ступени у северного подножия Кунгей-Алатау, в верховьях р. Чилик, к востоку протягивается валунно-галечная толща, выделяемая в чиликскую свиту Она принимает существенное участие в заполнении Джаланашской межгорной впадины, где перекрывает с размывом отложения хоргосской свиты У северного подножия Кунгей-Алатау мощность валунно-галечников чиликской свиты достигает 240, а покрывающих их лёссовых пород — 50 м. К северу от хребтов Тянь-Шаня огромный конус выноса, сложенный чиликской свитой, перегородил на меридиане гор Калкан Илийскую впадину и разобщил существовавшее там озеро на две части: восточную и западную Двучленное строение имеет и сарнакойская свита, распространенная в осевой субширотной части Джунгарской горной системы. Здесь флювиальная песчано-гравийно-галечниковая толща, мощностью до 100 м, по мере движения к востоку сменяется моренами карабулакской свиты, залегающими в Каратал-Коксу-Боратолинской впадине, в районе ур Карабулак, у северного подножия хр. Токсанбай (4182 м). Верхняя часть сарнакойской свиты сложена палево-желтыми лёссовыми породами мощностью до 60 м, также местами лежащими непосредственно на различных палеозойских породах, особенно западнее гор Ишкеульмес.

От курумбельских морен, вытянутых широтно у северного подножия северной ветви Джунгарского Алатау, к западу от с. Капал, распространены уже флювиальные валунно-галечники, сменяемые затем галечно-гравийными и песчаными накоплениями, местами перекрытыми лёссовыми породами. Эти отложения, выделяемые в ушкаринскую свиту, налегают на пенепленизированную поверхность различных палеозойских пород, спокойно понижающуюся от гор Балыкты (1300—-1200 м) до гор Ушкара (620—550 м). Отлагавшаяся в Лепсин-ской впадине караултобинская свита также имеет двучленное строение. Нижнюю часть свиты слагают гравийно-галечники мощностью до 80 м, а верхнюю — лёссовые породы, толща которых в районе сопки Караултобе достигает 200 м,— это максимальный предел.

На северном склоне Киргизского хребта, в районе р. Ка-ракистак, флювиальные отложения нижнего плейстоцена, выделенные в каракистакскую свиту, налегают несогласно на сильно дислоцированные, под углом 25—30°, галечно-валунные отложения верхнеплиоценовой шарпылдакской свиты. Отложения каракистакской свиты в основании также валунно-галечные, но отличающиеся по петрографическому составу; мощность — до 30 м. Залегающие сверху карбонатные суглинки лёссового облика имеют толщу до 18 м. К северу от Киргизского хребта располагалось озеро, в нем отлагался глинистопесчаный материал муюнкумской свиты, мощность которой порядка 100, наименьшая — 5, максимальная — 155 м.

В аридных условиях второй половины раннеплейстоценовой эпохи, когда в высокогорьях оледенение достигло своего максимума, а у подножий гор шло накопление мелкозема лёссовых пород, в удалении от гор, на площадях, освободившихся из-под озерных вод, началось интенсивное перевевание песков. В это время резко усилилась сорово-дефляционная деятельность, особенно значительная на западе страны. Существенную роль играет физическое выветривание. При резком колебании температур валуны и гальки, лежащие на поверхности, растрескиваются, образуя инфляционный щебень (влияют, естественно, и другие агенты выветривания). Отличительной его чертой является наличие окатанных поверхностей, сохранившихся на отдельных участках.

Изменение рельефа под воздействием койбынской тектонической фазы, интенсивно проявившейся на границе плейстоцена, и общеклиматические колебания закономерно повлекли за собой изменение почвенно-растительной зональности, а также Животного мира, главным образом млекопитающих. В раннеплейстоценовую эпоху в Казахстане сложился кошкурганский фаунистический комплекс, представители которого известны также из захоронений, обнаруженных на Западно-Сибирской низменности; встречены они и в Киргизии. По своему составу кошкурганский комплекс вполне сопоставим с тираспольским фаунистическим комплексом, известным из раннеплейстоценовых отложений юга европейской части СССР, в том числе и из морских бакинских. Это положение впервые было подтверждено 20 лет назад В. С. Бажановым.

Описание животных кошкурганского комплекса начнем, как было условлено, с хоботных, хорошо определяющих время их существования.

Лесной слон Palaeoloxodon antiquus Falconer et Cautley, 1847. (Elephas antiquus; Hesperoloxodon antiquus — рис. 13) обитал в Казахстане; по своей конституции (судя по характеру стройных костей конечностей и коренных зубов) принадлежал к группе лесных слонов. Считается, что он населял побережья водоемов, где на облесенных участках питался листвой и ветвями деревьев.

Рис 13 Лесной слон

Рис 13 Лесной слон

Слон Вюста, или архидискодон трогонтерии Archidiskodon trogontherii Pohlig, 1855, имеет много синонимов, перечисляемых, как и для других ископаемых животных, в скобках (Archidiskodon wusti; Elephas wiisti; Archidiskodon aktjubensis; Mammuthus trogontherii trogontherii). Слон Вюста из кошкурганского комплекса близок к типичной форме, описанной из тираспольского гравия. Это был крупный слон с коротким туловищем и длинными ногами, высотой до 5 м при длине туловища 4,8 м. Условия его жизни, очевидно, были аналогичны таковым лесного слона, так как костные остатки этих слонов встречаются в районах, расположенных неподалеку друг от друга. Слоны кошкурганского комплекса известны из Северного, Центрального и Южного Казахстана, включая северные хребты Тянь-Шаня как казахского, так и киргизского.

В северной части Тургая, в верхах разреза жуншуликской свиты, найдены костные остатки слона Вюста, а в караауль-ской свите, на правобережье Иртыша — остатки лесного слона. На левобережье Иртыша, в районе канала Иртыш-Караганда, обнаружены остатки слона Вюста. В суглинках распространенных на правобережье Ишима, в районе р. Ащилы, были найдены зубы лесного слона. Остатки слона Вюста встречены в котурбулакской свите, протягивающейся от северного подножия Заилийского Алатау к р. Или, а также в аллювиально-озерных отложениях пра-Иссык-Куля, в правом склоне долины р. Джергалан.

Рис. 14. Лошадь Мосбаха

Рис. 14. Лошадь Мосбаха

Лошадь Мосбаха Equus (Equus) mosbachensis Reichenau, 1903 (Equus caballus cf. mosbachensis; Equus caballus mosbac-bensis — рис. 14). Кошкурганская лошадь, сходная с лошадью мосбахской, имела более выраженные кабаллоидные эволюционные признаки — зубы гипсодонтные, протокон длинный, складчатость эмали средняя, на костях конечностей четкие прогрессивные черты. Ареал мосбахской лошади в раннеплейстоценовую эпоху занимал всю южную часть Европы, распространялся на Казахстан, Киргизию и Таджикистан. Остатки этой лошади известны из отложений кошкурганской свиты, распространенной на юго-западном склоне хр. Каратау, а также из отложений карааульской свиты, известной на правобережье Иртыша. Там они обнаружены близ селений Лебяжье и Жанабет.

Дикий осел Equus (Asinus) hydruntinus Regalia, 1907 (Equus hidruntinus; Equus cf. hidruntinus — рис. 15) имел широкое распространение в Казахстане, особенно в его юго-восточной части, известен под названием европейского. Он обладал своеобразным сочетанием остеологических признаков, и его положение в родословном древе эквид — лошадиных еще недостаточно ясно. С одной стороны, у него есть признаки, присущие азиатским полуослам, например, относительно длинные и тонкие метаподии, фаланги; с другой стороны, по строению зубов он стоит ближе к африканским ослам, чем к азиатским полуослам, у которых строение эмилевых складок на зубах сложнее, нежели у африканских Остатки дикого осла встречены пока только в двух районах на юго-западном склоне хр. Каратау в кошкурганской свите и у г. Капчагай (быв Новоилийск) в котурбулакской свите, протянувшейся на юг к подножию Заилийского Алатау.

Рис. 15 Дикий осел

Рис. 15 Дикий осел

Кулан Equus (Hemionus) hemionus Pallas, 1775 [Equus hemionus Pallas; Equus (Asinus) hemionus Pall.]. В Казахстане появился в раннем плейстоцене и дожил до 1937 г., а с 1953 г. туркменского кулана акклиматизировали в заповеднике на о. Барсакельмес в Аральском море. По внешнему виду напоминает и лошадь, и осла, имеет стройное телосложение, высоту в холке до 1,3 при длине тела до 2,4 м. Ареал кулана был очень велик. Он занимал южную часть Европы и Сибири, Переднюю, Среднюю и Центральную Азию. В нижнеплейстоценовых отложениях костные остатки кулана находили на левобережье Иртыша по трассе канала Иртыш—Караганда

В ранееплейстоценовую эпоху Казахстан населяли два вида носорогов: эласмотерий сибирский и носорог Мерка.

Эласмотерий Elasmotherium sibirkum Fischer von Wald heim, 1808 (рис. 16). Это было неуклюжее крупное животное, длиною 4,5 и высотой в загривке более 2 м. Он имел длинный череп с рогом на куполообразном вздутии лобных костей, воз можно, и небольшой рог на конце носовых. Носовые кости были длинные, прямые, суживающиеся к переднему концу, на котором развита небольшая шероховатость. Симфизный отдел нижней челюсти спереди немного расширен; угловой отдел челюсти назад не выступает. Зубы извилистые, гипсодонтные, по форме напоминающие лошадинообразный тип. Характерной особенностью зубной системы эласмотерия является сильно извитая эмаль, а также незамкнутые корни, обеспечивающие постоянный рост зубов. Такие особенности могли возникнуть в результате попадания на зубы животного вместе с пищей частиц почвы, что способствовало интенсивному истиранию коронок В рацион эласмотерия входили клубни, луковицы, корневища растений Ему требовалось усиленное обоняние, для чего, по мнению К К. Флерова, и служило куполообразное вздутие лобных костей.

Рис 16 Сибирский эласмотерий

Рис 16 Сибирский эласмотерий

В Казахстане эласмотерий был одним из типичных представителей кошкурганского фаунисгического комплекса, так же как в Восточной Европе — тираспольского. На территории Советского Союза эласмотерий был весьма широко распространен. Обработка обширной литературы показала, что костные остатки его найдены более чем в шестидесяти пунктах (Кожамкулова, 1981), причем около половины местонахождений сосредоточено в северной части Казахстана. Первые публикации относятся к дореволюционному времени (Павлова, 1906; Кастанье, 1912) Очевидно, будет излишним перечислять здесь все пункты местонахождений костей эласмотерия, интересующиеся смогут найти их в работе Кожамкуловой (1981). Отметим лишь кратко, что они известны в Северном Прикаспии, Тургае, Прииртышье, Центральном Казахстане, Алтае, а самым южным пунктом является котурбулакская свита, распространенная у подножия Заилийского Алатау (г. Капчагай, бывший Новоилийск). Эласмотерий известен также из северной части Узбекистана, прилежащей к району г. Чимкента Кости его обнаружены в гравийно-галечниках, подстилающих ташкентскую лёссовую толщу

Носорог Мерка Dicerorhinus kirchbergensis Jaeger, 1839 (Dicerorhinus mercki; Dicerorhinus etruscus; Rhinoceros mercki — рис 17)

Рис. 17. Носорог Мерка

Рис. 17. Носорог Мерка

Крупное животное с умеренным или длинным черепом. Коренные зубы крупные, иногда с цементом. Полагают, что он обитал на полуоткрытых пространствах, поросших древесной и кустарниковой растительностью, произраставшей в умеренно-теплом климате. Костные остатки его встречены всего в четырех пунктах, причем совместно с остатками эласмотерия. Следовательно, они обитали в сходных природных условиях. Носорог Мерка был обнаружен в кошкурганской свите хр. Каратау, населял он и северные подножия Тянь-Шаня (встречен в котурбулакской свите у г. Капчагая), на Алтае— у г. Зыряновска и в Прииртышье — ус. Черноярка.

Верблюд гигантский Paracamelus (Paracamelus) gigas Schlosser, 1903. Остатки этого пустынного животного найдены в отложениях кошкурганской свиты на юго-западном склоне хр. Каратау и в Прииртышье, у г. Павлодара, а также у оз. Маралды.

Древняя косуля (до вида не определенная) Capreolus sp. Костные остатки раннеплейстоценовой косули найдены в окр. сел Лебяжье и Подпуск.

Широколобый лось Alces latifrons Johnson, 1874 (рис. 18). Кости этого лося встречены на Алтае, в районе г. Зыряновска и в 6 км к юго-востоку от г. Лениногорска. Можно полагать, что по аналогии с современными лосями, раннеплейстоценовый широколобый лось был обитателем болотистых лесов, покрывавших низменные участки гор.

Марал, или благородный олень, Cervus (Cervus) elaphus Linnaeus, 1758. Этот крупный красивый олень с ветвящимися рогами еще сохранился в Северном Тянь-Шане, Джунгарии, Сауре, Тарбагатае и Южном Алтае, где он придерживается лиственных и смешанных лесов, перемежающихся с открытыми полянами.

Рис. 18 Широколобый лось

Рис. 18 Широколобый лось

Только охранные мероприятия, принятые Советской властью, предотвратили его исчезновение. Имеются сведения, что в Европе, Азии и Америке марал появился в позднем плиоцене (Флеров, 1962). В Казахстане костные остатки марала найдены в нижнеплейстоценовых отложениях котурбулакской свиты у северного подножия Заилийского Алатау. Нахождение их возможно и в более молодых отложениях, вплоть до голоценовых.

Рис. 19. Бизон Шетензаки

Рис. 19. Бизон Шетензаки

Бизон Шетензаки Bison (Bison) schoetensacki Freudenberg, 1910. (Bison schoetensacki Freudenberg; Bison (Bison) schoetensacki lagenocornis — рис. 19). Костные остатки этого раннеплейстоценового бизона обнаружены в Павлодаре, в Прииртышье, возможно, они из отложений карааульской свиты.

Преовибос Praeovibos sp., по-видимому, напоминал овцу и быка. Он был предком овцебыков. Плиоценовые преовибосы известны с низовьев р. Колымы, а в Казахстане его фрагмент черепа найден в рыхлых конгломератах в окр. с. Красноярки, на правобережье р. Иртыша.

Архар, или аргали, Ovis (Ovis) ammon Linnaeus, 1758 Этот дикий современный баран имеет длину тела до 200 и высоту в холке до 125 см. Длина рогового стержня у ископаемого 430 мм у самца и 120 мм у самки, обхват рогового стержня — 340—505, и 160—190 мм соответственно.

В. И. Громова (1965), основываясь на морфологических признаках, пришла к выводу, что эти бараны были крупными животными, типа аргали, а к среднему плейстоцену, вероятно, стали мельчать. Костные остатки его найдены в нижнеплейстоценовых отложениях левобережья р. Иртыша, по трассе канала Иртыш—Караганда, Кроме того, многочисленные позднеплейстоценовые архары обнаружены в Восточном Казахстане. Он и ныне обитает не только в горах орогенного пояса, но и среди Центрально-Казахстанского мелкосопочника.

Зоргелия Soergelia sp. (рис. 20). Это своеобразное парнокопытное было первоначально определено как Ovicaprinen, поскольку первый верхний коренной зуб зоргелии гипсодонтный, узкий, имеет козлиный тип строения и напоминает зубы Ovis, Capra и Ovi-bos (Соколов, 1959); фрагмент рогового стержня зоргелии найден на правобережье Иртыша близ с. Жанабет.

Рис. 20. Зоргелия

Рис. 20. Зоргелия

В нижнеплейстоценовых отложениях Казахстана встречаются остатки представителей семейства Canidae — собачьих и Mustelidae— куньих. Многочисленны и разнообразны были мелкие млекопитающие, обитавшие в Казахстане в раннеплейстоценовую эпоху. Они представлены следующими видами: Sicista sp., Clethrionomys sp., Mimomys (Cromeromys) intermedius Newton, 1881, Mimomys ex gr. pusillus Newton, Prolagurus (Lagurodon) arankae Kretzoi, 1954, Lagurus transiens Janossy, 1962, Allophaiomys pliocaenicus, Arvicola sp., Pitymys ex gr. hintoni-gregaloides, Pitymys arvaloides, Microtus arvalis Pallas, 1779, Microtus ralticcpoides, Myospalax sp.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделитесь информацией с друзьями

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: