Илийская (акчагыльская) эпоха

Общая палеогеографическая обстановка, существовавшая в рассматриваемую эпоху на территории Казахстана, отображена на карте (рис. 2). На ней видны особенности рельефа: низменности и возвышенности, большое распространение моря на западе, формирование орогенного пояса на юге и востоке страны. Историю этой эпохи, очевидно, следует начать с описания повсеместно проявившихся тектонических движений, которые были особенно интенсивными в пределах эпиплатформенного орогенного пояса. Продукты размыва поднимающихся блоков в Северном Тянь-Шане выделены в илийскую свиту, являющуюся стратотипом илийского унифицированного горизонта (N2il).

В основании отложений илийской свиты захоронены костные остатки среднеплиоценового есекартканского фаунистического комплекса, изученного П. А. Тлеубердиной (1982). Этот комплекс обнаружен в Текесской впадине примерно в 80 км севернее величественного горного узла Хан-Тенгри, где он приурочен к флювиальным (Под этим словом понимаются широко разливавшиеся водные потоки.) отложениям низов илийского унифицированного горизонта. Общая окраска этих отложений серо-бурая; в составе их много разнозернистых песков и песчаников имеются гравелиты и конгломераты, подчиненное положение занимают глины и алевролиты, характерны внутри-формационные размывы и перемывы, выклинивание пластов и линзообразное залегание; в песчаниках и гравелитах нередко наблюдается крутая диагональная слоистость. Общая мощность 180 м. Покрывает ее озерная толща розовато-палевых, светло-бурых карбонатных глин с прослоями и линзами мергелей, песчаников и гравелитов; общая мощность — 210 м. Перекрывают ее хоргосские валуно-галечники. Костные остатки вымерших животных встречаются на различных уровнях флювиальных отложений в горах Адырган и Есекарткан; целый череп с костями посткраниального скелета мастодонта был обнаружен в озерных глинах Есекарткан а и подробно описан П. А. Тлеубердиной (1982).

Охарактеризованные отложения илийского горизонта несогласно налегают на резко отличающуюся по окраске и литолого-фациальному составу нижнеплиоценовую даратинскую свиту, которая представлена озерными тонкослоистыми глинами с подчиненными им алевритами, мергелями, известняками, реже — мелкозернистыми песчаниками; окраска пород зеленовато-серая, белесая. В верхах свиты озерные отложения сменяются болотными зеленовато-черными алевритистыми глинами с растительным детритом, пресноводными и наземными моллюсками. По устному сообщению В. А. Присяжнюка, в комплексе моллюсков ведущую роль играют пупиллиды — роды Gibbulinopsis и Gastrocopta, которые совместно с родом Vertigo составляют более 50% комплекса, причем более 21% принадлежат видам древней тропической группировки.

В той же Текесской впадине к западу от гор Есекарткан и Адырган в составе илийского горизонта преобладают озерные фации голубовато-серые, розовые, палевые глины, чередующиеся с пластами мергелей, алевролитов, песчаников, изредка мелкогалечных конгломератов; мощность в горах западный Айгыржал возрастает до 800—900 м. Еще западнее, в бассейне р. Чарын — левого притока р. Или, описываемые отложения генетически аллювиально-юзерные. К ним приурочены звери илийского фаунистического комплекса, изученные  Б. С. Кожамкуловой из ур. Актогай. Ceвернee илийские, преимущественно озерные отложения повсеместно распространены в Илийской впадине, где также были захоронены кости вымерших животных.

Тектонические движения среднеплиоценовой эпохи, так четко зафиксированные в отложениях Текесской впадины, интенсивно происходили во всем орогенном поясе, на северо-востоке которого исследованы О. М. Адаменко (1976). Он пишет, что в конце среднего плиоцена (астий, ранний виллафранк) происходит очень резкое поднятие Алтая и опускание Предалтайской впадины, скорость погружения которой в десять раз превышала таковую в павлодарский тектонический этап. В Предалтайском прогибе накапливались делювиально-пролювиальные и аллювиально-озерные фации кочковской свиты, верхнеплиоценовый возраст ее хорошо аргументирует фауна мелких млекопитающих, изученная В. С. Зажигиным (1980).

Эта тектоническая фаза, проявившаяся интенсивно как на юге, так и на севере Казахстана, получила название иртыш-текесской. Однако она имела место и на северо-западе страны, а также за ее пределами. С ней связана коренная перестройка речной сети восточного склона Урала (Сигов и др., 1975) и накопление грубообломочного материала кустанайской свиты, относящейся по фауне млекопитающих, найденной в Казахстане, к илийскому горизонту (Костенко, 1978).

В это же время эпейрогенические поднятия западной части Казахстана, вызвавшие глубокое врезание речных долин пра-Волги, пра-Урала, пра-Эмбы и других, а также формирование чинков (высоких обрывов) Устюрта, сменились компенсированным опусканием. Речные долины заполняются аллювиальными и пролювиалыными галечниками, песками, супесями, а затем происходит трансгрессия акчагыльского моря, которая распространялась прерывисто, что позволило разделить его отложения на три части. В раннеакчагыльское время отлагались зеленовато-серые глины с прослоями песков и алевритов; мощность их — 50—80 м. В среднеакчагыльское время накапливались серые и голубовато-серые глины с прослоями разнозернистых песков, алевритов и в небольшом количестве мергелей; мощность— 160—230 м. Верхнеакчагыльские отложения представлены серыми глинами, песками, алевритами с прослоями ракушняка; мощность — от 60 до 150 м. В слоях акчагыльского моpя содержатся многочисленные моллюски: Avimactra subcaspia, Av. imago, Cardium dombra, Potamides caspius и другие, а также различные фораминиферы и остра-коды.

В илийскую эпоху испытывала погружение и Туранская плита, в результате чего воды акчагыльского моря проникли через район Узбоя в Кызылкумы и Восточное Приаралье, где возникло обширное озеро-море, пополняемое водами пра-Амударьи и пра-Сырдарьи. В нем отлагались глины, пески, мергели, выделяемые в кушкантаускую, заирскую и шахшахскую свиты, мощность которых 80—100 м. В этих отложениях встречаются морские и пресноводные моллюски, остракоды и фораминиферы.

Таким образом, вслед за крупными региональными тектоническими движениями, проявившимися в среднем плиоцене, началось интенсивное накопление отложений в континентальных и морских условиях.

Отнесение акчагыла к верхнему плиоцену при трехчленном делении этого отдела (принимается и двучленное) недостаточно обосновано. Вполне вероятно, что накопление осадков акчагыльского моря началось, как и отложений илийского горизонта, в среднем плиоцене. Следует напомнить, что акчагыльский ярус выделивший его Н. И. Андрусов сопоставлял с киммерийским ярусом. Кроме того, А. А. Ализаде, описавший лектостратотип акчагыльского яруса по обнажениям у колодца Ушак на Красноводском полуострове в 1961 г., датировал его также средним плиоценом (по Невесской, 1975, с. 193— 200).

Нельзя не упомянуть о наземных млекопитающих, встреченных в Куринской депрессии среди морских отложений акчагыла. Там, у горы Квабеби трансгрессивно налегают с угловым несогласием пароды акчагыла на континентальные отложения ширакской свиты мэотис-понтического возраста. В основании акчагыла лежат конгломераты (15,3 м), выше — желто-бурые и голубовато-серые глины с прослоями песчаников и алевролитов (161,9 м); они содержат морских моллюсков, фораминифер, остракод, а также прослой с остатками млекопитающих, в составе которых А. К. Векуа и Л. К. Габуния определены Anancus arvernensis, Hipparion crusafonti, Kvabebihyrax kacheticus, Dicerorhinus megarhinus, Machairo-dus davitashvilii, Ursus arvernensis, Gazella postmitilinii, loribos aceros, Nyctereutes megamastoides, Hystrix cf. primigenia, Parastrepsiceros sokolovi и др. Выше прослоя глинистых алевролитов с остатками наземных животных вновь в акчагыльских отложениях имеется обильная морская фауна. Общая мощность верхней части разреза — 155,9 м, а всего акчагыла здесь 333,1 м.

Исследователи квабебского фаунистического комплекса отметили,, что в состав его входят такие типичные представители руссильоеской фауны, как махайродус, бунодонтный мастодонт, овернский медведь, носорог мегаринус и другие. Содержатся также элементы ранневиллафранкской фауны, с ней лижает наличие некоторых хищных — енотовидной собаки, волка, рыси; парнокопытных — быка, близкого к лептобосу, сложнорогого оленя и др., а также Hipparion crusafonti. Все это Дает основание для параллелизации акчагыла с западно-европейским астием, русцинием и нижним виллафранком. Там же, в Куринской депрессии, в разрезе акчагыла у горы Кушкуна с морской и пресноводной фауной моллюсков встречено много костей наземных млекопитающих, среди которых определены Anancus arvernensis и Archidiskodon gromovi.

Остатки этих животных нередко встречаются в континентальных отложениях илийского унифицированного горизонта Казахстана.

После этой небольшой экскурсии на Красноводский полуостров, где лектостратотип морского акчагала был описан А. А. Ализаде как среднеплиоценовый, и в Закавказье, где среди морского акчагыла встречены остатки наземных млекопитающих, изученных А. К. Векуа и Л. К. Габуния, продолжим рассмотрение палеогеографической обстановки, существовавшей в Казахстане в акчагыльское — илийское время. На равнинах севера Тургайского прогиба блуждали речные потоки, местами широко разливаясь и образуя временные озера, нередко менявшие свое местоположение. Эти аллювиальные, аллювиально-озерные, местами пролювиальные отложения содержат остатки млекопитающих, моллюсков, остракод и спорово-пыльцевые спектры, определяющие время их накопления как средний—поздний плиоцен. Описаны отложения под названием кустанайской и битекейской свит, мощность которых обычно 8—10, наибольшая — 33—35 м.

Неоднократно описывалось захоронение фауны в лоту Битеке — правом притоке р. Ишим, впервые изучавшееся Ю. А. Орловым. Отсюда же собраны моллюски левантинского типа, остракоды, а также спорово-пыльцевые комплексы. В обнажениях правого склона долины р. Битеке у быв. аула Селимджевар отчетливю видны как русловая фация позднеплиоценовой реки, так и постепенный переход ее в фацию пойменную. Толща руслового аллювия представлена разнозернистыми песками с линзами и прослоями полимиктового галечника и гравия. Характерна укороченная косая слоистость, многочисленные местные размывы. Преобладает окраска серая и зеленовато-серая. При переходе к пойменным и пролювиальным фациям окраска меняется на бурую, а в разрезе преобладают глины с подчиненными им гравийно-галечниками. Общая мощность здесь 7—7,5 м. Севернее аналогичные отложения вскрыты также правыми притоками Ишима — Жанысбай, Иманбурлук, но мощность там 16—18 м.

Северо-западнее г. Аркалык, в верхней части бассейна р. Тасты, отложения илийского горизонта с размывом налегают на различные породы палеозоя, палеогена и неогена. В основании залегают гравийно-песчано-галечники, иногда с линзами конгломератов, мощностью 6—7 м, выше мелкозернистые глинистые пески (10—12 м), венчают разрез алевритистые глины (до 20 м). Из нижнего горизонта А. И. Гуськовой и соавт. (1971) собраны кости овернского мастодонта и других представителей илийского фауниетического комплекса.

Отложения под названием кустанайской свиты подробно описаны А. А Бобоедовой, собравшей в них костные остатки представителей илийского фактического комплекса. Эти отложения сходные по литологическому составу с упомянутыми локально распространены на междуречьях Убаган-Ишим и Тобол—Ишим. Местами они указаны под названием битекейской свиты.

Подобные условия аккумуляции имели место и на равнинах Прииртышья, где в аллювиальных и аллювиально-озерных отложениях встречаются различные органические остатки, характерные для илийской эпохи, а местами и для хоргосской. Различными исследователями они отмечены под названиями свит, именуемых кочковской, селетинской, иртышской, моисеевской, подпуск-лебяжинской, новостаничной.

Вследствие широкого (распространение здесь плейстоценовых отложений, все эти свиты изучены слабо, иногда одновозрастные отложения одного и того же района описаны под различными названиями. Некоторые из упомянутых свит указаны Р. А. Зиновой (1980) в статье, посвященной плиоцену ceвеpa Центрального Казахстана, причем охарактеризованы еще и аиртавская, музбельская и ираснокутская свиты, отнесенные к верхнему плиоцену — апшеронскому веку. О новостаничной свите, стратотип которой находится у с. Новая станица, близ Омска, т. е. за пределами Казахстана, Р. А. Зинова пишет, что (по данным бурения) отложения этой свиты заполняют погребенную долину в районе озер Теке, Кзылкак, Улькенкарой и Селетытениз, где представлены зеленоватосерыми глинами мощностью до 25 м. Возраст свиты, судя по малакофауне и фауне мелких млекопитающих, среднеплиоценовый. Относительно иртышской свиты Р. А. Зинова сообщает, что к ее верхней части она относит отложения, обнаженные на правом берегу Иртыша, в 3—4 км выше с. Лебяжье, и называет их подпуск-лебяжинскими слоями. Возникает вопрос, не относятся ли они к тем отложениям, которые по исследованиям 1960 г. К. А. Ляджиной, Б. И. Триска и Н. Н. Костенко были названы моисеевской свитой, содержащей остатки Equus stenonis (определения В. С. Бажанова)? Описана она так: «Моисеевская свита представлена глинами и песками. Глины песчанистые и мергелистые, окрашенные в серо-зеленый, табачный, синевато-серый и черный цвета. Пески обычно мелкозернистые, слюдистые, реже — крупнозернистые с косой слоистостью, окрашены в желтовато-серые и светло-серые тона. Одержат тонкие прослои глин и алевритов. Мощность свиты изредка достигает 15—20 м. Сохранилась она в относительно глубоких эрозионных впадинах, выработанных в глинах неогена. К. А. Ляджиной и Б. И. Триска моисеевская свита прослежена по правобережью Иртыша от с. Подпуск до с. Ольховка. Ими же она встречена в 70—80 км к северо-востоку от Иртыша, у пос. Рождественка» (Костенко, 1963, с 33,34).

Р. К. Камбариддинов (1969) подразделяет моисеевскую свиту на две подсвиты, причем из нижней приводит слона Громова, а верхнюю он считает более молодой и относит к хоргосу. Иртышская свита, по Р. К. Камбариддинову,— голоценовая, обнажена в пойме Иртыша и первой надпойменной террасе. Можно было бы привести много подобных примеров, из которых видно, что позднекайнозойские отложения Прииртышья изучены недостаточно.

Аллювиалмю-пролювиальные конгломераты, песчаники и пески с прослоями щебня мощностью до 50 м, залегающие в долинах Горного Алтая, выделены в кызылгирскую свиту. Моллюски левантинского типа, содержащиеся в этих отложениях, позволяют относить их к илийскому горизонту. Во второй половине плиоцена в речных долинах Рудного Алтая аккумулировались осадки вторушкинской свиты, содержащие остатки ископаемых грызунов. Представлены они аллювиально-пролювиальными, аллювиальными и аллювиально-озерными разнозернистыми песками, супесями, суглинками и галечниками мощностью до 200 м.

В это же время в Южном Призайсанье накапливались про-лювиальные, плохо отсортированные гравийно-галечники, переслаивающиеся с разнозернистыми песками и серо-бурыми песчано-глинистыми паттумами; мощность — 70—100 м. Севернее гор Сайкан, по скважине у с. Даирово мощность этих отложений, именуемых карабулакской свитой, определена в 188 м. На правом склоне долины р. Калмакпай Б. А. Борисовым (1963) были обнаружены остатки млекопитающих, возраст которых Л. К. Габуния и В. Е. Гарутт определили как средне-позднеплиоценовый. Позже изучавшие эту фауну В. И. Жегалло (1978) и Е. Л. Дмитриева (1977) высказались в пользу ее среднеплиоценового возраста.

В илийскую эпоху озера были во всех предгорных и меж-горных впадинах, они прерывистой полосой окружали Центрально-Казахстанский денудационно-мелкосопочный рельеф, среди которого также располагались небольшие плоскодонные озера. В эту эпоху интенсивно прогибались днища межгорных впадин в орогенном поясе. Мощность отложений илийского горизонта в Илийской впадине достигает 800 м, а в Текесской и Иссык-Кульской она еще больше. Эти озерные и аллювиально-озерные отложения в наиболее прогибавшихся частях впадин представлены преимущественно палевыми, светло-серыми и зеленовато-голубыми алевритистыми глинами, переслаивающимися с мергелями, мелкозернистыми песками, песчаниками, алевролитами. В обнажениях они нередко имеют полосчатую окраску. По мере приближения к древним береговым линиям литолого-фациальный состав меняется. Начинают преобладать озерно-аллювиальные, аллювиалыные, цролювиальные разнозернистые пески, гравийники, появляются галечники и щебнисто-глинистые паттумы; окраска серо-бурая.

В обширной Южно-Прибалхашскои впадине мощность илийской свиты от 40-50 близ Балхаша до 200-250 м у западных отрогов Джунгарского Алатау. В прогибе у северного подножия Киргизского хребта мощность около 600 м, а в Бетпак-Дале, где илийские отложения описаны под названием кеншагырской свиты, не превышает 70 м.

В предгорьях Западного Тянь-Шаня илийский горизонт, выделяемый под названием аксакатасайской свиты, представлен палевыми и бурыми слоистыми глинами, рыхлыми алевролитами с лёссовой отдельностью, конгломератами и конгломерат-брекчиями, часто с прочным карбонатным цементом, гравелитами и разнозернистыми песчаниками; мощность до 150-200 м. Грубообломочные пролювиальные отложения этого же возраста у крутого северо-восточного склона интенсивно растущего хр. Каратау известны под названием аксумбинской свиты, мощность от 60 до 160 м. Значительно меньшую мощность имеют отложения у пологого юго-западного склона, где они выделены под названием кайнарбулакской свиты.

В отложениях илийского горизонта почти повсеместно в Казахстане от Каспийского моря и до границы с КНР, от горных цепей Тянь-Шаня и до Западно-Сибирской равнины встречаются костные остатки млекопитающих, позволяющие восстановить их внешний вид и условия обитания.

Наиболее древние представители рассматриваемой эпохи встречены в основании разреза илийского горизонта, обнаженного в Текесской впадине. Они описаны П. А. Аубекеровой под названием есекартканского фаунистического комплекса, возраст которого ею определен как среднеплиоценовый. В нем встречен из хоботных казахстанский мастодонт — Anancus kazakchstanensis Aubekerova, 1974 (A. kazachstanicus). Он имел рост 2,5 м, нижние бивни отсутствовали, а верхние были длинными и прямыми. По ряду признаков казахстанский мастодонт был архаичнее овернского, последнего из обитавших в Казахстане мастодонтов. Образ жизни их был сходен. Мастодонты придерживались прибрежных зарослей рек и озер, сильно распространенных в илийскую эпоху.

Здесь же был обнаружен носорог Dicerorhinus orientalis Schlosser), 1921, внешние параметры которого и посадка головы напоминают современного белого африканского носорога. Это было преимущественно травоядное животное, обитавшее в открытых степных пространствах. Таких же ландшафтов придерживался и гиппарион Hipparion houfenense Teilhard de Chardin et Young, 1931. Из описываемого захоронения П. A. Ay6eKqpoBoii изучен новый вид древнего верблюда, отличающегося длинными ногами и получившего название гигантского длинноногого верблюда,— Gigantocamelus longipes Aubekerova, 1974. Этот верблюд был огромного размера, высотой в области таза до 3 м. Судя по строению черепа, зубов и конечностей, о.н был приспособлен к обитанию в условиях увлажненных ландшафтов. Вероятно, населял зоны, переходные от степи к лесостепи, где питался древесно-кустарниковой растительностью.

Подсемейство настоящих оленей представлено здесь новым видом — Cervavitus flerovi Aubekerova, 1974. Были обнаружены и карликовые олени Sinomegaceros sp.— обитатели кустарниковых зарослей и негустых лесов с подлеском; питались они относительно мягкой и сочной растительной пищей. Современного джейрана напоминала обнаруженная здесь же газель Gazella sinensis Teilhard et Piveteau, 1930.

Очевидно, также в начале илийской эпохи, когда в Южном Призайсанье отлагался пролювий карабулакской свиты, обитали Machairodus, Martes, Vormela, Ictitherium, Chilotherium, Sinotherium, Hipparion hippidiodus, Tragoceros, Paleotragus asiaticus, Gazella dorcadoides (В определении принимали участие Л К Габуния, В Е Гарутт, за тем — Е Л. Дмитриева (1977), и В И Жегалло (1978), высказавшиеся в пользу их среднеплиоценового возраста.).

Из более высоких слоев разреза илийского горизонта еще в конце 50-х годов текущего столетия был выделен характерный комплекс ископаемых животных, получивший название илийского. Исследования последних лет не только пополнили этот комплекс, но и наметили возможность подразделить его на два: ранний и поздний. Вполне вероятно, что дальнейшие исследования позволят еще обнаружить животных, обитавших на территории Казахстана в илийскую эпоху.

Из числа хоботных животных в илийский фаунистический комплекс входят мастодонт овернский, плосколобый слон и слон Громова.

Мастодонт овернский Anancus arvernensis Croizet et Jobert, 1828 (Mastodon arvernensis — рис. 3). Это было крупное животное, до 2,5 м высоты, с укороченным высоким черепом. Нижняя челюсть умеренной длины; симфизный отдел сильно укорочен или средней длины, желобообразный, часто прямой, а иногда отогнутый вниз. Верхние бивни обычно очень длинные, в сечении округлые или овальные, без эмали Молочные бивни с эмалью в виде полосы по нижнему краю боковых поверхностей. Нижних бивней у этого мастодонта не было. Коренные зубы состояли из трех или четырех пар за кругленных сосцевидных бугорков. Этот мастодонт придерживался прибрежных зарослей, где питался сочной листвой и болотными растениями.

Остатки овернского мастодонта встречены в илийских отложениях многих районов у подножий хребтов Северного Тянь Шаня в Илийской впадине, у южных подножий Джунгарской горной системы, на берегу Каспия, близ г Шевченко, в Центральном Казахстане, в бассейне р. Тасты, что северо-западнее г. Аркалыка. Очевидно, этот мастодонт был широко распространен в Казахстане.

Рис 3. Овернский мастодонт

Рис 3. Овернский мастодонт

Плосколобый слон Protelephas cf. planifrons. Пока встречен только в одном месте — в ур. Актогай, где р. Чарын прорезает на глубину около 200 м отложения илийского горизонта. По морфологическим признакам актогайский плосколобый слон является одним из наиболее примитивных слонов, существовавших во второй половине плиоцена, во время осадкона-копления астийского века. Г. Фальконером и Т. Котлеем этот слон описан из сиваликских отложений Северной Индии. Это был уже настоящий слон с широким плоским лбом, одной парой верхних бивней и зубами с цементом, но имеющим еще корни. Многочисленные остатки примитивного слона из сиваликских отложений позволяют видеть различную степень перехода от бугров-гребней к толстым пластинам. На некоторых зубах еще сохраняется след средних бугров, дающих при стирании форму ромба. Молочные переднекоренные у мастодонтов и слонов чаще не сменяются постоянными, а у P. planifrons они заменяются постоянными Р3 и Р4. По исследованиям В. Е. Гарутта (1977), плосколобый слон обитал во влажных биотопах, где питался мягкой древесно-кустарниковой и травянистой растительностью. Остатки этого слона, кроме Северной Индии и Казахстана, были встречены в Бирме, предположительно в Китае, Африке, Европе.

Слон Громова Archidiskodon gromovi Garutt et Alexeeva 1965 (A. planifrons, A. meridionalis)(Некоторые исследователи не признают видовую самостоятельность A. gromovi и идентифицируют его с ранней формой A meridionalis) (рис. 4) впервые описал отечественными палеозоологами, происходит из плиоценовых отложений юга европейской части СССР. Рост его достигал 4,5 м высоты при 4 м длины, а длина бивней была 1,5 м. Ot сходного с ним слона южного он отличается некоторыми осо бенностями строения черепа и присутствием настоящего предкоренного зуба. Коренные зубы массивные, низкие ц широкие, с толстой, до 5 мм эмалью. Число пластин, участ вующих в строении последнего коренного зуба, 12—13. Слон Громова, судя по редко расположенным пластинам зубов, питался относительно мягкой, легко перетирающейся пищей Вероятно, он населял прибрежные места рек и озер. В Казахстане остатки его обнаружены в илийских отложениях северных предгорий Тянь-Шаня, а также в Прииртышье. Следовательно, его ареал был обширным.

Рис. 4. Слон Громова

Рис. 4. Слон Громова

Чикойский гиппарион Hipparion tchicoikum Ivanjev, 1966 в Казахстане впервые обнаружен В. И. Жегалло (1978) в отложениях битекейской свиты с другими представителями илийской фауны. Это было крупное животное со слабо гипсо-донтными верхними зубами, коротким и широким протоконом. Нижние зубы его умеренно гипсодонтные, двойная петля гиппарионового типа с признаками стеноновой. Судя по ряду признаков, чикойский гиппарион питался побегами кустарников высокими частями травянистых растений и другим малоабразивным кормом. Его ареал прослеживается от Забайкалья до Северного Казахстана, однако не исключено, что он обитал и в других районах Казахстана, поскольку другие виды гиппариона известны из основания разреза илийского горизонта Южного Призайсанья и Северного Тянь-Шаня Лошадь Стенона Equus (Allohippus) stenonis Cocchi, 1867. [E. robustus; E. major; E. stenonis; E. robustus (Macrohippus); E. brevissanus]. Очевидно, обширные сухие степи, широко распространившиеся в илийскую эпоху, оказались благоприятными для становления видов однопалых лошадей, сменивших гиппарионов, адаптированных к бегу на твердых почвах и обладавших возросшим гипсодонтизмом зубов. Покрывшая зубы толстая эмаль сделала их приспособленными к перетиранию ставших весьма жесткими степных трав. Есть предположение, что во время наибольшего распространения лошади Стенона могли частично пастись и на залесненных площадях (Алексеева, 1977).

Костные остатки лошади Стенона встречаются в илийских отложениях как на юге Казахстана, так и на севере. По морфологическим особенностям зубов и костей посткраниального скелета установлено, что на севере страны описываемые лошя-* ди были более крупными, чем на юге.

Двурогий носорог Dicerorhinus sp. В отложениях илийского горизонта встречены остатки двурогого носорога, о которых можно было сказать, что они принадлежат крупному животному, но вид носорога установить не удалось. И все же отмечено (по некоторым элементам строения), что он отличается от носорога Dicerorhinus mercki. Согласно мнению большинства исследователей, носороги рода Dicerorhinus питались древесной растительностью.

Верблюд пребактриан Paracamelus (Paracamelus) praebactrianus Orlov, 1927 [P. sibiricus (Camelus); Camelus praebactrianus], рис. 5. Полагают, что представители рода Paracamelus произошли от североамериканской раннеплиоценовой группы Pliauchenia, появившейся в конце миоцена. Я. И. Хавесон (1961) допускает, что Paracamelus ближе всего к Gigantocamelus, который описан из отложений верхнего плиоцена Канзаса. Непосредственный предок Paracamelus в настоящее время неизвестен, но существование этого рода в конце раннего и начале среднего плиоцена в Северной Америке совершенно беспорно.

Гигантский верблюд Paracamelus (Paracamelus) gigas . hlosser, 1903. [Paracamelus gigas; Camelus (Paracamelus) gigas. Описанный О. Шлоссером из Китая, характеризуется крупными, массивными костями конечностей. Общие размеры его были значительно больше, чем у современного двугорбого верблюда и древнего верблюда пребактриана. В Монголии гигантский верблюд был найден в отложениях совместно с остатками гиппарионовой фауны, которую Е. И. Беляева от. носит к среднему плиоцену.

Рис. 5. Пребактриан

Рис. 5. Пребактриан

Остатки всех упомянутых верблюдов были встречены в отложениях илийского горизонта, распространенных в север ной части Казахстана, где господствовали открытые сухие пространства. Напомним, что гигантский длинноногий верблюд Gigantocamelus longipes, найденный в базальных отложениях илийского горизонта на юго-востоке страны, судя пс строению черепа, зубов и конечностей, был приспособлен и обитанию в условиях увлажненных ландшафтов.

Примитивный олень Cervus (Rusa) ubensis Vislobokova 1977, (рис. 6), сохранивший ряд архаичных особенностей, уна следованных от эволюционных предшественников рода Cerva vitus, описан из отложений горы Острая сопка близ устыр. Убы И. А. Вислобоковой (1977) Особенности этого оленя отразились в строении всех частей скелета. Так, на лобны костях имеются продольные валики, которые характерны для Cervavitus и отсутствуют у Cervus. Примитивным признаков по-видимому, следует считать и «инкраниальную» постановка рогов. В строении зубной системы к архаичным чертам относятся брахиодонтность, заостренность полулуний, сильны наклон внутренних стенок верхних коренных зубов и ря других признаков.

Рис. 6 Руза убензис

Рис. 6 Руза убензис

Этот олень обитал на открытых пространствах с достаточно твердыми грунтами, а также на слабо зале сенных холмах, где питался листьями, молодыми побегами плодами, а травянистые корма составляли незначительную часть его рациона.

Сложнорогий олень Eucladoceros sp. (рис. 7) по величине был близок к крупным особям плейстоценовых благородных оленей.


Рис. 8. Лептобос

Рис. 8. Лептобос

Рис. 7. Сложнорогий олень

Рис. 7. Сложнорогий олень

Различные формы (как крупные, так и мелкие) сложнорогих оленей имели широкий ареал — от Западной Европы до КНР в позднем плиоцене и раннем плейстоцене.

Лептобос Leptobos sp. (рис. 8). Костные остатки древнего быка встречены в илийских отложениях, вскрытых р. Чарын в ур. Актогай. По морфологическим признакам передней и задней конечностей скелета, особенно по верхним и нижним коренным зубам, актогайский бык, безусловно, сходен с представителями рода Leptobos. Различные виды рода лептобос были распространены в позднем плиоцене и раннем плейстоцене на территории Восточной Азии, Южной и Западной Европы. В СССР они известны из двух местонахождений кроме упомянутого Актогайского: из Новых Танатар в Молдавии (Алексеева, 1977) и на Кавказе из долины р. Псекупс. Однако череп лептобоса, найденный на Кавказе, был утерян во время Великой Отечественной войны (Громова, 1965). Из вилла-франка Западной Европы известно четыре вида. Они найдены в Вальдарно, в некоторых местонахождениях Франции — в Перрье, Шаньи и Сенез, а также в Венгрии (Кишланге). Из более молодых, чем виллафранк, отложений находки во Франции были обнаружены в Тегелене и Аббивиле (Алексеева,1977).

Газеллоспира Gazellospira sp. (рис. 9). В СССР остатки древней винторогой антилопы — газеллоспиры — встречаются редко; в Казахстане они были собраны одновременно с остатками древнего быка в ур. Актогай, на левобережье Чарына.

Джейран Gazella (Gazella) subgutturosa Giild., 1780— антилопа средних размеров, величиной с некрупную овцу. Животное очень изящное, на тонких стройных ногах, с длинной шеей и небольшой головой, увенчанной у самцов лировидно изогнутыми, без отростков рогами; самки безрогие. В Казахстане антилопа джейран появилась в илийскую эпоху, о чем свидетельствуют находки ее костных остатков при раскопках илийских отложений в ур. Актогай, на левом склоне долины р. Чарын. Живет она и в настоящее время, занимая равнинные, предгорные и межгорные впадины Казахстана. Однако в последние десятилетия численность этой антилопы резко сократилась, а местами она была полностью уничтожена. Приняты меры к ее сохранению: джейран записан в Красную книгу Казахской ССР.

Дзерен Gazella (Procapra) gutturosa Pallas, 1777. Этот вид в Казахстане известен с илийской эпохи. Он установлен при раскопках илийских отложений в ур. Актогай по изящному роговому стержню: он у дзерена тоньше, чем у джейрана, и с верхушкой, которая, как видно, была слегка загнута внутрь. Актогайский дзерен был близок к китайскому, жившему в позднем плиоцене и раннем плейстоцене; его считают предком современного. Дзерен дожил до голоцена. Изображения его имеются на скалах в отрогах хребтов, окружающих Чуйскую степь в Алтае. Полагают, что эта антилопа была (начиная с у века до н. э. и вплоть до 30-х годов текущего столетия) основным компонентом фауны юго-восточного Алтая (Ешелкин, 1973). В настоящее время этот редкий вид включен в Красную книгу СССР.

Архар Ovis ammon Linnaeus, 1758 довольно широко распространен во многих районах Казахстана. Костные остатки его встречены в верхнеплиоценовых отложениях Прииртышья, Восточного Казахстана и на трассе канала Иртыш — Караганда.


Рис. 10. Гиена бревирострис

Рис. 10. Гиена бревирострис

Рис. 9. Газеллоспира

Рис. 9. Газеллоспира

Волк Canis cf. chihliensis. Ископаемый волк известен из илийских отложений, раскопанный в ур. Актогай. По морфологическим признакам, размерам челюстей и особенно по длине зубного ряда он очень близок к китайской позднеплиоценовой форме из Ниховани — Canis chihliensis. На территории Советского Союза костные остатки этого вида волка встречены Забайкалье (Сотникова, 1980).

Гиена Hyaena cf. brevirostris (рис. 10). Костные остатки крупной гиены были встречены также в илийских отложениях Ур. Актогай. Судя по длине верхнего хищнического зуба, она близка к гиене Homotherium sp. Остатки этого вида были обнаружены в Таджикистане в нижнеплейстоценовых отложениях захоронения Лахути-2 {Сотникова, 1980).

Крупная кошка кз рода махайродус Homotherium sp. (рис. 11). Относительно крупная саблезубая кошка была найдена при раскопках илийских отложений в ур. Актогай.

Рис. 11. Хомотериум

Рис. 11. Хомотериум

Она определена по фрагментам черепа и нижней челюсти. Для последнего предкоренного нижнего зуба очень характерна равномерная поперечная двусторонняя зазубренность, особенно рельефная на первом и втором буграх. Эти признаки типичны для представителей рода Homotherium, имевших распространение в Таджикистане, Китае и Европе (Сотникова, 1980). Все хищники из отложений илийского горизонта были выявлены недавно, при раскопках в ур. Актогай, на левобережье р. Чарын (Кожамокулова и др, 1981).

В илийскую эпоху на территории Казахстана обитали перечисленные ниже мелкие млекопитающие: зайцеобразные — Lagomorpha, пищухи, грызуны. Костные остатки этих животных были встречены в отложениях илийского горизонта, распространенных в Северном Тянь-Шане, Джунгарии, Алтае, в различных районах Прииртышья и Тургая, а также в Западном Казахстане. Итак, из семейства Leporidae — Зайцевых известны Hypolagus brachygnathus Kormos, 1934, а древние пищухи — Microlagomys aktogaiensis Savinov, 1981 и Oehotono-Ides complicidens (Boule et Teilhard de Chardin), 1928 принадлежат семейству Lagomyidae — пищуховым. Остальные виды относятся к отряду Rodentia — грызунам:

  • Ellobius primigenius Savinov, 1974 — слепушонка примитивная.
  • Clethrionomys kretzoi Kowalski, 1958 — лесная полевка Крецоя.
  • Tcharinomys haplodentatus Savinov, 1981—чарыиская своеобразная полевка.
  • Villanyia (villanyia) steklovi Zazhigin, 1980 — полевка виллания Стеклова.
  • Villanyia (Kulundomys) betekensis Zazhigin, 1980 — полевка виллания битекейская.
  • Mimomys (Tianshanomys) antis Savinov, 1974 — полевка мимомис (тянь-шаньская) постоянная.
  • Trogontherium cuvieri Fischer von Waldheim, 1809 — бобр трогонтериевый (крупная форма).
  • Villanyia praehungarica Schevtschenko, 1965 — полевка виллания венгерская.
  • Trogontherium minus Newton, 1890 — бобр трогонтериевый (мелкая форма).
  • Clethrionomys mirus Savinov, 1981—лесная полевка странная.
  • Clethrionomys kretzoi — лесная полевка Крецоя.
  • Mimomys (Mimomys) coelodus Kretzoi, 1954 — полевка мимомис?
  • Mimomys (Mimomys) pliocaenicus F. Major, 1902 — полевка мимомис плиоценовая.
  • Allophajomys pliocaenicus Kormos, 1932 — полевка алло-файомис плиоценовая.
  • Microtus (Pitymys) cf. hintoni Kretzoi, 1941 — кустарниковая полевка.

В отложениях илийского горизонта часто встречается скорлупа яиц страуса Struthio. Реставрация яиц по скорлупе дает возможность предположить, что в илийскую эпоху в Казахстане обитало по крайней мере два вида страуса: крупный, больше современного североафриканского, и мелкий, сохранившийся еще из состава гиппарионовой миоценовой фауны (Бажанов, Костенко, 1962).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделитесь информацией с друзьями

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: