Хоргосская (апшеронская) эпоха

В течение хоргосской эпохи тектонические движения были весьма интенсивны, в особенности в орогенном поясе, где амплитуда поднятий некоторых блоков достигала 2000 м, а в прогибающихся межгорных впадинах шло накопление грубообломочного материала. В это время высота гор на юго-востоке Казахстана уже превысила 5000 м, что, естественно, повлекло за собой изменение климатического режима. Учитывая аэротермический градиент — понижение температуры воздуха на 0,5—0,6° при поднятии на 100 м, надо полагать, что высокогорные массивы покрылись снежниками и ледниками. Разрастаясь, развилось полупокровное оледенение, получившее название Хан-Тенгринского. С концов ледников по еще слабо разработанным ложбинам стекали мощные водные потоки, вынося грубообломочные продукты размыва в межгорные впадины, в которых нередко существовали озера. И в настоящее время можно видеть, как валунно-глыбовые отложения хоргосской эпохи, выделяемые в шарпылдакскую свиту, уходят под лазурные воды оз. Иссык-Куль. Продолжало существовать озеро и в Илийской впадине, где скважиной в ур. Борохудзир под плейстоценовыми отложениями вскрыта гравийно-песчаная толща с прослоями песчанистых глин мощностью около 500 м. Севернее, у подножия Джунгарского Алатау, на междуречье Усек — Хоргос, флювиальные валунно-галечники достигают мощности 300—600 м.

В хоргосскую эпоху озера были также широко распространены вокруг Центрально-Казахстанского мелкосопочника, как и в илийскую. В предгорных впадинах Муюнкумской, Южно-Прибалхашокой, Лепсинской, Алакольской в аллювиальноозерных условиях накапливались разнозернистые пески и песчанистые глины мощностью от нескольких метров до 80— 100 м. В Призайсанье средне-верхнеплиоценовые отложения пока не подразделены, они описаны, как было упомянуто, под названием карабулакской свиты.

Не расчленены также отложения вторушкинской свиты, распространенные в Рудном Алтае. В Горном Алтае к хоргосскому горизонту относится бекенская свита, представленная аллювиально-пролювиальными галечниками, песками и песчаниками мощностью до 50—60 м. Возможно, в ее накоплении участвовали воды тающих ледников. В. С. Волкова (1977) на основе анализа большого палинологического материала пришла к выводу, что в конце накопления отложений кочков-ской свиты, абсолютный возраст которой она принимает в 0,8—1,8 млн. лет, существовало оледенение, причем не только в горных районах Алтая, но и на севере Западно-Сибирской равнины.

В северной части Казахстана на Прииртышской равнине продолжали блуждать водные потоки с обширными паводковыми разливами, образующими временные озера, т. е. обстановка была подобна той, что существовала в илийскую эпоху. Поэтому отложения этих эпох часто описываются совместно под названием кочковской свиты. Определенно хоргосские отложения выделены Р. А. Зиновой (1980), которая пишет, что к апшерону ею отнесены аиртавокая, музбельская и красно-кутская свиты. Из описания местонахождения последней и указания, что в ней встречены остатки Archidiskodon meridionalis, возникает подозрение, не является ли она той свитой, которая была названа Р. К. Камбариддиновым (1969) верхне-моисеевской?

В пределах Тенгизской впадины, Аркальгкского района и Колутон-Ишимского междуречья широко распространены палево-бурые, иногда лёссовидные суглинки с горизонтами супесей и песков, изредка со щебнем и гравием. В литературе они иногда именуются «покровными суглинками». Эти отложения генетически разнородны: делювиальные, пролювиальные, аллювиально-озерные и озерные. Они подобны распространенным западнее, на равнине Тургайского прогиба, отложениям жуншуликской свиты, накопление которых началось в хоргосскую эпоху, а закончилось в раннем плейстоцене. Об этом свидетельствуют костные остатки животных, встречаемые как в основании, так и в верхах разреза.

На севере Тургайской равнины в жуншуликское время преобладали озерные фации, а ближе к периферии — озерно-аллювиальиые и пролювиальные. Здесь к суглинкам и супесям примешиваются пески и гравийники. Мощность жуншуликской свиты от 5 до 40 м.

По-видимому, в жуншуликское время отлагалась и обще-сыртовая свита, распространенная на севере Прикаспийской низменности. Сложена она озерно-лиманными, озерными, озерно-делювиальными бурыми и коричневыми песчанистыми глинами и суглинками с тонкими прослоями песков и гравий-но-галечников; мощность от 5 до 70 м. Ее подстилают подсыр-товые слоистые пески, сливающиеся на юге с отложениями апшеронского моря.

На Прикаспийской низменности после регрессии моря в конце акчагыльского века началась новая трансгрессия апшеронского моря. Она развивалась также прерывисто, что позволяет подразделять ее отложения на три части. Слои нижнего апшерона характеризуются зеленовато-серыми, местами буровато-серыми песчанистыми глинами, песками и алевритами, содержащими представителей рода Dreissena, а также обедненный комплекс остракод; мощность до 80—100 м. Сред-неапшеронские отложения, залегающие то на нижнеапшерон-ских, то на акчагыльских или различных более древних, сложены темно-серыми глинами и разнозернистыми песками мощностью до 220—240 м. В основании болотные растительные остатки и пресноводные остракоды, выше разнообразная фауна морских моллюсков: Parapscheronia raricostata, Pseu-docatillus catilloides и др. Вгрхнеапшеронские слои сложены темно-серыми глинами, переслаивающимися с песками, песчаниками и алевритами; мощность — 120—150 м. Встречается обедненный комплекс морских моллюсков: Apscheronia рrоpinqua, Monodacna laevigata и другие; на периферийных участках моллюски пресноводные родов Potomida, Unio, Viviparus и др.

Апшеронское море, как и акчагыльское, ингрессировало через район Узбоя и Сарыкамышской котловины в Кызылкумы и Приаралье, где продолжало существовать озеро-море, несколько сократившее свои размеры в Восточном Приаралье. Там на отложения шахшахской свиты акчагыльского моря, судя по фораминиферам и остракодам, налегают с размывом пролювиальные пески и гравийники кокурюмской свиты, содержащие скорлупу яиц страуса Struthio sp. Мощность кокурюмской свиты, отлагавшейся в апшеронский век, обычно 2—3, наибольшая — 20 м. Обнажения отложений с морской апшеронской фауной встречаются кое-где в районе Узбоя и Сарыкамышской котловины, на о. Лазарева в Аральском море и на его северном побережье. Фауна также обнаружена и при разбуривании садыварской свиты в среднем течении р. Амударьи. Отложения апшеронского моря представлены известняками, разнозернистыми песками, песчаниками, глинами; мощность от первых метров до 100—150 м.

На северном побережье Аральского моря имеют некоторое распространение верхнеплиоценовые глины, алевриты, пески с оолоноватоводяой фауной. Под эоловым чехлом песчаных массивов Большие и Малые Барсуки, по исследованиям С. О. Хондкариана, залегают озерно-аллювиальные отложения, выделенные в барсуковую свиту, мощностью более 30 м.

На плато Устюрт к рассматриваемой эпохе уже имелись глубокие впадины, к которым приурочены верхнеплиоценовые озерные, аллювиально-пролювиальные, делювиально-пролювиальные, а иногда и морские отложения: разнозернистые пески, песчаники, галечники, конгломераты, супеси и глины, изредка известняки. Мощность их различна, во впадине Ка-ранжарык она достигает 100 м. Во впадине Ассакеаудан, где мощность до 15 м, в отложениях содержатся солоноватоводные моллюски, которые, по мнению А. Г. Эберзина, заставляют полагать, что в раннеапшеронский век эта впадина была занята обширным солоноватоводным озерным бассейном, соединявшимся с Сарыкамышским.

От Приаралья пролювиальные и делювиально-пролювиаль-ные гравийники, разнозернистые пески, конгломерат-брекчии кокурюмской свиты прерывисто распространяются на восток, в Бетпак-Далу, где в них также встречается скорлупа яиц страуса Struthio sp., вымершего к началу плейстоцена. Мощность свиты и здесь редко превышает 2—3 м. В хоргосскую эпоху у северного подножия Таласского Алатау, на стыке с хр. Каратау отложилась толща конгломератов машатской свиты, мощность которой варьирует в широких пределах, в бассейне р. Машат она местами достигает 250 м. Характерной особенностью машатских конгломератов является хорошая окатанность гальки и однородный состав (известняки). Это отличает ее от одновозрастной шарпылдакской свиты, распространенной восточнее, у северного подножия Киргизского хребта. Последняя отличается не только полимиктовым составом обломков, но и плохой сортировкой их: валуны и глыбы перемежаются с гравием и галькой различной окатанности.

Интенсивные тектонические движения позднего плиоцена, о которых уже упоминалось, привели к крупным изменениям рельефа. В орогенном поясе отложения хоргосского горизонта налегают с размывом, а местами и с угловым несогласием на породы илийского горизонта, но в общем дислоцированы с ними в едином плане, образуя брахискладки у крупных тектонических уступов. Эта складчатость, в которую вовлечены и палеогеновые отложения, сформировалась в койбынскую фазу тектогенеза, имевшую место на границе плейстоцена. Происходили и общие региональные деформации земной коры. Так, к началу акчагыльской трансгрессии абсолютные отметки Прикаспийской низменности были около нулевых, а высота хребтов Северного Тянь-Шаня уже достигала 1800—2000 м. Несколько выше они были в Центральном Тянь-Шане и ниже в Джунгарском Алатау, Сауре, Алтае. Наивысшие отметки приходились на район Хан-Теигри, где хребты достигали 3200—3600 м.

Горные массивы продолжали подниматься и к концу плиоцена — началу четвертичного периода высота северных цепей Тянь-Шаня возросла до 3200—3500, а в районе Хан-Тенгри достигла 5700—6200 м. Следовательно, скорость поднятия этих хребтов в позднем плиоцене была порядка 0,4 мм в год.

Высота осевой части Центрально-Казахстанского щита (Иртыш-Балхашского водораздела) к началу плейстоцена достигала 1100—1300 м, что свидетельствует о его поднятии со скоростью 0,1 мм в год. Все это время высота Прикаспийской низменности оставалась близкой к нулю, но здесь шло накопление морских отложений акчагыльской и апшеронской трансгрессий. Если принять их среднюю суммарную мощность в 730 м, то скорость опускания земной коры здесь составит 0,2 мм в год.

Все эти изменения рельефа, как и климатические колебания, не могли не сказаться на животном мире, в особенности на крупных млекопитающих. Примечательно, что в отложениях хоргосского горизонта уже не встречаются костные остатки животных, обитавших в Казахстане в начале илийской-акчагыльской эпохи. Следовательно, к хоргосской эпохе, а может быть и раньше, уже полностью вымерли небольшие трехпалые лошади — гиппарионы; но по обширным степям Казахстана, вероятно, еще продолжала обитать лошадь Стенона. Из семейства хоботных исчезли последние представители мастодонтов, слоны плосколобый и Громова. На смену им в рассматриваемой эпохе пришел южный слон — Archidiskodon meridionalis Nesti, 1825 (рис. 12). Это было крупное животное, высота его достигала 4—4,5, а длина — 3 м. Полагают (судя по размерам скелета), что масса этого слона была около 10 т. Короткое туловище животного покоилось на высоких ногах.

Подобная пропорция наблюдается у ныне живущего африкан ского слона. Зубной ряд южного слона утратил постоянные предкоренные зубы, а коренные зубы у него были крупные низкие и широкие, причем высота коронки больше, чем у более древнего слона Громова. Южный слон, судя по его организации, населял лесистые междуречья, где питался ветками и листьями. Костные остатки этого слона встречены в Северном Тянь-Шане, в отложениях шарпалдыкской свиты, сопоставляемой с хоргосским горизонтом, у г. Аркалыка в основании глинистой толщи, коррелируемой с жуншуликской свитой Северного Тургая, известны из района г. Гурьева.

Рис. 12 Южный слон

Рис. 12 Южный слон

В отложениях хоргосского горизонта в различных районах Казахстана нередко встречаются костные остатки животных, появившихся в илийскую эпоху и продолжавших существовать позже Ранее сообщалось (Кожамкулова, 1981), что некоторые из позднеплиоценовых зверей и ныне обитают в Казахстане. Естественно, кости таких животных не могут служить прямым индикатором геологического времени. Однако и они используются для этой цели. Дело в том, что чем дольше кости находятся захороненными в земных слоях, тем больше они фоссилизированы, т. е. тем больше калоген — органическое вещество кости — заменен веществом минеральным. На этом принципе учеными и разработан метод определения относительного возраста костей по степени их фоссилизации.

В хоргосокую эпоху в Казахстане еще обитали страусы, видимо, те, что жили и в илийокое время. Скорлупа их яиц встречается в хоргосских отложениях часто, но никем не была найдена в отложениях четвертичного периода. Хорошо определяют возраст отложений остатки грызунов Mimomys reidi

Hinton, 1910; Mimomys intermedius Newton, 1881; Villanyia praehungarica; Prolagurus (Lagurodon) arankae Kretzoi, 1954; prolagurus (Prolagurus) cf pannanicus; Prolagurus (Prolagurus) posterins Zazhigin, 1969; Eolagurus simplicidents Young, 1934; Allophaiomys pliocaenicus; Pitymys ex. gr. hmtoni-gregaloides; Pitymys arvaloides; Prosiphneus ex gr. praetingi.

Не все эти небольшие зверьки жили только в хоргосскую эпоху. Некоторые продолжали обитать в различных районах обширной территории Казахстана и в четвертичный период, история которого предлагается вниманию читателя.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделитесь информацией с друзьями

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: