Обстановка в большевистской партии

Чудовищные масштабы насилия над страной в период коллективизации заставили содрогнуться даже многих твердокаменных большевиков — светлая мечта об обществе справедливости и счастья для трудящихся оборачивалась невиданной жестокостью, повсеместным разгулом самых низменных страстей, массовым истреблением миллионов людей в мирное время.

В 1934 г. состоялся XVII съезд ВКП(б), тогда же получивший название «съезд победителей». Он должен был продемонстрировать стране и миру полный триумф сталинской политики большого скачка и окончательное поражение всех политических соперников генерального секретаря партии.

Зал встречал появление Сталина в президиуме съезда бурными единодушными овациями, но при тайном голосовании выяснилось, что не менее трехсот делегатов не желают видеть генерального секретаря в новом составе ЦК. Сталин убедился, что в многократно чищенной партии всё еще оставалось немало людей, воображавших, будто они имеют право и должны оказывать влияние на политическую линию руководства. В основном это были, конечно, представители «старой гвардии», участники революции и гражданской войны — численно небольшая, но весьма авторитетная прослойка в ВКП(б).

Большой террор. Сталин полностью контролировал карательные органы (НКВД) и использовал их для уничтожения своих возможных противников. С 1937 г. быть членом партии с дореволюционным стажем стало смертельно опасным — подавляющее большинство старых большевиков были арестованы по надуманным обвинениям; их либо расстреляли, либо отправили в лагеря.

Но большой террор решал и более широкую задачу, чем ликвидация конкурентов диктатора, — в кровавой мясорубке физически уничтожались все те, кто по своим человеческим качествам не мог быть абсолютно послушным исполнителем приказов власти. Для ареста и уничтожения человека не требовалось никакой конкретной провинности — «органы» механически выполняли план выявления определенного количества «врагов народа».

Никто не был застрахован от попадания в лапы НКВД, ничто не являлось гарантией безопасности, но меньше всего шансов выжить в те страшные годы было у людей неординарных, самобытных, чем-то выделявшихся из обшей массы. Зато наступило раздолье для подлых и беспринципных — анонимный донос на начальника, соперника, соседа стал надежным средством решения самых разнообразных личных проблем — от ускорения карьеры до расширения жилплощади.

Большой террор продолжался — с отливами и приливами — вплоть до смерти Сталина. Численность казненных, отправленных в лагеря и ссылки в эти полтора десятка лет до сих пор не поддается точному подсчету. Известно лишь, что счет шел на миллионы: в 1950-е гг., когда начали пересматривать приговоры сталинской поры, реабилитированных оказалось около 20 миллионов (и это при том, что пересмотр коснулся тогда далеко не всех судебных дел).

Настоящим государством в государстве стал ГУЛАГ (Главное управление лагерей). Целые обширные области на Крайнем Севере, в Восточной Сибири, на Чукотке осваивались исключительно трудом заключенных. Лагеря получали производственные планы, как и обычные предприятия. Рабский труд заключенных стал одним из необходимых элементов «плановой социалистической экономики».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделитесь информацией с друзьями

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: