К ВОПРОСУ О ПЕРИОДИЗАЦИИ ИСТОРИОГРАФИИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Победа Советского Союза над фашистской Германией и милитаристской Японией стала высоким рубежом всемирной истории. «Коммунист» в передовой статье «Полвека на страже завоеваний социализма» справедливо назвал период 1941 — июнь 1945 гг. «эпохой Великой Отечественной войны».

Изучение, обобщение исторического опыта борьбы Коммунистической партии и советского народа за победу в Великой Отечественной войне стало одним из ведущих направлений не только советской, но и мировой историографии. Достаточно сказать, что с 1945 по 1980 г. по истории Великой Отечественной войны опубликовано почти 16 тыс. книг и брошюр общим тиражом свыше 70 млн. экземпляров. В историографических обзорах дана характеристика опубликованных трудов, определено, насколько подробно и достоверно рассмотрена фактическая сторона истории военных лет, задачи по дальнейшему ее исследованию.

Историография Великой Отечественной войны прошла несколько неравномерных по продолжительности, масштабам и глубине изученности этапов.

В литературе общепринятой стала периодизация, предложенная А. В. Карасевым: 1941—1945 гг.; 1946—1956 гг.; с 1956 г. до настоящего времени. Иной точки зрения придерживаются авторы шестого тома «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945 гг.» и А. П. Беляков. Они выделили два этапа советской историографии Отечественной войны: с 1941 по 1956 г.; с 1956 г. В 1969 г. автор этих строк предложил период после 1956 г. разделить на два, поскольку во второй половине 60-х гг. определился качественный сдвиг в освещении многих сторон проблематики войны. К такому же выводу пришла М. Н. Евланова: «Период с 1956 г., несмотря на единство задач, решающихся на всем его протяжении историко-партийной наукой, все же неоднороден. Есть смысл разделить его на два промежуточных этапа, рубежом которых является 1964 г. Этот этап связан с решениями октябрьского (1964 г.) Пленума ЦК КПСС и XXIII съезда партии, направленными на преодоление субъективизма и волюнтаризма, на повышение роли общественных наук в деятельности партии и в жизни советского народа».

По мере (развития историографии эпопеи Великой Отечественной войны сторонников этой точки зрения становилось все больше. Так, авторы книги «Методологические проблемы историко-партийной науки» считают, что современный период историографии КПСС (с 1956 г. по наши дни), «несмотря на единство задач, решавшихся ею, все же неоднороден и должен быть разделен на два этапа, рубежом между которыми является 1964 год».

В 1971 г. на Всесоюзной научной сессии «Советский тыл в Великой Отечественной войне» А. В. Митрофанова выступила с обстоятельным докладом «Об основных этапах советской историографии Великой Отечественной войны». В нем, в частности, говорилось: «В историографии Великой Отечественной войны четко выделяются три этапа (периода).

Первый этап начинается с конца 1941 г. до конца войны; второй — с окончания войны до середины 50-х годов; третий охватывает вторую половину 50-х годов, 60-е и 70-е годы».

В историографических обзорах все чаще появлялись утверждения о серьезных сдвигах в развитии исторической мысли по истории военных лет, начиная с середины 60-х гг. В статье «Состояние научной разработки истории сельского хозяйства и крестьянства военных лет» об этом определенно высказался В. Т. Анисков: «Подводя общий итог историографии проблемы, можно сделать вывод о том, что в последнее десятилетие она пополнилась новыми значительными исследованиями. Определившийся с середины 60-х годов существенный сдвиг в освещении многих сторон проблематики не только закреплен, но и развит по важным направлениям».

Исследователи Б. С. Тельпуховский, В. П. Серегин, Э. И. Гранкина, на наш взгляд, справедливо считают, что определяющее влияние на происходящие сдвиги в историографии проблемы оказали октябрьский (1964 г.) Пленум ЦК КПСС, доклад Л. И. Брежнева, посвященный 20-й годовщине победы над фашистской Германией, постановления ЦК КПСС

«О мерах по дальнейшему развитию общественных наук и повышению их роли в коммунистическом строительстве», «О 30-летии Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», исторические решения XXIII—XXVI съездов партии.

Расхождения в периодизации истории Великой Отечественной войны М. Н. Евланова и А. В. Митрофанова правильно объясняют тем, что не выработаны критерии периодизации. В связи с этим А. В. Митрофанова установила следующие критерии периодизации:

  1. исторические условия и задачи науки;
  2. формы и методы организации научных исследований;
  3. составление источниковой базы;
  4. наличие кадров исследователей;
  5. уровень знаний фактов и событий, процессов и явлений, своеобразие в подходе к исследованию;
  6. уровень научных сообщений.

По мнению П. А. Жилина, историография Великой Отечественной войны «должна дать ответы по крайней мере на три вопроса:

  1. с какой подробностью и достоверностью рассмотрена фактическая сторона войны, является ли это фактическое прочной базой историографии?
  2. каковы достоинства и недостатки всего опубликованного?
  3. какие стоят перед нами задачи по дальнейшему исследованию истории Великой Отечественной войны?».

Нетрудно заметить, что выработанные А. В. Митрофановой и П. А. Жилиным критерии взаимно дополняют друг друга.

Присоединяясь к их мнениям, заметим, что центральной задачей историографии Отечественной войны является изучение методологии исследуемых трудов, построенных авторами систем доказательств и выводов, выяснение новых положений, которые обогащают науку и укрепляют ее идеологические-позиции в борьбе против фальсификаторов, антикоммунистов.

Н. Н. Маслов в статье «Некоторые вопросы методологии: историографии истории КПСС» справедливо пишет, что критерий периодизации истории историко-партийной науки включает в себя: объективный элемент, характеризующий внешние условия развития изучаемого процесса, и внутренние, присущие самой историко-партийной науке сдвиги в разработке ее основной концепции, расширении проблематики, совершенствовании приемов исследования, в обогащении ее документальной основы и в изменении организации научной работы.

Критериями периодизации являются: 1) использование методологических принципов и методов исторического исследования (периодизации, сравнительно-исторического, ретроспекции, синхронистического, структурного анализа для выявления тенденций и закономерностей исторического процесса и явлений, отражения главного содержания истории данного периода); изучение борьбы идей, анализ оттенков позиций, классовых установок, широта взглядов, системы доказательств и выводов, самостоятельность мышления исследователей, что «они дали нового сравнительно с своими предшественниками»; оценка исторической обстановки, в которой происходила разработка научных проблем, ее влияние на динамику развития научной мысли или на изменение позиции исследователя; качественные сдвиги в разработке научных концепций, расширении проблематики; состояние источниковой базы; формы и методы организации научной работы; наличие кадров исследователей. Именно совокупность этих критериев дает возможность выявить качественно различные этапы в развитии историографии, их своеобразие, определить их хронологические рамки. Применение этих критериев к периодизации историографии Великой Отечественной войны дает возможность повышать действие методологических принципов для углубленного изучения событий истории военного времени, масштабов организации научных исследований, уровня решения научных задач, разработки концепций, расширения проблематики исследования четырех периодов историографий Великой Отечественной войны: 1941 —июнь 1945 г.; 1946— 1955 гг.; 1956—1965 гг.; с 1965 г. до наших дней.

Каждый из периодов отличается особенностями, установленными на основании объективных критериев, принципов.

Для первого этапа (1941—1945 гг.) важнейшим критерием послужила объективная необходимость исторического обоснования краха фашизма и непобедимости советского народа., несокрушимости советского общественного строя, марксистско-ленинской идеологии. В сборнике «Двадцать пять лет исторической науки в СССР» эти задачи сформулированы так: «Советская историческая наука… считает своим долгом занять активную позицию в общем фронте борьбы против гитлеризма. Этим определяются задачи и содержание работы советских историков на весь период Великой Отечественной войны. Помочь воспитанию миллионов советских патриотов в духе боевых исторических традиций нашего героического прошлого и одновременно принять участие в разоблачении гитлеровского разбойничьего империализма как злейшего врага человечества — такова основная задача советских историков».

Времени военных лет соответствовали формы и жанры исторических работ — исторические очерки, историко-публицистические статьи, очерки боевого пути прославленных соединений, очерки о деяниях великих полководцев страны, небольшие документальные публикации. Иные историки склонны относить эти формы и жанры к недостаткам историографии этого периода. На наш взгляд, в этом особенность и преимущества исторической литературы военного времени. Ее боевой наступательный дух способствовал скорейшему разгрому врага.

В 1946—1955 гг. историки приступили к изучению, осмыслению уроков и опыта войны в условиях перехода к миру, значения победы советского народа для судеб человечества. Этого настоятельно требовала и международная обстановка, политика «холодной войны» мирового империализма, с одной стороны, создание мировой системы социализма и укрепление ее обороноспособности — с другой. Источниковую базу составляли главным образом материалы периодической печати военных лет. В трудах этого периода в обобщенном виде показано величие ратного и трудового подвига советского народа, закономерности развития советской военной экономики, проблемы советского тыла, политическая и организаторская деятельность партии по мобилизации сил и средств страны на разгром врага, на достижение победы.

Вместе с тем для историографии послевоенного десятилетия были характерны: узость документальной базы исследований; скованность в трактовке многих проблем; лакировка трудностей военного времени вообще, первого периода в особенности; преобладание описаний событий, ограниченность аналитического материала; весьма общий характер теоретических обобщений. Несмотря на эти недостатки, в рассматриваемый период получили теоретическое обоснование и фактологическую основу экономическая стратегия Советского государства военного времени, партийное руководство Вооруженными Силами, описаны решающие военные операции Великой Отечественной войны, раскрыто всемирно-историческое значение победы советского народа в войне для судеб всего человечества. Так или иначе был сделан шаг вперед в обобщении уроков и опыта истории 1941—1945 гг.

XX съезд положил начало третьему периоду историографии Отечественной войны. Для него характерно широкое использование архивных документов как основы исследования, освещение исторических событий с позиции марксистско-ленинской методологии, борьба с влиянием культа личности, активизация борьбы советских ученых с фальсификаторами истории второй мировой войны, создание фундаментальных, в том числе многотомных, трудов, выход советской исторической науки на международную арену, рост ее влияния в идеологическом противоборстве двух систем.

Вместе с тем отрицательно на изучении проблемы сказались имевшие место в начале 60-х гг. субъективизм и волюнтаризм. Недостаточно раскрывалась роль Центрального Комитета партии и его органов — Политбюро, Секретариата, Оргбюро. Нашлись горе-теоретики, утверждавшие неправомерность изучения опыта партизанского движения. Кроме того, «с середины 50-х годов во многих работах обнаружилась тенденция принизить роль Ставки Верховного Главнокомандования, Генерального штаба и чрезвычайно преувеличить роль фронтового командования, особенно некоторых фронтов, не только в планировании и осуществлении операции фронтов и армий, но даже стратегических операций и военных кампаний».

Отмечая значительные успехи, достигнутые историко-партийной наукой во второй половине 50-х — начале 60-х гг., авторы книги «Методологические проблемы историко-партийной науки» (Киев, 1976) также называют ряд негативных моментов: «В борьбе за преодоление последствий культа личности в историко-партийной науке нередко доминировали спекулятивные, сенсационные нотки, приводившие к замене одних субъективных представлений другими, тоже субъективными. В трудах отдельных историков проявилась тенденция к очернению всего периода, связанного с деятельностью И. В. Сталина, к умалению и принижению героического подвига советского народа, построившего под руководством КПСС социалистическое общество и отстоявшего его в битвах Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. Историко-партийная наука испытывала в указанные годы воздействие субъективизма и в вопросе о своих основных задачах, сводившихся к агитации и пропаганде, и в вопросе об актуальности исследования, связывавшейся лишь с современной проблематикой. Однако марксистско-ленинская основа историко-партийной науки оказалась сильнее преходящих влияний и воздействий» (с. 208) .

Исторический октябрьский (1964 г.) Пленум ЦК КПСС, XXIII съезд партии осудили теорию и практику субъективизма и волюнтаризма. Исследователи получили возможность для освещения научных проблем с позиций марксистско-ленинской методологии. Литература по войне, изданная в 1965—1981 гг., характеризуется некоторыми новыми качественными показателями.

Во-первых, в коллективных трудах, и прежде всего в «Истории второй мировой войны 1939—1945 гг.», разработана единая концепция советской исторической науки по важнейшим проблемам Великой Отечественной войны.

Во-вторых, в эти годы впервые комплексно рассмотрены проблемы партийного руководства вооруженной борьбой советского народа, вопросы стратегического руководства Вооруженными Силами, развитие советского военного искусства, военной экономики, органическая связь военного строительства с состоянием и возможностями советского тыла в отдельные периоды войны.

В-третьих, в мемуарах видных советских полководцев, военачальников и руководителей отдельных отраслей военного хозяйства, секретарей обкомов партии получили освещение деятельность партии, ее ЦК, ГКО, Ставки ВГК и Генерального штаба, оборонных наркоматов по мобилизации усилий советского народа и его Вооруженных Сил на борьбу с коварным врагом. «Начиная с середины 60-х годов, когда в научный оборот было введено много новых , ранее не известных документов, когда вышли в свет воспоминания Г. К. Жукова, А. М. Василевского и других крупных военачальников, участвовавших в планировании, организации военных кампаний, стратегических операций, а также в стратегическом руководстве вооруженной борьбой, военно-исторические труды стали более объективно отражать ход военных действий, что позволило сделать более глубокие и аргументированные выводы». Арсенал наш обогатился историко-гражданскими трудами, источниковедческими, историографическими и библиографическими работами. Историография пополнилась исследованиями, в которых разоблачаются фальсификаторы истории второй мировой войны. Развитие этого жанра трудно переоценить в контексте современной идеологической борьбы двух систем.

В-четвертых, выросло новое поколение людей, познающее историю войны по историческим картинам, воспоминаниям ветеранов и кинофильмам. В связи с этим историческая литература обогатилась новыми жанрами. Написаны или находятся на стадии завершения труды, которые можно отнести к разряду эпических, обобщающих произведений (12-томная «История второй мировой войны», «Советский тыл в Великой Отечественной войне» и др.).

Наконец, четвертый период историографии Отечественной войны (с 1965 г. до наших дней) как бы озарен ярким светом 20-летия, 25-летия и 30-летия победы советского народа в Великой Отечественной войне.

Исключительно важную роль в развитии историографии сыграло создание научных центров (Института военной истории Министерства обороны СССР, сектора Великой Отечественной войны Института истории АН СССР и др.), возглавивших и координировавших развитие этого направления отечественной исторической науки.

Современный этап развития историографии вообще, Великой Отечественной войны в частности характеризуется следующим образом. «Этап, начавшийся в 1964 г., связан с историческими решениями октябрьского (1964 г.) Пленума ЦК КПСС и XXIII съезда партии, направленными на преодоление субъективизма и волюнтаризма, на повышение роли общественных наук в деятельности партии и в жизни советского общества. Большое влияние на историко-партийную науку оказали партийные документы, опубликованные в связи с 20-летием победы Советского Союза в Великой Отечественной .войне, 50-летием Великой Октябрьской социалистической революции, 100-летием со дня рождения В. И. Ленина, 50-летием образования СССР и 70-летием II съезда РСДРП. Они помогли историкам правильно оценить величие пути, пройденного партией и народом, вернуться к трезвой и объективной оценке •событий прошлого. Это нашло свое воплощение в новом (4-м) издании учебника «История КПСС» под редакцией акад. Б. Н. Пономарева. Создались благоприятные условия для достижения еще больших успехов в изучении истории КПСС, для выполнения ею тех ответственных задач, которые определены документами XXIII, XXIV, XXV съездов партии, постановлением ЦК КПСС «О мерах по дальнейшему развитию общественных наук и повышению их роли в коммунистическом строительстве».

Анализ историографии Великой Отечественной войны дает основание считать, что ее становление шло в годы войны. Он показал зрелость исторической мысли, вооруженной марксистско-ленинской методологией. Разящим мечом вражеской идеологии стал принцип партийности исторической науки, направленный одновременно на утверждение ленинской науки побеждать.

Послевоенное десятилетие явилось периодом утверждения историографии Отечественной войны. Вместе с тем этот период доказал, что историческая мысль при ограниченности действия принципов историзма, особенно научной объективности, недостаточности документальной основы, не в состоянии создать труды, охватывающие во всей полноте опыт истекшей войны.

С середины 50-х до середины 60-х гг. историография войны набирала силу, мужала и заняла достойное место в отечественной историографии.

Широкий доступ к архивным источникам, курс XX съезда КПСС на восстановление и развитие ленинских принципов историзма, партийности, объективности создали необходимые условия для создания трудов обобщающего характера. Однако к концу этого периода в результате сложившейся практики субъективизма и волюнтаризма были нарушены принципы историзма и объективности, что привело к издержкам в деле создания единой концепции о Великой Отечественной войне.

В середине 60-х гг. наступил новый этап в историографии войны. Продолжая лучшие традиции предшествующих этапов, историография войны освободилась от груза субъективизма и волюнтаризма. Исследователи использовали в своих трудах не только богатства источников, но и, самое главное, действие методологических принципов в выработке единой концепции Великой Отечественной войны. Созданы коллективные, обобщающие масштабные произведения непреходящего значения. В них отражены достижения историографии войны за истекшие 40 лет. Иначе говоря, теоретическая деятельность партии, ее Центрального Комитета в условиях зрелого социализма обеспечили и зрелость исторической мысли в области истории Великой Отечественной войны. Очевидно, есть основания сделать вывод о том, что современный период историографии Великой Отечественной войны ведет свой отсчет с середины 60-х гг.

А. Б. Г АЛИЕВ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделитесь информацией с друзьями

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: