Виновник голода и нищеты народных масс — капитализм

Войны подрывают благосостояние человечества, тормозят развитие науки и производства, уносят миллионы жертв. Во время франко-прусской войны 1871 г. сражалось 1500 тыс. человек, в русско-японской войне участвовало 2 млн солдат, в 1914—1918 гг. под ружье было поставлено 66,2 млн человек. В первой мировой войне приняли участие 28 государств с населением в 1,5 млрд человек. Население стран, участвовавших во второй мировой войне, составило 80% всех жителей Земли; только в вооруженные силы было втянуто 110 млн человек. Понятно, что под ружье ставятся только работоспособные люди, и каждый из них может создавать материальные ценности не только для себя, но и еще для 3—5 человек.

В первую мировую войну погибло 10 млн. солдат, искалечено 20 млн; примерно столько же погибло гражданского населения. За годы второй мировой войны убито свыше 22 млн человек, ранено и искалечено 34 млн. В результате двух мировых войн, происшедших в первой половине XX в., погибло 150 млн человек — в 10 раз больше, чем унесли все войны в XIX в. Среди убитых — люди самого производительного возраста, а раненые и искалеченные превратились в инвалидов, которых необходимо содержать за счет общества.

Люди, поставленные под ружье, не только не создают материальных ценностей, но, наоборот, безвозвратно разрушают все созданное человеческим трудом. Материальные ценности, уничтоженные в результате артиллерийских обстрелов, взрывов, воздушных налетов, пожаров и других военных действий за 1900— 1950 гг., оцениваются в 4 триллиона долларов. Это в 10 раз превышает суммарную стоимость всех национальных богатств США и национального годового дохода всех стран капиталистического мира. Этими средствами можно обеспечить высокий прожиточный минимум 50 млн человек в течение 50 лет.

На покрытие военных издержек в XIX в. расходовалось 8—13% национального дохода, в 1914—1918 гг.— 40%, в годы последней мировой войны — 60%. На подготовку к первой мировой войне израсходовано 52 млрд долл., а вместе с причиненным ущербом она обошлась в 260 млрд долларов. Этих денег хватило бы на покупку домов с большими участками для 87 млн демобилизованных солдат. Накануне второй мировой войны ежегодно на вооружение затрачивалось 13 млрд долларов, а каждый год войны обходился человечеству в 730 млрд долларов. На средства, затраченные на эту войну, детям всего мира можно было бы дать среднее образование, построить пятикомнатные дома для всех семей мира и на каждые 5 тыс. населения Земли оборудовать прекрасные больницы.

В отчетном докладе Центрального Комитета КПСС XXIII съезду Коммунистической партии Советского Союза Л. И. Брежнев обратил внимание народов мира «на наиболее уродливое явление в буржуазном мире сегодня — на милитаризацию экономики. Национальные богатства, создаваемые людьми труда, все больше идут не на улучшение жизни людей, а на производство орудий смерти. Уже накоплены целые горы оружия, и, несмотря на это, гонка вооружений продолжается бывалыми темпами, поглощая огромную часть национального дохода буржуазных государств».

Милитаризация, ставшая неотъемлемой и характерной чертой современного государственно-монополистического капитализма, не только во много крат ускоряет процесс дальнейшей централизации капитала в руках горстки монополий, но и накладывает отпечаток на все области экономической и политической жизни в развитых странах капиталистического Запада. «Хозяйство» НАТО может служить здесь наглядной иллюстрацией.

Вооруженные силы США и их союзников по этому агрессивному блоку составляют 8 млн готового к военным действиям личного состава. Для стран Запада, входящих в НАТО, характерными стали рост военных расходов, бюджетный дефицит, увеличение государственного долга, инфляция и т. п. И все это тяжким грузом ложится на плечи трудовых масс.

Необычайно растут военные расходы в Западной Германии. Так, по бюджету на 1962 г. прямые военные расходы составили там 16,5 млрд марок. В 1958 г. они равнялись 6,9 млрд марок и по сравнению с 1955 г. увеличились в 170 раз; начиная с 1963/64 г., военные расходы повысились до 18 млрд, в год («The Military Balance 1965—1966». The Institut for Strategie Studies. London, 1965, p. 18).

В Англии ю бюджету на 1963/64 г. военные расходы были равны 5144 млн, на 1964/65 г..— 5596 млн и на 1965/66—5937 млн долл. Само собой разумеется, что львиная доля этих средств распределяется среди монополий, изготовляющих новые виды вооружений — ракеты, военную авиацию, военно-морской флот и т. д.

Растущие военные расходы занимают видное место п в экономике малых стран Западной Европы. Об этом свидетельствуют следующие данные (Там же.).

1964 г

1965 г.

1966 г.

Бельгия (млрд белы франков)

24631

24188

26300

Голландия (млн гул д нов) . .

2635

2664

2715

Дания (млн датских крон) . . .

1625

1710

1766

Норвегия (млн норвежек, крон)

1491

1722

1872

Но среди стран НАТО в милигаризации экономики страны особо отличается американский империализм (табл. 14).
* По данным ежегодных отчетов Министерства финансов; в млрд долл, на текущие цены.

Даже эти официальные данные говорят о непрерывной «эскалации» военных расходов США. За двадцать послевоенных лет военные расходы почти в 50 раз превысили сумму этих же расходов за двадцать довоенных лет. В настоящее время безудержная гонка вооружений в США поглощает прямо или косвенно 3/4 федерального бюджета страны.

Только на военные цели НАТО Соединенные Штаты израсходовали 725 млрд долл.; общая сумма расходов НАТО за время его существования (с 1949 г.) составляет 1050 млрд долл. Чтобы дать более ясное представление о колоссальности этой суммы, скажем, что она более чем в пять раз превышает стоимость земли США (исключая участки под жилыми постройками) и более чем в три раза годовой национальный доход этой самой богатой капиталистической страны. Одной тысячной доли этих денег хватило бы на то, чтобы построить на реке Меконг, проходящей через весь Индокитайский полуостров, серию электростанций, создать современную систему ирригационных сооружений и превратить долины этой могучей реки в цветущие, полные изобилия районы Земли.

Но такие цели чужды природе капитализма, его капитанам и идеологам. Их занимает другое: они рыщут по Земле в поисках большого бизнеса. История капитализма вполне убедительно показала, что нет такого преступления, которое могло бы остановить хищников наживы. Ради нее американские цивилизованные варвары используют достижения современной науки и техники, чтобы ядохимикатами, напалмом, авиабомбами и ракетными снарядами истреблять вьетнамцев, превращать в выжженную пустыню их поля, сады и леса, разрушать селения, предприятия, культурно-бытовые учреждения, дамбы,— все то, что этот трудолюбивый народ тяжелым трудом многих поколений создавал на своей многострадальной родине. И вот это бедствие народов Индокитая превращается для хозяев американских концернов — торговцев современным оружием смерти — в богатейший источник барышей. Об этом же свидетельствуют страдания народов арабских стран, ставших жертвой агрессии со стороны правителей Израиля — исполнителей воли американского империализма.

Разбойничья война во Вьетнаме используется американскими правящими кругами для подстегивания хозяйственного «бума» в США. Вот как этот бизнес выглядит в долларах: в 1966/67 г. расходы на войну во Вьетнаме составили примерно 20 млрд долл. («U. S. News World Report», 28.1 1966) —в четыре раза больше чем в 1965/66 г. Военные ассигнования в виде казенных контрактов передаются крупнейшим монополиям и служат для них источником баснословного бизнеса. Даже по данным буржуазной печати можно судить об огромных прибылях, которые война во Вьетнаме приносит монополиям, производящим оружие смерти и разрушения. Так, в 1964 г. сумма военных заказов равнялась 24,5, а в 1965 г.— 25,2 млрд долл.; за одно первое полугодие 1966 г. она достигла 19,9 млрд долл. А вот сведения о росте прибылей, которые после уплаты налогов составили: в 1963 г.— 32,6 в 1964 — 37,2, в 1965— 44,5 млрд долл («Survey of Current Business», March 1966, p. 4). Это в четыре раза больше, чем сумма среднегодовой прибыли, полученной корпорациями США в период второй мировой войны, и на 70% выше прибылей в последнем квартале 1962 г., когда прибыли достигли рекордного для послевоенных лет уровня,

Однако бум, связанный с военно-экономической конъюнктурой, усиливает неустойчивость экономики и политики США, обостряет существующие в них противоречия. Инфляция вызывает рост цен, что задевает насущные нужды широких трудовых слоев населения страны. Так, индекс оптовых цен на важнейшие товары в феврале 1966 г. был на 11% выше, чем за год до этого, а индекс розничных цен на потребительские товары — на 14% («Survey of Current Business», March 1966, p. 7—8). В связи с расходами на войну во Вьетнаме и инфляцией правительство США должно было увеличить налоги с населения в 1967 г. по сравнению с предыдущим годом.

Одновременно урезается бюджет на гражданские нужды. Правительством США была помпезно объявлена программа «великого общества»—строительство школ, больниц, городское благоустройство и т. п.,— на осуществление которой предполагалось затратить 3,9 млрд долл.; фактически же на эти цели отпущено не более 2,3 млрд долл. На «борьбу с бедностью» в 1965/66 г. было обещано 1,7 млрд долл. («Worker», 24.IV 1966) (израсходовано гораздо меньше); эта сумма меньше годовой прибыли одной только корпорации «Дженерал Моторе», меньше, чем тратится за один месяц на войну с Вьетнамом.

Война разрушает богатства человечества не только тогда, когда она уже идет: милитаризм постоянно тормозит использование жизненных ресурсов в интересах трудящихся. Готовясь к войне, империалистические государства создают огромные армии, раздувают военную промышленность. Угроза населению со стороны этих государств вынуждает миролюбивые народы нести тяжелое бремя военных расходов для усиления обороны от опасностей агрессии милитаристов. В армиях современного мира числится не менее 20 млн человек. Кроме того, около 100 млн человек работает в военной промышленности и в организациях, обслуживающих вооруженные силы; 70% всего научного персонала мира так или иначе используется в военной области. Все эти люди существуют на средства, создаваемые другими людьми, работающими в мирных отраслях народного хозяйства, тогда как они могли бы производить средства существования не только для себя, но и еще для 350—600 млн человек.

Военная техника не создает средств жизни, а стоит очень дорого. Часть ее разрушается на полях сражений, другая лежит на складах, устаревает и заменяется новой. Фунт американского бомбардировщика Б-85 стоит 568 долл, при цене фунта золота 560 долл. Ракета «Атлас» стоит 35 млн долл., а атомная подводная лодка 65—110 млн. На деньги, затрачиваемые на строительство одной атомной подводной лодки, можно построить не менее 50 стоквартирных домов, а одного бомбардировщика «Валькирия» — 30 школ или две электростанции средней мощности. Устройство площадки для межконтинентальных ракет обходится в 250 млн долл., что равно стоимости электростанции мощностью 1,7 млн квт. Вложения в строительство атомных и водородных бомб в США уже в 1952 г. достигли 2,17, а общие расходы на производство атомного оружия (1943—1957) 18—20 млрд долл.

Как уже было сказано, после второй мировой войны все страны мира расходуют на военные цели 120 млрд долл, в год. На эти средства можно было бы обеспечить безбедную жизнь более 60 млн человек.

На XVII сессии Генеральной Ассамблеи ООН Советский Союз внес проект «Экономической программы разоружения». В проекте убедительно доказывается, насколько выиграли бы все народы, если бы средства, расходуемые сейчас на военные цели, были направлены на благо человечества. Во всех странах можно было бы широко развернуть жилищное строительство, расширить сеть школ, высших учебных заведений и больниц, улучшить социальное обеспечение и т. д. Огромный выигрыш получили бы экономически слабо развитые страны. В этих странах можно было бы ускорить темпы индустриализации и за сравнительно короткое время поднять обеспечение населения материальными и культурными благами. Все эти меры резко снизили бы безработицу. Если из общей суммы 120 млрд долл, ежегодно только 8—10% выделять на помощь молодым государствам, то за 20 лет можно было бы ликвидировать в этих бедствующих районах Земли голод и нищету. Пятая часть средств, расходуемых сейчас на войну, помогла бы за 20—25 лет преодолеть там экономическую отсталость и приблизить молодые страны к уровню промышленного производства таких развитых стран, как Англия или Франция. В странах Азии, Африки и Латинской Америки можно было бы создать 30—40 новых энергетических центров мирового значения.

И вот вместо вполне реальных перспектив такого «мира без войны» враги человечества и прогресса, выразители интересов реакционной империалистической буржуазии ратуют за ядерную войну.

В мире накоплено сейчас много атомных и водородных бомб; общая мощность их, считая на тротиловый эквивалент, достигает 250 млрд т. Это значит, что на каждого человека земного шара заготовлено 80 т взрывчатки. По американским данным, одна 20-мегатонная бомба (20 млн т по тротилу), взорвавшись в воздухе, может сровнять с землей все кирпичные и каркасные жилые дома в радиусе 24 км от места взрыва. Ее огонь сжег бы все, что может гореть, и в том числе все живое, в районе протяженностью от Нью-Йорка до Филадельфии. А теперь есть бомбы в 50, 100 и даже больше мегатонн. По ориентировочным подсчетам, мировые запасы ядерного оружия по своей силе в 12,5 млн раз превышают силу бомбы, сброшенной на Хиросиму. Американский ученый Лайнус Полинг в книге «Не должно быть больше войны» определяет число возможных жертв ядерной войны в 800 млн человек. Имея в виду две перспективы: мир без войны или истребительная ядерная война, знаменитый физик Макс Борн пишет: «В течение нескольких ближайших лет появится нечто новое, что перестроит наше бытие. Это новое включает в себя одновременно страшную угрозу и блестящую надежду: угрозу самоубийства человека и надежду на рай на Земле («Bulletin of the atomic scientist», N 6, 1960, p. 194).

Возникает вполне естественный вопрос, какими же мотивами руководствуются правящие классы и государственные руководители империалистических стран, допуская такой рост военных расходов. Ответ ясен: монополистические круги руководствуются не интересами благосостояния человечества, а ростом своих прибылей. В результате увеличения военных расходов национальные доходы стран перераспределяются таким образом, что доля трудящихся из-за роста налогов все время уменьшается. В связи с войной во Вьетнаме налоги в США уже увеличены на 6 млрд долл, и намечается повысить их еще на 5 млрд. Увеличивающиеся налоги перекрывают военные расходы, и прибыли монополий, работающих на производство вооружения, растут как на дрожжах. По данным американского бюллетеня «Лей-бор Рисерч», норма прибыли военных концернов на 50— 100% выше, чем гражданских.

Работать по военным заказам монополиям очень выгодно, так как они не зависят от колебаний спроса и обеспечивают баснословные прибыли. По выражению американского чиновника Крэпса, народ, ведущий войну, является идеальным потребителем. Он предъявляет массовый опрос на сталь, железо и другие дорогие материалы, а на полях сражения разбивает их вдребезги. Исчезает проблема неиспользования избыточных мощностей, исчезает проблема реализации товаров.

СССР и другие страны социалистического лагеря тоже несут весомые военные расходы, в определенной степени сдерживающие темпы мирного строительства. Однако все военные мероприятия в социалистических странах вытекают не из характера их внутреннего строя, а вынуждаются агрессией капиталистических государств, стремящихся развязать новую мировую войну.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделитесь информацией с друзьями

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: