Виновник голода и нищеты народных масс — капитализм

Таков удел поколений широчайших трудящихся масс, тяжелым трудом которых за последнее столетие национальное богатство Соединенных Штатов возросло в несколько десятков раз. Некоторое представление о том, как росло это богатство, дают подсчеты советского экономиста С. Л. Выгодского (С. Л. Выгодский. Очерки теории современного капитализма. М., 1961, стр. 149, 150), который на основе данных американской статистики установил, что за период 1879—1959 гг. общая стоимость продукции ведущего сектора экономики США — обрабатывающей промышленности— возросла в 36 раз (с 9,4 до 339,3 млрд долл.), а сумма прибавочной стоимости — в 56,8 раза (с 2,2 до 125 млрд долл.).

Противоречия современного капитализма приняли столь кричащий характер, что даже буржуазные исследователи не могут их игнорировать. Более того, вопиющие факты массовой нищеты в самой богатой капиталистической стране — США — официально признали ее капитаны. Покойный президент Дж. Кеннеди в одном из своих выступлений перед конгрессменами заявил, что 32 млн американцев живут на грани нищеты, что в США крайне плохо поставлено медицинское обслуживание населения, скудна помощь по безработице, мало средств отпускается на народное образование. Не лучше характеризовал положение в стране и президент Джонсон: по его словам, 33—35 млн американцев зачастую живут хуже, чем того требует человеческое достоинство, и главное — без надежды на изменение такого положения; это — мир, в котором людям приходится бороться за каждый день своего существования в поисках пищи и крова, это — мир, в котором даже легкое заболевание трудящегося — настоящая трагедия для него и его семьи.

Это признание Джонсона не требует комментариев. И пусть цифры, приведенные им и Дж. Кеннеди, не сходятся полностью с цифрами буржуазных исследователей, о которых мы говорили выше, — факты массовой нищеты в самой индустриальной и самой богатой стране капитализма неопровержимо доказывают то, что капитализм и благополучие масс несовместимы друг с другом.

Не лучше обстоит дело и в других развитых капиталистических странах. Так, в 1951 г. в промышленности ФРГ норма прибавочной стоимости была равна 320%, а во Франции в 1952 г. — 315%. Эти цифры говорят о том, что большая и все возрастающая часть труда рабочих присваивается капиталистами. Степень эксплуатации еще никогда не была столь высокой, как теперь.

Прибавочная стоимость — источник капиталистических прибылей, капиталистического накопления. Повышение нормы прибавочной стоимости ускоряет темпы капиталистического обогащения и одновременно ведет к относительному, а иногда и к абсолютному ухудшению положения рабочего класса. Под относительным ухудшением понимается снижение доли рабочего класса в национальном доходе, под абсолютным ухудшением— снижение жизненного уровня рабочих. В США, например, доля трудящихся в национальном доходе в 1923 г. составляла 54%, а к 1959 г. снизилась до 50%, в Англии (1924—1957) она упала с 45 до 33,5%, во Франции (1938—1952) с 50 до 39%, в Японии (1950— 1957) с 46 до 32% (М. Д Панов. Расточительство и роскошь среди нищеты. М., «Знание», 1962). Относительное ухудшение положения рабочего класса и всех трудящихся в капиталистических странах не менее ярко характеризуется и распределением национальных богатств между общественными классами. Уже в 20-х годах текущего столетия в США на 1% населения приходилось 59%, а на 87% населения — 8% всех национальных богатств. В Англии на 7% налогоплательщиков приходится 84% всех доходов страны, 2% населения присваивает 55% доходов, 1% владеет 38% национальных богатств («Правда», № 119, 19.IV 1966.). В США насчитывается 217 лиц, у каждого из которых ежегодные доходы превышают 1 млн долл. в год. По оценке американской печати, доходы пяти братьев Рокфеллеров равны 5 млн долл, в год. Личное состояние семейства Рокфеллеров оценивается в 3,5, а семейства Меллонов — в 3,8 млрд долл. Годовой доход магната тяжелой промышленности Франции Шнейдера составляет 123,2 млн франков, что почти в 2500 раз превышает доход среднего налогоплательщика.

Обогащение капиталистов идет за счет эксплуатации не только рабочих, но и крестьян. Мелкие сельские производители арендуют землю у крупных землевладельцев, и стоимость значительной части получаемой продукции присваивается землевладельцами в виде арендной платы. В США прожиточный минимум фермерской семьи из пяти человек в 1945 г. был равен 1700 долл. Этот минимум мог быть обеспечен при валовом доходе фермы 2800 долл, в год. Валовой же доход 2900 ферм не превышал 670 долл, на ферму. В результате неравной конкурентной борьбы с крупными хозяйствами происходит разорение более мелких ферм. В США 20 лет назад было 6 млн фермеров, а сейчас осталось 3,4 млн; в ФРГ с 1949 по 1964 г. количество мелких крестьянских хозяйств сократилось на 500 тысяч.

Намного хуже материальное положение трудящихся в странах, недавно освободившихся от колониального гнета, и в колониальных странах; там национальный доход на душу населения в 10—15 раз ниже, чем в промышленно развитых капиталистических странах.

Известно, что империализм в течение долгих десятилетий не только грабил народы колониальных и иных зависимых стран, но и искусственно поддерживал их вековую отсталость. Несметные природные богатства этих стран хищнически использовались иностранными захватчиками и служили источником усиления экономической и политической мощи хозяев метрополий. Сами же зависимые страны оставались поставщиками одного-двух видов первичного сырья, добываемого крайне рутинными техническими средствами при очень низкой производительности труда.

Таким образом, империализм грабил народы своей колониальной периферии и по праву хищника-завоевателя, и по праву экономически могущественного эксплуататора, получавшего баснословные прибыли от использования дешевых рабочих рук и дешевого сырья. Трудно представить себе действительные размеры того богатства, которое империалисты награбили тем или иным путем в зависимых от них странах. Напомним только о том, что в начале нашего века объектом этого грабежа долгое время была колониальная периферия, общая территория которой (без зависимых стран, формально считавшихся самостоятельными) составляла 73 млн км2 (около 50% площади мира) с населением 1,05 млрд человек (35% населения Земли) (А. Г. Шигер. Политическая карта мира М., 1961, етр. 11).

С тех пор многое изменилось. Великая Октябрьская социалистическая революция расколола мир на две системы — социалистическую и капиталистическую.

Империализм оказался не в состоянии предотвратить крушение своей колониальной империи, и ее порабощенные веками народы обрели национальную независимость. Но, став суверенными, эти молодые национальные государства расплачиваются и сегодня за последствия прошлого господства колонизаторов.

Здесь нет возможности останавливаться на этом подробно (Этот вопрос обстоятельно рассмотрен в книге В. Р ы м а л о в, В Тягуненко. Слаборазвитые страны в мировом капиталистическом хозяйстве. М, 1961.). Поэтому, несмотря на всю важность этой проблемы, мы ограничимся лишь некоторыми краткими характерными данными.

В конце 40-х годов нашего века на долю группы экономически слабо развитых стран приходилось около 8% мирового капиталистического производства обрабатывающей промышленности и производства металлов, менее 4% продукции металлообрабатывающей промышленности Эти страны поставляют капиталистическому Западу многие основные виды сырья, но тем не менее продукция горнодобывающей промышленности в них самих едва достигает в стоимостном выражении 25% по отношению ко всему производству минерального сырья в капиталистическом мире.

До второй мировой войны на долю США, Англин, Германии и Франции (население которых составляет всего 14,9% населения капиталистического мира) приходилось 72% промышленной продукции всех капиталистических стран. В то же время доля Индии и Китая (43,6% всего населения капиталистического мира) не превышала 2%. В Азии, Африке и Латинской Америке тогда проживало более 70% населения капиталистического мира, а на их долю приходилось всего 8% промышленной продукции («Industrialisation and Foreign Trade». Leage of Nations, Geneve, 1945, p. 22).

Советские ученые показали, как используют отсталость этих районов мира империалистические монополии, каков тот огромный ущерб, который они наносят экономике молодых национальных государств, в частности «тихим» путем неэквивалентного обмена. Как видно из данных специальных комиссий ООН, цены на экспортируемую империалистическими державами промышленную продукцию выросли с 70-х годов прошлого века до конца второй мировой войны на 30—40% по сравнению с ценами на сырье и продовольствие, составляющими основу экспорта экономически слабо развитых стран. Это несоответствие усиливается не только за счет роста производительности труда в империалистических странах (по сравнению с 1870-ми годами в США и Западной Германии наблюдается увеличение производительности труда в 2,5—3 раза), но и за счет непрекращающегося увеличения цен на экспортируемые промышленные товары капиталистических держав при постоянном снижении цен на сырье, вырабатываемое в слаборазвитых странах. В 1949 г. за одно и то же количество экспортируемого сырья слаборазвитые страны получили в обмен текстильные товары в количестве гораздо меньшем, чем до войны: бывшая Французская Экваториальная Африка — на 68%, Иран — на 64%, Британская Гвиана — на 60%, Индия — на 49%, Чили — на 42%. В том же году США продавали в слаборазвитых странах свои грузовики и химикалии по цене в 6,25 и 7,7 раза более высокой, чем в 1938 г.; сырье же из этих стран США вывозили по очень’низким ценам.

Надо ли говорить о том, что освобожденные страны несут на такой торговле огромные убытки. Советский экономист А. А. Санталов неопровержимо доказал, что, используя рычаг неэквивалентного обмена, империалистические страны в 1948—1952 гг. грабили 70 слаборазвитых стран на 16 млрд долл, в год (А. А. Санталов. Империалистическая борьба за источники сырья. М., 1954, стр. 56). Другой советский экономист, В. М. Коллонтай, пользуясь данными ООН, проделал обстоятельные расчеты и установил, что потери слаборазвитых стран из-за неэквивалентного обмена составляют 40—45% их товарооборота (В. Коллонтай. Прибыли империалистов от эксплуатации слаборазвитых стран. Мировая экономика и международные отношения, 1959, № 6). Так же как и Санталов, Коллонтай показал, что в стоимостном выражении эти потери составляют 14—16 млрд долл. в год.

Такова огромная сумма, которую империалисты из года в год в форме неэквивалентного обмена товаров на протяжении долгого времени изымают из экономики слаборазвитых стран, обрекая их народы на голод и нищету.

Другим средством ограбления народов этих стран являются капиталовложения в их промышленность «добрых дядей» из капиталистического Запада. Возьмем для примера США. Несмотря на все трудности выяснения этого вопроса, который хозяева капитала окружают тайной, все же и здесь открывается неприглядная картина грабежа. Платежный баланс США показывает, что за 1950—1957 гг. прибыли американских нефтяных компаний в слаборазвитых странах Азии, Африки и Латинской Америки составили 12,2 млрд долл.; и это при общем размере новых капиталовложений всего лишь 6 млрд долл. Общая сумма инвестиций, вложенная в эти экономически отсталые районы, за 5—6 лет за счет «самовозрастания» прибыли «породила» себя самую в размере первоначальной величины.

Эти далеко не полные данные свидетельствуют о тех громадных богатствах, которые перекачиваются из слаборазвитых стран в сейфы монополий индустриальных держав Запада. Этих богатств с лихвой хватило бы на развитие экономики молодых национальных государств, на ликвидацию голода и систематического недоедания населения, на подъем его материального и культурно-бытового положения. Если к этому прибавить те богатства, которые ныне поглощает милитаризация в империалистических странах (и в первую очередь в США), станет ясным, каковы те мощные резервы, которые человечество, не будь капитализма, могло бы использовать для создания благополучной жизни всем людям Земли.

Массовая безработица — постоянный спутник капитализма. Даже теперь, в фазе циклического подъема производства, хроническая безработица в промышленно развитых капиталистических странах растет изо дня в день. В начале 1967 г. число безработных в США равнялось 3,2 млн человек, в Италии около 1 млн. Еще недавно в ФРГ вещали об «экономическом чуде» — отсутствии безработицы; с октября 1966 г. по февраль 1967 г. число безработных там возросло с 145 до 700 тыс. Еще большая безработица имеет место в экономически слабо развитых странах: в 1958—1962 гг. число безработных в Пуэрто-Рико достигало 9—15% рабочей силы, на Филиппинах—7%, в Чили — 6—8%, в Британской Гвиане, на Тринидаде и Ямайке—10—20%.

По миру в целом армия безработных состоит из 9—11 млн человек. Работая, эти люди могли бы создавать жизненные средства не только для себя, но и еще для 35—45 млн человек. А они вынуждены кое-как существовать за счет работающих, ухудшая тем самым Положение последних. В борьбе за улучшение своего экономического положения рабочие прибегают к стачкам и забастовкам. В США в 1958 г. зарегистрировано 5025 забастовок, в которых приняло участие 2,2 млн человек. При этом потеряно 23,5 млн человеко-дней, т. е. более 78 тыс. человеко-лет. По подсчетам Кайзерлинга, за 1953—1960 гг. в результате сокращения времени занятости в производстве потеряно более чем на 200 млрд долл, валовой продукции и около 18,5 млн человеко-лет (В. Любимова, С. Пронин, О. Сальковский. Эксплуатация трудящихся — закономерность капитализма М., 1965, стр. 24). За последнее десятилетие число участников забастовок увеличилось вдвое, достигнув 55—57 млн человек в год.

В середине текущего века наука ввела в строй небывало мощное средство повышения производительности человеческого труда — автоматизацию. Но в странах капитализма автоматизация используется только в интересах собственников средств производства, увеличивая их прибыли. В результате автоматизации производства норма прибавочной стоимости настолько увеличивается, что прибыли капиталистов растут даже при резком сокращении числа работающих. Таким образом, в странах капитализма автоматизация производства увеличивает армию безработных. В США за 6 лет (1957— 1964) вследствие автоматизации уволено 1,5 млн человек (И. П. Айзенберг. Для блага человека. М., 1964, стр. 8) Председатель профсоюзов КПП-АФТ Дж. Мини, будучи сторонником капитализма, все же был вынуждея заявить на съезде американских профсоюзов, что автоматизация «быстро становится истинным проклятием нашего общества» («Правда», № 327, 22.11 1964).

Ярким обвинительным свидетельством против капиталистического строя являются многочисленные случаи уничтожения товаров, в том числе и продовольственных продуктов, а также сознательное сокращение производства средств питания. И это происходит в то время, когда большая часть населения плохо питается или просто голодает. В 1947 г. правительство США сознательно сократило посевы пшеницы, хлопка и картофеля, так как из-за безработицы уменьшилась покупательная способность населения. В 1950 г. министр сельского хозяйства Бреннен предложил уничтожить 1360 тыс. т картофеля, чтобы поддержать цену на него, и распорядился сократить посевы пшеницы на 17%, кукурузы на 20%, хлопка на 23%. Летом 1964 г. американский конгресс принял решение сократить посевные площади пшеницы на 20%. По мнению помощника министра земледелия США Маклейна, весьма важным мероприятием является уничтожение уже накопленных излишков сельскохозяйственной продукции и уменьшение ее производства, так как это предотвратит бесконечное образование излишков продуктов в будущем. В 1949 г. в США было уничтожено 140 млн яиц.

Во Франции в 30-х годах текущего столетия с целью снижения урожайности было запрещено орошение виноградников; за повышенный урожай винограда был установлен штраф. Виноградарям, согласившимся уничтожить виноградники и не возобновлять посевов в течение 30 лет, была предложена компенсация в размере 1120 франков за 1 га; в результате погибло 30 тыс. га виноградников. В Дании было зарезано 483 тыс. голов крупного рогатого скота. Мясо отнюдь не пошло на удовлетворение потребностей нуждающихся в нем: его использовали в качестве удобрений и корма для животных.

Старшее поколение наших современников наверно помнит, что когда в период экономического кризиса (1929—1932) в Бразилии накопился большой запас кофе, было принято решение уничтожить все деревья семилетнего возраста и снизить заработную плату рабочих. Это не помогло, и тогда кофе стали сжигать в топках пароходов и паровозов. Горело плохо. Стали сжигать кофе на полях, обливая его керосином, который покупали в США, затрачивая 1 млн. долл, в год. Но и это мероприятие оказалось недостаточным. Стали затапливать мешки с кофейным зерном в море, но бедняки вылавливали их и продавали на рынках. После этого плантаторы начали топить кофе подальше от побережья. Так было варварски уничтожено 78 млн мешков кофейных зерен.

Может быть, не стоило бы приводить эти примеры прошлых лет? Может быть, теперь этого нет и никогда не будет? На эти вопросы в наше время можно ответить словами председателя ФАО Бинай Сена «В Соединенных Штатах Америки,— пишет он,— производство продовольствия даже искусственно тормозится, и, несмотря на это, уже накопились огромные излишки продуктов питания» (Бинай Ранджан Сен Избавление от голода — величайшая задача человечества. Сб. «Наука и человечество». М., 1964. стр. 171). «Излишки» потому, что их не покупают по подходящей капиталистам цене. Но какие же это излишки при наличии сотен миллионов голодающих во многих странах, в том числе и в США.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделитесь информацией с друзьями

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: