КРИТИКА БУРЖУАЗНОЙ ФАЛЬСИФИКАЦИИ НАЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В СОВЕТСКОМ КАЗАХСТАНЕ: К ИСТОРИОГРАФИИ ПРОБЛЕМЫ

Современный исторический период «…отмечен небывалым за весь послевоенный период по своей интенсивности и остроте противоборством двух полярно противоположных мировоззрений, двух политических курсов — социализма и империализма. Идет борьба за умы и сердца миллиардов людей на планете. И будущее человечества зависит в немалой степени от исхода этой идеологической борьбы. Отсюда понятно, как исключительно важно уметь донести в доходчивой и убедительной форме правду о социалистическом обществе, о его преимуществах, о его мирной политике до широчайших народных масс во всем мире. Не менее важно умело разоблачать лживую, подрывную империалистическую пропаганду. Нам нужна хорошо продуманная единая система контрпропаганды— динамичная и эффективная». «…Требуется аргументированный, насыщенный фактами критический разбор антисоветских позиций и взглядов, отпор им не только в исследовательских трудах, но что особенно сейчас важно — работах, рассчитанных на широкие круги советской и международной общественности».

Касаясь итогов и задач национальной политики, Генеральный секретарь ЦК КПСС Ю. В. Андропов на совместном торжественном заседании ЦК КПСС, Верховного Совета СССР и Верховного Совета РСФСР, посвященном 60-летию образования СССР, подчеркивал: «Убедительный, конкретный показ наших достижений, серьезный анализ новых проблем, постоянно рождаемых жизнью, свежесть мысли и слова — вот путь к совершенствованию всей нашей пропаганды, которая должна быть всегда правдивой и реалистичной, а также интересной, доходчивой, а значит, и более действенной». Следовательно,, масштабность и глубина исследований в этом направления научного знания свидетельствуют не только о принципиальной партийной позиции советских ученых, но и о зрелости научных работ в сфере общественных наук. Критика буржуазной советологии «а современном этапе развития науки выделяется в полноправную и самостоятельную отрасль научного знания. Она привлекает к себе внимание не только специалистов по тому или иному конкретному вопросу, как это нередко было прежде, но и широкого круга научной общественности, и разрабатывается в тесном взаимодействии представителей всех общественных наук. В этой связи становится очевидной и важность историографической разработки проблемы.

Известно, что буржуазная советология берет свое начало со времени Великой Октябрьской социалистической революции. Буржуазная пропаганда не прекращалась в дальнейшем в годы мирного социалистического строительства. Качественно новый этап советологии ознаменовался печально известной фултонской речью У. Черчилля, в которой он призвал западный мир к прямой конфронтации со странами социализма. Однако, поскольку в этот период возможности политического, экономического и тем более военного воздействия капиталистического мира на страны социализма оказались ограниченными, основной формой противоборства двух социальных систем становится идеологическая борьба, которая со стороны Запада принимает характер массовой и истеричной антикоммунистической пропаганды, являвшейся одним из краеугольных положений политики «холодной войны». Новый виток гонки вооружения, спровоцированный нынешним президентом США Р. Рейганом, и другие меры американской администрации обусловили невиданный размах антисоветской пропаганды в настоящее время.

Критика буржуазной советологии в советской исторической науке имеет свою историографическую традицию. На начальном этапе анализ буржуазной политологии носил в основном избирательный характер. Имели место критические статьи, в которых рассматривались работы лишь по отдельным аспектам буржуазной историографии. По мере расширения сферы научных изысканий на рубеже 50—60-х гг. происходит заметный рост числа работ, возрастает и их научный уровень. Именно с этого времени стали публиковаться критические работы ученых-обществоведов Казахстана и Средней Азии. Избирательный метод исследования постепенно трансформируется в аналитический — рассматриваются основные течения и направления буржуазной историографии в комплексном и проблемном плане.

Вместе с тем следует отметить, что характер развития советологии определяется прежде всего поиском ею возможной альтернативы марксизму-ленинизму. Пытаясь сформулировать свою концепцию всемирно-исторического процесса, оіна также стремится опорочить реальный социализм, опыт его созидания, дающий пример для трудящихся всего мира. Задачи советологии общеизвестны и достаточно ясно сформулированы: дискредитация советской действительности и идеологии марксизма-ленинизма. При этом она активно приспосабливается к ситуации, сложившейся в современном мире. Так, в отличие от работ периода «холодной войны», акцентированных в основном на грубых измышлениях и нападках на советскую действительность, приемы и методы исследования советологов в 70-е гг. под влиянием политики разрядки модифицируются и становятся все более изощренными. Во многом это связано и с тем, что фальсификация истории СССР не достигла своей цели — создания у народов мира искаженного представления о нашей стране. Многие, даже весьма далекие от марксизма исследователи вынуждены были признать огромные успехи нашей страны в экономическом и культурном развитии. Советологи же стремятся предельно завуалировать и мистифицировать субъективистский подход к проблемам общественного развития в СССР прагматизмом, социологизированием, моделированием, широкой номенклатурой «универсальных понятий» и т. п. В качестве возможной альтернативы марксизму-ленинизму на Западе выдвигаются различного рода концепции технологического детерминизма, среди которых наиболее широкое хождение получили доктрины «нового индустриального», «постиндустриального» и «технотронного» обществ. Вместе с тем усиленно культивируются теории конвергенции, деидеологизации, реидеологизации и др.

Среди различного рода направлений в западной историографии не последнее место занимают проблемы истории национальных республик СССР, в частности Средней Азии и Казахстана. Не случайно поэтому важное место в советологии занимает национальный вопрос, сквозь призму которого рассматриваются все прочие проблемы общественного развития народов нашей страны. Главная цель «исследований», посвященных этому аспекту,— стремление принизить всемирно-историческую значимость опыта СССР в разрешении национального вопроса. Их политический смысл — попытка опорочить ленинскую национальную политику КПСС, успехи СССР в решении национального вопроса, компрометация в тлазах народов развивающихся стран опыта расцвета и сближения народов нашей страны. Вместе с тем акцентуация работ на национальном вопросе призвана, по мнению советологов, затушевать классовый характер социалистических преобразований на Советском Востоке, придать им этнический оттенок. Непременным атрибутом абсолютного большинства работ советологов является, во-первых, фальшивое положение о генетической связи ленинской национальной политики с колониальной политикой царизма. Вследствие этого постулируется массовое угнетение \’национальных меньшинств, которые прежде были порабощены империализмом царской России, а ныне «империализмом Советов». Это обусловливает, по их мнению, всеобщую русификацию и ассимиляцию нерусских народов СССР. Во-вторых, господствующим, особенно в последнее время, является тезис о возрождении чувства национальной гордости либо национального духа у нерусских народов по мере «ужесточения национальной политики Советов» в форме так называемого «нового национализма». Последний вывод делается на основе формального анализа данных переписей, по которым прослеживается быстрый демографический рост «народов Средней Азии и Казахстана, увеличение числа лиц, владеющих родным языком, а также статистических данных, свидетельствующих о возрастании числа газет и тиражей книг, выходящих на языках нерусских народов. В этом случае политика нашей партии, основанная на уважении национальных чувств, умышленно замалчивается.

Подобная трактовка национальных отношений в нашей стране и, в частности, в рассматриваемом регионе является в целом традиционной для буржуазной историографии. В своих наиболее крайних формах она была сформулирована в годы холодной войны в 40—50-х гг. и получила свое дальнейшее развитие в начале 60-х гг. Например известный советолог М. Рывкин писал: «Отбросьте коммунистический идеологический камуфляж и вы увидите мало разницы между отношениями России с ее среднеазиатскими владениями и прошлыми отношениями Англии и Франции с их зависимыми владениями». В 60—70-х гг. эта традиционная доктрина частично трансформировалась. Если прежде проводилась прямая параллель между советской национальной политикой и колониальной политикой самодержавия, то в 70-е гг. все большее значение приобретает сравнительно-сопоставительный метод исследования, когда сравнивается развитие различных наций и народов как в пространственно-временном, так и в структурном отношении вне реальных социально-экономических отношений. Однако анализ в конце концов сводится к прежним истинам, постулирующим СССР в качестве крупнейшей в мире колониальной державы, проводящей по отношению к национальным меньшинствам политику национального угнетения и ассимиляции. Правда, рецидивы грубо-вульгарного подхода и рассуждения о колониализме Советов по отношению к народам Средней Азии и Казахстана все еще встречаются.

В настоящее время буржуазная политология выдвигает концепцию «иерархии наций» в СССР, которая строится на лживой посылке о существовании в нашей стране «государственных наций», «младших братьев», «рассеяных национальностей» и «колониальных групп». Вся эта, с позволения сказать, «классификация наций» дается методом сочетания принципа сравнения современного состояния экономики и культуры различных наций и в плане ретроспективного сопоставления прошлого и настоящего, где выделяется доминантный признак — наличие государственности. На этой основе советологи хотят протащить тезис о существовании в СССР табели о национальных рангах, о наличии «гонимых и страждущих наций». Согласно теории этнической стратификации, спроецированной на Казахстан и республики Средней Азии, в СССР существует иерархическое деление наций по ряду признаков, обусловливающих процесс искусственного ограничения государственного и социально-экономического развития нерусских народов. Более того, советологи пытаются проповедовать фиктивность государственной самостоятельности республик Средней Азии и Казахстана, права наций на самоопределение, добровольного характера образования Союза ССР. Именно в этом аспекте зачастую они пытаются критиковать к новую Конституцию СССР. Излюбленной темой, часто муссируемой в западной историографии, является религиозный вопрос. Советологи постулируют якобы существующие у нас в стране межрелигиозные трения, гонения верующих, отсутствие свободы вероисповедания и отправления религиозных культов. Представляется возможным заключить, что, чем значительнее успехи СССР, отметившего свой 60-летний юбилей,, тем более активной становится пропаганда буржуазной советологии, направленная против реального социализма и опыта решения им национального вопроса.

Советскими учеными дан достойный отпор буржуазным фальсификаторам. В работах советских ученых подвергнута научной критике буржуазная интерпретация национальных отношений в СССР, показана порочная практика подтасовки фактов, теоретическая несостоятельность западной историографии. Важный вклад в научную критику буржуазной советологии внесли работы и казахстанских ученых, в которых на обширном фактическом материале показана полная несостоятельность утверждений фальсификаторов о якобы все еще колониальном положении Советского Казахстана, дана развернутая критика западной историографии по вопросам развития экономики и культуры Казахстана. Вместе с тем в 50—60-х гг. в целом преобладал избирательный метод исследования, и поэтому основное внимание советских ученых было сосредоточено на критике отдельных работ советологов, носивших, пожалуй, наиболее одиозный характер. Особо остро и принципиально критиковались работы Р. Пайпса (ныне одного из ведущих советников президента Р. Рейгана), О. Кэроу, Б. Хаита, Дж. Уилера.

В последнее время в советской историографии расширились предметные рамки, возрос научный уровень, качественный и количественный охват критических работ. Современная советская историография характеризуется, во-первых, системным, аналитическим подходом к проблемам критики буржуазной советологии, комплексным охватом и учетом как традиционных, так и новейших тенденций в ее развитии и во-вторых, значительным расширением круга рассматриваемых вопросов, усложнением и углублением структуры исследований. Советской исторической наукой чрезвычайно аргументированно раскрыт политический смысл основных концепций буржуазных советологов по национальному вопросу, в частности как теоретических аспектов проблемы, касающихся вопроса о нациях, государстве, классах, их взаимосвязи и. взаимодействии в условиях социалистического общества, так и конкретно-исторических, затрагивающих объективную действительность во всем ее многообразии, практику ленинской {национальной политики в экономической и социальной области, (развития национальной по форме, социалистической по содержанию культуры, формирования нового человека. Советской историографией последних лет было показано и научно доказано, что с момента образования СССР государственное, социально-экономическое и культурное развитие республик Средней Азии и Казахстана происходило при органическом сочетании интересов как всего Советского государства, так и каждой из республик в отдельности. Благодаря помощи победившего пролетариата России народы бывших царских окраин ,не только ликвидировали национальное и фактическое неравенство, преодолели экономическое и культурное отставание, но и достигли значительных высот во всех сферах общественной жизни.

Исследования казахстанских ученых явились убедительным свидетельством надуманного характера концепции, постулирующей существование в СССР «табели о национальных рангах», неравноправного положения нерусских народов, их всеобщей русификации, отсутствие у них своей национальной культуры. Вместе с тем показана несостоятельность утверждений советологов о том, что экономический процесс Казахстана якобы связан лишь со всеобщим процессом индустриальной модернизации, о будто бы лишь добывающем, и неравномерном характере развития промышленности республики, когда ее естественно-природные ресурсы перекачиваются в Центральную Россию и на Урал и потребляются в ущерб интересам казахского народа, о преобладании политических и вообще неэкономических факторов в территориальном разделении труда в нашей стране. Особенно остро и принципиально критиковались те аспекты в работах буржуазных советологов, которые затрагивают развитие аграрного сектора народного хозяйства Казахстана и, в частности, целинную эпопею, представляемую в западной историографии как непринятую казахским народом и необоснованную в экономическом отношении волевую акцию. Развернута убедительная критика утверждений советологов о том, что освоение целинных земель негативно сказалось на развитии животноводства. Наряду с этим показана несостоятельность утверждений буржуазных идеологов по вопросам национально-государственного развития Казахской Советской Социалистической Республики. Особого внимания заслуживает коллективный труд сотрудников Института истории партии, посвященный критическому осмыслению новейших советологических концепций истории и современности Советской Средней Азии и Казахстана. Данная работа, несомненно, является важным этапом казахстанской критики западной советологии. Среднеазиаведение — одно из ответвлений этого реакционного течения — получило в книге достаточно полное отражение. Очевидно, только комплексный подход к проблеме, т. е. анализ буржуазных концепций по основным социальным, экономическим и культурным аспектам истории и современности Советского Казахстана, может позволить показать, с одной стороны, преемственность в подаче материала о Советском Союзе в советологической литературе, а с другой — конъюнктурный характер выработки альтернативных социализму теоретических выкладок сосуществования различных национальностей в едином государстве. Последнее представляется более важным, так как исследование новейших западных публикаций свидетельствует о том, что в области изучения национальных отношений в СССР советология претерпевает значительные изменения. Это связано прежде всего с крахом предшествующих точек зрения о недолговечности социалистического союза больших и малых народов, невозможности выравнивания их социально-экономических уровней, равного положения в развитии и самоопределении каждой этнической группы и т. п.

Данная посылка ставит перед советскими учеными-обществоведами задачу не только не ослаблять контрпропаганду буржуазной идеологии, но и постоянно держать руку на пульсе этого мощного империалистического аппарата воздействия на умы и психологию людей. Необходимо, чтобы творческая критика буржуазных советологов не превращалась в многочисленные придирки и нарекания по частным вопросам рассматриваемой проблемы. Главная задача советских обществоведов заключается прежде всего в анализе основных течений и направлений в советологии, выявлении разного рода нюансов в ее развитии, слабых сторон в методологическом, источниковедческом и историографическом аспектах, противопоставлении взглядов и суждений советологов, постоянном учете новейших работ. Пожалуй, последний момент — самое слабое место в (работах наших обществоведов, тем более что в буржуазном советоведении на рубеже 70—80-х гг. наметился вполне очевидный пересмотр основных концепций в сторону усложнения структуры исследований, их постепенной фундаментализации и более обобщенного подхода к проблемам социализма и коммунизма. Переоценка ценностей, наметившаяся в советологии, требует более углубленного подхода к проблемам критики буржуазной историографии, отказа от упрощенного и зачастую поверхностного понимания советологии как набора откровенно антисоветских фраз и заявлений, антикоммунистических догм и постулатов. Западная историография все более трансформируется в сторону объективизма и вуалирования своих основных доктрин. Думается, настало время не только критиковать буржуазных фальсификаторов, в наших изданиях, но и переводить критические работы на иностранные языки, чтобы их смысл и содержание стали ближе и доступнее зарубежному читателю, широкой общественности развивающихся стран.

«Очень важно, чтобы пропаганда не обходила острых тем, не боялась затрагивать так называемые трудные вопросы. Политика нашей партии ясна. И мы готовы ответить на любые вопросы, которые возникают у советских людей. Надо смелее делать это, помня, что если мы не отвечаем на них, то недруги нашей страны постараются воспользоваться этим для клеветы на социализм».

Д. И. ДУЛАТОВА

Поделитесь информацией с друзьями

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.