1992 год

2 января 1992 г. российское правительство объявило о своем отказе назначать цены на подавляющее большинство товаров. Экономическая реформа началась.

То, что происходило в ближайшие несколько месяцев, получило название шоковой терапии. Товаров первое время особо не прибавилось, а цены выросли многократно. Советский человек привык, что магазинная цена — вещь весьма стабильная, незыблемая. Для покупателей постоянные скачки цен в 5, 10, 100 раз стали настоящим потрясением. Деньги, получаемые на работе в начале месяца, уже мало чего стоили в последних его числах. Зарплаты и пенсии росли, но за ростом цен они всё равно не поспевали — жизненный уровень пополз вниз.

Новые отношения между предприятиями налаживались медленно, со скрипом — директора еще надеялись на даровые денежные вливания из казны. А тем временем российский рынок успешно завоевывали импортные товары, что было хорошо для покупателя, но плохо для отечественного производителя. Правительство в своей денежной политике шло буквально по лезвию ножа: придержишь печатный станок — доходы населения слишком опасно отстают от роста цен; чуть больше выдашь средств останавливающимся предприятиям — обесценивается рубль, снижая покупательную способность населения.

Охотников занять место главы правительства осенью 1991 г. было немного; оппозиционные Ельцину силы предпочитали выжидать. Но, когда первые решительные шаги реформы были сделаны, сразу же началась массированная атака на президента и его правительство со стороны большинства Съезда народных депутатов РФ и Верховного совета. В оппозиции объединились депутаты от компартии, стремившейся восстановить свою роль в государстве, оскорбленные распадом империи так называемые патриоты, а также многие вчерашние сторонники обновления страны, которым трудно было принять слишком высокую, по их ощущениям, цену реформ.

Спор между президентом и Съездом не мог быть разрешен законным, конституционным путем. Дело в том, что по тогдашней Конституции президент обладал всей полнотой исполнительной власти, но в то же время и Съезд народных депутатов имел право рассматривать и решать любой вопрос в государстве. (Съезд был остатком прежней — советской — власти, не знавшей разделения на исполнительную и законодательную ветви.)

Получалось, что обе власти могли принять по одному и тому же вопросу противоположные решения, которые оказывались законными и обязательными для исполнения! Такая ситуация постоянно грозила расколом общества, что в тогдашней наэлектризованной атмосфере могло привести даже к гражданской войне.

Политическое равновесие могло сохраняться только на основе компромиссов и соглашений. Стремясь умиротворить депутатов, президент отправил в отставку Гайдара и предложил на выбор несколько кандидатов на должность главы правительства. Съезд избрал «крепкого хозяйственника», практика Виктора Черномырдина, до этого критиковавшего жесткую финансовую политику премьер-министра. Однако, сменив кресло отраслевого министра на пост главы правительства, отвечающего за экономику в целом, Виктор Степанович не увидел иного пути, кроме как продолжать курс своего предшественника (строгая экономия госбюджета, приватизация госпредприятий и т.д.).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделитесь информацией с друзьями

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: