Некоторые проблемы источниковедческого изучения материалов экспедиции Ф.А. Щербины

Одной из важных и актуальных проблем советского источниковедения на современном этапе признано изучение массовых источников. И. Д. Ковальченко формулирует понятие массовых источников как «характеризующих такие объекты действительности, которые образуют определенные общественные системы с соответствующими структурами. Массовые источники отражают сущность и взаимодействие массовых объектов, составляющих эти системы, а следовательно, строение, свойства и состояние самих систем». Массовые источники в силу своей природы содержат массовые данные, наиболее адекватно отображающие действительность. Именно массовые источники заключают в себе многоаспектную информацию о социально-экономических процессах в обществе, которая наиболее широко используется в современных исторических исследованиях. Источники такого типа также характеризуются возможностью использовать применительно к ним математические методы обработки данных, что качественным образом влияет на результаты исследования. Наиболее удобными в этом отношении являются статистические источники.

Источниковедение массовых источников ныне занимает значительное место в советской историографии. Появился также ряд работ о комплексах массовых источников регионального характера.

Существует целый комплекс статистических источников, посвященных состоянию как казахских, так и переселенческих хозяйств в Казахстане конца XIX — начала XX в. Привлечение собранных здесь данных поможет решению многих социально-экономических проблем истории Казахстана на рубеже веков. Материалы обследований были выпущены в свет в виде статистических сборников, вполне доступных для исследователей в настоящее время. Последнее обстоятельство особенно важно, так как приходится констатировать плохое состояние источниковой базы для изучения дореволюционной истории Казахстана, обусловленное недостаточным развитием делопроизводства в регионе, а также недостаточным комплектованием архивных фондов. Целесообразность изучения опубликованных источников в таком случае вполне очевидна.

Однако при использовании источников подобного типа необходимо учитывать обстоятельства их появления. Все статистические обследования Казахстана были проведены по заданию царского правительства, которое стремилось таким путем подвести «научную» базу под изъятие земель у коренного населения. Результатом обследований явилось отторжение якобы свободных земель в переселенческий фонд, который образовывался «путем вопиющего нарушения земельных прав туземцев». Таким образом, выпуск в свет статистических данных подобного рода был одной из составных частей переселенческой политики царизма. Отсюда ясна важность критического подхода к изданиям такого типа.

В комплексе статистических источников выделяются «Материалы по киргизскому землепользованию, собранные и разработанные экспедицией по исследованию степных областей». Это первое крупное статистическое издание, посвященное казахам. В нем изложены результаты первого сплошного

статистического обследования большей части Казахстана. Территориально обследование охватило Степное генерал-губернаторство (иначе — Степной край, степные области), включившее в 1897 г. Акмолинскую и Семипалатинскую области. Кроме того, в район статистических работ вошли два уезда Тургайской области — Кустаінайский и Тургайский, так как они были признаны удобными для переселенцев. В общей сложности обследовано двенадцать уездов. Десять уездов, описаны полностью, Акмолинский уезд Акмолинской области обследован наполовину, а Каркаралинский уезд Семипалатинской области — на одну треть. Каждому уезду в издании, отведен отдельный том. XIII сводный том заключает результаты бюджетных обследований.

Статистические работы в Степном крае велись с 1896 по 1903 г. специально созданной при министерстве земледелия и государственных имуществ экспедицией по исследованию степных областей. Целью экспедиции было определение земельных «излишков» у казахов и определение земель для переселения. Для этого нужно было выработать нормы землепользования для казахского хозяйства по отдельным районам.. Руководить экспедицией был приглашен известный земский статистик Ф. А. Щербина. Ему принадлежит определяющая, роль в организации исследования. Именно благодаря Ф. А. Щербине статистическое исследование казахских хозяйств, по сути дела, вышло за рамки своих задач. Этому способствовало то, что в основу работ экспедиции была положена методика земских статистических обследований, приспособленная к местным условиям. Статистическому описанию подверглись как казахские, так и русские переселенческие поселки. Но казахские хозяйства составили 77,6% от всего количества обследованных хозяйств. В итоге экспедиция собрала ценные и уникальные данные, разносторонне характеризующие экономическое и социальное строение казахского аула на рубеже веков.

Все сведения, заключенные в «Материалах», могут быть сгруппированы по следующим разделам:

  1. историко-этнографические сведения;
  2. демографические (данные о половозрастном составе населения);
  3. социально-экономические (количество скота на хозяйство, число хозяйств с посевами,, аренда земель, хозяйства с наймом и отпуском работников, хозяйства с исполыным скотом);
  4. сведения о развитии скотоводства (видовозрастной состав стада, зимнее содержание скота);
  5. агрикультурные и агротехнические сведения (техника земледелия, посевные культуры, земледельческие орудия труда);
  6. данные о землепользовании;
  7. топографические, гидрологические и геоботанические данные.

Таким образом, «Материалы» представляют собой ценный исторический источник, требующий специального источниковедческого изучения. Однако в настоящее время практически нет работ, содержащих источниковедческий анализ «Материалов», хотя последние широко используются исследователями.

Впервые серьезный анализ сведений, содержащихся в «Материалах», сделан известным статистиком-марксистом П. П. Румянцевым в книге «Киргизский народ в прошлом и настоящем». П. П. Румянцев считал, что данные, добытые экспедицией, позволяют не только показать современное ему социально-экономическое положение казахского народа, но и наметить пути его развития. Он отметил как недостаток «Материалов» методологически неправильно проведенную группировку хозяйств по количеству лошадей, при которой невозможно выделить богатые хозяйства. Применив собственную группировку, он показал, что в целом данные источника вполне пригодны для социально-экономического анализа казахского аула.

Крупный дореволюционный статистик либерально-кадетского толка А. А. Кауфман также использовал «Материалы» для получения информации социального порядка, в частности о русской общине. Он пришел к выводу, что описанные экспедицией различные формы общины позволяют проследить процесс эволюции общины, начиная от зачаточного состояния. Вместе с тем А. А. Кауфман считал, что Ф. А. Щербина механически перенес на казахскую общину признаки русской общины.

А. А. Кауфман первым поставил вопрос о степени достоверности данных «Материалов». В 1897 г., когда в качестве инспектора министерства земледелия и государственных имуществ он изучал на месте организацию обследования и первичные материалы экспедиции, сомнения в достоверности данных экспедиции Ф. А. Щербины высказывали ему прежде всего представители местной администрации. В частности, они утверждали, что цифры по скотоводству, полученные экспедицией, намного ниже действительных. А. А. Кауфман упоминал также известные ему случаи преуменьшения местным (населением данных о скоте из-за боязни увеличения кибиточной подати, поэтому считал, что «данные экспедиции по обследованию степных областей не могут … претендовать на безусловную точность и достоверность». Учитывая множество факторов, он, однако, сделал вывод, что «цифры экспедиции хотя и ниже, но в общих чертах и в средних цифрах немногим ниже действительности». А. А. Кауфман критиковал собранные экспедицией данные о землепользовании казахов. Он упрекал сотрудников экспедиции в смешении в отдельных случаях летовочных и зимовочных земель. По его мнению, поскольку экспедиция неправильно учла основные площади, занимаемые казахами, выведенные земельные нормы нельзя считать «вполне твердо обоснованными».

В советской исторической литературе «Материалы» в качестве исторического источника не использовались вплоть до послевоенных лет. В 1945 г. появилась работа, посвященная земельной политике царского правительства в Казахстане. К «Материалам» О. А. Ваганов отнесся отрицательно. Стараясь подчеркнуть официальный характер работ экспедиции, ее прямую связь с царскими правительственными органами, не рассматривая «Материалы» по существу, он поставил под сомнение достоверность всех данных, добытых экспедицией. Отметим, что ряд замечаний и выводов, сделанных О. А. Вагановым, справедлив. Это относится к критике земельных норм, выведенных в «Материалах», а также данных бюджетных обследований. Но и эту критику следует признать недостаточно аргументированной.

Выводы О. А. Ваганова о невозможности и нежелательности использования «Материалов» и подобных им источников поддержали авторы более поздних работ.

Ныне ни одно исследование по социально-экономической истории Казахстана конца XIX —начала XX в. не обходится без привлечения данных «Материалов», однако оценка и критика источника, методы его использования различны. Большинство авторов говорят о необходимости осторожного использования сведений, помещенных в «Материалах», упоминают, что Ф. А. Щербина злоупотреблял средними величинами. Но, несмотря на это, все авторы для иллюстрации отдельных моментов приводят разного рода сведения из «Материалов», сочетая их с данными других источников. Лишь немногие исследователи попытались решить некоторые источниковедческие проблемы, связанные с «Материалами». Это прежде всего относится к выяснению достоверности отдельных групп данных. Так, И. Ф. Макаров, изучая казахское земледелие по «Материалам», высказал сомнение относительно того, что экспедиция правильно зафиксировала среднюю величину посева на хозяйство; В. С. Черников поставил вопрос о достоверности данных о скоте, собранных экспедицией при исследовании степных областей. Н. В. Алексеенко сделал попытку выявить степень достоверности демографических данных.

Особенно интересна оценка исследователями «Материалов» как источника, содержащего информацию социально-экономического характера. Так, К. Л. Коешанов широко использовал сведения источника, но тем не менее пришел к выводу, что «Материалы» в неверном свете отображают социально-экономическое развитие казахского народа. М. С. Бекбергенов, В. Ф. Шахматов, С. Е. Толыбеков, В. П. Курылев, напротив, на основе «Материалов» (а также других источников) рассматривают различные аспекты социальной и экономической организации казахского общества. Они отмечают, что в этом плане «Материалы» дают ценные и вполне адекватные сведения. Никто из авторов не ставил перед собой целей источниковедческого характера, поэтому ни в одной работе проблема достоверности статистических данных «Материалов» не подкреплена необходимым анализом и достаточно веской аргументацией. Однако высказанные в этих работах замечания ценны тем, что ставят вопрос о достоверности данных источника.

Подводя итог состоянию изученности «Материалов» и отмечая существование часто противоположных мнений, можно сделать вывод о необходимости специального источников ведческого анализа этого широко используемого, но малоисследованного источника. Комплексный подход к данным, содержащимся в «Материалах», возможен лишь после источниковедческого изучения этого издания. Применение по отношению к «Материалам» иллюстративного метода, что часто наблюдается в практике использования источника, следует признать малоэффективным.

Рассмотрение достоверности данных является одной из важных задач источниковедческого анализа «Материалов», как, впрочем, и любого источника. Эта задача может быть признана главенствующей по отношению к остальным. Естественно, она не может быть решена однозначно. Необходимо выявить группы отдельных показателей и выяснить степень их достоверности.

Проверка достоверности в данной работе охватывает такой круг показателей, как землепользование (земли, принадлежащие казахам), казахское население (мужское, женское, все население), скот (лошади, верблюды, крупный рогатый скот, овцы и козы). Для анализа взяты также такие показатели, как «количество аулов» и «количество хозяйств». Выбор всех этих показателей определен прежде всего степенью их значимости в решении социально-экономических проблем.

Отбор показателей затрудняло в значительной мере отсутствие сопоставимых аналогичных показателей в других источниках. Многочисленные официальные статистические издания того времени часто просто не содержат данных по исследуемому региону, либо дают несопоставимые данные, сведенные по областям, а не по уездам. Так как экспедиция Ф. А. Щербины обследовала территориально всего три области, то (рассматривать такое малое количество объектов по принципам математической статистики некорректно. Поэтому невозможно использование в наших целях источников, содержащих сведения на уровне областей. Ряд источников, подходящих и по времени обследования, и по уровню сводки, несопоставимы по той причине, что содержат сведенные воедино данные, относящиеся ко всему населению, тогда как наш источник включает данные только о казахских хозяйствах. К такого рода источникам полностью относятся «Военно-конские переписи», «Сведения о количестве скота в 1900 году» и почти полностью «Первая всероссийская перепись населения 1897 года». Губернаторские отчеты того времени, во-первых, не несут систематических сведений на уровне уезда, во-вторых, составлены на основе разнородных отчетов волостных правителей.

Как источник, в значительной степени, хотя и не полностью, удовлетворяющий нашим требованиям, был взят «Волости и населенные места 1893 года». В это многотомное издание входят три тома по трем областям Казахстана — Акмолинской, Семипалатинской и Тургайской. Каждый том содержит данные на уровне уезда. За период, прошедший со времени сбора данных для этого источника до начала экспедиционного обследования Ф. А. Щербины, территориально-административных изменений границ уездов не произошло. Издание включает сведения за 1892—1893 гг., а экспедиция работала с 1896 по 1903 г. Разрыв во времени можно признать допустимым.

Данные для издания «Волости и населенные места 1893 года» были получены Центральным статистическим комитетом от администрации степных областей. С одной стороны, это говорит о том, что «Материалы» и «Волости и населенные места 1893 года» являются взаимно независимыми источниками, т. е. получали первичные сведения по разным каналам. С другой стороны, традиционно существует мнение о недостоверности статистических сведений, исходящих от администрации степных областей. С учетом этого обстоятельства приходится осторожно относиться к достоверности данных источника «Волости и населенные места 1893 года». Однако здесь уместно вспомнить, что экспедиция Ф. А. Щербины производила первое крупное научно организованное статистическое обследование Казахстана. Собственно, все предшествующие ей статистические издания могут быть обвинены в малой степени достоверности. Но так как здесь мы имеем дело с массовыми данными, то можно надеяться, что имеющиеся количественные характеристики, несмотря на отдельные неточности, все же отражают суть всей совокупности. Учитывая,, что относительные цифры больше, чем абсолютные, отражают основные тенденции развития всей совокупности, мы стремились брать для сравнения первые.

Из 12 уездов, изученных экспедицией, исключен Каркаралинский уезд Семипалатинской области, так как обследовано лишь 36,5% его площади, а издание «Волости и населенные места 1893 года» описывает его полностью. Таким образом, количество объектов свелось до одиннадцати. По ним удалось подобрать десять показателей, сопоставимых с показателями из «Волостей и населенных мест 1893 года»: казахские земли в десятинах, мужчины, женщины, все казахское население, лошади, крупный рогатый скот, верблюды, овцы и козы, аулы, хозяйства. В издании «Волости и населенные места 1893 года» эти данные выбраны из таблиц. В «Материалах» сведения о количестве земли, находившейся в пользовании у казахов, взяты из текстовых частей томов. Все остальные показатели «Материалов» взяты из поаульных таблиц в итоговых их цифрах. Так как издание «Волости и населенные места 1893 года» дает вместе показатели поголовья овец и коз по Семипалатинской области, то пришлось сложить эти данные и по всем другим уездам в обоих источниках. Под показателем «аулы», выбраніном из «Материалов», имеются в виду упоминающиеся там административные аулы. Термин «кибитка» равнозначен в данном случае термину «хозяйство», употребляемому в «Материалах».

Для проверки достоверности данных был использован метод сравнения коэффициентов корреляции двух источников. Этот метод впервые применен Д. Н. Иванцовым и в источниковедческой науке признан весьма эффективным. Суть его состоит в том, что корреляционный анализ позволяет выявить внутренние взаимосвязи, количественно выражающиеся в коэффициентах корреляции. Коэффициент корреляции (г) может изменяться в пределах от —1 до +1. Чем ближе величина коэффициента к его предельным значениям, тем теснее та обратная или прямая взаимосвязь, которую он отображает. При величине коэффициента корреляции от +-0,70 до + — можно говорить об очень высокой прямой или обратной связи; от +-0,50 до +-0,70 — об умеренной связи; от +-0,30 до +-0,50 — слабой; менее +-0,30 — очень слабой; при 0 — об отсутствии всякой связи (градация дана по И. Д. Ковальченко). Близость величин коэффициентов корреляции по двум источникам говорит о близости использованных в данном случае показателей сопоставляемых источников. Анализ дополняется выявлением корреляционной связи между аналогичными показателями двух источников. На основе этого можно делать выводы о достоверности проверяемых данных.

После обработки данных на ЭВМ были получены следующие матрицы корреляции (Работа выполнена при помощи сотрудников кафедры источниковедения истории СССР Московского государственного университета и является первой попыткой применения математических методов в казахстанской историографии.).

Таблица 1. Взаимосвязь показателей двух источников («Материалы» и «Волости и населенные места 1893 года»)

Таблица 1. Взаимосвязь показателей двух источников («Материалы» и «Волости и населенные места 1893 года»)

Таблица 2. «Материалы по киргизскому землепользованию...»

Таблица 2. «Материалы по киргизскому землепользованию…»

Таблица 3. «Волости и населенные места 1893 года»

Таблица 3. «Волости и населенные места 1893 года»

Рассмотрение первого же показателя по всем трем таблицам дает довольно неоднородную картину. Взаимосвязь между двумя источниками достаточно высока (0,87). Однако если сравнить коэффициенты корреляции этого показателя по двум источникам, то видно, что они довольно сильно разнятся. Лишь в двух случаях из девяти показатель «земля» дает высокие и близкие связи. Это отношения: земля — лошади (0,72—0,80) и земля — верблюды (0,78—0,88). В двух других случаях корреляционные связи показателей «овцы и козы» и «аулы» можно принять за близкие, но очень слабые. На основе этих наблюдений нельзя сделать однозначного вывода о достоверности данных о землепользовании. Следует учесть многочисленные критические замечания в адрес методики сбора данных о землепользовании чинами министерства земледелия и государственных имуществ. Исходя из этого, надо отнести данные «Материалов» о казахском землепользовании к малодостоверным.

Следующий показатель — мужчины — дает ряд совпадающих и близких коэффициентов по обоим источникам. Это отношения: мужчины — женщины (0,70—0,70), мужчины — рогатый скот (0,73—0,72), мужчины — аулы (0,82—0,89), мужчины — хозяйства (0,96—0,94), мужчины — все население .(0,66—0,78), мужчины — лошади (0,65—0,78). Важно, что .здесь налицо высокая связь. Коэффициент корреляции этого показателя по двум источникам также высокий (0,94). Очевидно, данные о мужском населении в «Материалах» вполне достоверны.

Что касается показателя «женщины», то корреляционный анализ дал большой разнобой в коэффициентах. Қроме уже рассмотренного показателя «мужчины», где коэффициенты совпадают, умеренно тесную и близкую связь дают отношения женщины — хозяйства  (0,71—0,61)  и женщины — аулы (0,50—0,65); очень слабую, но довольно близкую — отношение женщины — верблюды (0,28—0,22). Исходя из приведенных коэффициентов и невысокой взаимосвязи показателя «женщины» между двумя источниками (0,63), нельзя сделать вывода о достоверности показателя.

Следующий показатель —«все население» также дал мало близких между собой и к тому же высоких и умеренных коэффициентов. К таким могут быть отнесены только коэффициенты, которые показывают корреляционную связь между населением и количеством аулов (0,60—0,62), между населением и количеством хозяйств (0,68—0,72), а также между населением и количеством мужчин (0,66—0,78). В то же время наблюдается такой разнобой в коэффициентах, как, например, 0,08—0,53 (земля — население); 0,34—0,52 (рогатый скот — население) и 0,34—0,99 (женщины —население).

Коэффициент корреляции между двумя источниками этого показателя очень низкий (0,35). Это говорит о недостоверности показателя «все население».

В целом лишь один из трех рассматриваемых нами демографических показателей, а именно показатель количества мужского населения, можно назвать достоверным.

Другая группа данных — это данные о скоте, которые составляют одну из наиболее важных групп показателей «Материалов». Первый в этом ряду показатель —«лошади». В пяти случаях из девяти этот показатель по двум источникам дает близкие коэффициенты корреляции. Это относится к таким соотношениям, как: земля — лошади (0,72—0,80), лошади — мужчины (0,65—0,78), лошади — население (0,74—0,64), лошади— аулы (0,41—0,47) и лошади — хозяйства (0,50—0,63). Характерно, что приводимые коэффициенты не всегда свидетельствуют о высокой и умеренной связях. В то же время показатель «лошади» между двумя источниками дал невысокий коэффициент корреляции — лишь 0,60. Это заставляет подходить к данным о лошадях, заключенных в «Материалах», критически.

Второй показатель — крупный рогатый скот — лишь в двух случаях дает высокую и близкую связь. Это относится к уже упоминавшимся в других вариациях соотношениям: крупный рогатый скот — мужчины (0,73—0,72) и крупный рогатый скот —лошади (0,74—0,69). Если рассматривать отношение крупный рогатый скот — хозяйства (0,58—0,48), то наблюдается умеренная и тесная связь. Если исключить те показатели, о достоверности которых было высказано сомнение («земля», «женщины», «все население»), то рассматриваемый показатель в оставшихся трех случаях—«верблюды», «овцы и козы» и «аулы»—дает следующие коэффициенты: 0,14—0,23; 0,29—0,36; 0,35—0,21,— которые могут быть отнесены к слабым и очень слабым, но довольно близким. В целом данные о крупном рогатом скоте можно считать достоверными. Об этом свидетельствует также и высокая взаимосвязь (0,86), которую дает этот показатель по двум источникам.

Показатель «верблюды» лишь в одном случае из девяти дает высокие и близкие коэффициенты. Имеется в виду отношение верблюды — земля (0,78—0,88). Во всех остальных случаях этот показатель дает очень слабую связь, а в одном случае (отношение количества верблюдов к количеству аулов по данным «Материалов») вообще отсутствие связи. Тем не менее показательно, что такие слабые связи наблюдаются по обоим источникам. Из таблицы 1 видно, что показатель «верблюды» дал высокий коэффициент корреляции (0,81),. поэтому он может быть отнесен к достоверным.

Такая же картина вырисовывается и по другому показателю — «овцы и козы». Почти все отношения дают очень слабую, но близкую и совпадающую связь. Если брать все показатели в той очередности, в какой они даны в таблицах, то по отношению к анализируемому показателю «овцы и козы» они дают по обоим источникам следующий ряд коэффициентов: 0,05—0,15; 0,03—0,04; 0,06—0,19; 0,05—0,15; 0,26—0,30; 0,29— 0,36; 0,01—0,03; 0,27—0,27; 0,20—0,32. Этот показатель дал очень высокий коэффициент корреляции между данными двух источников — 1,00 —и может быть отнесен к достоверным.

Таким образом, данные о скоте, заключенные в «Материалах», можно отнести к довольно достоверным.

Показатель «аулы» в пяти случаях из девяти дает близкие и совпадающие показатели. Имеются в виду коэффициенты, полученные в отношениях: мужчины — аулы (0,82—0,89), население— аулы (0,61—0,64), лошади — аулы (0,41—0,37), овцы и козы — аулы (0,27—0,27), хозяйства — аулы (0,89— 0,80). Три показателя в отношениях население — аулы (0,15—0,27), женщины — аулы (0,50—0,65) и верблюды — аулы (0,0—0,18) дают разнящиеся коэффициенты, но на одном уровне по силе связи: очень слабая, умеренная и отсутствие связи. Это в какой-то степени сближает коэффициенты, полученные по двум источникам. Взаимосвязь двух источников в отношении этого показателя очень высока — 0,95.

Также высокую взаимосвязь (0,90) между двумя источниками дал показатель «хозяйства». Сравнивая таблицы 2 и 3, можно заметить, что показатель «хозяйства» в трех случаях дает высокие и близкие коэффициенты: мужчины — хозяйства (0,96—0,94), население — хозяйства (0,68—0,72) и аулы — хозяйства (0,89—0,80). В трех случаях это связь на одном уровне высоты: умеренная в отношении количества лошадей к числу хозяйств (0,50—0,63) и поголовья крупного рогатого скота к числу хозяйств (0,58—0,48) и очень слабая в отношеяии поголовья овец и коз к числу хозяйств (0,20—0,32). Следовательно, оба эти показателя могут быть отнесены к достоверным.

Итак, все рассмотренные показатели в отношении достоверности (разбиваются на две группы: малодостоверные и достоверные. К малодостоверным показателям «Материалов» относятся «землепользование», «женщины», «все население», «лошади». Необходимо отметить, что мало достоверность этих показателей должна быть отнесена на счет погрешностей одного из сопоставляемых источников. Хотя организация обследования экспедицией была на должном научном уровне, все же очевидно, что некоторые полученные данные страдали неточностью. Так, экспедиции действительно не удалось точно учесть земли, находившиеся в пользовании у казахов. Статистики часто жаловались на встреченные в этом отношении затруднения. Специфические условия казахского общества препятствовали точному учету женского населения. За счет этого пострадал и суммарный показатель «все население» Однако можно предположить, что данные «Материалов» являются более точными в сравнении с другими источниками. В пользу этого говорит тот факт, что данные «Материалов» получены в ходе научно обставленного экспедиционного обследования. Таким образом, и малодостоверные данные «Материалов» в случае необходимости могут быть использованы, но с определенной долей осторожности.

К достоверным показателям «Материалов» относятся: «мужчины», «верблюды», «крупный рогатый скот», «овцы и козы», «аулы» и «хозяйства». Эти показатели очень важны для изучения экономического состояния казахского аула.

В количественном отношении достоверные показатели заметно преобладают над недостоверными. Это позволяет сделать вывод о достоверности большинства данных «Материалов».

В целом «Материалы» могут быть оценены как достоверный источник с богатыми информативными возможностями, заслуживающий специального исследования. Источниковедческое изучение «Материалов» должно послужить началом для исследования всего комплекса статистических источников по истории дореволюционного Казахстана, выявлению степени сопоставимости данных отдельных источников, сходства и различия в методике обследования.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделитесь информацией с друзьями

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: