В. И. ЛЕНИН И НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ КАЗАХСТАНСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ

Интерес к изучению истории казахского народа, стремление осмыслить историю громадного края и его древних насельников, выяснить их взаимоотношения с соседними народами и государствами возникли очень давно. Извечные вопросы науки истории, откуда «есть» пошла казахская земля и казахский народ, постоянно волновали пытливых и любознательных.

Однако только победа Великой Октябрьской социалистической революции положила начало глубокому, систематическому и всестороннему изучению истории Казахстана на основе действительно научной, марксистско-ленинской методологии.

История исторических знаний о Казахстане, о казахском народе в послеоктябрьскую эпоху — неотъемлемая составная часть советской исторической науки в целом. Становление и крутой подъем историографии Казахстана, как и вообще исторической науки в СССР, происходили в теснейшей связи с социалистическим строительством, с коренными преобразованиями в общественно-экономической и политической жизни народов Советской страны, в упорной и нередко ожесточенной борьбе с отжившими свой век классами, социальными группами и их идеологией. Жизнь, дух эпохи имели свое прямое или опосредованное, но постоянное воздействие на советскую историографию в целом, историографию Казахстана в частности.

Решающую роль в становлении и развитии подлинно научной историографии казахского народа сыграли труды В. И. Ленина, ленинское теоретическое наследие.

Тема «Ленин и проблемы истории казахского народа» в сущности неисчерпаема. Труды Ленина имели и имеют не только основополагающее, методологическое значение для понимания и правильной оценки всех основных проблем истории как советского, так и дореволюционного Казахстана, но и дали прямые ответы на многие конкретно-исторические вопросы казахстанской истории. Ленинская концепция российского исторического процесса включает в себя и взгляды Ленина на историю народов России, в частности казахского народа.

Ленинская постановка вопроса о народности и нации, о важнейших факторах, определяющих сущность этнических процессов, является ключом к чрезвычайно сложному и еще малоизученному вопросу о происхождении казахской народности, основных этапах, пройденных ею, и путях формирования в нацию. Только исходя из взглядов Ленина, можно правильно представить процесс консолидации казахской народности в нацию до Октября 1917 г., констатировать его незавершенность вследствие отсутствия сложившейся экономической общности, а также восстановить пути консолидации казахов в советскую эпоху, но уже в социалистическую нацию, выяснить особенности этого процесса при переходе к новому общественному строю, минуя капитализм.

Ленинское определение России как многонационального государства, в котором «инородцы», составляющие большинство населения, живут на окраинах, подвергаясь гнету гораздо более сильному, чем в соседних государствах, его формула колонии и применение ее к Казахскому краю (по отношению к Туркестану он употребляет выражение — «колония чистейшего типа»), ленинские оценки колониальной политики самодержавия в целом, его переселенческой политики в том числе, являются основанием для понимания всей социально-экономической, политической и культурной истории казахского народа в канун социалистической революции, объясняют причины нарастания борьбы народных масс Казахстана (и казахов, и переселенцев) против военно-феодального империализма и русской буржуазии.

Лениным установлены две основные тенденции в национальном вопросе в эпоху капитализма, две стороны процесса развития русского капитализма — вглубь и вширь, их диалектическая взаимосвязь и специфика в сравнении с развитием, например, капитализма в Англии или Франции («обилие свободных и доступных колонизации земель на окраинах»), отмечено нивелирование российским капитализмом местных особенностей, втягивание колоний в мировое товарное обращение, превращение их в рынок сбыта и источник сырья для метрополии. Им определены полная совместимость признания тяжких следствий национально-колониального гнета с признанием прогрессивных сдвигов в хозяйстве и социальных отношениях в колониях Российской империи, зависимость между темпами, масштабами проникновения капиталистических отношений на окраины и влиянием крепостнических остатков в собственно России. Эти ленинские положения являются исходными при оценке значения вхождения казахских земель в состав России, выяснения своеобразия распространения российского капитализма в Казахском крае.

Общеизвестно внимание Владимира Ильича к аграрному вопросу, к его роли и месту в буржуазно-демократической и социалистической революциях в России. При этом Ленин никогда не отрывал аграрный вопрос в центре России от аграрного вопроса на окраинах. Сошлемся лишь на одну иллюстрацию: «… многие миллионы десятин и в Туркестане и во многих других местах России «ожидают» не только орошения и всякого рода мелиораций, они «ожидают» также освобождения русского земледельческого населения от пережитков крепостного права, от гнета дворянских латифундий, от черносотенной диктатуры в государстве».

Ленин постоянно следил за выступлениями думских депутатов от национальных окраин (в этом отношении характерны ленинская запись и оценка выступления депутата II Думы Б. Каратаева, представлявшего казахское население Уральской области), за развитием аграрного движения в российских колониях.

Ленин дал четкую классовую оценку позиции, как он говорил, «националов» в Думе, объяснил их желание держаться в стороне от русского аграрного вопроса, вполне естественное для формировавшейся национальной буржуазии, но недопустимое для пролетариата. Он доказал, что революционное аграрное и национально-освободительное движение возникло и развивалось в тесной связи с социалистическим движением российского пролетариата. И вряд ли нужно пояснять, что без ленинской оценки сути аграрного вопроса в России невозможно правильно понять особенности аграрного вопроса в Казахстане, значение фактора массового переселения русских и украинских (крестьян в Казахстан, социальные корни сближения переселенцев-тружеников с местным, коренным трудящимся крестьянством, основы союза российского пролетариата и переселенческой бедноты с казахским шаруа.

Ленину принадлежит всесторонняя характеристика значения и остроты национального вопроса в царской России, которую он по праву назвал «тюрьмой народов», социальной основы и движущих сил национальных движений в Российской империи в эпоху империализма, их особенных черт в сравнении с национальными движениями в странах Европы в предшествующую эпоху, эпоху домонополистического капитализма. Он ясно раскрыл позицию пролетариата и его авангарда — партии большевиков — по отношению к национальным движениям — обязательность поддержки подлинно национально-освободительных выступлений угнетенных масс, но с существенным исключением: «Не всякую борьбу против империализма мы вправе поддержать. Борьбу реакционных классов против империализма мы не поддержим, восстание реакционных классов против империализма и капитализма мы не поддержим».

Отмечая наличие общедемократического содержания в буржуазном национализме угнетенных наций и необходимость его поддержки (прежде всего демократического содержания), Ленин требовал последовательного разоблачения ограниченности и вредности буржуазно-националистической идеологии, отвлекающей национальной грызней рабочий класс и революционное крестьянство от решения классовых задач, подменяющей лозунг действительного освобождения трудящихся от социального и национального гнета националистическими лозунгами «своей» буржуазии о защите интересов «своего» народа. Он подчеркивал, что националистическая идеология наносит величайший ущерб делу рабочего класса, ибо прикрывает всякого рода торгашеские сделки национальной буржуазии с русскими крепостниками и черносотенцами, ее предательство из страха перед революцией, подлинной свободы своего народа. Буржуазия угнетенных наций в Австрии и России, говорил Ленин в 1916 г., в том самом году, когда весь Казахстан и Среднюю Азию охватило народное восстание, «только болтает о национальном восстании, а на деле вступает в реакционные сделки с буржуазией угнетающей нации за спиной и против своего народа…». Он не абсолютизировал значения буржуазных национальных движений, указывал, что националистические требования буржуазии в определенных исторических условиях уже были и могут быть снова орудием обмана рабочих. В то же время он острейшим образом разоблачал болтовню Керенского и других слуг русской империалистической буржуазии по национальному вопросу.

Только на такой, созданной Лениным, методологической основе стали возможны объективные исследования весьма сложных вопросов истории национальных движений в Казахстане в предреволюционную пору, особенно восстания 1916 г., анализ классовой позиции и идеологии эсеров, меньшевиков и других предателей дела рабочего класса, анализ позиции и идеологии зарождавшейся казахской буржуазии, еще не оторвавшейся от патриархально-феодальной пуповины, оценка ее идейной платформы, нашедшей отражение в программе националистического движения Алаш и деятельности его лидеров, по многим вопросам примыкавших к русским либеральным буржуа-кадетам, по всякому поводу шедших на компромисс, сделку и прямой союз с царизмом, а также мелкобуржуазной партии Уш-жуз и ее эклектических взглядов на прошлое и будущее казахского народа.

Отнюдь не меньшее значение для понимания истории Казахстана предоктябрьского времени и первых лет Советской власти имеет ленинская постановка вопроса о праве наций на самоопределение для всех стран и народов, включая и самые отсталые, несших ярмо национально-колониального гнета; о внутренней диалектике проблемы самоопределения, требующей различения защиты права на самоопределение от вопроса о целесообразности отделения той или иной нации в тот или иной исторический момент и даже агитации марксистов против отделения при постоянном отстаивании партией рабочего класса теснейшего классового союза пролетариев всех наций. Только с учетом всех ленинских взглядов на самоопределение наций можно понять конкретную историю \’борьбы большевистской партии, трудящихся масс Казахстана против буржуазной автономии, за Советскую власть, выправление ошибок местных Советов в отношении к казахской Советской автономии, правильную партийную оценку идеологов пантюркизма и панисламизма, по сути пытавшихся соединить освободительное движение против империализма с укреплением позиций ханов и мулл.

Классический ленинский анализ эпохи империализма, ленинская теория социалистической революции, ее вывод о возможности прорыва империалистической цепи в наиболее слабом звене, о роли крестьянства вообще, национального крестьянства в особенности, как резерва пролетариата, о слиянии крестьянского и национально-освободительного движения с борьбой рабочих против капиталистического строя позволяют объективно и глубоко раскрыть историческую необходимость, закономерность победы Великого Октября и установления Советской власти в отсталом аграрном, колониальном крае, показать все особенности и трудности процесса перерастания в Казахском крае антифеодального, антиколониального, антиимпериалистического движения в антикапиталистическое.

Историки Казахстана постоянно помнят ленинские требования о борьбе с упрощенцами, представлявшими социальную революцию «чистой», без восстаний колониальных народов, без выступлений мелкой буржуазии со всеми ее предрассудками, без движения несознательных пролетарских, полупролетарских масс, вносящих в нее свои реакционные фантазии, слабости и ошибки. «Диалектика истории такова,— учил Ленин (и это обязательное условие объективного исследования.— Г. Д.),— что мелкие нации, бессильные, как самостоятельный фактор в борьбе с империализмом, играют роль как один из ферментов, одна из бацилл, помогающих выступлению на сцену настоящей силы против империализма, именно: социалистического пролетариата». Венцом этого глубокого исторического смысла ленинских высказываний явился следующий общеисторический вывод: «Социальная революция не может произойти иначе, как в виде эпохи, соединяющей гражданскую войну пролетариата с буржуазией в передовых странах и целый ряд демократических и революционных, в том числе национально-освободительных, движений в неразвитых, отсталых и угнетенных нациях».

Прямое отношение к исследованию проблем казахстанской историографии — проблемы участия казахских трудящихся масс в социалистической революции, опыта истории разрешения национального вопроса в переходный к социализму период — имеют высказывания В. И. Ленина о соотношении социального и национального моментов в классовой борьбе, его мысль о том, что защита классовых интересов пролетариата есть в то же время защита коренных национальных интересов всех трудящихся той или иной нации, что национальный вопрос при всем его значении все же играет подчиненную роль по отношению к вопросу социальному, классовому.

Признавая равноправие и равное право народов на национальное государство,— подчеркивал Ленин,— пролетариат «выше всего ценит и ставит союз пролетариев всех наций, оценивая под углом классовой борьбы рабочих всякое национальное требование, всякое национальное отделение». И еще — в России «борется и должен бороться рядом пролетариат угнетенных наций и пролетариат угнетающей нации». Столь же существенно его положение о том, что «массы населения превосходно знают, по повседневному опыту, значение географических и экономических связей, преимущества крупного рынка и крупного государства, и на отделение они пойдут лишь тогда, когда национальный гнет и национальные трения делают совместную жизнь совершенно невыносимой…»

Ленинский критерий — все взаимные отношения народов, государств после победы социалистической революции должны определяться (в конечном счете) их отношением к первому в мире государству рабочих и крестьян, уничтожившему национальный гнет, а формы союза всех национально-освободительных движений с Советской Россией вытекать из уровня развития коммунистического и буржуазно-демократического движения в отсталых странах — имеет громадное значение для освещения конкретной истории установления и упрочения Советской власти в Казахстане, объясняет важнейшие моменты истории строительства и развития казахской советской государственности, строительства нового общественного строя, свободного от эксплуатации человека человеком. Нельзя при этом не сослаться на проникнутые духом подлинного пролетарского интернационализма слова В. И. Ленина: «Мы всегда стояли, стоим и будет стоять за самое тесное сближение и слияние сознательных рабочих передовых стран с рабочими, крестьянами, рабами всех угнетенных стран. Мы всегда советовали и всегда будем советовать всем угнетенным классам всех угнетенных стран, колоний в том числе, не отделяться от нас, а как можно теснее сближаться и сливаться с нами».

Разве можно правильна осветить деятельность социал-демократических организаций и групп, историю рабочего и коммунистического движения в дореволюционном Казахстане, а после победы социалистической революции практику национальной политики Коммунистической партии и Советского государства, историю создания социалистической промышленности, преобразования сельского хозяйства, культурной революции без учета ленинских указаний об отличии позиций рабочих угнетающих и угнетенных наций? Вся история революционной борьбы, строительства социализма в Казахстане полна доказательств жизненности ленинских требований: русский рабочий должен не только последовательно отстаивать право всех угнетенных царизмом народов на самоопределение, вплоть до отделения, но и осуществить на деле такое «неравенство» по отношению к себе, которое бы возмещало неравенство, сложившееся фактически в силу колониальной политики царизма; рабочий же казах, как и рабочий любой другой угнетенной нации, должен бороться за добровольный союз наций, за единство с русским пролетариатом, за уничтожение всех и всяких элементов национальной ограниченности, за социальный, политический и культурный прогресс всех народов.

Ленин писал так: «Никуда не годится абстрактная постановка вопроса о национализме вообще. Необходимо отличать национализм нации угнетающей и национализм нации угнетенной, национализм большой нации и национализм нации маленькой.

…Интернационализм со стороны угнетающей или так называемой «великой» нации (хотя великой только своими насилиями, великой только так, как велик держиморда) должен состоять не только в соблюдении формального равенства наций, но и в таком неравенстве, которое возмещало бы со стороны нации угнетающей, нации большой, то неравенство, которое складывается в жизни фактически. Кто не понял этого, тот не понял действительного пролетарского отношения к национальному вопросу, тот остался, в сущности, на точке зрения мелкобуржуазной и поэтому не может не скатываться ежеминутно к буржуазной точке зрения». Далее Ленин дает практические советы решения национального вопроса, советы, имевшие не только общероссийское, но и огромное международное значение.

Если сопоставить приведенные высказывания Ленина с другими, в частности, по туркестанским (а тем самым и казахстанским) вопросам, то бросается в глаза тождество идей. Главная из них — борьба не на жизнь, а на смерть с великодержавным шовинизмом, представлявшим в то время главную опасность.

Особо стоит сказать об исключительной заботе, терпении, чуткости Ленина, ленинского ЦК к национальным кадрам партийных и государственных работников, национальной интеллигенции, в том числе Казахстана. Последовательно критикуя национал-уклонизм, ошибки и срывы местных работников, без всякого либерализма обнажая суть их ошибок, Ленин, партия в то же время сознательно шли им на уступки, поправляли и направляли их теоретическую и практическую работу, воспитывали их в духе пролетарского интернационализма, по-настоящему заботливо растили их. Сошлемся на типичный в этом отношении путь Турара Рыскулова.

Сын казаха-бедняка, он уже в 1916 г. вступил на путь революционной борьбы с самодержавием, а в сентябре 1917 г. стал членом партии. После установления Советской власти Рыскулов занимал ряд руководящих постов в Туркреспублике. М. В. Фрунзе, в то время член Турккомиссии ВЦИК, отмечал его большую энергию и неугомонный характер. Однако Рыскулов тогда допускал ошибки, настаивая, например, на создании Тюркской компартии и Тюркской республики. В июле 1920 г. вместе с 3. Валидовым и А. Байтурсуновым он направил письмо к Ленину о своем несогласии с ленинскими тезисами по национально-колониальному вопросу для II Конгресса Коминтерна.

Ленину были известны взгляды Рыскулова, он внимательно и систематически знакомился с положением дел в Туркестане, принимал Рыскулова, беседовал с ним. Ленин критиковал позиции Рыскулова, отверг его проект решения ЦК об основных задачах партии в Туркестане, убеждал его в ошибочности пантюркистских взглядов. В этом плане интересно заявление в 1920 г. Я. Э. Рудзутака, одного из руководителей Турккомиссии: «С первых дней своего существования РСДРП(б) борется за объединение трудящихся не по национальному, а по классовому признаку. Малейшее отклонение от этого ленинского принципа ослабляет наши силы, ведет к расколу партии. Не могу согласиться с решением о создании Тюркской республики. Оно принято под влиянием националистов. Ведь никакого единого тюркского народа не существует. Есть туркмены, казахи, киргизы, узбеки».

В то же время Ленин и ЦК проявили максимально бережное отношение к Рыскулову. Он временно был отозван в Москву, работал членом коллегии и зам. наркома по делам национальностей. В 1923 г. Рыскулов вернулся в Среднюю Азию, стал председателем СНК ТуркАССР, членом Средазбюро ЦК.

Встречи и беседы с Лениным, ленинская забота, опыт показали Рыскулову ошибочность его взглядов. Позднее он писал, что в 1920—1921 гг. увлекся национальными лозунгами и недооценил интернациональных задач, но затем осознал вредность своей позиции и стремился стать настоящим большевиком. Его деятельность в Коминтерне, Монголии, на посту редактора «Энбекши казак» и зам. пред. СНК РСФСР, его участие в постройке Турксиба и Балхашского медеплавильного комбината, несмотря на отдельные рецидивы ошибок, подтвердили, что он правильно понял ленинскую критику и ленинские советы.

Ленинское учение о двух культурах в культуре каждой нации, его мысли о том, что в каждой национальной культуре есть хотя бы неразвитые элементы демократической и социалистической культуры, ибо в каждой нации есть трудящаяся и эксплуатируемая масса, условия жизни которой неизбежно порождают демократическую и социалистическую идеологию, его призыв к очень бережному и в то же время критическому отношению к творческому наследию национальной культуры каждого, и большого, и малого народа были и остаются основополагающими при изучении истории казахской национальной культуры, острой борьбы в ней разных идейных направлений, истории становления демократической и социалистической культуры казахского народа.

Ленинская характеристика общественного строя России в его эволюции, динамике, в его многоукладности, места и значения различных укладов в экономике страны (вспомним, например, его определение патриархального уклада в связи с кочевым и полукочевым хозяйством и даже с привязкой к местности — к югу от Оренбурга и Омска) является по сути дела единственно научной, методологической посылкой для анализа общественного строя казахского аула в переходный к социализму период. «… Большинство народов Востока,— говорил В. И. Ленин,— являются типичными представителями трудовой массы,— не рабочими, прошедшими школу капиталистических фабрик и. заводов, а типичными представителями трудящейся, эксплуатируемой массы крестьян, которые страдают от средневекового гнета». Сказано так, будто речь идет о казахском ауле.

Мы не хотим, чтобы хивинский мужик жил под хивинским ханом,— отмечал Ленин. Эта мысль, конечно, тоже может и должна быть отнесена не только к хивинскому, но и к казахскому крестьянству.

Опыт казахстанской историографии за годы Советской власти свидетельствует о поистине великом значении для науки ленинского учения о переходе ранее отсталых народов к социализму, минуя капитализм — составной части его программы строительства социализма. Оно явилось теоретической основой по сути дела всех научных исследований по истории Казахстана советской эпохи. И не могло ей не стать, ибо определило всю политику партии по социалистическому переустройству общественных отношений в Казахстане, переход казахского народа к социализму, минуя капитализм.

Национальный вопрос и методы его разрешения, пути строительства социализма в разных странах в трудах Ленина всегда рассматривались всесторонне, с учетом реальных социальных и политических условий, специфики жизни и быта народов. Ленин всегда следовал положению, высказанному им еще до победы социалистической революции в России: «Безусловным требованием марксистской теории при разборе какого бы то ни было социального вопроса является постановка его в определенные исторические рамки, а затем, если речь идет об одной стране (например, о национальной программе для данной страны), учет конкретных особенностей, отличающих эту страну от других в пределах одной и той же исторической эпохи». Позднее, уже после революции, возвращаясь к этой мысли и имея в виду первый опыт социалистического строительства в СССР, Ленин подчеркивал: «… Единство интернациональной тактики коммунистического рабочего движения всех стран требует не устранения разнообразия, не уничтожения национальных различий (это — вздорная мечта для настоящего момента), а такого применения основных принципов коммунизма (Советская власть и диктатура пролетариата), которое бы правильно видоизменяло эти принципы в частностях, правильно приспособляло, применяло их к национальным и национально-государственным различиям».

Обобщая опыт социалистического строительства, Ленин предостерегал от шаблона, слепого копирования, механического переноса мер Советской власти в центральных районах страны на национальные окраины, требовал не забегать вперед, идти вместе с массами трудящихся этих окраин, постепенно подводить их к осознанию своих коренных классовых интересов, всегда считаться со своеобразием местных условий, с национальными и религиозными чувствами масс, учитывать все особенности хозяйства, быта, исторического прошлого народа, приспосабливать коммунистическую тактику и политику к докапиталистическим условиям. «Более медленный, более осторожный, более систематический переход к социализму — вот что возможно и необходимо для республик Кавказа в отличие от РСФСР»,—писал Ленин коммунистам Азербайджана, Грузии, Армении, Дагестана и Горской республики. И это положение, несомненно, имело отношение не только к кавказским, но и к казахским коммунистам.

Ленину принадлежит заслуга в определении основной политической формы организации трудящихся восточных окраин России и вовлечения их в социалистическое строительства — крестьянских Советов, вполне применимых, по его выражению, к докапиталистической обстановке. Глубоко веря в революционные возможности угнетенных царизмом народов, он дал ясный утвердительный ответ на вопрос о том, могут ли крестьяне, находящиеся в феодальной или полуфеодальной зависимости, усвоить идею советской организации и осуществить ее на деле.

Ленин постоянно искал наиболее гибкие и эффективные средства, методы приобщения народов бывших колоний Российской империи к строительству социализма. Он понимал, что чем больше отстал тот или иной народ в своем общественно-экономическом и культурном развитии, тем больше потребуется дополнительных усилий, переходных мер, чтобы обеспечить его переход к социализму, чтобы ликвидировать унаследованное этим народом от колониального прошлого фактическое неравенство, помочь ему догнать народы, ушедшие вперед. «Мы», авангард, передовой отряд пролетариата,— писал В. И. Ленин,— переходим непосредственно к социализму, но передовой отряд есть лишь небольшая часть всего пролетариата, который, в свою очередь есть лишь небольшая часть всей массы населения. И чтобы «мы» могли успешно решить задачу нашего непосредственного перехода к социализму, для этого надо понять, какие посредствующие пути, приемы, средства, пособия нужны для перехода докапиталистических отношений к социализму. В этом весь гвоздь». Особое значение в этом плане имеет положение Ленина о необходимости «свержения феодализма», т. е. ликвидации всех феодальных и патриархально-феодальных институтов в общественных отношениях у народов, не прошедших капиталистической стадии развития, высказанное им при подготовке постановления ЦК РКП (б) «Об основных задачах партии в Туркестане».

Ленин решительно боролся со всеми попытками противопоставить нэп национальной политике партии. Когда в Комиссии ВЦИК и СНК РСФСР по делам Туркестана и Туркбюро ЦК РКП (б) летом 1921 г. возникли разногласия по этому вопросу, Ленин в письме к М. П. Томскому (бывшему тогда председателем Турккомиссии) писал: «…Безусловно новая экономическая политика… непременно мусульманские комбеды… внимательное, осторожное, с рядом уступок отношение к мусульманской бедноте».

Ленин явил замечательный пример защиты идей интернационализма, непримиримой борьбы со всеми отступлениями от этого великого принципа международного коммунистического и рабочего движения, с уклонами в сторону великодержавного шовинизма и местного национализма. Ленинская идея образования СССР и его практическая деятельность в этом направлении служили целям «сокращения» пути к социализму народов, не прошедших капиталистической стадии развития- Ленин неоднократно подчеркивал великое международное значение опыта разрешения национального вопроса, опыта строительства социализма на Советском Востоке, его практическую значимость как образцового примера для сотен миллионов людей.

Вряд ли требуются комментарии к названным ленинским положениям (их можно привести еще и еще), чтобы представить значение ленинской теории некапиталистического пути развития для познания истории Казахской ССР в советское время, для понимания истории партийной организации республики, истории ее борьбы с уклонами в национальном вопросе, для рассмотрения в целом путей разрешения национального вопроса в Казахстане.

Опыт истории целиком подтвердил ленинские идеи. Установление и укрепление советского строя, развитие национальной государственности, индустриальный рост республики и сложение национальных кадров рабочего класса, уничтожение колониального наследия в земле-и водопользовании, уравнительный передел сенокосных и пахотных угодий в ауле, экспроприация социальной группы баев-полуфеодалов, коллективизация сельского хозяйства и массовое плановое оседание казахского кочевого и полукочевого крестьянства, культурные преобразования — все эти и другие основные вопросы истории победы социализма в аграрном, колониальном крае могут быть правильно поняты и объяснены только на основе ленинской теории некапиталистического пути развития.

Этот далеко не полный перечень ленинских теоретических положений может быть продолжен и дополнен массой конкретных ленинских записей, писем, пометок и, наконец, партийных директив и законодательных актов, подписанных Лениным, составленных при его прямом участии. Сошлемся лишь на некоторые из них.

В трудные годы гражданской войны Ленин постоянно интересовался ходом военных действий на казахстанских фронтах, по его поручению была оказана помощь железнодорожникам Оренбурга в борьбе с Дутовым, он приветствовал соединение с Советским Туркестаном, заботился о помощи восставшим в тылу у Колчака кустанайцам, осажденным белоказаками рабочим Уральска.

Ленин послал приветствие V съезду Советов Туркестана, положившему начало его автономии на советской основе, он подписал декрет об образовании Казахского ревкома, подготавливавшего казахскую советскую автономию, декрет об образовании Казахской республики. Он дал конкретные рекомендации по национально-государственному размежеванию Средней Азии и воссоединению казахских земель в едином национальном Советском государстве, при его участии были определены задачи массовых организаций казахской бедноты — союза Кошчи.

Ленин всячески помогал первым ячейкам социалистического уклада в сельском хозяйстве Казахского края — коммунам петроградских рабочих, изучал состояние орошения и хлопководства в крае, наметил меры для восстановления посевов хлопка и развития ирригационного строительства. Он систематически занимался организацией продовольственного дела в Казахстане, в особенности введения и сбора продналога, помощи пострадавшим от неурожая и джута 1921 г. С целью наиболее точного определения конкретных мер по преобразованию экономики Казахской республики, как и других областей и республик РСФСР, Владимир Ильич предложил разработку данных переписи 1920 г. с выделением классового состава населения, групп по производственно-профессиональному принципу, типов и форм сельского хозяйства и т. д.

Ленин подписал декрет о национализации всех крупнейших (в то время) промышленных предприятий края — Экибастуза, Риддера, Спасского завода и других; он непосредственно занимался вопросами концессии на Риддере (отклоненной Советским правительством), строительства ж. д. Александров-Гай — Эмба и Петропавловск — Кокчетав, вывоза нефти из Гурьева. В ленинский план ГОЭЛРО вошло строительство гидроэлектростанций в Казахстане.

По инициативе Ленина Казахстану было передано оборудование типографии (как тогда называли, словолитни), намечены меры борьбы (продуманной и осторожной, но твердой и последовательной) с панисламизмом и другими религиозными течениями, соединявшими антиимпериалистические идеи с идеями защиты патриархально-феодальных порядков.

Ленин был идейным руководителем Турккомиссии ВЦИК (обладавшей и полномочиями партийного органа), постоянно направлял ее работу, исправлял ее ошибки. Его советы и директивы Туркестанской комиссии укрепляли союз казахских, узбекских, киргизских, туркменских и таджикских трудящихся с русским рабочим классом — залогом независимости, свободы и светлого будущего всех народов Средней Азии и Казахстана. Как и предвидел Ленин, национальная политика Коммунистической партии в Казахстане, а также в других национальных республиках стала действительно образцом для всего Востока.

Все эти перечисленные, но не раскрытые по существу ленинские записки, письма, директивы, декреты, пометки имели и имеют громадное значение для изучения истории Казахской ССР, широко используются в казахстанской историографии.

Ленинское теоретическое наследие было и остается для всей советской исторической науки, в частности, для казахстанской историографии, образцом исторических исследований, являет собой выдающийся пример сочетания воинствующей партийности, непримиримости к врагам марксизма со строго научным подходом к освещению всех вопросов истории, с соблюдением коренных принципов историзма.

Огромное значение для историографии Казахстана послеоктябрьской эпохи имеют документы съездов, конференций КПСС, пленумов ЦК КПСС, отражающие коллективный разум партии, содержащие научные оценки и характеристики многих важнейших сторон экономической, политической и культурной жизни Казахстана, раскрывающие борьбу партии против всех оппортунистических групп и течений, против буржуазной идеологии во всех ее проявлениях, за чистоту марксистско-ленинской теории.

Нельзя понять и исследовать историю Советского Казахстана без изучения произведений выдающихся деятелей Коммунистической партии и Советского государства — Я. М. Свердлова, М. В. Фрунзе, В. В. Куйбышева, Ф. Э. Дзержинского, М. И. Калинина, Г. К. Орджоникидзе, И. В. Сталина, С. М. Кирова и других.

Исключительно важны для понимания истории исторической науки материалы областных и краевых партийных конференций и съездов КП Казахстана, пленумов областного, краевого партийных комитетов, ЦК КП Казахстана, съездов Советов.

Ленинское теоретическое наследие, продолженное и развитое коллективным разумом Коммунистической партии, ленинизм был, есть и всегда будет решающей методологической основой исследований по истории Казахстана, казахского народа.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделитесь информацией с друзьями

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: